Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Евгений Курченков - ТЕСТЕР АЛЬРАМИ

Евгений Курченков - ТЕСТЕР АЛЬРАМИ

- 1 –

 

Алексей живет в ближнем Подмосковье, всего в десяти километрах от МКАД, но на работу в столицу, предпочитает ездить на общественном транспорте. Машина у него, конечно, есть – француженка по имени «Жюли», но стоит она в гараже и использует он ее, только тогда, когда его путь лежит в противоположную сторону – от Москвы. Все дело в автомобильных «пробках», которые ужасно его раздражают, тем более по пятницам, а сегодня именно она и была.

Рабочий день закончился на час раньше, и Алексей спешил в метро, чтобы успеть до возникновения часа пик. Возле входа как всегда толпились люди, кто докуривал сигарету, кто тянул пиво, а кто просто ждал. Алексей мельком взглянул на них и быстро направился внутрь. Одно из лиц ему показалось знакомым, но сразу вспомнить, не получалось. По инерции  он добежал до турникета, и только здесь его вспомнил. Он резко остановился, вызвав недовольный ропот сзади идущего человека, развернулся и направился в обратную сторону, к выходу.

Его старый друг стоял в стороне от входа в метро. Это был, несомненно, он. Алексей не мог ошибиться, в сером костюме и клетчатой рубашке без галстука, его товарищ, стоял в стороне, в руке дымился окурок сигареты.

- Все еще куришь! – обратился к нему Алексей.

- Курю. – Ответил мужчина, повернувшись к нему и пристально его разглядывая.

- А я бросил, почти десять лет назад, еще в Армии в конце службы.

- Я за вас рад! – ответил мужчина.

- Витек! Да ты что не узнаешь меня что ли? Я Леха, помнишь?

- А ведь и, правда, Леха! Здорово! – обрадовался он. – Да разве тебя узнаешь – вон какую бороду отрастил!

- Зато я тебя узнал, правда, не сразу. Сколько времени то утекло, лет десять наверно?

- Двенадцать!

- Точно двенадцать! – последний раз на твоих проводах виделись, а потом все, пара писем и судьба-злодейка развела в разные стороны. Слушай, ты ждешь кого?

- Да нет, - ответил Виктор, - время убиваю. С самого утра в Москве, а сейчас собирался на вокзал ехать, там переждать, автобус только через три часа.

- Вокзал Савеловский?

- Он самый.

- Вот что, - Алексей положил ему руку на плечо, - время еще полно. Я здесь недалеко работаю и знаю один хороший кабачок поблизости, айда туда поедим, отдохнем, поболтаем, а на вокзал еще успеешь, он тут совсем рядом.

- Да нет, Леш, как-то неудобно.

- Неудобно знаешь, где… Я зову – я угощаю, слава богу, аванс на карточку сегодня капнул, и я его уже сгреб. Помнишь у Вовы: «Нет бы, раскошелиться, и накормить пришельцев, а он не мычит, не телится». Это не про меня! – Алексей его слегка подтолкнул и они пошли.

На улице стояла середина августа, вроде еще лето, но осень уже протянула свою серую руку к деревьям, брызнув на них желтизной и оборвав горсти листьев. Они шли по небольшому скверу и расспрашивали друг о друге, вспоминая свою юность.

- Ты живешь в П…? – спросил Алексей.

- Нет, перебрался в Р…, я же закончил радиотехнический, там и остался.

- Помню, помню! Сколько нам было лет? По шестнадцать, когда мы пугали летчиков. – Алексей набрал побольше воздуха, зажал нос и произнес, гнусавя по слогам: «Го-во-рит ле-та-тель-ный ап-па-рат вне-зем-ной ци-ви-ли-за-ции! Вы пер-вы-е с кем мы выш-ли на связь на э-той пла-нете, со-об-щи-те в аэ-ро-порт – и-дем на по-сад-ку, и-дем на по-сад-ку пу-сть го-то-вят по-ло-су»!

Виктор засмеялся:

- Да было дело.

- Ты тогда собрал такой мощный передатчик, что мы могли слушать переговоры диспетчеров из аэропорта с летчиками из самолета, пролетающими над нами на высоте десять тысяч метров.

- Дорого нам эта шутка тогда обошлась. Хорошо КГБэшники с начала  к Сереге приехали…

- Сам виноват – не будет такую антенну ставить, за километр видно было, вот они к нему и нагрянули, думали, что это он. Всю аппаратуру забрали у бедняги, а только потом к нам приехали, но мы, то уже к тому времени самое ценное успели спрятать.

- Успели, - повторил Витька, - только все равно чуть не посадили.

Так за разговором они незаметно подошли к кафе. Свободных мест оказалось много. Друзьям приглянулся столик в углу, за который они и сели.

- Первое будешь? – спросил Алексей.

- Нет.

- Тогда может по шашлычку?

- Давай!

- На гарнир что - рис, картошка, рожки?

- Пожалуй, картошка.

- Жаренной! – он поднял указательный палец, - а еще селедочки с лучком, пару салатиков и водки грамм триста – хватит?

- Много!

- Витя не смеши мои коленки, мы в молодости пили больше!

Он улыбнулся. Стол был накрыт и разговор продолжился.

- Говоришь, закончил радиотехнический? -  спросил Алексей.

- Да.

- А потом?

- Остался в институте.

- В аспирантуре?

- Да.

- Ну что да, да, да! – возмутился Алексей. – Не скромничай, у тебя еще в детстве голова была светлая. Мы шлялись по дискотекам, да по подворотням, а ты все схемы паял, и собирал разные электронные штуки. В институте тоже чего-нибудь собрал?

- Собрал в аспирантуре один прибор.

- И что?

- Кандидатскую на нем защитил.

- Вот! Я так и думал, ты за двенадцать лет абсолютно не изменился – такой же «болтун» как и раньше! Ну, что, - сказал Алексей, поднимая рюмку, - с начала за встречу, а потом за твою кандидатскую.

Звякнули полные граненые рюмки и тут же опустели. Вилкой Алексей подцепил несколько колец лука и отправил себе в рот:

- Как называлась диссертация?

- «Распознавание амплитудных составляющих в слаботочных сигналах».

- В «слаботочных», говоришь, - задумался он.

- Леха, а что ты про себя-то ничего не рассказываешь. – спросил Витя.

- Вот, выпьем по второй, - отвечал он, наполняя рюмки из пузатого графина, - тогда и скажу.

- Говори! – напомнил Виктор, когда Алексей выпил водку и проглотил кусок шашлыка.

- Меня ведь тоже учителя не зря в школе учили. – Начал Алексей. - После Армии поступил я в медицинский институт на кафедру исследования деятельности головного мозга. По окончании оказался в лаборатории одного известного доцента. Во время перестройки, когда безработица и нищета взяли за горло, доцент в бизнес подался, многие тогда в торговлю ушли, а я остался. Тема, над которой мы работали, была очень интересной, и мне казалось, что вот-вот результат будет. Не поверишь, я до сих пор убежден, что мы подошли очень близко к разгадке. В общем, после ухода доцента, назначили меня заведующим лабораторией. Годик мы кое-как перебивались, а потом ректор решил прикрыть нашу лабораторию, но спасибо спонсор нашелся. Приборы начали появляться с Запада, конечно, не самые новые, но гораздо лучше, чем были у нас. Год назад добился я разрешения на исследование человеческого мозга, а то все крысы, собаки да кролики были, чувствую, близки мы к открытию, Витя!

- А над чем работаете?

- Понимаешь, когда служил в Армии, подружился с одним парнем с Украины, Володей его звали. Глухой он был, звуки слышал, но очень слабо, как его взяли в Вооруженные Силы, до сих пор не пойму. Знаю только, что хотел он очень служить, может, поэтому и взяли. Только лучше бы не брали - погиб Володя - на мине взорвался, окрика моего не услышал. Вот и поставил я себе тогда цель изучить причины глухоты, вызванные нарушением работы головного мозга, чтобы помогать таким людям. Ну да ладно, давай выпьем, не чокаясь, помянем моего боевого товарища.

- Я скажи мне, - спросил Алексей после небольшой паузы, - ты зачем в Москву приезжал?

- Работу ищу.

- Неужели в таком большом городе как Р… нет работы для специалиста, как Витя Новин?

- Работа есть, деньги не платят, а у меня дочка!

- Тогда выпьем за твою дочку, а работу тебе найдем, хорошую работу, это я тебе говорю Алексей Семенович Панов!

Остатки водки из графина разлили по рюмкам и выпили.

- Пойдешь ко мне в лабораторию? – вдруг спросил Алексей.

- А что я у тебя буду делать?

- Однажды, - начал он после небольшой паузы, - в 1875 году один умный мужичек из Англии - Ричард Катон, установил, что в мозге возникают электрические потенциалы разной величины. Ты как радиофизик знаешь, что к чему приводит разность потенциалов?

- Если между ними проводник, то возникнет ток! – ответил Виктор.

- Верно! Очень слабенький ток, а теперь еще раз скажи, как называлась твоя кандидатская?

 

- 2 -

 

В понедельник Виктор Новин был принят в лабораторию Алексея Панова на должность консультанта по электрическим сигналам, возникающим в коре головного мозга. Алексей Семенович, а именно так все здесь называли Алексея, добился у руководства института появления этой новой должности в штате лаборатории. Он сумел доказать ректору, что им сейчас просто необходим специалист как раз в области радиотехники и с приходом такого профессионала, как кандидат технических наук Виктор Петрович Новин,  лаборатория  совершит небывалый скачок в исследованиях мозга человека.

Коллектив лаборатории состоял всего из четырех человек, включая самого Алексея Семеновича.

- Ученые и ученицы! – громко произнес Панов для привлечения внимания всех сотрудников. – Разрешите вам представить нового члена нашего небольшого коллектива, и моего старого друга Виктора Петровича Новина. Он займется, а вы все ему в этом поможете, тем, чем мы еще никогда не занимались, а именно расшифровкой сигналов из мозга человека!  Познакомься Виктор Петрович, это Алена, она у нас недавно, всего три месяца…

- Четыре Алексей Семенович! – сказала стройная девушка.

- Четыре, так четыре. Она занимается нашими четвероногими пациентами, а заодно уже сейчас собирает информацию для своей дипломной работы. По окончании этого учебного года Алена станет дипломированным врачом, и думаю - она будет хорошим специалистом.

- Это Сергей Иванович, - высокий худой мужчина тридцати лет, протянул руку Виктору, - мы с ним вместе работаем уже лет пять, он старейшина нашего коллектива, ходячая энциклопедия по вопросам истории изучения мозга. А это Петя, - молодой парень примерно двадцати трех лет встал со стула, - тоже студент вечерник, ему еще два года тянуть лямку, вечером он ходит на кафедру, а днем здесь разрабатывает компьютерные программы и алгоритмы ВП.

- Чего? – спросил Виктор.

- Вызванные потенциалы. - Ответил парень. - Это когда при воздействии на одно из чувств пациента фиксируются изменения потенциалов в коре головного мозга.

- Ничего, ничего, - похлопал по плечу друга Алексей, - через некоторое время ты будешь знать все тонкости нашей работы. А сейчас зайдем ко мне я в двух словах, объясню твою задачу.

Кабинет Панова представлял собой маленькое помещение, которое раньше являлось частью лаборатории, но теперь было отгорожено стеклянными звукоизолирующими панелями. Ближе к стене стоял старый письменный стол, сделанный из ДСП, сверху во всю его длину и ширину, лежало мутное оргстекло. На дальнем углу стола расположился монитор компьютера и клавиатура, другой угол был завален разными бумагами и диаграммами. За столом и напротив него стояли два деревянных потрескавшихся, но еще крепких стула. Рядом находился большой, местами, провалившийся диван, обтянутый дерматином.  Над ним висели три профиля вождей пролетариата: Маркс, Энгельс, Ленин. Помещение кабинета, отчетливо напоминало недалекое прошлое Советского Союза.

Алексей плюхнулся на диван и пригласил Виктора:

- Садись! Ничего не хочу здесь менять, мне кажется, есть особая прелесть в старых вещах, здесь как будто живет душа прошлого, и ты как в машине времени возвращаешься назад. Ладно, это все лирика, а теперь давай о деле!

- Давай, давай, давно жду, чувствую, есть у тебя какая-то секретная мысль.

- Есть Витя, есть!

 

-3-

 

То, что попросил сделать Алексей Виктора, представлялось очень сложной задачей, но это только подстегивало радиотехника. Даже если бы за ее решение не платили деньги, Виктор все равно бы ей занялся, слишком интересной показалась ему идея, и слишком восторженно о ней говорил его друг.

Сначала Алексей коротко рассказал Виктору, как происходит изучение деятельности головного мозга, в современной медицине и какие используются для этого приборы. Объяснение сводилось к тому, что существует два основных способа изучения. Первый – снятие электроэнцефалограммы  с помощью системы десять-двадцать, которая представляет собой особую схему размещения электродов на поверхности головы. Второй – изучение изменения магнитного поля головы с помощью СКВИДов.

- Я знаю, что такое СКВИД, - ответил Виктор, - это сверхпроводящий квантовый интерферометр, служащий для измерения очень слабых магнитных полей.

- Совершенно верно, как все-таки приятно разговаривать с профессионалом. – Обрадовался Алексей. – Так вот при внешнем воздействии на органы чувств человека или животного производятся наблюдения за полушариями или отдельными участками мозга. Все полученные данные обрабатываются, собираются и анализируются и только потом делаются определенные выводы. Есть еще один способ, мы его называем МЭГ – магнитоэнцефалограмма, это когда исследование проводятся одновременно по первому и второму способу. Все эти методы изучают лишь поверхностные процессы в коре головного мозга, но меня интересует то, что происходит внутри!

- Разве не пытались вводить электроды внутрь мозга?

- Пытались, Витя, так называемый стереотаксис, но так или иначе электрод вносил изменение в структуру мозга и не мог дать правдивых результатов. Я говорю совсем о другом!

- О чем? – заинтересовался Виктор.

- Представь себе мозг, как клубок проводов, даже не один клубок, а множество отдельных клубочков, которые соединяются в единую систему. По этим проводам с огромной скоростью проскакивают электрические разряды. Этих проводов сотни тысяч, а  иногда может быть несколько миллионов, и по этим миллионам проводов пролетают за тысячные доли секунды электрические разряды, которые управляют всем организмом человека – сердцем, печенью, химическими реакциями. Этот биологический процессор знает все об организме своего носителя, и он следит и контролирует деятельность всего организма, каждой его клеточки!

Он замолчал, глаза его смотрели куда-то вдаль и излучали удивительный свет, словно он видел перед собой этот клубок нервной системы, состоящий из множества нейронов по которым разноцветными искрами вспыхивали электрические разряды.

- Я хочу Витя, поймать и прочитать хотя бы часть этих сигналов. – Сказал он. – Представляешь, какие это сулит возможности для медицины! Можешь ли ты мне в этом помочь и собрать прибор, который бы позволял улавливать и распознавать эти сигналы. Не все конечно, и не каждый в отдельности, я прекрасно понимаю, что это вряд ли удастся сделать, но хотя бы группы сигналов, отвечающих за те или иные функции человека. Представь, огромный оркестр, состоящий из тысячи музыкантов с различными инструментами, услышать в общем, потоке музыки одну скрипку крайне сложно, но услышать все скрипки, играющие одинаковую мелодию вполне возможно! «Распознавание амплитудных составляющих в слаботочных сигналах» - тема твоей диссертации это ведь так близко к тому, о чем я тебя прошу!

Виктор молчал. Алексей смотрел на него своими светлыми сияющими глазами и ждал, но его друг продолжал молчать, опустив взгляд. Наконец он произнес:

- Интересно, очень интересно, но тогда мне нужно знать все об этих сигналах: мощность, количество, изменение магнитных полей которые они вызывают, а особенно частоту дискредитации.

- Есть мой друг, есть, - обрадовался Панов, - мы в последнее время как раз этим и занимались, все тщательно фиксировалось и заносилось в базу данных. У меня в компьютере хранится самая полная информация  по этим сигналам, более того выявлены участки головного мозга, которые отвечают за различные  ВП.

- Вызванные потенциалы? – улыбнулся Виктор.

- Да, да они!

- И еще! Скорее всего, Леш, мне понадобятся микросхемы, которые в России не выпускаются, их нужно будет заказывать в Европе и Японии.

- Без проблем Витя, без проблем, если надо я свою «Жюли» продам, лишь бы прибор собрать!

 

-4-

 

Прошло больше трех месяцев.

Спонсор проявил необычайную расторопность при выделении нужной суммы для закупки необходимых материалов. Счет на микросхемы, который Виктор предоставил через три недели после устройства на работу, на следующий же день был оплачен. Еще через месяц запчасти были доставлены в лабораторию, и больше месяца понадобилось для сборки и регулировки прибора. Наконец последняя осциллограмма приняла необходимую форму. Виктор встал из-за стола потянулся и с удовлетворением потер руки:

- Осталось научить его слушать и говорить!

- Что, что? – спросил Алексей и направился к другу.

- Прибор готов, но пускать его в дело еще рано, он как маленький ребенок, нужно вырастить из него взрослого, а для этого понадобится  время. – Глаза у него блестели, лицо раскраснелось, – сейчас нельзя спешить нельзя, поддаться азарту, сколько приборов я так загубил, может быть даже надо сделать перерыв работе.

- Вот это верно! Это верно! Ты уже два дня сидишь здесь безвылазно, давай-ка, - он посмотрел на часы - сходим в наше кафе, отметим это дело и обсудим, что делать дальше.

- Давай! Леш, только нам понадобится человек, который научит мой прибор разбираться в сигналах! Потребуется еще дня два, три, если мы начнем завтра, то закончим к концу недели.

- Начнем, обязательно начнем! – ответил Панов, взял друга за руку и повел его к выходу.  

- Мы сделаем следующее, - продолжал Виктор, - возьмем вашу «шапку» десять-двадцать, оденем ее на голову человеку, который будет произносить различные тексты, словосочетания, предложения. Прибор зафиксирует сигнал, возникший в голове испытателя, разложит его на амплитудные составляющие и запомнит их. Таким образом, в следующий раз, когда он зафиксирует такие же сигналы, возникшие в голове другого человека, он сможет распознать их преобразовать и вывести в виде текста на экран монитора и в виде звука через динамики.

- Отлично, это как раз то, что надо, а сможем мы не только узнать, что нам говорит пациент, но и сами разговаривать с ним?

- Конечно! Связь будет двух сторонняя.

- Офигеть! Мы сможем читать мысли людей и даже говорить с ними, если человек находиться в бессознательном состоянии, спит или если он нас не слышит! Это как раз то к чему я так стремился! Ты гений Витя! – воскликнул Алексей!

- Рано еще, рано, но прибор живой – на сигналы отзывается!

- А как же мы его будем учить, какие тексты будем читать?

- Я уже думал над этим, - ответил Виктор, - тексты должны быть двух видов: разговорный и научный. По разговорному тексту возьмем читать, конечно, Пушкина Александра Сергеевича у него самый большой словарный запас, а вот по научному надо подумать.

Они уже подошли к кафе, когда вдруг Алексей остановился.

- Два раза!

- Что два раза? – удивился Виктор.

- Два раза надо прочитать тексты, первый раз вслух, а второй раз мысленно. – Ответил Панов.

- Согласен, чем больше мы соберем информации, тем лучше. – Сказал Виктор, усаживаясь за свободный столик, - надо бы еще установить программу «Переводчик», вдруг больной окажется иностранцем.

- Хорошая мысль!

К столу подошла официантка, Алексей знал девушку:

- Катя, как всегда, - сказал он, - только добавь еще водочки грамм триста!

- Леша! – Упрекнул его друг.

- Ничего, ничего! Неси Кать.

 

Друзья сидели в кафе уже около часа. Трехсот граммовый графин водки опустел, но Катя по просьбе Алексея принесла новый.

- Вить, ты никогда не задумывался об НЛО? – вдруг спросил Алексей, наполняя стопки.

- Много раз думал.

 - И что есть они или нет?

- Кто? – переспросил Виктор.

- Тарелки летающие, инопланетяне там.

- Тарелок нет, а инопланетяне есть!

- Как это? - удивился Алексей, упершись локтем в стол, а кулаком в щеку,- а на чем они к нам тогда прилетают?

- Они к нам, - Виктор поднял указательный палец и поводил им из стороны в сторону, - не прилетают.

Панов внимательно проследил за пальцем:

- Поясни!

- Вот ты слушаешь радио, смотришь телевизор, а сам находишься у себя в квартире на диване, но видишь и слышишь все, что происходит за сотни километров.

- Слышу и вижу! – повторил Алексей, подставив руку под вторую щеку.

- А сам на диване.

- Ну!

- Вот, так же и они, просто настраиваются на частоту Земли и наблюдают.

- А тарелки, – возразил Алексей, стараясь одной рукой подцепить вилкой жареную картошку, - мы ведь их видим.

- Мы видим не только тарелки, но и болиды, треугольники, шары, все это лишь отражения сигналов инопланетян, посылаемых на Землю, слышал про северное сияние?

- Конечно!

- Природа этих явлений примерно одинаковая.

- Да? – задумался Алексей, и взгляд его помутнел.

Виктор подозвал Катю и расплатился.

- Леша нам пора уходить, - обратился он к другу, - завтра очень важный день.

- Пойдем! Только давай пойдем вместе. – Сказал Панов и протянул руку Виктору.

 

-5-

 

Четыре дня лаборатория и эксперимент, проходивший в ней, был на устах у всех студентов института. Началось с того, что Алексей обратился к ректору с просьбой привлечь студентов старших курсов, для программирования и тестирования прибора Виктора Новина, когда ректор дал свое согласие, от добровольцев не было отбоя. Три дня подряд они сменяли друг друга в лаборатории. Студенты надевали на голову специальную шапочку из дышащего материала с размещенными на ней электродами и читали специально подобранные тексты. Прибор улавливал сигналы, поступающие в мозг, раскладывал их на составляющие и посылал  в компьютер, который сопоставлял их с прочитанным текстом, пополняя, таким образом, словарный запас сигналов.

На четвертый день состоялась проверка работы прибора. Испытуемому показывали различные картинки, названия которых в точности отражались на мониторе компьютера. Совпадение было стопроцентным. Однако Виктор потребовал увеличить скорость показа картинок, и выяснилась удивительная вещь – прибор по-прежнему четко показывал информацию даже тогда, когда сам испытуемый не мог определить, что изображено на картинке.

- Это потрясающе! – воскликнул Алексей, - прибор проник даже в подсознание. Человек не успевает запоминать мелькающие изображения, но информация сохраняется в мозгу и отправляется в архив памяти – в подсознание, где твой прибор, Витя, читает ее!

- Да! Я сам этого не ожидал!

- Это дело надо отметить, хотя нет, чуть не забыл! Вчера вечером мне звонил наш работодатель директор «Альрами» Смирнов. Впервые за четыре года он просит, чтобы мы с тобой приехали к нему в офис с прибором. Он сам хочет увидеть, как он работает.

- Но мы еще провели не все испытания!

- Знаю, но он настаивает, чтобы мы к нему приехали завтра.

- А где у него офис? – спросил Виктор.

- Я там ни разу не был, но сегодня Смирнов прислал схему проезда и даже пропуск на нас с тобой. Офис где-то под П…

- Далековато.

- Придется выезжать пораньше, поэтому завтра в восемь я заеду за тобой на «Жюли», будь готов.

- Всегда готов!

 

-6-

 

Въезжая во двор дома, где Виктор снимал комнату, Алексей набрал номер его мобильного телефона, но тут же отключил вызов - Новин уже стоял внизу у подъезда и курил.

- Ты бросишь наконец курить? – спросил Алексей, когда Виктор сел в машину.

- Думаешь, это так легко.

- Есть книга специальная, не помню автора, но уже два моих знакомых бросили, когда ее прочитали.

- Хорошо, неси книгу - попробую.

- Я тут пока к тебе ехал, - сказал Алексей, когда машина тронулась, - подумал, как  интересно Смирнов будет проверять наш прибор, себе, что ли  он на голову  «шапку»  с электродами оденет?

- Нет Леш, себе надевать он не будет, вдруг мы его тайные мысли прочитаем.

- По правде говоря, я этого Смирнова Александра Ивановича ни разу не видел.

- А как вообще появился этот спонсор? – спросил Виктор.

- Он появился четыре года назад, - начал Алексей, - когда руководство города отпустила медицинский институт в свободное экономическое плавание, отказавшись платить на его содержание и решив провести акционирование. Долги института тогда сразу начали расти, как снежный ком, а акции покупать желающих не находилось.  Руководству с трудом хватало денег на зарплату преподавательскому составу и приходилось искать любые доходы, сокращая при этом расходы. Именно тогда ректор решил избавиться от лаборатории и распустить ее сотрудников, о чем сообщил в большом объявлении, вывешенном в холле института.

На следующий день чудесным образом появилась никому не известная фирма «Альрами», которая предложила свои финансовые услуги по оказании помощи не только лаборатории, но и всему институту. В результате недолгих переговоров с представителями фирмы, был заключен контракт, согласно которому «Альрами», брала на себя все долги института, и выкупала шестьдесят процентов акций.

Отдельной строкой в договоре проходила и наша лаборатория. Фирма гарантировала заменить устаревшее оборудование современной аппаратурой и устанавливала повышенные зарплаты сотрудникам с ежеквартальным компенсированием инфляции,  при этом выдвигала одно условие. Главное требование состояло в том, что лаборатория обязана работать по соответствующему плану, который ежемесячно будет ей предоставляться. План при этом будет содержать исследования, касающиеся только мозга и ничего другого. Отчет о проделанной работе с результатами наблюдений должен записываться на лазерный диск и отправляться в головной офис с курьером в конце каждого месяца. Копия отчета должна храниться отдельным файлом на моем компьютере.

Сначала мне показалось, что требования выдвинутые фирмой-спонсором слишком жесткие,  не хотел я работать по строгому плану, однако выбирать особо не приходилось.

На практике оказалось, куда все проще. План, который ежемесячно приходил из «Альрами», почти всегда соответствовал моим интересам и был настолько не обременительным, что его удавалось выполнить за две недели, остальные две недели, я работал по своему собственному плану.

- И что Смирнов никогда не контролировал работу лаборатории?

- А причем здесь Смирнов?

- Как, ведь это же он хозяин «Альрами»? – Удивился Виктор.

- Кто хозяин не знает ни кто. Смирнов просто директор, кстати, за все время их много поменялось, человек семь, нет восемь – они каждые полгода меняются, Смирнову тоже осталось месяц, может два максимум.

- Повезло вам со спонсором!

- Сегодня узнаем, когда поговорим с ним.

 

Дорога проходила среди густого соснового леса. Снег лежал под деревьями ровным белым покрывалом без отпечатков следов. Впереди показался шлагбаум и небольшой бревенчатый домик, из которого вышел человек в камуфляже. Алексей протянул ему пропуск через боковое стекло. Мужчина пристально оглядел людей в машине и заднее сиденье, где лежал ноутбук и прибор Виктора.

- Что в багажнике? – спросил он, изучая пропуска.

- Ничего. – Ответил Панов.

- Хорошо, вас уже ждут. – Он протянул пропуска обратно. - Повернете налево на втором повороте, там будет такой же пост, я их предупрежу, чтобы вас долго не задерживали.

- Спасибо.

Охранник нажал кнопку на пульте и шлагбаум поднялся.

- Не знал, что в Подмосковье есть дороги с пропускными пунктами. – Проговорил Алексей, когда они отъехали.

Миновали второй пост и примерно через пятьсот метров въехали на территорию большой широкой площади, вокруг которой располагались двух и трех этажные дома, выполненные в стиле Екатерининского классицизма.

- Никак не ожидал увидеть такое среди леса. – Сказал Алексей.

- Да уж, архитектура выглядит так, словно мы вернулись лет на двести назад. – Вторил ему Виктор.

Проехав по кругу, они остановились напротив центрального самого большого трехэтажного здания перед широкой лестницей, ведущей к парадному входу, украшенному массивными колоннами.

- И где здесь офис «Альрами»? – спросил Алексей, выходя из машины.

- Я думаю, охранник уже сообщил о нашем приезде, и нас скоро встретят. – Ответил Виктор.

Действительно по ступенькам спускались два человека. Один из них был одет в черный смокинг и белую рубашку с бабочкой, другой носил то же самое, только смокинг заменял костюм.

- Господа, меня зовут Сергей, следуйте за мной, пожалуйста, - представился смокинг, - багаж, можете оставить, о нем позаботится Петр.

Сергей повернулся, и не спеша, пошел вверх по лестнице, друзья последовали за ним.

Обстановка внутри здания соответствовала внешнему виду – высокие сводчатые потолки, украшенные резьбой и росписью, старинная мебель, оружие и картины на стенах поразили Алексея и Виктора.

- Мы что в музее? – спросил Алексей, оглядываясь по сторонам.

- Нет господа, это всего лишь офисное помещение, - ответил Сергей, открывая массивную дверь, - прошу вас немного подождать, Александр Иванович сейчас занят. Может быть, вы хотите выпить чаю или кофе.

- Нет спасибо!

- А я, пожалуй, выпью – чай с лимоном, - ответил Алексей.

Человек в смокинге наклонил голову и вышел, плотно закрыв за собой дверь.

- Странное место, не правда ли?

- За время моих поисков работы в Москве, - сказал Виктор, усаживаясь в глубокое кресло, - я бывал в местах и более странных.

Тяжелая дубовая дверь плавно открылась и в широкий проем вошла стройная девушка в белом переднике, впереди себя она везла хромированную тележку на колесиках.

- Чай господа, - сказала она и наполнила чашку.

Аромат лета и цветов распространился по комнате.

- Что это за чай? – спросил Алексей, принимая из рук девушки чашку с блюдцем.

- «Да Хун Пао», один из сортов улуна, способствует омоложению и очищению организма, лимон добавлять не обязательно. – Ответила девушка и вышла из кабинета.

- Я даже названия такого никогда не слышал. – Удивился Алексей и подошел к окну. – Посмотри Виктор, тут есть одно сооружение, которое никак не сочетается с Екатерининской эпохой.

Новин с трудом поднялся из глубокого кресла и приблизился к окну. На поляне за домом располагалась огромная параболическая антенна.

- Как ты думаешь для чего она здесь?

- Не знаю Леш, может быть отслеживает движение спутников по орбите?

- Здесь!?

Дверь открылась, и в кабинет вошел коренастый мужчина.

- Здравствуйте, извините, что заставил вас ждать. Меня зовут Александр Иванович Смирнов, ваши имена мне известны. Не будем терять время, господа, прошу вас, садитесь. – Он указал на кресла, а сам сел за письменный стол.

- Я хочу вам кое-что сказать, прежде чем мы займемся прибором. Мне известны все подробности связанные с его изготовлением, программированием и испытанием. Должен отметить, что вы оба достойно поработали. Идея создания прибора и ее воплощение меня впечатлили. Сегодня мы проведем его последнее испытание, а затем, если все пройдет нормально, вы сможете оформить патент на свое изобретение.

Комплекс зданий, который вы увидели при въезде, состоит не только из офисов «Альрами», здесь есть жилые здание, лаборатории и медицинские корпуса. В одном из таких корпусов находится очень важный сотрудник нашей фирмы. Он попал в автомобильную катастрофу, и нам с трудом удалось вытащить его с того света, сейчас его состояние стабильно, но он, к сожалению, находится в коме. Однако этот сотрудник обладает очень ценной информацией, которую мы хотели ли бы  попытаться извлечь из его мозга с помощью вашего прибора, который сейчас находится рядом с ним. Здесь на столе, - он пододвинул папку, - согласие родственников нашего сотрудника, заверенные юристом, на проведение этой процедуры, можете ознакомиться, если сочтете нужным. В случае если вам удастся извлечь хоть малую долю информации из его головы, все сотрудники лаборатории получат хорошие премиальные, а с вами, как с авторами прибора будет заключен контракт на его серийное изготовление. Уверяю вас, что условия контракта будут очень выгодными.

Есть только одно условие господа, всю информацию, которую зафиксирует прибор, и которую услышите вы, должна остаться строго между нами. Я хорошо знаком с характеристиками каждого из вас и поэтому знаю вашу порядочность. Мне будет достаточно одного вашего слова. Итак, Алексей Семенович обещаете сохранить в тайне все, что сегодня услышите?

- Да, обещаю.

- Вы Виктор Петрович?

- Конечно!

- Тогда следуйте за мной, пожалуйста.

Смирнов встал и быстро направился к выходу.

 

-7-

 

Пациент находился в палате, оснащенной самым современным оборудованием. В большой комнате располагался аппарат искусственной вентиляции легких с постоянным контролем состояния больного, чуть вдалеке стоял магнитно-резонансный томограф, а рядом герметичная камера размером в полный рост взрослого человека, которую Алексей увидел впервые. Здесь же на специально оборудованном месте находилась медсестра, все это говорило об особом статусе больного.

Это был мужчина примерно тридцати лет, крепкого телосложения с темными короткими волосами на голове и низким волосяным покровом тела. С первого взгляда друзьям даже показалось, что на его коже отсутствуют волосы, но когда они подошли ближе, то увидели чуть серебристый пушок, покрывающий кожу рук.

- Вот пациент, которого вы будете исследовать, - проговорил Смирнов, указав на кровать. – Светлана вам поможет одеть шапочку с электродами ему на голову. Приступайте господа! Во время испытания я сам буду задавать ему вопросы, если вам нужны еще помощники – скажите, и я их позову.

- Нет, спасибо, Александр Иванович, мы вполне справимся и втроем. – сказал Алексей, доставая ноутбук из чехла.

Смирнов одобрительно кивнул головой.

Вскоре датчики были установлены на свои места, а оборудование подготовлено к работе.

- Мы готовы, - сказал Алексей, - прошу вас, задавайте вопросы.

Смирнов подошел к кровати пациента как можно ближе, еще раз его внимательно осмотрел и начал:

- Вы слышите меня? – спросил он, но ответа не последовало. – Вы меня слышите? – повторил он снова, но пациент молчал.

- Назовите его по имени! – подсказал Алексей.

- Рукбат, вы меня слышите? – повторил вопрос Смирнов.

- Уру-у! – раздалось из динамиков.

Друзья переглянулись между собой, Виктор пожал плечами и покачал головой.

- Как вы себя чувствуете? – снова спросил Смирнов.

- Лат-су. – Ответил мужчина.

- Вы понимаете, что с вами произошло, и где вы находитесь?

- Ма-хотам!

Лицо Смирнова покрыл румянец – он начинал волноваться

- Сейчас вы в безопасности и находитесь в нашем центре, теперь вы понимаете, где вы?

- Уру-у.

- Вы готовы продолжить лечение?

- Е-по ухату конику мупачи у!

Смирнов отошел от кровати, какой-то миг его лицо светилось радостью, затем на нем изобразилось удивление, а потом разочарование, эти эмоцию промелькнули так быстро, что заметить их мог только очень внимательный человек.

- Я не понимаю, что происходит, - воскликнул Алексей, - мы только вчера проверяли прибор, он отлично работал!

- Мне все ясно. – Ответил Смирнов. – дальнейшие расспросы бесполезны. Сохраните результаты проверки на диске и передайте его Светлане, а сами можете ехать домой.

Он кивнул головой и быстро вышел из палаты.

Друзья молча собрали свое оборудование, молча сели в машину и молча проехали два пропускных пункта и только тогда Алексей не выдержал:

- Ты хоть что-нибудь понимаешь? – спросил он.

- Пока нет, - ответил Виктор, - но думаю, скоро мы все узнаем.

 

-8-

 

Смирнов поднялся в свой кабинет и сел за письменный стол. Несколько минут он сидел в задумчивости и смотрел в одну точку, затем он включил компьютер. Монитор показал окошко с просьбой набрать пароль, Александр Иванович, не спеша, ввел нужную комбинацию букв и цифр и нажал ввод. Рабочий стол засветился множеством папок.  Мужчина переместил курсор на папку «связь», сделал два щелчка, и папка открылась. Файлы заполнили экран, один из них моргал зеленым светом, Смирнов открыл его. Высветилось окно «создать сообщение». Александр Иванович положил пальцы на клавиатуру и ловко набрал текст:

«Земля – Альрами.

Анализ мозговой активности Испытателя, подтвердил его адекватное состояние. Он распознает вопросы и дает осмысленные ответы. Прошу дать разрешение на вывод его из состояния комы».

Курсор переместился на кнопку «отправить» и замер на несколько секунд, наконец, Смирнов решился и нажал ее.

Он смотрел на монитор и ждал. Секунды тянулись медленно. Это была уже двенадцатая попытка осуществления переноса разумного существа из звездной системы Альрами на Землю, все остальные не получились. Тело Испытателя, которое сейчас лежало в лаборатории передавалось по световому лучу в течение трех лет, еще более двух лет понадобились, чтобы его собрать согласно цифровому троичному коду и полгода для адаптации к земным условиям и выработки необходимого иммунитета в его организме.

У одиннадцатого Испытателя, четыре года назад, тоже прошло все нормально, но когда его вывели из комы, то получился умственно отсталый экземпляр, пригодный только для лабораторных исследований.

Двенадцатый получился намного удачнее и прибор Новина-Панова в полной мере подтвердил это. Испытатель слышал вопросы и давал вполне разумные ответы, что говорило об его нормальном умственном функционировании, значит, им удалось собрать его мозг правильно.

На экране монитора появился конвертик, Александр Иванович открыл его:

«Разрешаем! Удачи!».

Смирнов нажал кнопку переговорного устройства:

- Светлана!

- Да Александр Иванович.

- Наши гости уехали?

- Да.

- Тогда начинайте подготовку двенадцатого к выводу из состояния комы, когда все будет готово, сообщите мне, я должен это видеть! 

- Хорошо, нам потребуется минут сорок.

- Приступайте.

 

-9-

 

Алексей опаздывал. Московские пробки, возникшие из-за небольшого ночного снегопада, парализовали подъезды к столице. Когда он входил в метро, опоздание составляло пятьдесят пять минут и на работу совсем не хотелось. Неужели они с Виктором потратили время впустую?

В лабораторию он зашел с опозданием больше часа. Виктор, увидев его, сразу направился ему навстречу:

- Ты что проспал? – спросил он. – Ректор уже звонил три раза, ждет нас с тобой к себе на ковер.

- Понятно, из «Альрами» уже сообщили!

- Пошли! Это только моя вина, ты тут не причем, я ему все объясню, он поймет!

- Твоя, моя – какая разница, вместе делали, вместе ответим. – Вяло проговорил Алексей.

Двойные двери кабинета ректора института с большим тамбуром между ними, напоминали камеру дезактивации, где каждый посетитель должен пройти моральное очищение и подготовиться к встречи с хозяином кабинета. 

- Заждался я вас ребята, заждался! – Седой мужчина поднялся с большого кожаного кресла и направился к вошедшим друзьям, лицо его светилось. – Порадовали вы меня старика, порадовали! Я сначала не верил в вашу затею, а вон оно как вышло.

Он взял Виктора за руку и повел к столу:

- Вы молодец Виктор Петрович, молодец, светлая голова…

- Да что случилось-то Иван Иванович? – удивился Алексей.

- Садитесь, садитесь, сейчас все расскажу. – Сказал он, возвращаясь в свое кресло. – Сегодня утром, как только я вошел в кабинет и снял пальто, зазвенел мобильник, да мобильник, а он у меня в боковом кармане, понимаете быстро не достать. Пока ощупал карманы, пока его нашел, время-то идет, а он звонит, знаете ли, так пронзительно звонит и не останавливается. Обычно я не успеваю его поднять и приходиться перезванивать, а в этот раз нет, звонит и звонит, звонит и звонит. Поднимаю, а там Смирнов Александр Иванович, говорит мне: «Спасибо Иван Иванович, что создали благоприятные условия, для работы лаборатории Панова и позвольте с Вами попрощаться, теперь вместо меня будет работать Ильин Федор Петрович.  Посмотрите, пожалуйста, электронную почту там для вас вся необходимая информация».  Так доброжелательно со мной попрощался, никто ведь до него никогда мне не звонил.

- Вы посмотрели почту? – спросил Алексей.

- Посмотрел, не только посмотрел, но и распечатал!

- Что распечатали?

- Текст договора для вас двоих.

- Какого договора? – спросили друзья одновременно.

- Договора на серийное производство вашего прибора!

Алексей и Виктор переглянулись.

- Но сначала ребятки, завтра, же езжайте-ка вы на Ленинский проспект и оформляйте патент.

  Он поднялся из-за стола. Панов и Новин тоже встали.

- Сегодня подготовьте все необходимые документы, ребятки, - он встал между ними и положил руки им на плечи, - и завтра в патентное бюро, а договор почитайте пока, изучите. Не теряйте время ребятки, - он подтолкнул их к выходу, - работайте, работайте, да, вот еще что «Альрами» перечислила вам хорошие премиальные, пусть все сотрудники лаборатории зайдут в кассу после обеда.

 

 

Из кабинета ректора они вышли ошарашенные.

- Ты что-нибудь понимаешь? – спросил Алексей.

- Только то, что прибор наш работает!    


Авторский комментарий: В названии загадка -отгадайте!
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования