Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Сирж Де`Реш - Вакцина от глупости

Сирж Де`Реш - Вакцина от глупости

 
Вакцина от глупости  
 
Посвящается моей музе Наталье,
и всем тем, кто верит в себя.
 
Темнота. Она всё ближе и ближе. Она окутывает словно покрывало. Убаюкивает и в то же время взывает. Взывает к ней. Той, которую так долго пришлось ждать. Той, которая никак не хотела приходить. Той, которая должна была стать всем. Той, которая не умеет предавать. К его утешительницы, его последней любовнице. К смерти.
Образ. Он возникает из небытия. Он подобен дамасскому клинку, пробившему толщу панциря. Это образ из далёких времён. Из другого мира. Мира, в котором каждый ещё был самим собой. Мира, в котором каждый был человеком. Пусть смертным, но любимым. Любимым хоть кем-нибудь. Хотя бы газетчиком, который, каждое утро радостно встречал вас и делился последними новостями, пока вы расплачивались за газету; рассказывал о своём прошлом дне, пока вы изучали спортивную колонку, сгорая от нетерпения узнать счёт матча любимого "Буллз". А вы всё это слушали. Не в пол уха как все, попутно кивая головой не к месту, а по-настоящему. За что вы и снискали его любовь.
Образ.
В этом клочке воспоминаний, порождённом истерзанным разумом, снова старая добрая Матушка Земля. Очаровательная женщина с каштановыми волосами ведёт двух малышей по парку родного Чикаго. И все они весело смеются и женщина, в глазах которой читается любовь, и маленький мальчик, сжимающий в своём кулачке верёвочку, на другом конце которой улыбается клоун-шарик, а его младшая сестрёнка, указывающая крохотным пальчиком на стайку упитанных голубёй, примостившуюся на ветвях старого дуба, который раскинул свои ветви всего в трёх шагах от счастливого семейства.
"Папа, папа, смотри!!!" – раздаётся тоненький голосок девчушки.
"Папа, папа, смотри!!!" - звучит в ушах пронзительный крик, переходящий в странный вой. Вой нарастает. Он заполняет собой всё.
Наваждение развеялось.
Северт резко открыл веки. Темноты вокруг не было. Он по-прежнему лежал в хронокапсуле. Лампы изливали мягкий голубой свет. Неземной свет. Свет иных миров. Северт никогда не бывал на других планетах, но почему-то он считал, что другие миры должны выглядеть именно так. Ласкающий. Умиротворяющий. Завораживающий. Мир, полный такого света не мог быть злым и жестоким. В таком мире всё должно успокаивать, настраивать на позитив, заставлять задумываться о вечном.
Последняя мысль обеспокоила Северта. Он знал, что такое разум, и знал, к чему могут привести попытки достигнуть недостижимых интеллектуальных высот. Знал. Знал слишком хорошо.
Впрочем, времени на рассуждения не было. Звук сирены предупреждал о том, что с ним или с "Эйнштейном" что-то не так. И нужно было как можно скорее узнать что именно.
Прежде чем открыть защитное стекло капсулы Северт изучил показания датчиков. Всё сходилось, до цели его пути было ещё далеко, следовательно, автоматика не должна была его пробуждать. Мигающая зелёная лампочка на капсуле, свидетельствовала о том, что разгерметизации капсулы не произошло, а значит, проблема была в самом корабле.
Северт отсоединил проводки жизнеобеспечения, электроды мышечного стимулирования и датчики, а затем раскрыл капсулу. Немного собравшись с силами, он попытался встать на ноги, после чего сделал первые нерешительные шаги. Пять лет сна давали о себя знать. Мышцы работали, так, как будто он и вовсе не спал, но разуму было тяжело вновь взять тело под свой полный контроль. Человек осмотрел себя, стремясь понять всё ли с ним в порядке. Конечно, он знал, что с ним все в полном порядке, ведь он минуту назад просмотрел показания всех датчиков, поэтому его порыв был инстинктивным, но Северт не стал себя останавливать. Жить разумом и инстинктами, такова была программа человека, стремящегося выжить. Программа, заложенная в него самой природой, от которой он никак не хотел отказываться. Инстинкты напоминали ему о том, что он человек, а не разумная машина, и это его чертовски радовало.
Вой не затихал.
Северт скорчил недовольную гримасу. Больше всего ему хотелось вернуться назад, в сухую тёплую хронокапсулу, к своим кошмарам. Но он не имел на это право. Он должен был действовать и действовать решительно, если он хотел выжить. Сама жизнь уже давно перестала представлять для Северта какую-либо ценность, но к несчастью, он стал последней надеждой человечества. К несчастью для него самого.
Осознание величия поставленной цели и своей собственной значимости придали сил. Северт взял себя в руки.
- Освещение, - повелительно скомандовал командир корабля и его же единственный пассажир, уверенной походкой направляясь в рубку.
Коридоры "Эйнштейна" тут же озарила яркая вспышка. Она, на мгновенье ослепила человека, но в то же время окончательно вернувшего его к жизни, вырвав из цепких объятий сна.
Вбежав в рубку, Северт вначале хотел лично проверить показания всех приборов, но отсутствие времени и надоевший вой, взяли верх над его принципиальностью.
- Шахматный ферзь. Милана отчёт, - скороговоркой произнёс человек пароль активации речевого общения, и одновременно обратился к бортовому компьютеру.
- Звездолёт прошёл через скопление астероидов. Пробоин корпуса удалось избежать, но солнечный парус серьёзно повреждён. Корабль потерял скорость командор, - монотонно произнёс голос Миланы, бортового компьютера звездолета класса "Эпсилон" ЗМП – 1, носившего гордое имя "Эйнштейн", выдавая отчётную информацию. Но для Северта этот голос был подобен удару ножа в самое сердце.
Молодой и талантливый учёный программист, прославленный кибернетик и непревзойдённый гений, сумевший создать искусственный интеллект, Северт Мэтьюсон лично занимался разработкой бортового компьютера для нового звездолета межпланетных перемещений класса "Эпсилон". Новейшая система поддержания жизни, хронокамера, позволяющая останавливать течение времени для человеческого организма, которыми был оснащён ЗМП – 1, корпус сделанный из орихалка – последнего достижения металлургии, сверхлёгкого и сверхпрочного металла, совершенный солнечный парус, позволяющий достигать доселе невиданных скоростей, всё это должно было позволить человечеству, наконец-то достигнуть других миров. Корабли класса "Эпсилон", должны были стать вестниками Человека, посланцами в далёких галактиках. Вместо этого единственный законченный звездолёт стал Ковчегом для человечества.
"Эйнштейн" был первым из них, поэтому Люциус Сэймон, руководитель проекта позволил в качестве "голоса" использовать голос Миланы Мэтьюсон, жены Северта, в честь которой был назван и сам Интеллектуальный саморазвивающийся бортовой компьютер межорбитального предназначения. Как он тогда радовался и как он проклинает сейчас своё решение. Он хотел записать новый "голос" для Миланы, сразу же после смерти жены, но не успел. Не хватило времени. И вот теперь он вынужден был слушать его, так как будто это она сама говорила с ним, как будто она вовсе не умирала. Достаточно лишь обернуться через плечо, и она будет стоять перед ним. Всё такая же молодая, весёлая и… живая.
- Криокамера...
- Криокамера не повреждена командор, - ответил приятный голос, не дожидаясь, пока человек закончит фразу. Северт терпеть не мог, когда компьютер так делал, но это существенно сокращало время принятия решений в экстремальных ситуациях. В конце концов, ведь он сам его таким создал.
- Почему не был просчитан курс в обход астероидного поля?
- Поле двигалось следом за звездолётом. Скорректировать курс звездолёта в обход астероидов не представлялось возможным.
- Ремонт возможен?
- Ответ отрицательный.
Северт задумался. Он не знал что делать. Впервые в жизни он чего-то не знал. Он окончил университет, в пятнадцать лет, в двадцать он защитил докторскую, в двадцать два он получил Нобелевскую премию. В двадцать пять он стал самым выдающимся умом человечества. За два года он сделал столько открытий, сколько иным исследователям с большой буквы не дано было сделать за всю их жизнь. Он создал теорию пространственного перемещения, он создал хронокамеры, которые были пригодны для использования не только на межпланетных звездолётах, но и спасли жизни многим безнадёжно больным людям, которые мирно спали в них в ожидании, пока он не придумает лекарства от их болезней. Его называли новым Мессией. И он всегда говорил, что именно интеллект поможет сталь человеку лучше. И он даже смог доказать это, создав…
"Брэйндхелс". Так он назвал своё детище. Другие же называли его просто "вакциной от глупости". Сыворотка, одной инъекции которой было достаточно для того, чтобы самый последний двоечник стал умнее седовласого университетского профессора, большую часть своей жизни проведший среди фолиантов и рукописей, таящих знания. Наноботы, составлявшие "основу" сыворотки, Северту удалось вживить в человеческую ДНК, обладали саморазвивающимся искусственным интеллектом. Именно они стимулировали человеческий мозг. Что в итоге позволяло значительно увеличить интеллектуальные способности людей. Северт был как никогда близок к своей мечте. Мечте о высокоинтеллектуальной человеческой цивилизации, где не будет места глупости, где все по-настоящему станут равными. Идеальный мир. Утопия. Если бы всё было так. Если бы…
В один миг Мессия стал Антихристом, разрушителем мира, палачом человечества. По крайней мере, в былом понимании этого термина. В одночасье, "интеллектуально совершенные" люди, возомнили себя богами. Ведь кто ты, если не бог, когда ты силой своей мысли можешь омолаживать своё тело, регенерировать любые повреждённые ткани организма, перемещать предметы, путём мысленного воздействия на магнитные поля, читать мысли и делать многие другие вещи, ранее считавшиеся невозможными. Оглянувшись вокруг, "совершенные" узрели несовершенство и решили побороть его. Но не все люди хотели становиться новыми богами.
Создавая "вакцину", Северт не учёл один момент. Он забыл, что делает человека человеком. Он сделал акцент на разуме. И только на нём. Но когда в человеке безоговорочную победу берёт интеллект, чувства, зачастую, признают своё поражение. Они не нужны чистому разуму. В них нет рациональности, в них нет пользы, одно лишь беспокойство. Беспокойство и не нужные терзания того, что называют душой.
Северт уже ничего не мог поделать, когда вспыхнула война. Впрочем, это скорее была бойня. "Совершенным" не нужны были несовершенные рабы, поэтому пленных они не брали. Всё что им было нужно, они могли и сами создать для себя, а эмоционально неустойчивые виды лишь отвлекали их от процесса самосовершенствования. Поэтому они решили раз и навсегда избавиться от лишней головной боли. Радикально. Так же как костёр инквизиции, исцелял человека от ереси.
Сражаться с теми, кто убивает мыслью, было невозможно. В считанные часы "несовершенная" часть того, что когда-то звалось человечеством, была уничтожена. Стёрта с лица Брэйны, как теперь "совершенные" стали называть Землю.
В тот миг, когда Северт испытывал "вакцину" на добровольцах, он очень жалел, что не может провести опыты на себе. Но он и без сыворотки был слишком умён, и искренне посчитав, что не имеет никакого морального права становиться умнейшим из умных, он спас себя как человека. Но спасти человечество он уже не мог.
Его семья погибла на его глазах. Он ничего не мог сделать, он лишь был вынужден стоять и смотреть, как с губ его маленькой дочурки навсегда исчезает улыбка. "Совершенный", убивший её даже не обратил на это никакого внимания, сделав это машинально, как будто прибил надоедавшую ему мошку.
Тогда Северт знал, что ему делать. Разум, его человеческий разум говорил ему о том, как он должен поступить, а инстинкты, которые люди совершенствовали тысячелетиями, позволили ему воплотить план в жизнь. Безумный план. Гениальный план.
Он успел в генетический банк за считанные часы, перед тем как там появились "боги". Ему невероятно повезло, что ему позволили заниматься генетическими исследованиями, параллельно с конструированием "Эпсилона". Но ещё больше повезло человечеству.
Он чудом добрался до стартовой площадки, где стояла готовая к запуску ракета с прикрепленным к ней орбитальным челноком. На челноке пусть и с большими усилиями он всё же сумел добраться до "Эйнштейна", ранее выведенного на земную орбиту. На его счастье "эпидемия", как он это назвал, по срокам совпала с тестированием ЗМП – 1
Здесь его ожидало новое испытание. Люциус Сэймон и ещё пять членов команды ждали его на борту.
- А Север, - бесстрастно бросил Сэймон, когда Мэтьюсон миновал шлюзовую камеру, - Я знал, что ты прейдёшь. Ты всегда был умным малым, даже с учётом твоего несовершенства.
- И что теперь Люциус? – спокойно спросил Север, хотя внутри него всё клокотало.
- Одно из двух. Либо ты проходишь курс усовершенствования, либо прекращаешь своё жалкое существование. Для общества и для тебя было бы разумно согласиться на первый вариант. Ты только представь, чего бы ты мог добиться, став "совершенным". Каждый миг твоего существования превратился бы в несмолкающую оду разуму. Какие бы невообразимые открытия мог бы совершить твой усовершенствованный интеллект.
- Мой интеллект и сейчас кое на что способен. Хотя теперь я стал глупейшим из ныне живущих людей.
- Да уж, ирония Северт, - небрежно бросил Сэймон.
Кстати, ИСБК МП, активирован? – хитро улыбнувшись, спросил Мэтьюсом.
- Кажется да, но я точно не знаю, я не нуждаюсь в услугах жалкого компьютера, - так же без эмоций произнёс Сэймон.
- Зато я нуждаюсь, ведь я же не совершенен. Милана максимальное усиление гравитационного поля корабля!!! – прокричал Северт, запрыгивая назад в шлюз.
Тогда он знал, что делать, теперь же нет. Он собирался направить корабль к планете Серенея, что находилась на другом конце Вселенной. Там были условия аналогичные земным, она была далеко от Брейны, и что самое главное, никто не знал о её существовании. Даже сам Северт не был уверен в этом. Он вывел факт существования Серенеи математически и, основываясь на астрономических наблюдения, которые он проводил в свободное время. Знай, что его хобби станет надеждой всего человечества, то бесспорно уделял бы ему больше времени, а так приходилось действовать по наитию. Но ведь это так по-человечески.
"Совершенные" не стали бы преследовать его. Ведь он всего лишь жалкое ничтожество, не заслуживающее внимания. Да и вряд ли новые боги заинтересуются межзвездными перелётами. Их интересовал лишь процесс совершенствования своего разума и не более того. Когда-нибудь всё измениться. Когда-нибудь. Но того времени, что есть у него в запасе, ему хватит на то, чтобы возродить род людской в новом мире. А когда "совершенные" доберутся до туда, новое человечество будет к этому готово. Северт надеялся на то, что оно будет готово. Однако до нового мира надо было ещё добраться.
Его теория звёздных перелётов позволяла задать траекторию полёта, благодаря которой всего через пятьдесят лет он достиг бы цели. Червоточины, создаваемые черными дырами, должны были открыть ему путь к тёмной материи, где по его подсчётам не существовало ни времени, ни пространства. Миллионы лет становились лишь мигом. Но без паруса он не мог добраться до ближайшей к Земле чёрной дыры.
- Милана, корабль может добраться до чёрной дыры без паруса?
- Ответ отрицательный. Ресурсов корабля недостаточно.
- А если использовать центробежное движение.
- Ответ положительный.
Искра надежды вспыхнула внутри Северта.
- Милана, сколько на это уйдёт времени.
- Четыреста лет.
Тень сомнения легла на лицо учёного.
- Милана, хронокамера в состоянии поддерживать мою жизнеспособность в течение четырёхсот лет.
- Ответ отрицательный. Ресурс хронокамеры рассчитан на двести лет, - прозвучал синтезированный голос ИСБК МП.
- Всё бессмысленно! Всё безнадёжно! Все кончено! Что мне делать? Я не знаю что делать! – взбесился Северт. – Я не знаю, не знаю,… не знаю.
- Знаешь, - прозвучал голос Миланы.
Северта передёрнуло. Как часто он слышал эти слова от Миланы. От живой Миланы. В миг отчаяния, она всегда поддерживала его. Её вера воодушевляла его. Окрыляла.
"- Ты знаешь. Лишь подумай хорошенько", - говорила она.
- Вы знаете, командор, - вторил компьютер голосом любимой. – Вам нужно лишь подумать командор.
Северт замер. Он не мог поверить в происходящее.
- Вашего интеллекта достаточно для того, чтобы найти выход из сложившейся ситуации.
Компьютер лишь сформировал цепочку рассуждений, провёл анализ и сделал логический вывод, понял Северт. Но компьютер был прав. Северт знал это. Знал.
Он с самого начала знал, что его интеллект, его человеческий интеллект всегда найдёт выход из безвыходной ситуации, как это было всегда.
Он верил в это, как Милана всегда верила в него.
Северт вытер слёзы, выступившие у него на глазах.
- Милана, выведи мои наработки по межзвездным перемещениям на экраны. Мне нужно создать новую теорию пространственного перемещения.
- Исполняю командор, - как-то особенно нежно произнесла Милана.
И впервые с момента смерти жены, голос компьютера больше не раздражал Северта. Ведь это был голос его Миланы. Голос надежды. Это была его вакцина от глупости.
 
 
Siege De’Resh
 
 
 

Авторский комментарий: Хотелось бы высказать искреннюю благодарность моему корректору Андрею А., а также всем тем, кто прочёл рассказ. Надеюсь, это было не зря, и каждый из вас вынес из него что-то для себя.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования