Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Илья Странный - Кристоференсис

Илья Странный - Кристоференсис

 

«Расширенные возможности,

расширенный мир,

расширенная жизнь…

экстМайнд –

расширь свое сознание»

из рекламы

 

Сигаретный дым, извиваясь, поднимается к потолку. Он не спеша растворяется в воздухе моей насквозь прокуренной квартиры. Вот уже два года к ряду я только и делаю, что пью. Опустошаю одну бутылку виски за другой. Я выстроил из них небольшую пирамиду в центре комнаты. Вокруг валяются смятые пачки сигарет различных марок, словно бы туристы пришли посмотреть на седьмое чудо света. Да только нет здесь ни чуда, ни света… Один лишь сплошной мрак… Солнце просто не в состоянии пробиться через заклеенные плотной бумагой и занавешенные темной тканью окна. А лампочки давно перегорели. Только неоновый светильник до сих пор позволяет видеть, в какой помойке я живу.

Здесь каждая минута обращалась бы вечностью, если бы не выпивка, курево и экстМайнд, который, наверное, больше всех скрашивает мое жалкое существование… Как же я его ненавижу!.. Сам не знаю почему. Компьютер, телевизор, телефон… Все устройства в одной маленькой хреновине, вшитой в мозг. За что же ее можно ненавидеть?! Она ведь даже заботится о моем здоровье. Сейчас, например, перед глазами горит надпись об отравлении алкоголем. Приведены данные о приблизительном его количестве в крови. И закрывать глаза бесполезно – от иллюзии, посылаемой прямо в зрительный центр моего мозга, все равно никак не скрыться… А еще эта штуковина улучшает память. Хотя нет, не улучшает – она ее дарит. Цифровая запись всего того, что вы видели, слышали, ощущали. Жалкие придурки, трясущиеся от страха смерти, надеются на то, что это со временем подарит им вечную жизнь… Мне это пока подарило только боль… Боль воспоминаний… Я во всех подробностях помню, как Эмми бросает меня. Черт! ЭкстМайнд даже позволяет рассмотреть поры на коже ее щек, таких неестественно сухих для столь печального момента… Как же я все ненавижу!

На меня снова накатывает волна бешенства. Из-за алкоголя или из-за усталости становится плевать на все. Открываю дверь. На улице идет дождь. Извилистая лестница спускается вниз с моего родного второго этажа, который я так давно не покидал… Нога уже почти переступает порог… Это так просто – сделать шаг. Но вопреки моей смелости, ярости, вопреки всему, меня снова одолевает паника. Всего лишь шаг… Но и в этот раз он не завершен. Я спешно закрываю дверь… Эмми?! Расплывчатый силуэт в темной ночи… Показалось? Открываю дверь. Там внизу, где кто-то пристально за мной следил, никого нет. Померещилось, наверное, спьяну…

Сажусь на стул. Воспоминания о бывшей возлюбленной тяжелой волной накрывают разум – это экстМайнд выдает нарезку из записей об Эмми. Приходится их временно заблокировать. Перед глазами вдруг становится непривычно темно… одиноко и… страшно... Одна лишь пустота… А потом появляется какая-то картинка. Сознание неуверенными мазками рисует мое прошлое. Столь далекое от нынешних невзгод, что оно кажется вымыслом. Каким-то глюком...

Тогда  у меня еще не было экстМайнда, и мы с Эмми не были женаты. Она мило улыбалась при встрече у городского парка. Потом прижималась ко мне и уже не отпускала до конца свидания, которое пролетало как один миг. И нам снова приходилось расставаться… Это было так невыносимо больно... Время, проведенное без нее, казалось пустым и безжизненным… Но вскоре мы встречались вновь и все невзгоды превращались в прах от ее ангельской улыбки… Своей биологической памятью я помню Эмми только такой – идеальной, наполнявшей мою жизнь светом… Но экстМайнд показывает ее иначе, а в чем-чем, но в точности ему не откажешь… Что же ее так изменило?

Провожу рукой по лицу, пытаясь стереть с него печаль... Стук! Кто-то стучится в дверь... Каждый удар отдается болью в голове…

– Иду! Иду! – медленно встаю со стула, едва балансируя на пьяных ногах. Открываю. Не может быть! – Эмми?!

– Здравствуй, Крис, – эти горячо любимые большие глаза гипнотизируют меня. Она улыбается... Наверное, я просто слишком много выпил… Дотрагиваюсь рукой до ее лица. Так тепло… –  Это, действительно, ты...

– Может, пригласишь меня в дом? – я вздрагиваю от ее слов и, снова обретя рассудок, позволяю ей войти. С трудом превозмогая удивление, выдавливаю из себя:

– Конечно.

Она озирается по сторонам. Мне становится стыдно за этот ужасный беспорядок – вокруг только мусор да облезлая мебель… Предлагаю ей сесть на диван. В конце концов, это самое чистое место здесь…

– Крис, у тебя все в порядке? Выглядишь не очень…

– Я… Да… В общем-то… Это… – никак не могу придумать достаточно хорошее оправдание своему положению. Жаль, у экстМайнда нет функции конструирования лжи… Наконец, сдавшись, просто замолкаю, уставившись в пол.

– Наверное, я зря пришла…

– Да… Это…

– Что ж… Прости, что потревожила… – она встает, чтобы уйти... Снова.

– Эмми! – я вскрикиваю неожиданно даже для самого себя. Она поворачивается, и наши глаза встречаются. В ее взгляде отчетливо видна тоска.

– Зачем ты пришла?

– Мне нужна твоя помощь.

– Моя?.. Не думаю, что от меня будет какой-то прок…

– Но никто другой не сможет помочь…

– И что же ты хочешь, чтобы я сделал?

– Еще следишь за новостями?

– Ну, да… А что?

– Тогда ты, наверное, слышал, что экстМайнд опасен?

Я отрицательно мотаю головой:

– Это всего лишь слухи, которые регулярно распространяют люди, боящиеся технологий…

– К сожалению нет, Крис… Все правда… И нам нужно найти какие-нибудь доказательства, которые смогут помочь разоблачить «Паудэр Корп»…

– Что? О чем это ты?

– ЭкстМайнд сводит людей с ума, Крис! Ты же тоже работал над этой штуковиной… Ты должен знать!.. Мой отец… – в ее глазах появляются слезы. Я не вынесу, если она зарыдает.

– Джо? Что с ним?

– Он совсем плох… Не узнает меня… Ты должен помочь!.. Мне и… другим людям!

– Я постараюсь, но… – хочется придумать оправдание… Хоть что-нибудь, способное заставить меня сказать ей «нет». Да только не выходит… Эмми выглядит подавленной и беззащитной… Она отворачивается, чтобы не плакать у меня на глазах… Так хочется обнять ее, прошептать о том, что все будет хорошо… Черт! Я прекрасно понимаю, что продам душу, если понадобится – лишь бы она еще хоть ненадолго задержалась рядом со мной… Покорно встаю со стула... Моя бывшая – нет – вечная любовь обоснованно принимает этот жест за знак согласия…

– Нам надо идти немедленно! У нас нет времени! – она снимает куртку с вешалки и помогает мне ее надеть. Потом хватает мою руку, и вот мы уже спускаемся вниз по лестнице. Сначала я без остатка отдаюсь теплу ее руки, словно бы растекающемуся по всему моему телу. Но потом вдруг понимаю, что оказался далеко за пределами своей квартиры. Меня одолевает паника. Сердцебиение учащается. Становится тяжело дышать. Бежать! Быстрее! Домой! От страха хочется плакать. Я пытаюсь повернуть назад, но Эмми не выпускает моей руки.

– Отпусти! Ты же знаешь! Я не могу! Моя агорафобия не прошла за эти годы!.. –раздраженно кричу. Она оборачивается и смотрит мне в глаза:

– Все хорошо, Крис. Я с тобой… Успокойся… Ты в безопасности… Мы ведь делали так раньше. Ты помнишь?

ЭкстМайнд с моего разрешения разблокирует воспоминания об Эмми. Да... Помню… С близкими людьми покидать безопасный дом проще. Но с ней мне казалось, что страх и вовсе проходит…

 

– Это невыносимо! Я не могу водить тебя по улице как маленького ребенка! Я устала, Крис! Женщина должна ощущать себя в безопасности за мужской спиной!.. Но ты лишь прячешься под моей юбкой!.. У нас ничего не выйдет! Так дальше просто невозможно… – я не хотел этого вспоминать. Но тупой экстМайнд показал наше расставание по цепочке ассоциаций. Ну, как объяснить искусственному интеллекту, что я хотел вспомнить только что-нибудь хорошее?.. И как объяснить, что такое это «хорошее», если я и сам точно не знаю?.. Ведь абсолютно все воспоминания об Эмми отдаются болью… но особенно наше расставание…Она бросила меня… Оставила наедине с моими проблемами, нарушив клятву, которую мы дали на свадьбе…  Как она могла так со мной поступить?.. И почему пришла теперь?.. Может быть, не поздно все изменить?

 

– Да, помню, – паника слабеет, но не проходит. Я предлагаю Эмми бежать не домой, а вперед, пока могу себя хоть немного контролировать… Мы движемся так быстро, как только можем. Ее мокрые, потяжелевшие от влаги волосы с трудом развеваются на ветру. Я словно бы больше ничего не вижу, кроме их зачаровывающего танца… А потом вдруг оказываюсь в уютной тесноте автобуса.

– Куда теперь, Крис? – она с надеждой заглядывает мне в глаза.

– Домой к Пейджу. Он был руководителем проекта. Если кто и должен что-то знать, то это он…

Мы садимся на свободные места рядом друг с другом. Она смотрит в окно, а я на нее. Вдруг Эмми неожиданно поворачивается и ловит мой взгляд. Мне жутко хочется ее поцеловать… Я придвигаюсь ближе…

– Не надо, Крис… Сейчас главное – найти доказательства… – она снова отворачивается к окну. От этого поездка кажется еще более долгой…

– Приехали, – меня охватывает страх, когда я понимаю, что нам снова предстоит выйти на улицу.

– Ты готов?

– Да, конечно, – пытаюсь показать ей, что стал сильнее после нашего расставания. Но дрожь в ногах меня выдает.

– Все будет хорошо, Крис. Нам далеко?

– К счастью, нет, – двери автобуса открываются. Громко выдохнув, я делаю шаг вперед – и вот мы снова бежим…

Добравшись до дома Пейджа, колошмачу в дверь, пока та, наконец, не открывается:

– Кристоференсис? Ты ли это?!

Не в состоянии больше находиться на улице, я отталкиваю Боба и спешно прорываюсь в дом. Мой бывший коллега смеется:

– Это точно ты… Смотрю, твой недуг так и не прошел…

В ответ лишь громко дышу, тщетно пытаясь прийти в себя.

– Как раз о тебе вспоминал! Надо же, какое совпадение!.. Так зачем ты пожаловал в столь поздний час? – он указывает на диван, предлагая сесть. Я с радостью принимаю это предложение, устраиваясь поближе к Эмми. Пейдж, попутно снимая очки, садится в кресло напротив.

– Боб, говорят экстМайнд опасен… – я заглядываю ему в глаза, пытаясь оценить реакцию на свой вопрос. Но он в ответ лишь заливается раскатистым смехом, что слегка меня ошеломляет.

– И это все, что ты хочешь знать?! Мы ведь все-таки давно не виделись…

– Да, но… Я, в общем-то, пришел по делу…

– Ах, по делу, значит... Опасен ли экстМайнд?! Да... А то ты не знаешь?!

– Ну… Меня же уволили…

– Правильно, – Боб как-то зло улыбается, частично оголяя белоснежные зубы, и кладет очки на журнальный столик. Они уютно устраиваются на каких-то бумагах – я вижу конверт. Неужели обычная почта все еще существует? – А за что тебя уволили, как ты думаешь?

– Я был пойман на несоблюдении техники безопасности…

Пейдж снова начинает хохотать:

– Техника безопасности?! Ой, не могу! Ты что, действительно такой наивный?! Это был лишь предлог! Тебя выбрали – я выбрал, чтобы ты рассказал об экстМайнде общественности… Знаешь, меня всегда восхищала твоя тяга к наукам. Ты отвечал только за программное обеспечение, но умудрился вникнуть во все детали разработки устройства. Поэтому я и доверил то выступление в прессе тебе. Кто же мог знать, что ты так облажаешься?!.

 

Воспоминания совершенно не желают пробуждаться... И когда стало необходимым так напрягаться, чтобы увидеть свое прошлое, лежащее за пределами цифровой памяти?! Выпивка явно не идет мне на пользу…

– ...Нам нужен ажиотаж… Чтобы все говорили об экстМайнде – заинтересуй их – это самое главное… И да, Крис… Когда видишь новые возможности, хватайся за них мертвой хваткой... Сейчас как раз такой случай – тебя заметят, и это уже первый шаг… Ну, давай… Удачи! – Пейдж дружески потрепал меня по плечу. От этого дрожь, концентрировавшаяся в ногах, растеклась по всему телу. И зачем я согласился?!

Мой рассказ о «невообразимых возможностях, которые подарит человечеству “Паудэр Корп”», закончился достаточно быстро. Было несложно, ведь я сам написал свою отличную, как сказал Пейдж, речь... Потом началось интервью. Журналистка в красном платье с вызывающим декольте постоянно улыбалась. Она явно восхищалась то ли экстМайндом, то ли мной… Я стал чувствовать себя по-домашнему уютно, волнение куда-то испарилось… Оттого неожиданнее оказался ее вопрос:

– Такое сложное устройство, да еще и во взаимодействии с другим сложным устройством – с  мозгом… Насколько может быть опасен экстМайнд?

– Я думаю ненамного…

– То есть риски все же присутствуют?

– Ну, риски ведь всегда есть, – мой смех оказался единственным в этой вдруг резко помрачневшей комнате – шутка осталась непонятой... Ерзая в кресле, я пытался найти поддержку в глазах улыбавшейся до сей поры девушки. Но нашел что-то другое…

– Вы хотите сказать, что ваше устройство может быть опасным для жизни?

– Нет… Оно… не опасно для жизни! В крайнем случае может только как-то повлиять на психику… Это ведь такая неисследованная область…

Все. Дальше было только хуже – я пытался отрицать сказанное и от этого выглядел нелепо… Хватайся за возможности мертвой хваткой, да? Мертвым мне казался тогда только я сам…

 

– Значит, устройство действительно способно негативно влиять на разум?

– И не только… – Пейдж снова начинает смеяться, – Ну, ты и дурак! Опомнился он! А почему интересно, ты думаешь, тебе выплатили такое гигантское выходное пособие?!

Боб начинает меня раздражать… Какого черта он унижает меня перед Эмми?! Что, вообще, на него нашло?! В ответ я процеживаю сквозь зубы:

– За заслуги…

– За какие заслуги?! Дебил же ты, несчастный! Это взятка! Чтобы молчал! Они, наверное, просто не знали, что ты не способен видеть ничего дальше собственного носа!.. – он вдруг замолкает и начинает пристально смотреть на меня, – Поверни голову! – я подчиняюсь, – Да не в ту сторону!.. Это что? Ты еще и техноген, что ли?! – Пейдж истерично дергается в такт оглушительному смеху.

– Нет… Это Эмми… – я бросаю короткий взгляд в ее сторону, – она меня уговорила.

Рука нащупывает хромированную округлую пластину на виске. У нормальных людей выход для контакта беспроводной связи имеет размер меньше игольного ушка и спрятан под кожей. Но появление экстМайнда положило начало целому модному движению или даже, может, стоит сказать культу – технопоколению, техногену. Их меткой и была эта хромированная пластина…

Когда смех Пейджа, наконец, затихает, я пытаюсь продолжить разговор:

– Боб, нужно предать эту информацию огласке… Разоблачить «Паудэр Корп»…

– Зачем? – он недоуменно смотрит мне в глаза, – Компанию итак постоянно обвиняют во всех смертных грехах…

– Но без доказательств… Может, у тебя сохранились какие-нибудь документы?

– Я уже не работаю там.

– И все же?

– Зачем тебе это, Крис? Сиди в своей жалкой конуре! И не вылезай! Проваливай отсюда! – он резко встает и начинает размахивать руками, стиснув зубы.

– Боб!

– Уходи, Крис!

– Боб! Боб! – я пытаюсь его успокоить, подходя ближе.

– Убирайся!

– Ладно, Эмми, пошли отсюда… Все равно мы от него ничего не добьемся…

Пейдж снова садится в кресло. Но когда мы уже подходим к двери, я слышу звук взводимого курка.

– Зря ты пришел! – Пейдж что-то бормочет, а потом раздается хлопок. Спину обжигает. В ушах пронзительно звенит. Я ничком падаю на пол. Безрезультатно пытаюсь встать. ЭкстМайнд вызывает скорую. Он начинает стимулировать выделение адреналина и эндорфинов в кровь. Боб снова стреляет. Сначала я пугаюсь за Эмми, но вторая пуля тоже попадает в меня. Черт! ЭкстМайнд подсчитывает вероятность моего выживания с учетом наличия угрозы в одной комнате со мной – 1 %. Очень оптимистично! В глазах темнеет, и я отключаюсь…

 

*  *  *

 

Эмми... На ее прелестном личике растекается улыбка…  Чуть сузившиеся глаза выражают радость нашей встречи и любовь… Губы сливаются в поцелуе, а тела в объятиях – вот оно, счастье… Она берет меня под руку, и мы идем гулять. Впереди ждет целый вечер… Яркий свет! Ничего не разглядеть!.. Я зажмуриваюсь, а когда снова обретаю возможность видеть, понимаю, что это был лишь сон…

– Эмми… – одно простое слово, отчего-то дающееся с трудом…

– Я здесь, – ее предельно сосредоточенное лицо попадает в поле моего зрения. За два года нашей совместной жизни она улыбалась всего восемнадцать раз – это точное число, экстМайнд никогда не ошибается… Видимо, после свадьбы что-то ее изменило… Ведь снится она мне другой… Прекрасной… Совершенной…

– Крис… – голос любимой эхом раздается в голове, и я снова проваливаюсь в сон…

При следующем пробуждении мое самочувствие уже достаточно улучшилось, чтобы не только говорить, но и двигаться. Оглядываюсь – рядом никого. Нажимаю на кнопку вызова медсестры, но вместо нее в палату входит Эмми.

– Как хорошо, что ты поправляешься! – она улыбается, но улыбка быстро сменяется серьезным выражением лица, – Тебе еще кое-что нужно сделать, Крис.

Она показывает на стопку каких-то бумаг, лежащих на соседней тумбочке. Я недоуменно окидываю их взглядом.

– Это те самые доказательства, которые мы искали, – Эмми садится рядом. Я вдруг вспоминаю все, что произошло:

– Ты в порядке? Ты не пострадала?

– Нет, Крис. Со мной все хорошо. Через два часа сюда придут журналисты. Ознакомься с документами и расскажи им обо всем. Люди должны знать. Копии я только что отправила в полицию. А теперь мне пора.

– Но Эмми…

– Прости, Крис. Я должна быть рядом с отцом, – она поворачивается и уходит… Снова… Какое-то время мне приходится просто лежать, чтобы прийти в себя… Но потом я беру бумаги и начинаю читать…

 

* * *

 

– …несколько лет назад мною уже высказывались опасения по поводу влияния экстМайнда на психику человека. Однако «Паудэр Корп» заверила общественность в том, что устройство безопасно. Но это не так. В своих руках я держу документы, способные подтвердить мои слова. В них отмечено, что интерфейс между человеческим мозгом и непосредственно аппаратной частью экстМайнда далек от совершенства и способен нарушать функционирование центральной нервной системы. При длительном использовании устройства возможно возникновение атрофии некоторых функций головного мозга. Это, в свою очередь, способно привести к полной потере биологической памяти, к различным психическим расстройствам и нарушениям в работе эндокринной системы организма… Что в перспективе может даже привести к смерти… – никто из журналистов не вздыхает и не удивляется – неужели они мне не верят?! Бросаю взгляд на документы – в них подтверждение моих слов.

– Более того, – я продолжаю свою речь, – стараниями «Паудэр Корп» несколько месяцев назад по всему миру были открыты так называемые «центры виртуальной жизни». В них каждый из нас может погрузиться в другую реальность, другую, возможно, более привлекательную жизнь… Однако большинство из тех, кто сейчас находится в своих виртуальных мирах, никогда не сможет вернуться, а если и сможет, то лишится всех своих пяти чувств – зрения, слуха, обоняния, осязания, вкуса… Ну, а если вам и этого мало… – меня начинают бесить их недоверчивые взгляды… Зачем я вообще все это делаю?! Эмми снова меня бросила, оставила одного!.. – Каждый экстМайнд связан со специальным городским центром, где находятся сервера «Паудэр Корп». Все воспоминания пользователей устройств хранятся там. И, как оказалось, компания продавала личную информацию заинтересованным лицам. Сложно сказать в каких целях все это использовалось… В нескольких договорах упоминаются названия рекламных компаний… – мне надоедает распинаться перед этими людьми и я решаю заканчивать свое выступление, – Рекомендую в срочном порядке деактивировать все экстМайнды… И наказать виновных!.. – мое интервью, наконец, заканчивается. Я сделал то, что требовалось, и теперь могу спокойно выздоравливать…

 

* * *

 

Еще целый месяц мне понадобилось пролежать в больнице. Но меня, наконец, выписывают. Эмми так и не появлялась… Я пытаюсь не думать о ней... Теперь, когда большая часть воспоминаний последних нескольких лет выцвела вместе с деактивированным экстМайндом, это стало проще… Хоть и ненамного…

Мне выдают одежду. Я переодеваюсь и вызываю, кто бы мог подумать – по телефону! – такси. Заранее договариваюсь о дополнительной оплате работы водителя как сопровождающего. Машину не приходится ждать – когда выхожу в приемную, таксист уже сидит там. Весьма большой и высокий парень, он за руку ведет меня к машине. Чувствую себя при этом полным идиотом. Мне остается только взять в руки леденец и закричать: «Папочка, мы домой?». Это было бы уместно, учитывая, что он сантиметров на тридцать выше меня… Когда оказываемся в машине, я даю ему свой домашний адрес, и мы выезжаем.

За окном мелькают дома. Такие одинаково бесформенные они растворяются в смоге вечернего города. Я впадаю в раздумья, пока не замечаю величественный монолит, тянущийся прямиком в серое небо. Это самый высокий городской небоскреб. На верхнем этаже когда-то располагался офис умершей «Паудэр Корп». Машина останавливается – меня явно привезли не туда, куда я просил… Водитель выходит и открывает дверь, услужливо указывая рукой на вход в здание:

– Мистер Пейдж ждет Вас наверху.

Я протестующе отворачиваюсь. И в следующий миг понимаю, что это было не самой лучшей идеей… Громила силой вытаскивает меня из машины и толкает в сторону карусельной двери. Под действием инерции я делаю вместе с ней пол-оборота и оказываюсь в здании. Поспешно встаю, оборачиваясь – водитель смотрит на меня, продолжая стоять на улице – значит, выйти он мне не даст… Что ж… На лифте поднимаюсь на верхний этаж. В офисе неестественно пусто.

– Пейдж! Ты хотел, чтобы я пришел?! – кричу в надежде не услышать ответа.

– Я здесь! Иди сюда!

Прохожу в бывший кабинет президента компании. По крайней мере, так гласит табличка на двери... Боб стоит у большого, во весь рост, окна, всматриваясь куда-то вдаль. Он молчит, даже после того, как я притворно кашляю.

– Зачем ты притащил меня сюда?! – приходится первым начать разговор.

– Чтобы извиниться… – Боб говорит тихо, едва слышно.

– За то, что пытался меня убить?! Как за такое, вообще, можно просить прощения?! Пейдж лишь вздыхает в ответ на мой вполне резонный вопрос:

– Я не хотел стрелять…

– Да! Ты просто сделал это!.. Дважды!..

– Так получилось… – он оборачивается и, не смотря на меня, садится в кресло, – Понимаешь… Все очень сложно…

– Ага! Особенно понять, что ты делаешь на свободе, когда должен быть за решеткой!

Боб недоуменно смотрит на меня, но потом снова вперивается взглядом в стол:

– У меня связи в полиции… Ты ворвался в мой дом из-за своей агорафобии, а я тебя не узнал и в целях самозащиты выстрелил… Потом оказал первую помощь и вызвал скорую…

– Ее вызвал экстМайнд!

– Я тоже звонил… По телефону… – Пейдж печально усмехается, – Ведь этой штуковиной не пользуюсь… В общем, проверять мою версию не стали… Говорю же – связи…

Молчание достаточно долго висит в воздухе, постепенно увеличивая напряжение. Ну, что тут можно ответить? «Ладно, я тебя прощаю»?! Не дождется!

Вдруг он снова начинает говорить:

– Ты тогда просто пришел не вовремя… Я как раз прочитал письмо… Приказ о моем назначении президентом компании… Для меня это могло значить только одно – крушение всех моих надежд, стремлений, самой жизни…

– В смысле?

– Видишь ли… «Паудэр Корп» создавалась лишь с одной целью – выкачать огромное количество денег из людей за как можно меньший срок… Инструментом для этого послужило заведомо несовершенное, но столь привлекательное для потребителей, устройство… ЭкстМайнд… Я хотел быть с теми, кто все это затеял, но… Как оказалось, они мне не простили той ошибки… – Пейдж усмехается, – Когда я поручал презентацию продукта тебе, мною двигало, помимо всего прочего, желание помочь… Мне было действительно жаль тебя… Ты мог добиться большего, но… Все провалил… Лишние месяцы, которые компании пришлось потратить на якобы дополнительные тесты, они так и не забыли… Вот и бросили меня отдуваться за все…

– Хочешь сказать, что это я виноват в твоих неудачах?!

– Тогда мне так казалось… Ты, как ребенок, Крис… То ли наивный, то ли глупый!.. – Пейдж повышает голос и мои шрамы на спине отчего-то начинают зудеть, – Я окончательно взбесился от нашего разговора, потому и выстрелил… Но потом пришел в себя… Моя вина в том, что я захотел тогда помочь… – Пейдж снова усмехается, – Кристоференсис… Родители дали тебе это дурацкое имя в честь персонажа экспериментального сериала, который закрыли после первого же сезона… Думаю это в конечном счете определило твою судьбу, Крис. Ты – неудачник, который до смерти боится выползти из собственного дома. Ты ничего не замечаешь вокруг себя... Ты жалок…

– Ну… Так я тебя точно не прощу, – меня всегда тянет шутить, когда волнуюсь…

Пейдж улыбается:

– В этом весь ты… Меня, кстати, интересует, как в твоих руках оказались мои документы? Ты что, сотрудничал с теми недомерками?

– Какими еще недомерками?

– Ночью того дня, после нашей злосчастной встречи, ко мне ворвались двое дохляков. Я бы справился с ними, если бы был помоложе… Но они застали меня врасплох… Скрутили, обшарили дом, нашли, что искали и свалили… Малолетки долбанные, блин… Оставили эту бумажку… «Вас хакнули»… Как оригинально! И в каком это смысле, вообще?!

– А причем здесь я?

– Посуди сам: ты приходишь, просишь каких-нибудь доказательств вины «Паудэр Корп», потом прибегают «эти» и забирают то, что ты искал. Документы в итоге оказываются у тебя… К тому же реестр ученых, работавших над экстМайндом был уничтожен, а я в штате компании не числился до своего назначения президентом. А значит, на меня не могли выйти без чьей-то помощи. О чем говорит логика?

– Я начал все это только ради Эмми…

– Какой еще Эмми?!

– Моей бывшей жены… Я же с ней приходил…

– Ты был один! Совсем из ума выжил что ли?!

Мне остается лишь недоуменно пожать плечами. Может, это ты спятил, Пейдж?! Надо сваливать отсюда, пока он снова не начал стрелять:

– Я ухожу…

– Иди… И да, Крис… Ты только не думай, что это твои действия разрушили компанию – в этих бумагах доказательств-то почти никаких и не было… Они просто поспособствовали расследованию, вот и все… «Паудэр Корп» объявила себя банкротом лишь по той причине, что настало нужное время… Когда я получил приказ о назначении президентом, все средства уже были выведены из оборота… Только вот техногены ничего такого не знают, и будут винить в том, что их лишили любимой игрушки, тебя… – Пейдж снова усмехается, – Береги спину…

– Да, конечно, – я поворачиваюсь и направляюсь к лифту. Спину предательски покрывают  мурашки – кажется, что вот-вот раздастся выстрел. Захожу в лифт, спускаюсь вниз. Все еще жив… Громила-водитель встречает меня у выхода и отвозит домой. Предлагает взять меня за руку, но я лишь озлобленно огрызаюсь. Что есть мочи добегаю до двери и, впопыхах открыв ее, проскальзываю внутрь. Наконец-то! Наконец-то, я дома!.. Расслабленно разваливаюсь в кресле, достаю сигарету и с удовольствием вдыхаю дым… На улице начинает лить дождь. Не знаю, насколько правдивы слова Пейджа… Неужели я совсем спятил? Стоит ли это выяснять?.. В сознании все еще непривычно тихо и серо, что ли… Без экстМайнда мир стал каким-то другим… Может, и не нужно было заваривать эту кашу… Ох, Эмми, что же ты со мной сотворила?.. В дверь стучатся. Открываю. Передо мной стоит какой-то мужчина... Он вдруг резко  поднимает руку, выкрикивая:

– Ты лишил меня всего!

Раздается хлопок, и боль сковывает грудь. Кажется, ловить пули уже становится привычкой… Стрелявший убегает, а я остаюсь наедине со своими мыслями… Но их почти что нет… Ничто не извещает меня о вероятности выживания и не заставляет с помощью адреналина сердце биться чаще… Дым от оброненной мною сигареты, извиваясь, поднимается к потолку. Оттуда, через открытую дверь, его уносит на улицу сырой и холодный ветер. Так спокойно… Лишь дождь шумит, крупными каплями ударяясь о крышу…

 

 
 
 

Авторский комментарий: Автор иллюстрации - Илья Странный
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - Купить приставные унитазы cleansan.ru. -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования