Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив Первый»

Михаил Кранц - Крик океана

Михаил Кранц - Крик океана

Объявление:

        Направляющий с разгону взлетел над волной, испытывая долгожданное, непередаваемое блаженство. Никогда прежде хор его стаи не звучал так слаженно и многообразно. Все, от мудрейших сестер и братьев до молодых, у кого еще молоко с губ не смыло, вместе творили настоящее чудо. Каждый сигнал, каждый всплеск и поток, омывающий тело пловца, были выверены до мелочей. Впервые в рассчет брались ветер, прилив, очертания берегов и даже редкие в этот день облака над морем. Задача была нелегкой, и возраставшее напряжение все настойчивей требовало выхода.
         – Зря стараемся! – кольнула в голову недовольная мысль Бродяги, почти равного Направляющему по старшинству. – Людям не воспринять Фугу на слух, так для чего мы отдаем столько сил малейшему эху?
         – Не забывай, – так же беззвучно отвечал Направляющий, – для глухих к языку Океана существ очень важен эмоциональный фон. Доказано, что люди способны испытывать радость и даже восторг при одном нашем появлении. Но теперь мы обязаны достигнуть большего – ответа с их стороны. Только подумай – контакт с людьми, первый для стаи! Если мы сделаем это, лучшие в Океане признают нас равными. Любые усилия оправданы здесь, но нет оправдания для ошибки…
         Мысли пловцов будто обрели собственную, независимую от их воли жизнь. Мгновенно пронзая толщу воды, они спорили, ободряли, взаимодействовали. И все это становилось движением или звуком раньше, чем над упругими, мощными спинами проходила очередная волна. Сплетая в единый узор голоса и танцы сородичей, Направляющий не сомневался в правильности своего выбора. Фуга Сближения как нельзя лучше подходила для первого в этих водах контакта. Скорость, почти полет, долгожданная цель уже рядом! Пусть люди и не способны услышать, но разве не ощущают они эту бурю эмоций, переполняющих Океан? Со временем, при помощи их странных предметов будет возможен обмен еще более сложными Фугами – Единения, Братства, Погружения В Неизвестность… А пока важнее всего получить ответ.
         И ответ пришел! С подвижных, снующих вдоль берега островков ударили странные звуки. Именно ударили, сокрушая привычные представления о красоте и гармонии. Они раздражали, сбивали с толку, внушали тоску, агрессивные мысли и даже страх. Для Направляющего это значило лишь одно: ответная Фуга слишком сложна или специфична для восприятия. Что ж, придется быть терпеливее, учиться слушать и слышать, прежде чем вновь пойти на контакт. Пока существуют небо и волны, нельзя останавливаться.
         Боль поражения не заставила Направляющего позабыть об ответственности. Ведь кто-то должен был увести в Океан молодняк, совсем потерявший ориентацию в жутком шуме. Но прежде, чем он снова взял роль вожака на себя, сумятица превратилась в хаос. Вода возле берега приобрела отчетливый запах крови.
         
         * * *
         – Все просто, – голос Миико дрогнул. – Рыбаки бьют по железным трубам – вот они, торчат из воды. В таком грохоте молодые дельфины быстро теряют головы и становятся легкой добычей.
         – Но остальные… – пробормотал ошарашенный Крис, с трудом заставляя себя смотреть на кровавую бойню. – Разве взрослые, здоровые афалины не могут легко уйти из этой дурацкой ловушки?
         – Стая не бросает своих, – девушка уже не сдерживала слезы. – Стоит загарпунить хоть одного, и никто не сдвинется с места. Видишь – одни подставляют спины, чтобы раненый оставался на плаву, другие держат вокруг него оборону. Их всех окружили сетями и ждали, когда они ослабеют. Иногда ждать приходится несколько дней. Но этих дельфинов загнали на отмель неподалеку от гавани, а значит все кончится быстро…
         Крис и Миико, пригнувшись, смотрели с вершины скалы, как внизу, у самой береговой кромки, кипит работа. Громко вопящие, полуголые, словно покрытые ржавчиной рыбаки ступали прямо по окровавленным серебристо-синим телам. Кровь была повсюду – пинты, галлоны, баррели крови. Это напоминало красный прилив, что иногда можно видеть в здешних широтах. Только теперь причиною стали вовсе не безобидные водоросли.
         Сбившиеся в кучу дельфины держались молча. И лишь когда афалине резали горло, она срывалась на крик. "Интересно, как после этого спать по ночам?" – размышлял Крис, наводя на берег старую, потрепанную видеокамеру девушки. Миико снимать уже не могла – она тихо лежала ничком на скале, уткнувшись лицом в ладони. Ее хрупкие, словно точеные плечи изредка вздрагивали.
         Крису и в самом деле вдруг захотелось, чтобы эти страшные кадры, попав-таки в интернет, заставили содрогнуться мир. В конце концов, ни здесь, ни в Норвегии, ни на Фарерах люди не знают голода. Промысел китов и дельфинов давно перестал быть стратегией выживания. Не слишком ли велика плата за самобытность отдельных стран, плюющих на чертову уйму международных конвенций?
         И тут же внутренний голос напомнил: все это, по большому счету, не его дело. Нечто гораздо более важное происходило в открытом море, неподалеку от страшных сетей. Крис уже знал о дельфинах достаточно, чтобы встревожиться не на шутку – события вышли из-под контроля. Он осторожно взял девушку за плечо.
         – Хватит, пойдем отсюда. Если появятся местные, могут возникнуть проблемы. К тому же нам не мешало бы поговорить – в более приемлемой обстановке.
         
         * * *
         Первой мыслью Направляющего было рвануться навстречу кровавой волне, отраженной от берега. Туда, где уже встречали гибель братья и сестры по стае. Но что-то остановило его – если и страх, то не за свою жизнь, в один миг потерявшую всякую ценность.
         Бывший вожак ни в чем не мог себя упрекнуть, и потому уже не раздумывал. Сильным ударом хвоста он бросил свое подвижное, гибкое тело по дуге в воздух, через загородившую выход сеть. И был удивлен, заметив, что несколько сородичей устремились за ним в Океан.
         
         * * *
         – Эй, парочка, вам что надо? А ну, стойте! Таро, Мицуи, сюда, тут "зеленые" с камерой!
         – Да это же наша Миико с каким-то гаджином*! Послушай, девочка, нам уже не до шуток! Отдай пленку, не то пожалеешь…
         Услыхав голоса совсем рядом с пристанью, судовладелец Тои Намура решил вмешаться. Дело приняло скверный оборот. Стоит широкой публике увидеть кадры сегодняшней бойни – дельфиньему промыслу в этих водах конец. Но если завяжется драка с хоть с кем-нибудь из "Гринпис", убытки от запятнанной репутации будут не меньше. А жаль…
         Намура был не чужд политике. Он рассчитывал, что когда-нибудь, передав бизнес сыну, сможет претендовать на должность в местной администрации. И потому ненавидел таких, как эти двое. Особенно злила его Миико, выросшая здесь, в рыбацкой семье. Уж ей должно быть известно, откуда в прежде захолустном поселке взялись современные комфортабельные дома, средства связи, больница и школа. Разве не лицемерие – мешать успешному делу и при этом пользоваться его благами, даже если сама не притронешься к дельфиньему мясу? В конце концов, предназначено оно в основном для туристов. И далеко не все афалины идут под нож – многих забирают посредники для продажи в океанариумы. Вот только на этот раз никому из пойманных не повезло…
         – Миико-сан, вы должны отдать пленку! – с холодной вежливостью произнес, как отрезал, Намура.
         – И не подумаю! – огрызнулась девушка.
         Казалось, она ни во что не ставила его возраст и положение в обществе. Почтенный судовладелец, привыкший к иным традициям, на какое-то время утратил дар речи. Этим воспользовались рыбаки, чтобы решить проблему по-своему. Но когда один из них грубо дернул Миико за руку, внезапный удар свалил его, как сбивают кегли. Уложить остальных не составило труда: Крис больше не бил, а лишь толкал противников, используя их же собственные усилия. Намура так и остался стоять в растерянности, молча провожая парочку взглядом.
         – Ты дерешься так, будто родился на Окинаве, – заметила девушка.
         – Всего лишь служил там, – усмехнулся Крис. – Два года во вспомогательном персонале авиабазы.
         – Да, ты писал об этом, когда мы знакомились в чате. И все же странно для скромного техника, любителя природы и замученного муштрой пацифиста… Знаешь, иногда кажется, что ты не совсем тот, за кого себя выдаешь.
         
         * * *
         Воин Бурь вел свою стаю вдоль берега, сканируя звуком окрестные воды. Совсем недавно десятки чужих пловцов пересекли границы его владений. Нарушителям не мешали – ведь они плыли к людям, и судьба их, казалось, была решена. Но некоторые вернулись, что настораживало само по себе. А появление вожака, чей сигнал говорил о привычке повелевать, Воин Бурь воспринял, как вызов. Ради спокойствия и порядка в собственной стае он готов был рискнуть.
         Меньше всего в тот момент Направляющему хотелось драки. Но едва стало ясно, что поединка не избежать, он атаковал первым. По обычаю Фуга Смерти не применялась в ритуальной схватке. В ход пошли мощные плавники и зубы, рвущие плоть. И лишь когда Направляющий оглушил противника резким ударом хвоста, тот начал меленно погружаться. Из разорванного дыхала метнулась бурая клубящаяся струя пополам с пузырями воздуха. Еще немного – и Воин Бурь захлебнулся бы, как неуклюжая сухопутная тварь, из тех, что выносятся в Океан течениями. Но тут, повинуясь еле заметному знаку Направляющего, его уцелевшие браться по стае вытолкнули раненого на поверхность.
         – Мне не нужны смерти, – оповестил растерянных чужаков победитель. – Пока не нужны…
         
         * * *
         – Ты не должна выходить в море, – снова и снова повторял Крис. – По крайней мере в ближайшие два-три месяца.
         – Пойми, это самый важный рейс в моей жизни! Ты даже не представляешь, чего стоило нашей организации уговорить портовые службы и мэра. Впервые у нас есть шансы привлечь туристов не в ресторан с экзотическим дельфиньим мясом, а в море, на встречу с живыми дельфинами! Для каждого, кто хоть раз видел это, нет ничего красивей.
         Спор грозил затянуться надолго. Крис начал нервно вертеть в руках недопитую банку сакэ. Напиток был явно столичным – крохотные микросхемы разогревали его, стоило только открыть жестянку. Да и само заведение, где они с Миико прятались от хлынувшего дождя, сильно смахивало на ночной паб в каком-нибудь из "веселых кварталов" Токио. По счастью, пока здесь было безлюдно и тихо – наплыв туристов ожидался лишь через пару недель, с окончательным уходом муссона.
         – Это единственный выход, – не унималась Миико. – Как для дельфинов, так и для нас. Если первая экскурсия пройдет успешно – будет создан прецедент, и вскоре промысел отомрет за ненадобностью. Я родилась здесь, и знаю о повадках дельфинов не так уж мало, поэтому мое участие просто необходимо. Без меня встреча может и вовсе не состояться.
         – Думаешь, афалины захотят встретиться, как друзья? Посли того, что произошло сегодня…
         – Крис! – с укоризной воскликнула девушка. – Как всякий новичок в нашем деле, ты слишком переоцениваешь дельфинов. Они лишь животные, умные, понятливые, но все-таки звери. Убивать их жестоко, да и бессмысленно, однако это не значит, что они нам ровня. И уж тем более им недоступны такие сугубо человеческие реакции, как гнев или даже обида.
         – А месть? – не выдержал Крис.
         Он чувствовал, что сейчас расскажет ей все. Или почти все – и плевать на должностных умников, в погонах и без! Черт, этого следовало ожидать… Миико вдруг стала для него значить гораздо больше, чем просто источник необходимых сведений. И это тоже не скроешь – по крайней мере, от самого себя.
         Как назло, девушка смолкла, стараясь не пропустить ни слова.
         – Уже три века, – продолжал Крис, чуть понизив голос, – регулярно пропадают морские суда. Иногда их находят, – полными трупов или покинутыми. Так действует инфразвук, – раньше считали, что его испускают морские волны.
         – Я слышала, это называют "голосом моря". – Миико непроизвольно вздрогнула.
         – Больше похоже на крик океана. Длительный низкий звук остановит даже здоровое сердце. Но прежде люди нередко теряют рассудок и прыгают за борт, так и не вспомнив про шлюпки. Как на "Марии Регнесс" и "Морской птице". А сколько безвестных судов и суденышек просто исчезло при невыясненных обстоятельствах!
         – Уж не хочешь ли ты сказать, что…
         – Знаю, это смахивает на бред. Но недавно за дело взялись специалисты, и получили неопровержимые доказательства. Дельфины не только слышат, но и сами издают звуки во всех трех известных нам диапазонах. К тому же, они гораздо выносливей к самым крайним частотам. Любая из афалин может легко порвать своим басом аорту взрослого человека. Или сварить его мозг, как в микроволновой печи – на выбор.
         Крис говорил жестокую правду – иной возможности убедить девушку он не видел.
         – Ты что-то собираешься с этим делать? – начала догадываться Миико.
         – А что я могу? – едва не сорвался Крис. – Что можем мы все – с десяток наспех обученных наблюдателей, разбросанных по земному шару? Любые масштабные действия исключены – так нам твердили инструкторы.
         – Но почему?
         – Вспомни, какая паника охватила мир во время очередной войны в Персидском заливе. Уличные беспорядки, хаос на биржах, террор… А если люди узнают, что их атакуют хоть и привычные, но все-таки чужаки, о которых нам почти ничего не известно? Но я знаю одно – несколько афалин сегодня вырвалось из ловушки. А значит они вернутся и отомстят.
         – Я немедленно иду в поселок, – изменившимся голосом произнесла девушка. – Надо предупредить людей…
         – Тебе не поверят. А если поверят – ударятся в бесполезную панику. Потому мы и не работаем с населением – только с организациями, вроде твоих защитников афалин.
         – Крис, – обернулась Миико уже в дверях, – каково тебе было идти к начальству с распечатками нашей беседы в сети?
         Оставшись один, Крис в который раз пришел к очевидной для себя истине: сакэ в любом виде – редкостное дерьмо.
         
         * * *
         Когда-то предки Направляющего, скитаясь по Океану, нашли следы затонувшего континента. Древняя катастрофа расколола материковые плиты, похоронив под толщей воды миллионы людей. Их чудные искусственные пещеры из белого мрамора стали грудой обломков, затейливые каменные узоры давно покрылись водорослями и губками. Трагедия братьев по разуму потрясла стаю, и решено было выразить людям сочувствие, послав Фугу Скорби. Но когда она достигла неуклюжего плавучего острова со странными гребнями для ловли ветра, случилось непоправимое. Звук оказался слишком глубоким для слабых жителей суши. Он угнетал, страшил, разрушал безвозвратно тело и разум… Так Фуга Скорби впервые стала Фугою Смерти.
         Честь стаи требовала достойного ответа. Лучшие из пловцов выбросились на ближайший берег, чтобы воздать погибшим собственной гибелью. Теперь, столкнувшись с убийством уже не в преданиях, а в реальности, Направляющий не мог понять, что все-таки движет людьми. Здесь многие гибли от человеческой Фуги Смерти – чудовищной мешанины хаотических звуков, вихрей и жаждущих крови орудий уничтожения. О каких грандиозных, необъяснимых событиях оповещали люди такой ценой? Что побудило их выбрать столь экстремальную форму контакта? Ведь каждый убийца должен отдать взамен свою жизнь – иного выхода для разумных существ Направляющий не мог представить. Как и не представлял иного пути, чем тот, который он уже выбрал. Иначе пришлось бы остаться там, в окрашенных кровью волнах прибоя, вместе с семьей и сородичами. Но теперь его жизнь снова обрела смысл – хотя бы на время.
         За Направляющим шла огромная сила. Десятки и сотни готовых не возвратиться назад. К выжившим в бойне присоединились молодые пловцы Воина Бурь, Прыгуна, Волнореза – долго пришлось бы перечислять вожаков объединившихся стай. И все лишь ради того, чтобы ответная Фуга уверила братьев по разуму – их слышали и пытались понять.
         
         * * *
         Десантный вертолет «Чинук» медленно, будто нехотя, поднялся над взлетной площадкой. Час спустя разглядеть что-либо внизу стало почти невозможно. Морская гладь, как огромный рефлектор, отражала лучи восходящего солнца. Но это уже не имело значения – Крис все равно не верил усталым, не выспавшимся глазам. Он больше надеялся на свои чудо-приборы, которыми наверняка прежде не оснащали вертолеты подобного типа. А еще – на внушающую уважение грузоподъемность этого ветерана боевой авиации, позволявшую поднять на борт команду небольшой шхуны. Радиосвязь при этом использовалась лишь в крайних случаях – если терпящих бедствие слишком много и не обойтись без спасательных служб. Но и тогда своевременное появление «Чинука» должно было выглядеть чистой удачей. Запланированный учебный полет, согласно договоренности… Крис твердо усвоил правило – избегать огласки любой ценой.
         Быть может, сегодня не все возвратятся в родную гавань. И самый дотошный эксперт не свяжет это с недавней гибелью стаи дельфинов. Но если хотя бы кого-то удастся спасти, наблюдатель не даром ест хлеб и пьет свой порядком остывший кофе. Хорошо хоть Миико уж точно не выйдет в море, и даже глупая ссора воспринимается из-за этого легче. Кто знает, может и в самом деле все обойдется без форс-мажора.
         – Эй, что за черт…
         Вскоре их можно было увидеть невооруженным глазом. Даже для афалин они шли удивительно быстро, красивым строем, взлетая на волнах от невозможности хоть на миг подчиниться сопротивлению плотной морской воды. Словно эскадра, готовая расстрелять в упор беззащитный берег.
         Рядом истошно вопил и ругался пилот. Крис почти не чувствовал боли – казалось, вся его жизнь сосредоточилось в пальцах, как горло врага сдавивших гашетку. Шквал пулеметных очередей, вздымая фонтаны воды и крови, словно прошил океан насквозь. Слишком поздно…
         Внезапно боль стала невыносимой. Горизонт накренился и резко прыгнул куда-то в сторону. Но даже страшный удар о воду не лишил Криса сознания. Океан принял его – орущего, изуродованного – в свои вековые объятья. Принял и понял.
         А когда раскрасневшееся, будто усталое за день солнце рухнуло следом, ни в одном из окон поселка так и не загорелся свет.
         _____________________________________________________
         *Гаджины - презрительная кличка иностранцев в Японии.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Архив
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования