Литературный конкурс-семинар Креатив
Новогодний Блиц «Волшебство в подарок»

Post sсriрtum - Исключительно мирные товары

Post sсriрtum - Исключительно мирные товары

Объявление:

   
 
– 1 –
 
Пока Макс выкладывал из грузового отсека образцы, великий вождь Натулунга осматривал соковыжималку. Полутораметрового роста синий человечек щёлкал переключателем и стучал пальчиком по пластиковому корпусу, будто выискивал спрятанный внутри клад. Неподалёку пыхтел электрогенератор. Тянущийся от него толстый чёрный кабель петлял по стволам пальм, спускаясь к серому распределительному щиту, откуда живительная энергия тонкими проводами расходилась по селению.
В тени широких пальмовых листьев женщины и дети смотрели на большом ЖК экране сериал. Громкие выстрелы в фильме сопровождались не менее громкими визгами детей, иногда вздохами женщин. Мужчины в просмотре не участвовали, собравшись у серебристого корабля пришельца. Порыв ветра донёс вонь выхлопных газов. Громко чихнув, землянин скривился и ткнул пальцем в сторону генератора:
– На каком горючем работает эта тарахтелка?
– Масло батурага, – ответил синий человечек.
"В следующий раз нужно захватить масляный электрогенератор, десятка два панелей и побольше контента", – подумал Макс, поглаживая ухоженную клиновидную бородку.
В последние месяцы дела у коммивояжёра шли неважно. Корпорации захватывали всё большую часть рынка, и, совершенно неожиданно, на недавно открытых планетных системах резко возрос спрос на бытовые товары, чем не преминул воспользоваться шустрый торговец.
– Сюда плоды, отсюда сок, – подсказал аборигену Макс, теряя терпение. – Отдам недорого.
Натулунга покосился на соплеменников, почесал затылок и спросил:
– Из неё можно стрелять?
Улыбка на лице землянина сменилась гримасой:
– Оружие не вожу – исключительно мирные товары. Торговля оружием карается каторгой от десяти до пожизненного.
Натулунга согласно кивнул и вернул соковыжималку на место, выискивая взглядом ещё что-нибудь.
– А это?
– Это утюг. Для разглаживания ткани.
Ткани на местных жителях было всего ничего – узкие набедренные повязки на мужчинах и халаты без рукавов на женщинах. А дети и вовсе разгуливали голышом – на планете круглый год лето.
Вождь поставил утюг рядом с соковыжималкой:
– А чем из всего этого можно стрелять?
Из горла Макса вырвался звук, напоминающий вой загнанной ездовой собаки.
– Стрелять нельзя ничем, я вожу исключительно мирные товары. Мирные, понимаешь?
Натулунга вновь согласно кивнул. При этом кисточки на кончиках острых ушей смешно задёргались, а в лимонных глазах вспыхнули оранжевые искорки.
– Понимаю. Два солнца назад прилетал один из ваших – повыше тебя и кожей потемнее. Продал соседнему клану много мирных товаров, которыми они изгнали нас оттуда, – абориген показал на сверкающую в полукилометре полоску реки. – У тебя есть такие мирные товары?
Вопрос поставил землянина в тупик. Он и не предполагал, что кто-то возит сюда оружие. А это значит, что планета становится небезопасной.
– Так есть или нет? – не отставал абориген, внимательно глядя в глаза человеку.
– А как выглядят те э-э-э мирные товары? – пошёл на хитрость Макс.
Натулунга присел, взял в руку тоненькую веточку и принялся рисовать на песке. По мере того, как рисунок становился чётче, выражение лица землянина мутнело.
– Понятия не имею, что это. Хотя, немного напоминает пылесос, но…
– Покажи, – мгновенно отреагировал синелицый.
Мысленно выругавшись, Макс залез в грузовой отсек и вытащил завёрнутый в клеёнку старый пылесос, использовавшийся для уборки трюма.
Человечки столпились у диковинного устройства, словно стая котов, почуявших запах рыбы. Коммивояжёр неспешно развернул клеёнку. Судя по вспыхнувшим искрам в глазах аборигенов, пылесос им подходил.
– Сколько?
– Два кольца, – назвал цену Макс. Добавив: – Не новый, поэтому отдаю со скидкой.
Натулунга отвязал от пояса кошель и протянул два толстых серебряных кольца – главного платёжного средства на планете.
– Ещё есть?
Стараясь не выдать радостного волнения, торговец закатил глаза, словно пытался вспомнить.
– Поищу.
Через минуту он вынес коробку с купленным пару недель назад агрегатом для чистки корабля.
– А этот совершенно новый, – лучезарно улыбаясь, сообщил Макс. – По мощности намного…
– Сколько? – нетерпеливо перебил Натулунга.
– Четыре, – горестно выдохнул землянин, будто расставался с лучшим другом.
Ещё четыре серебряных кольца приятно звякнули в широкой ладони торговца.
– Больше нет, но могу привезти, – добавил Макс, предвкушая знатную прибыль.
Вождь повернулся к своим. Племя звонко защебетало, словно стая птиц. Сопровождая совещание энергичной жестикуляцией руками и ушами. Землянин терпеливо ждал.
– Десять, – ошарашил Натулунга. И, разглядев удивление в глазах, спросил: – Это возможно?
– Конечно-конечно, – поспешно отреагировал коммивояжёр. – Только нужна предоплата. Хотя бы частичная.
– Сколько?
– Тридцать, – выдохнул Макс, не слишком веря в успех.
Вязанка серебра звонко перекочевала к торговцу, вселив надежду в измученную долгими неудачами душу. Если так пойдёт и дальше – он не только получит прибыль, но и сказочно разбогатеет. Нужно лишь хорошенько подсуетиться и привезти побольше образцов.
Порыскав взглядом в груде коробок, землянин вытащил одну.
– Металлические сковородки, чайники и кастрюли! – возвестил торговец, раскладывая товар.
Выражение лиц аборигенов не поменялось, словно их это совершенно не касалось. Лёгкое оживление вызвала лишь стеклянная посуда. Удалось даже продать два набора, но на этом всё. Разочарованный торговец собрался нести товар в трюм, когда вспомнил о залежавшемся с прошлогоднего Рождества контейнере. А вдруг?
По мере вскрытия пластикового короба, синие лица становились всё более заинтересованными. А когда Макс выложил и откупорил коробку с рождественскими ракетами, синелицые попятились.
– Праздничный салют! – воскликнул торговец, запустив в лазурное небо ракету. Два десятка пар глаз провожали маленький шипящий цилиндр, разорвавшийся разноцветными звёздами.
Если бы Макс хоть чуть-чуть представлял, какую реакцию это вызовет, то наверняка проводил бы демонстрацию с верхней палубы корабля. Рёв синелицых разогнал дремлющих на верхушках пальм птерозавров. Человечки прыгали и визжали так, словно приобрели бесплатный тур в Рай. Мгновенно набежали женщины и дети.
– Сколько? – заорал на ухо прорвавшийся сквозь толчею вождь клана.
Макс показал палец – одно кольцо.
– Давай все. Слышишь, все!
Натулунга поднял вверх руку, и шум разом стих. Коммивояжёр быстро выкладывал коробки, человечек открывал каждую, пересчитывал и записывал на земле.
– Это все, – развёл руками Макс, получив взамен внушительную вязанку серебряных колец.
В этот момент он даже начал жалеть, что согласился привезти пылесосы – на праздничных фейерверках можно заработать намного больше.
Аборигены подкатили большую тачку и аккуратно складывали приобретённый товар. И тут торговец вдруг подумал: прибыль хорошая, вполне можно оставить синелицым часть товара в качестве бонуса. Утюг, набор кастрюль, чайник, сковородку с непригорающим покрытием, соковыжималку и ящичек с разноцветными кружочками на крышке и пометкой маркером: "подарить кому-нибудь".
– Бонус? – удивился Натулунга.
– Ну да. Это такой подарок в знак дружбы и дальнейшего сотрудничества, – нашёлся Макс. Добавив волшебное слово, не значащееся ни в одном космическом словаре: – Халява!
Абориген почесал затылок, бросил на землянина хитрый взгляд и покатил тачку, сопровождаемый галдящей толпой соплеменников.
Мысленно поблагодарив синелицых, торговец поднялся на борт. Ещё через пятнадцать минут малый грузовой транспорт благополучно покинул гостеприимную планету. Предстояло в ближайшем банке обменять кольца на астромонеты, после чего пополнить запасы горючего, воды, продовольствия и пройти техосмотр. А потом он сделает большой закуп и обязательно вернётся…
 
– 2 –
 
Потягивая пиво, Макс мысленно прикидывал, сколько товара он сможет взять на этот раз. Пылесосы и фейерверки – обязательно. Генератор, ЖК панели, контент – тоже, и что-нибудь ещё в качестве бонуса. Может, захватить несколько упаковок пивного концентрата? Жаль, не догадался спросить, что пьют синелицые.
Бар, где торговец коротал время между рейсами, подкупал посетителей простотой и тишиной. Здесь не напивались в стельку и не ломали о головы стулья, здесь собирались исключительно коммивояжёры и, самое главное, здесь крайне редко появлялась галактическая полиция.
Но двое подсевших за столик громил в одинаковых серых костюмах и чёрных очках опровергли последний пункт. Так одевались именно полицейские и, чтобы развеять сомнения, один из мрачных гостей показал удостоверение:
– Отдел борьбы с незаконным распространением оружия.
Макс допил пиво, вытер рот салфеткой и совершенно спокойно спросил:
– А я тут причём?
Полицейские переглянулись.
– Вы последний, кто побывал на планете XZ1745 перед тем, как там началась война.
– Что? – коммивояжёр едва не свалился со стула.
Полицейский протянул торговцу планшет.
В кадре появилось селение аборигенов. То самое, где Макс удачно распродался. По стволу пальмы карабкался зелёный пигмей. Добравшись до толстого чёрного кабеля, он вытащил из-за спины большие кусачки. Но едва вредитель собрался обесточить селение, как из кустов высунулась длинная труба. Сочным плевком в спину диверсанта врезался большой коричневый орех: кусачки полетели в одну сторону, пигмей в другую, и это было лишь начало.
Хрустя камышом, из зарослей выдвинулась тяжеловооружённая толстыми дубинами пехота. Два десятка зелёных воинов направились к хижинам, но здесь их ждал сюрприз – путь преградило странное устройство. Макс едва узнал свой старенький пылесос, аборигены сильно постарались над усовершенствованием агрегата. Из короткого толстого ствола по врагу затарахтели выстрелы орехами. Но противник был готов к такому повороту событий. Закрывшись соломенными щитами, воины продолжали наступление, совершенно позабыв про тыл.
Второй пылесос стоил своих денег! Две длинные ореховые очереди по зелёным спинам заставили противника запаниковать и выскочить на открытое место – прямо в западню. Из-за широких пальмовых листьев на поляну выплыли разноцветные шары. Из той самой коробки с надписью: "подарить кому-нибудь". Пока зелёные таращились на летящее разноцветье, шарики окружили противника и разом взорвались, обдав красно-коричневой смесью, заставив противника побросать оружие и опорожнить желудки. Полуживое воинство пустилось наутёк, им вдогонку помчались рождественские ракеты, окончательно довершив разгром.
В завершение фильма с торжественной речью выступил Натулунга. Потрясая дымящимся утюгом, великий вождь синелицых на хорошем земном лингвите пообещал установить по всей планете железный порядок …
– Ваша работа? – поинтересовался полицейский.
– Но ведь я продал им мирные товары, – пробормотал Макс. – Исключительно мирные!
– Хорошо бы вас арестовать прямо сейчас, – подвёл итог полицейский. – Но, вряд ли это решит проблему. Поэтому, даём неделю всё исправить. Как вы это сделаете – нас совершенно не интересует. Запомните: ровно неделя!
Представители закона поднялись и быстро покинули заведение, оставив коммивояжёра с тяжёлым грузом на душе, и самой сложной из всех возможных проблем, возникающих при торговле с аборигенами вновь открытых планетных систем.
Потосковав о славных добрых временах, когда полиция не совала нос в дела мелких торговцев, Макс заказал крепкий кофе и погрузился в размышления. Итак, он вляпался в самое нехорошее из всего, во что можно вляпаться. Теперь его могут обвинить в торговле оружием.
Конечно, на суде он докажет, что оружие не продавал, но прокуратура обязательно найдёт в законе лазейку. После чего пылесосы приравняют к автоматическому стрелковому оружию, рождественские фейерверки к ракетным комплексам малой дальности, а надувные шарики пришьют к делу под видом огневых бомб. Не пришла ли пора подыскать опытного адвоката?
Тем временем, на большой ЖК панели бара разгорались нешуточные страсти: финальный бой в супертяжёлом весе за звание межгалактического чемпиона по толканию. Играя мышцами, атлеты сошлись лоб в лоб на маленьком ринге. Каждое столкновение намащенных тел сопровождалось рёвом и свистом трибун. И чем больше крови появлялось на синем покрытии ринга, тем острее реагировали болельщики.
Макс представил, что всё это увидят аборигены. Схватку, кровь, радость победителя и досаду побеждённого. Как отреагируют маленькие синие человечки? Возможно, что никак. А возможно, что организуют в тихих джунглях нечто подобное. И это подобие запросто может выйти из-под контроля, превратившись в кровавую междоусобицу.
Сознание пигмеев совершенно не готово адекватно воспринимать обычные земные развлечения. Будь то кинофильмы или спортивные состязания. А уж реальные военные столкновения им точно нельзя показывать. Но тогда получается, что ситуация тупиковая, выхода нет, как и средства отучить человечков от уже полюбившегося развлечения.
Покинув бар, коммивояжёр шёл по расцвеченной неоновыми баннерами улице – кафе, бары и рестораны зазывали вечерних клиентов. Супермаркеты обещали неимоверные скидки, банки предлагали кредиты на самых выгодных условиях, агентства недвижимости давали шанс сначала пожить в облюбованном доме и только после этого принять решение о покупке. На глаза попался ярко-жёлтый баннер "Контент" и Макс решил заглянуть внутрь.
Как и следовало ожидать, ЖК стены демонстрировали сотни новинок киноиндустрии. Начиная с мультфильмов и заканчивая взрослыми сериалами.
– Что-нибудь для вечернего отдыха? – поинтересовался продавец в жёлтом костюме.
– Что-нибудь для аборигенов XZ1745, – отшутился коммивояжёр.
– Конкурент? – воскликнул голос сзади.
Макс обернулся. Высокий крепыш в синей лётной спецовке – излюбленной форме коммивояжёрской братии, лыбился во всю ширь коричневого лица:
– Айрон.
– Макс, – пожал крепкую руку торговец. – Вряд ли я твой конкурент. Скорее, компаньон по несчастью. Видишь ли…
По мере того, как Макс рассказывал о событиях на злосчастной планете, улыбка Айрона тускнела. А после упоминания о полиции и недельном сроке на исправление, пропала совсем.
– Плохи твои дела, брат, – заключил коммивояжёр, складывая в сумку красочные коробочки с контентом.
– Наши дела, – уточнил Макс.
– Не-е-е-т, – погрозил пальцем Айрон. – Твои! Меня полиция не грузила, поэтому извини.
Подхватив покупки, коммивояжёр убыл. Не успели дверные створки сойтись, как в салон вошла женщина с ребёнком. Обеими руками мальчик держал большую, почти в свой рост, плюшевую игрушку – медведя панду.
– Что тебе купить? – спросила женщина.
– Мультики про мишек Панди! – звонко ответил ребёнок.
– Мишки Панди у нас уже есть. Все, – вздохнула мать.
– Не все, – быстро сориентировался менеджер. – Буквально вчера поступило ещё пятьсот серий.
– Ура! – подпрыгнул от радости мальчик.
– Давайте, – согласилась мать. – Все пятьсот…
Счастливое семейство уже покинуло салон, когда у коммивояжёра появилась идея …
 
– 3 –
 
С момента предыдущего визита, жители планеты XZ1745 почти не изменились, за исключением мужской половины клана. Теперь их головы украшали оранжевые пластиковые шлемы, ноги обулись в сплетённые из пальмовой коры сандалии, а на поясах болтались короткие деревянные мечи.
Выстроившись полукругом, синелицые воины ждали. Женщины и дети сгрудились чуть в стороне, сопровождая взглядами каждое движение пришельца. Макс неспешно выносил из грузового отсека большие коробки, складывая их в ряд. Первым нарушил молчание вождь:
– Это те мирные товары, что я заказывал?
– Те запретили, – ответил коммивояжёр, открыл коробку и достал большую плюшевую панду.
Детский контингент зашептался, но под строгими взглядами взрослых притих. Вождь взял панду за лапу, помахал игрушкой, после чего вернул в коробку.
– И из этого можно стрелять?
– Нет, из этого стрелять нельзя, – мягко ответил землянин.
Немного помолчав, Натулунга изобразил гримасу недовольства:
– Нам не нужны такие мирные товары!
Воздух сковала напряжённая тишина. Макс хорошо понимал – сейчас решается судьба его дальнейшей торговой деятельности на планете. Одна малюсенькая ошибка, одна неточность, и всё пойдёт насмарку. Действовать нужно предельно внимательно и предельно осторожно.
Завершив выгрузку, торговец достал медведя и подошёл к детям.
– Держи, – Макс протянул игрушку самому маленькому.
Миниатюрная синяя ручка потянулась к зверушке, пальчик коснулся плюша, и на лице ребёнка заиграла улыбка.
– Халява? – неожиданно спросил мальчик.
– Халява, – подтвердил землянин.
Если бы Макс хоть чуть-чуть представлял, какую реакцию это вызовет, то наверняка проводил бы презентацию с верхней палубы корабля. Детский визг разогнал дремлющих на верхушках пальм птерозавров, заставив крылатых искать для сна другое место. Коммивояжёр едва успел отскочить в сторону, как толпа ребятни смела всё до единой коробки. Панды, волки, белые медведи, кенгуру, слоны, львы, дельфины – мгновенно сменили собственника, после чего детвора умчалась в селение, оставив коммивояжёра наедине с суровыми воинами и их женщинами. Пока не определившимися с выбором.
Ещё никогда великий вождь Натулунга не попадал в столь затруднительную ситуацию. С одной стороны – заказ не выполнен, с другой – товар пришёлся по вкусу и уже нашёл своего потребителя. Как тут быть?
А Макс на этом не остановился:
– Мультфильмы и сериалы – только мирный контент!
Землянин выкладывал красочные коробки, быстро уплывающие в народные массы. "Винни-Пух", "Баба-Яга", "Маша и медведь", "Слоны в Арктике", "Мишки Панди" и многое другое растворилось в синем потребительском море.
– И ещё кое-что, – добавил торговец, перейдя к серому пластиковому коробу.
Странные картинки на упаковке ничего не сообщили аборигенам, но, судя по выражениям лиц, заинтриговали. Не поленившись слазить в грузовой отсек, землянин вытащил длинную гладкую доску. Распаковав одно из устройств, Макс подключил электропитание, взял аппарат за ручку и надавил кнопку. Сверло с визжанием вошло в древесину, проделав ровное отверстие.
– Дрель, – сообщил пришелец, отключив инструмент.
В этот момент по лицам аборигенов трудно было что-то понять, но землянин и не надеялся. Зато следующий инструмент точно понравился. Легко, словно масло, циркулярная пила раскроила доску. Благо, коммивояжёр заранее сделал разметку. А ещё через несколько минут, Макс вкрутил шурупы и поставил перед синелицыми готовое изделие.
– Табурет.
Воины лишь переглянулись, зато женщины отреагировали мгновенно. Самая смелая принялась что-то объяснять, но с таким жутким произношением и коверканьем, что землянин ничего не понял. Пока не вмешался вождь:
– Она спросила, можно ли этими мирными товарами сделать такую подставку, на которой едят.
– Стол?
– Стол, – подтвердила женщина.
На этот раз Максу пришлось попотеть. Хорошо, что догадался захватить упаковку быстросхватывающегося универсального клея.
– Готово, – сообщил землянин, ожидая ответной реакции.
На лицах воинов появились признаки просветления.
– Ты привёз своё дерево, а можно ли сделать стол из нашего? – спросил глава клана, поглаживая столешницу.
– Из любого, – подтвердил землянин. Хотя, в душе немного в этом сомневался.
Осмотрев все инструменты, Натулунга утвердительно качнул кисточками ушей:
– Это хорошие мирные товары.
– Да-да, – согласились воины.
– Хорошие-хорошие, – подтвердили женщины.
– Но что нам делать, если вновь придут враги? – неожиданно спросил глава клана.
Простой вопрос поставил миссию на грань провала. И ведь действительно, какие бы мирные инициативы не проявили синелицые, если придёт вражеская армия, то понадобятся совсем другие устройства. В кармане землянина запищал коммуникатор. Макс ухмыльнулся – только один гуманоид на этой планете знал его номер.
– Слушаю.
– Брат! – заплакал Айрон. – Молю тебя, выручай!
– Что такое?
– Понимаешь, – всхлипнул коммивояжёр. – Эти мерзкие зелёные папуасы требуют того, чего у меня с собой нет.
– Ну, так улетай, – удивился Макс.
– Не могу.
На панели эйфона появилась картинка, судя по которой, Айрон сидел на верхушке пальмы рядом с дремлющим птерозавром.
– Выручи, век буду благодарен, – всхлипнул Айрон. – Бизнесом клянусь!
Коммивояжёр заглянул в грузовой отсек: осталось десятка три коробок с плюшевыми игрушками. Плюс инструмент, плюс контент без "войнушек". Пожалуй, на первый раз достаточно.
– Ладно, – сжалился Макс. – Только предварительно сообщи им, что сейчас прибудет самый-самый главный бог землян. Понял?
– Понял, брат, понял, – ответил несчастный, поглядывая на зашевелившегося птерозавра. – Передаю свои координаты.
Коммивояжёр глянул новое сообщение и спрятал эйфон в карман.
– Помочь нужно кое-кому, там, – показал рукой землянин.
На что вождь отреагировал щёлканьем переключателя на углошлифовальной машинке:
– Ты вернёшься?
– Обязательно, – ответил Макс. – Придумаем, что делать, если нападут враги. А иначе, зачем возить исключительно мирные товары?

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Архив
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования