Литературный конкурс-семинар Креатив
Блиц "Конец и вновь начало"

Пересмешник - Пятёрка Спасительного Ведра

Пересмешник - Пятёрка Спасительного Ведра

Объявление:

   
 
– Это конец! – заорал Джоуи.
– Сто пудово, – поддержал Патрик и весь затрясся.
– Он самый, – заверил Тедди, не отрываясь от управления.
– Нам хана, – истерично забегал по кругу Тимми.
Четыре невысоких джойка с ужасом смотрели, как на них неслась гора. Все четверо столпились на площадке управления мыслелёта, похожего на огромного чёрного лебедя.
Перед героями искрился и выплёвывал небольшие протуберанцы мыслеуловитель, от чего, расположенные по бокам воздушного корабля крылья махали в разные стороны. Шкоты, державшие сиреневые паруса, оборвались и те успели изрядно обтрепаться. А штормтрапы от сильного ветра натянулись и теперь тинькали, словно струны контрабаса.
– Сделай что-нибудь! – теребя своё торчащее ухо, потребовал Тимми, с надеждой глядя на Джоуи.
– Аааааааа!!! – неожиданно заорал Джоуи.
Его крик заставил его спутников обернуться.
– Ты чего? – удивлённо спросил Тимми.
– Сам просил, что-нибудь сделать. Вот я и сделал.
– Прокричал?
– Ага. Больше я ничего сделать не могу. Мыслеуловителю каюк.
– А ну, уйди, дай я сам всё исправлю, – Тимми схватил из ящика с инструментами молоток и подбежал к машине. Не долго думая он звезданул по корпусу, за что получил разряд электричества, от которого его перья стали ёжиком. Сам же прибор крякнул и погас.
– Э…ээээ… – поднимаясь с пола, промычал Тимми. – Похоже ему не кают, а кирдык.
Брови Джоуи полезли вверх.
– Ты дятел! На кой чёрт молотком-то?
– А чем тебе дятлы не нравятся, – возмутился Патрик. – Мой дедушка был дятлом.
Патрик обижено потёр немного удлинённый клюв и насупился словно снегирь.
– Тихо, я сказал! – Тедди бросил ставшее бесполезным управление и решил вмешаться.
Растопырив крылья, он стал между друзьями.
– Если устроим бучу, то точно нам всем хана!
– Кирдык, – уточнил Тимми.
– Не важно, – Тедди шмыгнул совиным клювом. – Идеи есть?
– Полетим? – неуверенно предложил Патрик.
– Ну да, сразу видно, достойный потомок дятла, – Джоуи хлопнул себя кулаком в лоб, демонстрируя что он думает о друге. – Мы в мыслесфере. Крылья нас не удержат. Да и потом, когда джойки последний раз летали? Уже пять тысяч лет, как крылья стали рудиментом. Как раз тогда же, когда на них кисти сформировались. Забыл? А ты полетим…
– Можно подать сигнал бедствия? – Предложил Тимми.
– Угу, и побыстрее, потому что если не поспешим, то через десять минут врежемся в скалу, – иронично заметил Тедди.
– Постойте, ведь чужестранец оставил нам карту-джокер на случай проблем! – Радостно завопил Патрик.
– Ну вот, а ты "дятел, да дятел", – Тедди укоризненно посмотрел на Джоуи.
Предводитель полез в карман и стал нащупывать карточку с изображением непонятного персонажа. Попутно силясь вспомнить нужные для активации магического предмета слова.
– Вот она! – Тедди явил на свет карту.
Все благоговейно посмотрели на неё.
– Кхе-кхе… – предводитель кампании потёр карту и произнёс волшебные слова. – Кряк-кряк.
Грянул гром. Ударила молния, площадку заволок розовый туман. Карта задрожала, изображение расплылось, поднялось в воздух облачком дыма и материализовалось в виде… утки.
– Опа! – присвистнув выдал Тимми. – Утка…
– Сам ты утка, – насупился волшебный персонаж. – Я селезень Мак-Кряк-Кряк. Могущественный волшебник и чародей. Да я тебя за утку в муху превращу.
В глазах Мак-Кряк-Кряка заискрились молнии.
– Так, ша, я сказал! – рявкнул Тедди. – Волшебная карта у меня, так что исполняй нашу волю.
– Чего надо?
– Спаси нас! Мы летим по мыслесфере, у нас накрылся мыслеуловитель и сейчас мыслелёт врежется вон в ту скалу, – Тедди махнул крылом по направлению к каменному монолиту, который уже заполнял собой всё пространство впереди. – Сделай что-нибудь!!!
– Аааааааааа!!! – ответил селезень.
– Ты чего? – все ошарашено посмотрели на него.
– Сами просили что-нибудь делать. Я могу только проорать, что я о вас кретинах думаю! Мои силы в мыслесфере не фурычат. Мы все умрём!!!
– Но ведь Божественный Чибизурат сказал, что тот, кто заточён в карте, обладает тотальным всемогуществом?
– Кто это сказал?
– Божественный Чибизурат! – В один голос сказали джойки.
– Чужестранец, седоватый старичок-чибис в пёстром космюмчике сине-красного цвета. У него ещё вышивка на камзоле была в виде символов карточных мастей, – добавил Тедди.
– Ах, Чибизурат … Вы кретины, а он просто свихнувшийся псих! Кто, думаете, меня в эту штуку заточил?
Мак-Кряк-Кряк выхватил карту и разорвал её на мелкие кусочки.
– И никакая она не магическая. Самая обыкновенная. Мы с ним в карты резались. Я продул, – селезень посмотрел на выпученные глаза слушателей и добавил. – В пух и прах.
– Ну, и? – Тедди вернул беседу в нужное русло.
– Ну и всё. Я жухал, а он спалил. Вот и засунул меня в эту фигню. Ещё напоследок сказал, что будет мне уроком.
– Так ты же Всемогущий? – Тимми щёлкнул своим воробьиным клювом.
– О да, я Великий и неповторимый, Всемогущий и прочее… Я престидижитатор и фокусник… Жулик я, тупицы!
– Опа, – Тимми грохнулся на попу.
– Мы все умрём? – Патрик как всегда туго соображал.
– Сто пудово! – подытожил Тедди.
– Гадский Чибизурат! – селезень, что было сил, пнул, подвернувшееся под ногу невесть откуда взявшееся ведро.
Звонко громыхая, посудина стукнулась об мачту, срикошетила, пролетела через всю палубу, чуть не попав в лоб Джоуи, врезалась в нос мыслелёта, снова отлетела, по пути зацепив какой-то трос, и улетела к крыльям, где и застряла, наглухо заклинив их в одном положении. Трос сорвался и тут же опустился один из парусов. Судно резко накренилось и изменило курс.
Джойки заворожено наблюдали за происходящим, не веря своим глазам. По правому борту проплыла скала. Та самая, о которую они должны были размазаться в лепёшку.
– Кру-у-у-то-о-о!!! – в глазах Патрика был восторг.
– Нифига себе? Сработало! – Джоуи прыгал от радости на месте. Периодически издавая соколиный клёкот.
– Кряк… – только и смог выдавить из себя селезень.
– Так, не расслабляемся, – привёл всех в чувства Тедди. – У нас всё ещё нет управления. Думайте, как нам заставить двигаться крылья?
– Блоки, – клюв Мак-Кряк-Кряка расплылся в улыбке. – Сейчас сделаю.
Селезень собрал верёвки и блоки, ловко перекинул их через реи. Один конец закрепил, другой связал в лассо и заарканил крылья.
– Курс?
– Туда, – Тедди махнул рукой на восток.
– Кряк, – селезень натянул веревки, и крылья сдвинулись с места, приняв нужное положение. – Понеслась!
Когда тросы были закреплены, он плюхнулся на пол, рядом с Тимми.
– Ты же сказал, что не знаешь, что делать, – Тедди выглядел потрясённым.
– Знаю, не знаю… Я чуть в штаны не наложил. У меня от страха мозг отключился. Потом включился. Вы мне лучше расскажите, как вы со стариком познакомились?
– Да очень просто. Мы сидели в пабе канарейки Кви-Кви и спорили, кто виноват в том, что наш корабль разбился, когда мы плавали к Пингвиньим островам. А тут он заваливается. Весь из себя такой франт. И прям с порога заявляет, что даст небывалый корабль тем смельчакам, которые выполнят для него пустяшное поручение.
– Пустяшное поручение?
– Ну, да, так и сказал, – вмешался Джоуи. – Сказал, что всего то надо смотаться в одно место и привезти ему плюшек.
– Плюшек? Уж не о Сирагальских ли плюшках идёт речь?
– О них. А ты откуда знаешь?
– Звездец! Кряк. Вы бакланы! Эти плюшки хранятся у Мурмялуса Ужасного. Одного из богов кошачьего пантеона.
– Опа, – уже привычно вставил Тимми.
– Скорее попа, – пошутил Мак-Кряк-Кряк. – Он никому не отдаст свои плюшки. Так что советую валить в другую сторону.
– Не пойдёт. Мы заключили сделку. С того мига, как мы ступаем на борт мыслелёта, наши души будут принадлежать ему, пока мы не исполним свою часть сделки.
– Ой, дятлы… – селезень схватился за голову.
– Да что вам дятлы жить не дают? – Патрик снова насупился.
– Вы кучка бакланов! Я же теперь тоже связан вашей сделкой.
– Тем лучше… Для нас, – Тедди злобно улыбнулся.
 
 
 
 
 
Мурмялус нежился на солнышке, лёжа на одном из летающих островов архипелага Зашибись. Оранжево-зелёная шёрстка сверкала всеми цветами радуги. Кошачий бог перевернулся на спину, поджал лапки и довольно заурчал. Его восемь хвостов елозили по траве. В этот миг послышался оглушающий крик "Поберегись!".
Мурмялус и не подумал "поберечься". Ведь он, в конце-концов, всё же бог, пусть и кошачий. Небольшое судёнышко с крыльями на полном ходу врезалось в остров, пропахав брюхом пару сотен метров, пока не остановилось возле самой морды Кота.
– Мур! Как раз к обеду, – круг на лбу Мурмялуса загорелся зелёным.
– Но-но, никакой мы не обед, – с корабля упал трап и по нему спускался коренастый джойк. Судя по клюву и круглой голове, в предках у говорившего, значились совы. За ним бодренько топали ещё четверо джойков: воробей, дятел, сокол и утка. – Мы мастера иллюзий, и магистры обмана. Повелители невероятного и творцы чудес. Мы Пятёрка Спасительного Ведра!
– А ведро тут при чём? – последняя фраза так заинтересовала кота, что он перевернулся на брюхо и стал внимательней разглядывать странную компанию, пожаловавшую к нему.
– Это долгая история, – ответил за всех сокол. – Но если могущественный Мурмялус желает её услышать…
– Мурмялус желает вздремнуть. А спать лучше на сытый желудок. Вы бы могли мне в этом помочь, – Кот принюхался и довольно мурлыкнул. – Так что признавайтесь, что явились за плюшками, и я с чистой совестью вас съем.
– Настоятельно не рекомендую. На ком-то из нас наложено проклятье. Если с ним что-то случится, то проклятье перейдёт на его обидчика.
– Ерунда, – Кот облизнулся.
– Автяф-Гаф Грозный тоже так думал. Заглотил нас скопом, а потом его блохи заели. Пришлось выплюнуть.
Мурмялус зашёлся смехом.
– Нашли с кем сравнивать. С глупым богом собак. Эту безродную шавку и без вас блохи едят. Мыться нужно чаще.
Кот обслюнявил лапку и провёл её по мордочке.
– Ладно, вы меня порадовали приятной новостью про Псину. Не буду вас сразу есть. Чего хотели?
– О, великий, – начал предводитель экипажа. – Мы летели сюда, чтобы увидеть прекраснейшее из зрелищ. Покажи нам танец хвостов. Поговаривают, что он почти сравним с нашим представлением.
– Чего? – Мурмялус вскочил на лапы. – Почти сравним? А ну живо показывайте своё, а то съем.
– Помни о Псине… – молвил джойк-дятел, приняв позу проповедника.
– Тебя съем первым.
– Мы бесплатно представления не даём, – деловым тоном вмешался джойк-сова.
– Ага, и вам нужна плюшка?
– Да не нужна нам твоя плюшка, – утка демонстративно отмахнулся. – Что мы плюшек не видели? Ты нам лучше мыслеулавитель почини.
– Вы же мастера иллюзий, и магистры обмана, повелители невероятного и творцы чудес. Пятёрка Спасительного Ведра! – голосом джойка-совы заговорил Кот.
– Так вещица божественная. Мы её у Чибизурата Странника выиграли на спор.
Кот сморщил лоб, явно силясь вспомнить, кто такой Чибизурат.
– И о чём же вы спорили?
– О том, что я играю в карты лучше тебя, о Великий, – гордо заявил утка, и стукнул себя в грудь кулаком.
– Так ты же со мной не играл?
– И не надо. Сам Чибизурат сыграл. Проигрался в пух и прах, вот и признал, что я играю лучше тебя.
– Так ты же с ним играл, а не со мной.
– Так он же лучше тебя играет о, Ужасный Мурмялус.
– Кто сказал?
– Так об этом все знают.
– Но ведь ни он, ни все остальные со мной не играли?
– И не будут.
– Это ещё почему?
– Потому, что ты жульничаешь.
– Я? Так, стоп, почему это я жульничаю?
– Потому, что у тебя есть плюшки.
– А это тут при чём?
– При том, что плюшки принадлежали Чибизурату. Он их тебе в карты проиграл. А в карты его обыграть может лишь тот, кто жульничает лучше него самого.
– Так ты же сам его обыграл?
– Так он честно играл со мной.
– Почему это?
– Потому, что я играл честно.
– И что? – мозг Мурмялуса начинал медленно закипать от беседы с уткой.
– А то, что честно с ним будет играть лишь по-настоящему великий игрок. А великий игрок выигрывает всегда. Вот и не хотелось Чибизурату опозориться. А то получалось бы, что он жухал, а всё равно профукал.
– А при чём тут я?
– При том, что у тебя плюшки.
– И что?!
– Плюшки всегда у слабейшего игрока.
Кот призадумался. Он силился вспомнить, откуда у него на самом деле появились плюшки, но не мог этого вспомнить. Так давно они у него были.
– То есть, ты хочешь сказать, утка, что если мы с тобой будем играть в карты честно, и проигравший получит плюшки, то победитель станет лучшим игроком?
– Именно так, – селезень выпятил грудь. – Но ты никогда не расстанешься со своими плюшками, так что…
– Раздавай, утка! – Кот уменьшился до размеров джойков и вытащил из воздуха колоду карт.
Игра продлилась до заката, пока Мак Кряк-Кряк не проигрался в пух и прах.
– Мура! Тьфу, ура!!! – Мурмялус подкинул карты в воздух и стал прыгать на месте, словно двухмесячный котёнок. – Теперь я самый лучший игрок.
– Кхе-кхе… – перебил его джойк–сова. – Пока нет. Одна формальность…
– Формальность? А вы про плюшки? Та забирайте.
Перед пятёркой гостей появился большой поднос с ароматными сдобными плюшками.
– Кхе-кхе…
– Ну что ещё?
– Ещё вы должны нам мыслеуловитель и танец.
– Мур, – Кот так и сел на пятую точку. – Это ещё почему?
– Потому, что вы обещали нам показать свой легендарный танец хвостов после нашего представления, за которое должны заплатить мыслеуловителем.
– Так вы же мне ничего не показали!
– Ошибаетесь, о, Великий, – селезень сложил руки в замок за головой. – Вы только что пронаблюдали наше лучшее выступление. Ведь с помощью обмана мы получили драгоценные плюшки.
– Мур-ха-ха-ха, – Кот завалился на траву и стал кататься по ней, держась за живот. – Самый фееричный развод на моей памяти! Я даже есть вас не буду. Отдам мыслеуловитель и станцую, но только если вы исполните одну мою просьбу.
– Справедливо, – согласился джойк-сокол. – Что нужно сделать?
– У Маус Серуса бога мышей есть головка Нескончаемого сыра. Если вы сможете его добыть…
 
В пабе канарейки Кви-Кви было шумно. Джойки-чайки затеяли очередную драку с джойками-альбатросами. На сцене пел джойк-соловей, а в дальнем углу за столом сидело шестеро. По центру столешницы стоял поднос с ароматными плюшками.
– Молодцы! – седоватый старичок–чибис с пёстром костюмчике сине-красного цвета взял одну из плюшек и с удовольствием съел.
– Что есть, то есть, – ответил Тедди. – Ты только скажи, зачем ты нам Мак-Кряк-Кряка подсунул?
– Я обещал преподать ему урок.
– Урок? Но ведь он же помог нам своим умением обманывать других. Ведь именно за это ты его и заточил в карту. Разве он чему-то научился?
– Неа, – Чибизурат слопал очередную плюшку. – Он научился, что хитростью нужно пользоваться во благо, а не гордыни ради. Ни в одном из миров не сыскать того, кто никогда не обманывает. Но лишь единицы используют это умение, что бы проучить злодея, помочь ближнему, или же защитить себя. И сегодня к этой цифре можно смело приплюсовать ещё пятёрку.
– Жулик ты, Чибизурат, – честно сказал Тедди.
– Жулик, но честный, – джойк-чибис подмигнул, и съел ещё одну плюшку. – А что будет с вами? История закончилась…
– Эта – закончилась, новая началась. Конца никогда не бывает, – неожиданно философски заметил Патрик.
– И то верно, – Чибизурат подхватил поднос и направился к выходу. – Кстати, у меня есть ещё одно задание. Не хотите взяться за него.
– Может быть позже, – Джоуи потянулся на стуле. – Нам ещё к Маус Серусу лететь за головкой сыра.
– Договорились, – Чибизурат улыбнулся и растворился в воздухе.
– Ты с нами, Мак-Кряк-Кряк? – серьёзно спросил Тедди.
– А как иначе, ведь мы же мастера иллюзий, и магистры обмана. Повелители невероятного и творцы чудес.
– Мы Пятёрка Спасительного Ведра! – прокричали все хором.
 
 

Авторский комментарий: Ссылка на рисунок - http://leon777.ucoz.com/_ph/1/2/304019629.jpg
Тема для обсуждения работы
Архив
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования