Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

макс каперник - Коэффициент интеллекта

макс каперник - Коэффициент интеллекта

 
 
Вечером я укладывал дочурку спать. По устоявшейся традиции, перед сном, мы читали сказку. Сегодняшняя сказка была, про "Ивана - дурака".
 
- Папа, а ты помнишь, тетю Глашу?
Я, абсолютно непроизвольно, вздрогнул.
- Да, Катюша, конечно помню.
Врать ребенку, у которого до сих пор, коэффициент IQ сохраняется на отметке 200-220, было просто бессмысленно.
- Это, она вас с мамой познакомила?
Прожитые пять счастливых лет, после случившегося, вырвало из моей памяти, как сгоревшую, на солнце кожу. Резко, больно и мерзко. Я с трудом восстановил контроль над собой. Лишнее слово, вырвавшееся из моего рта, могло выдать мои эмоции. А я, побаивался реакции дочери, на мои неосторожные высказывания. Понятия добра и зла, плохого и хорошего, в ее маленькой головке, были перемешаны в дивных пропорциях. Иногда, она готова была расплакаться над грустным финалом сказки. Я был свидетелем, как в садике, вслед за ней, расплакались все дети. Да, что там дети?! Нянечки рыдали навзрыд, выходя из соседних кабинетов, в коридор. А я, приехав пораньше за дочуркой, успокаивал сторожа, дядю Мишу, тихо растирающего слезы, сидя в куче собранных, осенних листьев.
С другой стороны, она могла взахлеб смеяться, над передачей "Жизнь хищников реки Амазонки". Нужно ли рассказывать, что вместе с ней, хохотало, половина жильцов нашего дома.
- Катюша, мы с твоей мамой познакомились на одном проекте, которым руководила тетя Глаша.
Пять лет назад, я был бедным художником. На протяжении нескольких месяцев, я не мог заработать ни копейки. Мои картины не продавались, меня выкинули на улицу, за неуплату жилья. И тут, неожиданно, я увидел объявление о наборе молодых людей, для проведения научных исследований социальной направленности. Я готов был, согласится на все что угодно, лишь бы вырваться из замкнутого круга нищеты. Да и сумма указанных комиссионных, была огромной.
Услужливая память, неумолимо вернула меня к событиям, которые я безуспешно пытался забыть.
 
Секретный объект военных, пустыня Каракумы, пять лет назад.
- Добрый день. Меня зовут Глаша. Я куратор проекта, в котором вам предстоит участвовать. В результате проведенного тестирования, мною отобраны сорок мужчин и женщин, для проведения социальных исследований. Напоминаю, что при прохождении общего курса тестов, вами подписывались заявления, о неразглашении любых фактов и событий, с которыми вы столкнетесь в дальнейшем. Итак, что же мы с вами будем делать? Перед тем, как я отвечу на этот вопрос, приведу небольшие справочные данные, из истории нашей многострадальной цивилизации. Вся история человечества, это история войн, конфликтов и междоусобиц. По большому счету, все мы, дети войны. Чем новее история человечества, тем больше вражды и ненависти в людях. Как только наступает возраст половой зрелости, мужчины и женщины, считают своим долгом, идти и проливать чужую кровь, растаптывая чужие идеалы и верования. Даже, причина возникновения любого конфликта, как не парадоксально, вторична. Человечество, постоянно жаждет войны и насилия. И с этим приходится считаться.
Аудитория молчала. Молодые слушатели в зале, с интересом посматривали по сторонам, друг на друга. Предложенная лекция их интересовала, как приятное продолжение к выгодному подписанному контракту, и, не более того.
- Выход есть - Глаша обвела присутствующих глазами и продолжила - более глубокое изучение сути данной проблемы, привели нас, к неожиданным результатам. Современная цивилизация, в силу развития своей цивилизации, постоянно повышает свой интеллектуальный уровень. Этот процесс носит скачкообразный характер. При этом, каждый следующий скачок, общей интеллектуальной массы планеты, несет в себе черты, не только количественного, но и качественного роста. Параллельно с приведенным развитием интеллекта на планете, растет количество войн и конфликтов. Другими словами, чем умнее мы становимся, тем быстрее и эффективнее хотим уничтожить себе подобных. Человечество, этакая птица феникс, возродившаяся из пепла. Но стоит ли доводить нашу историю, до абсурдного финала самоуничтожения? Мы попробуем с вами, пойти в обратную сторону. К нашим истокам. Мы будем уменьшать коэффициент интеллекта, анализировать уровень агрессии индивидуума и представленного сообщества.
- Вы что, хотите сделать из нас идиотов?
- Хороший вопрос. Нет, я хочу сделать из вас, менее агрессивную человеческую среду. На основе наших опытов, мы хотим доказать, что необходим контроль уровня интеллекта каждого жителя планеты, и таким образом, общего интеллектуального фона Земли. Только подобные тотальные действия, помогут удержать уровень агрессивности всей планеты. Снизить уровень преступности, навсегда забыть о войнах.
- Как же мы будем жить, если не будем прежними?
- Давайте выясним для себя, один интересный нюанс. Среднестатистический человек набирает необходимый багаж знаний и опыта, примерно до семнадцати, двадцати лет. Подходя к этому рубежу, он заканчивает заниматься в различных учебных заведениях, получив фундаментальные знания о внешнем мире. От рождения до периода возмужания, человек изучает окружающую социальную среду обитания. Разбирается, в каком мире он живет. В его голове формируются определенный веер шаблонов поведения, его реакции, на любые внешние раздражители. Дальше, интеллект, как таковой, перестает использоваться. Включаются, записанные в архивах подсознания, шаблоны. Они заменяют, необходимую на ранних стадиях развития, высокую интеллектуальную активность. В повседневной жизни, интеллект начинает просто мешать. Испытывая интеллектуальный голод, он требует постоянного включения, во все новые информационные потоки. В большинстве случаев, интеллект не получает доступа к ним, в связи с отсутствием жизненной необходимости. Происходит накопление огромного количества неизрасходованной энергии, получающее свою разрядку во внешней агрессии. Мы постараемся доказать, что работа интеллекта важна только при формировании личности индивидуума. Дальнейшее использование "включенного" интеллекта, губительно для человеческой расы. Если есть еще вопросы, поднимите руки?
В зале почти одновременно поднялось несколько рук. Глаша, не выбрав никого, подвела итоговую черту.
- Я вижу, мы переходим к ненужным, философским дебатам. Еще раз откройте договор, просмотрите сумму вознаграждения за принятие участия в проекте. И закройте его, вместе со своими ртами – голос Глаши стал суровым, глаза пускали в окружающих злые молнии.
- Мы никого насильно не держим, вам необходимо сделать выбор, прямо сейчас! Остальные могут покинуть помещение.
Поднятые руки опустились, пару человек поднялись и вышли из зала, в сопровождении охраны.
- Ну, а теперь, когда мы избавились от крыс, которые баламутили все стадо, перейдем в ваш новый дом. Это, современный жилищный и медицинский комплекс.
Показываемое Глашей помещение, напоминало съемочные студии, для записи молодежных реалити - шоу. Несколько общих холлов, столовая, спортзал, большая рабочая комната и индивидуальные жилищные блоки. Все входы и выходы , перекрывались, на все время проведения эксперимента.
- Вот здесь, вы будите жить, здесь отдыхать и общаться. Два раза в день, необходимо проводить в рабочей комнате, для просмотра учебного материала и прохождения периодических тестов. Также приветствуются совместные, спортивные игры – футбол, регби, бейсбол. Мини - стадион, в вашем распоряжении. По всему периметру помещений расположены блоки бесконтактной аппаратуры, волнового типа. По заложенной в них программе, будет производиться плавное подавление интеллекта, по всему периметру жилищного комплекса. Указанные операции, абсолютно безвредны. Они не будут доставлять вам дискомфорт. Вы просто, ничего не почувствуете. По мере необходимости, я буду общаться с вами, в комнате переговоров. Думаю, для начала, достаточно информации. Остальное, в процессе исследования.
Проект проводился на протяжении одного, календарного года.
Дни, побежали за днями, похожие один на другой, как листы бумаги. В себе, я не чувствовал никаких существенных изменений.
Участники проекта быстро разбились по группам. Образовавшимися группами проводили все свободное время, занимались и отдыхали вместе. Смотрели учебные фильмы с элементами жестокости и насилия, периодически сдавали анализы и тесты в мед. блоке. Гоняли в футбол, устраивали вечеринки, выпивали и болтали до утра.
В моей группе, и оказалась Натали. Она была весела и обходительна. При любой возможности, мы старались быть вместе, и незаметно для себя влюбились друг в друга. Союзы, между участниками, проектом не возбранялись. И, вскоре, мы с Натали, стали жить вместе. Проблемы начались, когда мы узнали, что Натали беременна.
Глаша категорически отказалась отпустить Натали домой, угрожая судебными тяжбами и бюрократической волокитой. Она разрешила плановый медицинский контроль и полноценные обследования. Мы с Натали подумали, что все, не так уж и плохо. Мы смирились с неизбежным, продолжая жить и участвовать, в проводимом эксперименте. Роды должны были пройти после проекта, а это для нас, было самое главное.
Боже, как мы тогда ошибались.
Как-то ночью меня разбудил крик. С трудом разлепив глаза, я увидел Натали, сидящую на полу, в слезах. Она тогда была, уже на четвертом месяце беременности.
- Что, что случилось, любимая?
- Думать! А! Она. Думать, думать! Искать выход! Она. Спаси, помоги, пожалуйста!
- Кто, кто, она?
- Она руководит мною, заставляет делать ужасные вещи!
Я смог успокоить ее только под утро. Натали провалилась в беспокойный кратковременный сон. В тот же день, по настоянию Глаши, ее перевели в отдельный, изолированный медицинский блок. Теперь мы могли общаться только, через непроницаемое стекло и то, в определенные дни. Натали чувствовала себя, то лучше, то хуже. На седьмом месяце, боли и видения прошли. Дела шли на поправку. Глаша настоятельно рекомендовала, оставить молодую маму, до конца эксперимента, в изоляторе, под наблюдением медиков. Оставался всего месяц пребывания в стенах этого объекта, и мы опять согласились. Глаша ликовала, говорила, что эта беременность – настоящий прорыв, в ее исследованиях. Но, все покажет, только заключительный этап.
Я помалкивал. Для меня было главным, здоровье моей половинки и наш будущий ребенок.
Следующий день, я запомнил только урывками. Как говорила Глаша, эксперимент походил к финальной фазе. А значит, уровень нашего интеллекта незаметно и неминуемо падал. Участники проекта давно перестали общаться друг с другом, ограничиваясь короткими фразами. Игры перестали нас интересовать. Мы часами смотрели фильмы, ели, спали. Или просто бродили по футбольному полю, наслаждаясь хорошей погодой.
Как обычно, после обеда, я прогуливался по стадиону. В голове не было никаких мыслей, я смотрел на солнышко, и мне было хорошо. И тут, случилось непредвиденное. Свет померк, перед глазами и я упал.
Я, вдруг, потерял сознание. Очнулся, с трудом, поднял голову и сел. Голова была тяжелой, глаза с трудом открылись и сфокусировались. С моего рта, предательски текли слюни. Я не мог, даже вытереть их! Просто сидел и тупо мычал. Тех участников, которых я смог увидеть, подстерегла такая же участь. Мое тело, было неподвластно мне.
Позже, вспоминая и анализируя тот день, думаю, что понижение интеллекта, было не плавным, а рывковым. Да, в процессе эксперимента, мы стали немного заторможенными, тихими, безобидными людьми. Воздействие поля, хоть и понижало нашу активность, но мы продолжали жить нормальной жизнью. А сейчас, в один миг, все превратились в стадо животных. Даже не животных, а неповоротливых растений. Ползая по траве, не в силах подняться, мычали и пускали слюни. Рефлекторно, меня потянуло, к моим ближайшим собратьям. Мы настырно ползли, друг навстречу другу. Трое из нас, уперлись головами друг в друга, да так и застыли. Что-то пошло не так. Ежедневное, незаметное воздействие, сменилось настоящей атакой. Моментальным ударом, по всем участникам. Телесное соединение участников по группам, могло быть вызвано чем угодно, хотя бы несуществующим законом сохранения интеллекта. И, если угодно, его борьбой за выживание. Когда разум отдельных физических представителей стремиться к нулю, в последней битве, пытается выжить разум объединенный. Коллективный. Но все эти мысли, мне пришли в голову, намного позже. Сейчас, все мои действия, как и действия моих собратьев, были только рефлексами. Рефлексами, заложенными матушкой - природой, при рождении рода человеческого.
 
Вначале, я только слышал тяжелое дыхание, моих собратьев, а ныне, животных. На наших лбах выступил пот, мы мычали и испражнялись, как коровы в стойле. Потом, как искра, в моей голове, родился запрос. Он настолько отличался, от моего животного состояния, что я резко дернулся всем телом. По цепочке, дернулись и мои собратья по несчастью. Запрос был четким, по содержанию, и резким, по форме.
"Папа, папа, где ты?". Я увидел, какой-то нежный и теплый образ. Протянутые вперед, маленькие, детские ручки.
"Да, я здесь", почему-то утвердительно ответил я.
"Иди ко мне, я у Глаши". Это было больше похоже на приказ, чем просьбу.
Но я, как и мои братья по разуму, мог только мычать и биться лбом, друг об друга.
"Я помогу тебе сейчас, иди я жду". Вслед за этим мысленным контактом, пришла боль. Голова, просто раскалывалась на части. Боже, как тяжело, заново начинать думать, анализировать, принимать информацию. Меня вывернуло наизнанку, но мои кратковременные братья по несчастью, даже не почувствовали этого.
Мне было очень тяжело, по телу бил озноб. Голова, как старая поломанная и проржавевшая система, с трудом принимала лавину поступающей информации.
Еще несколько раз мой организм очищался, приступами извержений содержимого желудка. Наверное, мыслям было тесно в моей бедной голове, и они старались наполнить все мое тело. Потом, боли ушли. Я почувствовал силу и знания, что и как мне нужно сделать. Поступившая информация, не принадлежала мне, и была далека от жизненного опыта неизвестного художника. Извинившись, перед братьями по несчастью, я резко поднялся на ноги. Меня слегка покачивало, но видимо, мой организм уже адаптировался.
Мои ноги понесли меня к административному блоку. Участникам проекта доступ туда был закрыт. Меня, этот факт, ничуть не остановил. Я четко знал, куда мне нужно пойти. Рука свободно ввела необходимый код, и недоступные мне, ранее двери, открылись. Один коридор, поворот, еще один. Обслуживающий персонал не встречался мне на пути, и это настораживало. Еще один поворот, и я попал в просторный холл. Десяток охранников и несколько медиков, интенсивно повторяли мои недавние упражнения на стадионе. Ползали на четвереньках и истошно мычали. Оружие военных, тут же валялось на полу в лужах испражнений. Создавалось впечатление, что прибежав по зову тревоги, охрана столкнулась с атакой, подобной той, что я уже пережил. По бокам зала, стояли компьютеры. За столами сидели операторы, глаза их закатились. Они смотрели пустыми глазами в мониторы и улыбались. Картина происходящего вокруг, была похожа, на третьесортный фильм ужасов. В центре зала, в высоком кресле, сидела бледная и взъерошенная Натали. Голова была высоко поднята, как у слепых людей. Глаза закатились, обнажив красноватые прожилки белков. Руки лежали на животе и нежно его массировали. По бокам кресла висели оборванные провода, выдернутые из тела Натали.
"Осторожно, сзади!". Я, едва успел среагировать. Ноги согнулись, рука рефлекторно поставила блок. Глаша, в каком-то дурацком, блестящем шлеме, накинулась на меня с огромным кухонным ножом.
Мне удалось вырвать нож, и опрокинуть Глашу на землю. Каким образом, я овладел приемами рукопашного боя, оставалось для меня загадкой.
"Шлем! Сними! Она безумна!". Я выполнил приказ, не задумываясь. Агрессивная маска сползла с лица Глаши, вместе со шлемом. Пару жестких ударов по болевым точкам, усмирили Глашу и отправили в нокаут. Я подбежал к Натали, обнял ее, поцеловал. Она была в гипнотическом трансе. Не реагировала на мои слова, только продолжала гладить живот, скрюченными, от напряжения, руками.
Глаша, очнулась через несколько минут. Встать она не смогла, отделал я ее основательно.
- Девочка моя, ты все-таки смогла, тут всех поставить раком – выдавила из себя Глаша. Глаза ее вылизали из орбит, а изо рта пошла пена. Она согнулась и встала на колени.
- Все-таки смогла. Не зря, я так накачивала твой мозг! Я вкладывала, все только в тебя. Забирая у них - речь Глаши напоминала пулеметную очередь. Быстрые и короткие фразы вылетали из ее рта. Голова при этом совершала круговые движения, как будто, она была под наркозом.
"Да тут, не в побоях дело! Кто-то контролирует ее!". Пришла запоздалая мысль. "Ее, и всех нас! Мама дорогая, и это, наверняка, моя, еще не родившаяся дочурка!?"
- Смогла. Ты смогла высосать из них все мозги. Без всякой аппаратуры!? Накрыла полем весь институт! Всю базу! Сама сделала то, о чем я только мечтала! Забрать интеллект у взрослых. Дать его с избытком, детям. Только, самым талантливым детям. Контроль! Власть! Никаких бунтов. Революций. Недовольных. Только каста гениев. На вершине власти. И, я! Внизу. Толпы безумцев. Новая раса! Контроль. Власть.
Дальше ее речь стала бессвязной. Голос стал утихать, а тело сложилось, как у плюшевой игрушки.
- Дочка? – с сомнением спросил я, обращаясь к Натали
- Да, папа – рот Натали неожиданно открылся, и слова вырвались наружу – нам пора идти, я не могу одна, их долго сдерживать.
Я взял на руки тело моей беременной подруги, и начал пробираться к выходу. Как вы понимаете, нашел я его без труда и никто нам не помешал. Везде, нам встречалась одна и та же картина – с трудом передвигающиеся, мычащие сотрудники базы.
Разгулявшаяся фантазия, сразу преподнесла образ взрыва, который поднял гриб, накрывший всю базу. Только бомба, была интеллектуальная.
- Папа, а как ты относишься к тете Глаше?
Вопрос дочурки вырвал меня из вязкой пелены воспоминаний.
- Она виновата в смерти твоей мамы. Это чудо, что ты смогла выжить, после родов. Как после этого, я могу, к ней относится?
- Понятно, папа. Понимаешь, она. Она приходила вчера к нам в садик.
Меня прошиб холодный пот. Только- только мы начали нормальную жизнь. После рождения Катюши, меня таскали по разным инстанциям, изводя вопросами и допросами. Проект решено было заморозить, с его участниками попрощаться. Нас спасло только то, что все до единого, участники эксперимента и обслуживающий персонал, свидетели тех трагических событиях, разом потеряли память. Я думаю, в этом, заслуга моей дочурки. Катюшу еще целый год держали в каком-то закрытом медицинском центре. Я не отходил от нее, ни на минуту. Ученые разводили руками. Коэффициент интеллекта моей дочери, после рождения составлял 300 единиц. Может, это и способствовало, смерти ее матери. По их прогнозам, к ее совершеннолетию, она сможет опуститься до уровня интеллекта обычного, человеческого гения. А там, как бог даст. Мне кажется, они просто испугались ее. И тому, что она может сделать. Даже, неосознанно. По этому, нас и отпустили. Правительство выделило хороший компенсационный пакет, и мы неплохо устроились. Зажили в маленьком городке, обыкновенной жизнью добропорядочных граждан. Мы никогда не говорили с ней, о том, что произошло. Но прошлое, не хотело нас отпускать.
- И что она хотела?
- Меня она не узнала. Приглашала в свой, новый центр, для одаренных детей.
- И?
- Ты знаешь, мне стало любопытно! Ты не хочешь, со мной заглянуть к ней?
 
После эксперимента, я стал совсем другим человеком. Возможно, моя дочурка, наделила меня качествами, делающими меня сильнее, целеустремленнее. Возможно, после обнуления, мой мозг заработал, в другом, лучшем качестве. Не знаю, вопросов осталось много. Правду знала, только Катюша. Но, она молчала. А я, боялся спросить ее, как она это сделала. Как мы, смогли вырваться с этой крепости, где хозяйничала взбесившаяся хозяйка Глаша. Я боялся, что все это слишком сложно и много, для одного маленького и еще очень хрупкого создания.
Я боялся, что вся ее, неведомая мне и другим, сила, не поможет ей. В этом мире хитрых, безжалостных и жестоких взрослых. Но, перечить моей Катюше, я не мог.
Почему-то, мне стало по-настоящему страшно.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования