Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Анна Анакина - Тайна геолога...

Анна Анакина - Тайна геолога...

 
Тайна геолога….
 
 
Лео обошел свои владения. Понаблюдал за территорией Хорха и, не заметив ничего интересного, вернулся в палатку. В последнее время слишком стало жарко на планете, и в доме было душно. Понапрасну тратить энергию в посёлке, на уже практически выработанной планете не было смысла. Лео, несмотря на недостаток кислорода в атмосфере над лагерем, предпочитал всё-таки оставался в палатке и на ночь, а не возвращаться в душный посёлок.
Несколько сотен лет назад за эту планету разыгралась война между Людьми и Хорха. Хорха - чтоб правильно произнести, надо сделать выдох, на последний слог, добавив к нему ударение. Хорхааааа - и немного протянуть последнюю букву.
Война могла продолжаться бесконечно. Каждая из сторон оспаривала своё право на планету, приписывая первенство открытия. Но всё-таки в чьи-то умные головы пришла идея поделить планету. Тем более по ней протекала или находилась или,… можно было придумать много обозначений той разделительной линии, почему-то названой "Озером", хотя "Река" больше подходило полосе воды, что опоясывала планету полностью, и делила её ровно полам. Полезных ископаемых было достаточно по обеим сторонам. Условно правое полушарие было отдано Людям, а левым завладели Хорха. Воцарившееся перемирие позволило начать разработки и добычу руды.
Веками планета щедро одаривала своими дарами, но всему приходит конец. Пришёл конец и такой нужной, хотя и очень ядовитой руде, как цервин. Абсолютно новое название для руды. Кто его придумал, уж и не помнили, но каждая раса приписывала первенство себе. Цервин был уникален, на тот момент, но, как оказалась не таким уж и редким. После, было обнаружено ещё несколько подобных планет, и интерес к этой немного охладел. К тому же самые большие залежи цервина располагались под самим озером, а так же в нескольких километрах вдоль него по обе стороны. Предположение, что руда находится в недрах по всей планете, оказалось мифом. Сама планета, на первый взгляд, с её песчаным рельефом, редкой растительностью и большой примесью ядовитых веществ в атмосфере, казалось безжизненной. Но всё-таки на ней был примитивный животный мир. Но и растительность, и живность и горы с небольшим количеством пригодной воды находилось далеко от озера, ближе к полюсам планеты. А там не было цервина, а другие полезные ископаемые не представляли столь сильного интереса, потому и разработки в тех местам не велись. Назвали планету, как и руду - Цервин.
За последние годы выработки резко сократились и постепенно всех рабочих и охрану перебросили на другие более перспективные планеты, и уже полгода оставались лишь геологи с той и другой стороны. У каждого был участок в несколько сот километров. Лео и все его соплеменники, впрочем, как и представители Хорха, постоянно находились в одиночестве на своём участке. Единственным развлечением было наблюдение за противоположным берегом. В Академии мало удалось узнать об этой расе, и их языке. А немного понаблюдав за ними, Лео решил, что не нужны ему глубокие познания об этом народе, с виду очень похожего на рептилий.
Примерно раз в месяц с одной и другой стороны прибывали корабли с провизией. Выработка кислорода на планете с отлётом рабочих перестала быть необходимостью, поэтому доставляли и кислород совсем в небольшом объёме. Забирая руду корабль, делая виток над планетой, улетал, унося с собой каждый раз всё меньше и меньше цервина. Необходимости в замене геологов никто не видел. Неподготовленных людей забрасывать на практически уже отработанную планету считалось нерентабельно. Поэтому и было принято решение, что геологи, находящиеся на Цервине будут до конца, пока роботам удаётся хоть сколько-то добывать руды.
За последние годы климат планеты претерпел изменения, благодаря удалению из её недр ядовитой руды. Да и лёгкие давно живущих на ней людей приспособились усваивать кислород из атмосферы планеты. К тому же постоянное введение в организм антидотов, превратило тела в неприступные крепости для ядов, выделяемых в атмосферу Озером.
Всё это так же сыграло роль в принятии решения, об оставлении на планете сторожил.
Вот таким старожилом и был Лео.
 
Родившись в одной из колоний людей и постоянно перемещаясь по Вселенной, сменяя планеты, космолёты, станции, он не знал своего дома. Не было у него и родины. Только раса, объединяющая с другими выходцами с Земли. В четырнадцать лет, когда уже можно было вылететь из-под родительского крыла, Лео поступил в Военно-Геологическую Академию, где успешно проучился десять лет, изучая в основном геологию. Выбор факультета зависел от физического и умственного состояния курсантов. Не имея высоко роста и судя по геному, Лео, не мог стать хорошим воином, потому и был зачислен на Геологический факультет, где военное дело изучалось по-минимуму, только то, что необходимо при встрече с другой расой. Небольшое знание языков, необходимые сведения о расах, несколько приёмов самозащиты, желательно без оружия, правила первого контакта и, пожалуй, всё.
 
Перемещаясь из одной колонии в другую, подолгу не задерживаясь нигде, обнаружив нужные ископаемые и наладив их добычу, Лео, не имеющий семьи, продолжал путь, по галактике подписывая контракты то с одной корпорацией, то с другой. Знаний по геологии его голова вмещала на добрую энциклопедию, благодаря чему нехватки в заказах он не испытывал. Занимаясь разработками цервина на других планетах, ему однажды предложили полететь на первоисточник этого минерала, в надежде, что он сможет обнаружить ещё, какие-то потайные участки, хранившиеся в недрах планеты. Не обременённый никакими обязательствами и условностями, зная контрактные уловки, он согласился. Три года назад прибыв на почти уже пустую планету, с головой погрузился в работу. Новых месторождений за исключением Озера, не было обнаружено. Проведя расчёты Лео, выдал заключение, что пока, по крайне мере ближайшие несколько сот лет, добыча из-под толщи воды невозможна, так как всё ещё оставалось много примесей влияющей не только на организм человека, но и разрушающих технику. И это заставило отложить работы под Озером на неопределённое время. В былые годы из-за тумана постоянно висевшего над ним и содержащего все известные ядовитые соединения, близко без специального снаряжения подходить было опасно. Но благодаря тому, что так усердна, шла добыча цервина, ядовитых веществ в недрах планеты и в самом Озере стало намного меньше, и туман уже не был таким густым, как раньше. Иногда, даже без бинокля, можно было рассмотреть, что происходит на противоположном берегу.
 
 
Рокот подлетающего корабля заставил Лео выглянуть из палатки. На территорию Хорха, недалеко от их посёлка, приземлялся звездолёт.
- Странно, на той недели были. Вы там что-то обнаружили? - спросил Лео, не ожидая ответа. Выйдя из палатки, он направился к наблюдательной вышке.
Посмотрев в бинокль на высоте трёх метров от земли, благодаря не сильному туману, лезть выше не пришлось, он удивился ещё больше.
Из Корабля вышло несколько представителей Хорха, по обычаю их расы, не носивших одежды и только имеющих военную атрибутику. Хотя при той коже, какой обладали Хорха, не было необходимости прикрывать тело, но, по не принятому закону Вселенной, одежда для всех считалась важным атрибутом. И в глазах остальных то, что Хорха не прикрывали свои тела, ставила их в разряд примитивной расы.
Прибывшие на корабле, что-то бурно обсуждали, с наблюдателем, постоянно показывая на стоявшего в стороне мало похожего на остальных хорха. Всего несколько минут пробыл корабль на месте расположения базы. Выкинув из него к ногам новичка несколько больших пакетов, похожих на те, что получал и Лео, все, включая и бывшего наблюдателя, быстро погрузились, и корабль ушёл по направлению к следующему посёлку. Оставшись один, хорха стоял испуганно озираясь.
 
Геолог внимательно рассматривал новичка.
- Совсем зелёный, салага, - произнёс Лео мысли вслух. Все виденные ранее представители этой расы были боле тёмного окраса, скорее, ближе к коричневому, а как выглядели молодые, из знаний, полученных в Академии, Лео не помнил. Считая тогда эти познания не столь важными, он не задержал их в голове.
 
- Ну, как есть салага, даже униформы у него нет, да и оружия не видать. Надо будет с ребятами связаться, что у них там, тоже таких зелёных закинули. Видать совсем выработки на нуле, так и опытных геологов убрали.
Говоря сам с собой, он избавлял себя от одиночества. Хотя никогда и не испытывал резкой нужды в собеседниках, но всё-таки говорить вслух было приятнее.
Молодой хорха, как определил для себя геолог, посмотрев на стоявший невдалеке грузовой вездеход, только вздохнул. Нагрузив на себя пакеты-сумки, юнец поплёлся в сторону посёлка. Лео даже сказать ничего не смог, только присвистнув, покрутил пальцем у виска.
 
Вернувшись в палатку геолог, связался с ближайшим наблюдателем.
- Привет, - послышался недовольный, сонный голос.
- У тебя там спокойно?
- А что может случиться?
- Ты что, всё ещё спишь?
- А что ещё делать?! Вчера обошёл все вышки, совсем не хрена нет руды.
- У меня, то же самое. У твоего хорха тихо?
- А что там у него может быть?
- Ну, не знаю. Моего заменили.
- Да? Не видел, может и заменили. Я за ним не слежу.
- Понятно, ну, ладно спи.
Немного подумав, Лео связался ещё с одним наблюдателем.
Тот видел посадку корабля Хорха, но кого оставили, не смотрел. Попрощавшись и с ним, Лео вернулся на вышку наблюдения.
Юнец что-то делал у озера.
- Деловой. Прибыл и сразу за работу. И что ты там сам ищешь? Куда лезешь! - закричал геолог. - О, чёрт! - Лео даже подпрыгнул. Хорха, нарушая все правила, пытался взять пробы воды, но поскользнулся и ступил ногой в озеро. Кожа просто зашипела и тот, взвыв от боли, упал на берег. Вместо того что бы, как можно быстрее покинуть опасное место, скорчившись молодой хорха, продолжал лежать у озера.
- Что ты там разлёгся, идиот! - кричал Лео, будто юнец мог услышать и главное понять. - Давай быстро отсюда! Спасай ногу!
Но зелёный хорха, корчась от боли, оставался в опасной близости у воды. Лео бросился к своей палатке. Помня по академии, что хоть и внешне они так не похожи на Людей, но всё-таки физиологически очень близки, и то, что помогает людям, может помочь и Хорха. Он схватил индивидуальную аптечку и побежал к озеру. Даже без бинокля было видно, что юнец всё ещё на берегу. Запрыгнув на платформу, служащую для исследований и наблюдения за озером, он быстро поднялся над туманом и поплыл на другой берег. По инструкции, это было запрещено. Лео знал, что можно добраться только до середины озера и приборы не пустят дальше, придётся вести платформу вручную. Да и есть ли у Хорха защита на случай проникновения? Этого Лео тоже не знал. За все годы никто не пытался проникнуть на чужую территорию. Если защита и существовала, то сейчас она была отключена, потому, что добравшись до середины озера, никакого предупредительного или атакующего выстрела не произошло. Только платформа, слегка заартачившись, всё же поплыла дальше.
Спрыгнув недалеко от того места, где всё ещё корчился от боли юнец, Лео быстро добежал до него. Кожа и плоть были разъедены и яд начал растворять кость, ещё немного и хорха пришлось бы расстаться с одной их нижних конечностей. От боли юнец не заметил приблизившегося к нему Человека и, увидав уже рядом того, о ком учили - это враг, прикидывающийся союзником, сдался, приготовившись к смерти.
- Чего ты тут лежишь! - закричал Лео. Защитная маска не пропускала звука, но геолог сейчас об этом не думал. Оттаскивать раненого было некогда. Он быстро извлёк из своей сумки - аптечки закреплённой на поясе, баллончик и, встряхнув его пару раз, выпустил на поражённый участок ноги, струю пены, стараясь захватить и не тронутые ядом ткани. Затем достав аэропистолет и, прижав его к шее хорха, выстрелил. Тот с глазами полными ужаса, смотрел на своего врага, или спасителя. Лео не обращая внимания на реакцию испуганного юнца, пытающегося отползти от человека, схватил его на руки и побежал к платформе.
"Совсем лёгкий", - промелькнуло в голове.
Юнец дрожал, не зная, что ожидать от человека. Положив испуганное существо на платформу, Лео направил её вглубь лагеря Хорха.
Хорошо зная расположение их базы, из-за ежедневных наблюдений за их территорией, Лео быстро добрался до одного из домов, откуда по утрам всегда выходил наблюдатель.
Юнец, поняв, что Человек не собирается его убивать или есть или ещё что-то, немного спокойнее стал смотреть на Лео. Да и действие препаратов дало о себе знать. Взяв на руки существо, недавно ещё казавшимся чуждым и странным, а теперь только нуждаемся в помощи, Лео вошел в здание. Обстановка сильно отличалась от привычной для человека, но законы физики едины для всей галактики и определить, что именно являлось кроватью, труда не составило. Положив на неё раненого, Лео достал из своей аптечки ещё несколько, странных на вид Хорха, предметов. Вспомнив, что всё ещё остаётся в защитной маске, откинул её в сторону. Зрачки глаз существа резко среагировали, сначала сузились, потом расширились. Видимо юнец не ожидал, что Люди могут просто откинуть пол лица в сторону.
Существо попыталось воспротивиться попытке Лео сделать пару инъекций, но грубый окрик Человека, заставил сжаться зелёного юнца и Лео беспрепятственно сделал то, что считал необходимым. Сняв уже загустевшую и превратившуюся в кокон, пену, обработал ногу хорха, так же, как сделал бы для человека, надеясь, что всё это поможет и представителю иной расы. Затем перебинтовал поражённый участок специальной лентой с пропиткой на основе патины и биологических стимуляторов роста. Считая, что выполнил все необходимые процедуры, решил представиться по всей форме первого контакта.
- Я Лео, - громко сказал он, выпрямившись, как на параде, пригладив рыжие волосы, торчащие всё равно в разные стороны, и приложил руку к своему сердцу, пожалев, что не догадался взять мыслеуловитель.
Хорха смотрел, всё ещё испытывая страх, хотя понимал, что этот представитель Человеческой расы вроде не собирается причинять ему вред, а наоборот пытается помочь. Но всё-таки страх первого контакта никто не отменял и поэтому его глаза очень похожие на змеиные, смотрели именно со страхом.
Лео вновь назвал себя и стукнул кулаком в область сердца. После чего решил рискнуть узнать имя и у молчаливого собеседника и так же приложил свою руку к его груди. Реакция была молниеносна. Хорха свернулся в кольцо, издав очень резкий крик похожий на свист и шипение змеи. Лео, отскочив, с удивлением или скорее с непониманием, уставился на хвост зелёного Хорха. В голове возникали воспоминания об их расе, касающиеся именно этой части тела.
- О боже!? - произнёс он, поняв, что перед ним самка.
Он помнил, что самки Хорха никогда не покидают свою родную планету и это давало возможность не изучать их досконально. Только самцы были воинами, учёными и прочими представителями своего народа, путешествующие по всей галактике, а самки просто сидели дома - так говорилось в учебниках.
Слово женщина в мире Хорха не существовало и, изучая в Академии данную расу Лео, хоть и не очень внимательно относился к этому предмету, но всё-таки запомнил различие между самцами и самками. И сейчас видя поведение особи, различия вида при опасности всплыло в памяти. Хорха имели небольшие хвосты не более пятидесяти сантиметров, у самок они были чуть длинней, и при опасности хвост подгибался, прикрывая то, что люди бы назвали органами воспроизведения потомства, и это преподносилось в академии, как отличительная черта, потому, как самцы Хорха так никогда не делали. И сейчас, перед Лео лежала именно самка, свернувшаяся кольцом с проходящим между ног и лежавшим на животе хвостом. И то, что Лео принял за не очень развитые мышцы груди, оказалось нечто иным, и прикосновение к ним человека, заставила хорха принять защитную или оборонительную позу - определить более точно геолог затруднялся. Теперь стало понятно и отсутствие оружия, и униформы, и главное небольшой размер особи и её зелёный цвет.
- Нет, нет, - Лео немного отступил от самки, стараясь успокоить её взмахами рук, но выглядело это так, будто он отталкивается ими от воздуха - я тебя не трону, не бойся. Я ухожу, ты главное полежи, отдохни, сегодня ходить не надо. И вообще, Озеро не для тебя, туда нельзя ходить! Нельзя!
 
Вернувшись к себе в палатку, Лео всё продолжал думать о самке Хорха. Что же такое произошло, если они заменили охранников? Привезти сюда совсем не подготовленную к такой работе женскую особь, только для того, чтоб кто-то находился на точках наблюдения?
Лео прилёг и закрыл глаза в надежде уснуть. Но маленькое, беззащитное, испуганное и раненое тельце самки, упорно не хотело исчезать. Даже прикрыв глаза, он продолжал видеть её. Он не мог понять, что это? Жалость к представителю иной расы или непонимание её пребывания здесь? Одно было понятно. Не приди он на помощь, самка так бы и лежала на берегу, пока яд не поразил всё её тело, и это говорило о том, что она не прошла нужной подготовки, абсолютно не умела пользоваться приборами, управлять роботами. Даже связаться со своими соплеменниками, находящимися на планете, она не пыталась. Видимо и этому её не научили. Но почему тогда её отправили сюда?
 
 
Два дня прошло с того момента, как Лео пытался помочь представительницы расы Хорха, но она так и не появилась на противоположном берегу, что давало понять - самка не покидала дом.
Геолог уже не раз пытался отправиться на чужой берег и узнать, как себя чувствует хорха, но боясь, что это ещё больше напугает её, сдерживал свои намерения.
 
Стоя на вышке наблюдения, он смотрел на дом, где находилась самка. Никакого движения в здании. Та явно не вставала.
- Ну, и сколько я буду ждать? А если она умирает? - уже не в первый раз задавал он себе этот вопрос, но ответа не было.
Из-за постоянных разъездов, он не мог позволить себе иметь кого-то, о ком можно было переживать, заботится, любить. Лео не знал раньше, этих чувств. Родители слишком много работали и мало уделяли ему внимание. Расставание с ними не было болезненным. В Академии увлекшись геологией, он всё свободное время посвящал именно ей. Никогда не бывавший близко к местам сражений, он не видел смерть и боль. И сейчас эта самка хоть и была представителем иной расы, некогда воюющей с Землянами, но нуждалось в помощи. А рядом кроме него никого не было. Живое, раненое существо, виденное им впервые. Он всегда работал только с подготовленными людьми, и они никогда не лезли в опасные места для человека. Для этого существовали роботы и техника. Но самка хорха нарушила все мыслимые законы безопасности и должна была вызывать у Лео непонимание, отвращение за свою глупость, но она, почему-то, вызывала лишь жалость.
 
- А если б там была собака? - спросил он сам себя, - Ты бы то же раздумывал?
Собака - единственное, кого ему всегда хотелось, но вот никогда не было подходящих условий.
- Ну не собака, змея или там ящерица, ей же тоже больно, - продолжал он убеждать себя, - всё! - резко сказав это, Лео бросился к платформе, но потом, вспомнив, побежал к палатке.
Собрав в сумку всё, что посчитал необходимым, вернулся к платформе и, встав на неё, направился к дому, где находилась раненая хорха.
Вид был неутешительным. Самка явно сильно страдала, её затуманенный взгляд с трудом вылавливал в бредовом тумане лицо человека. Бояться не было сил. Смирившись с неизбежным концом она, не сопротивляясь, лежала расслабленно и тихо.
Лео снял повязку, боясь, что может увидеть, но к его удивлению кость была в приличном состоянии, и даже местами шло восстановление плоти. Видимо слабость самки была не только от раны, голод и жажда сыграли свою роль. Смочив её зелёные, потрескавшиеся губы, Лео удалось разжать рот и влить в него немного живительной влаги с лекарством. Ещё пара инъекций, перевязка и хорха начала реагировать. Поняв, что этот
Человек действительно хочет ей помочь самка не сопротивлялась. Не зная, как любят лежать, или сидеть хорха, Лео уложил её так, как сам посчитал, что будет удобнее.
Как не пытался Лео вспомнить пристрастий к еде представителей данной расы, но знаний об их пищеварительной системе в его голове не было. Приготовив нехитрую похлёбку из припасов, захваченных с собой, Лео, всё-таки решил покормить хорха. Обессиленная, она явно с удовольствием, проглатывало то, что Лео маленькими порциями вливал ей в рот.
Проведя с хорха весь день, геолог лишь на пару часов вернулся к себе, проверить шахты. Удостоверившись, что роботы исправно выполняют задания и руда хоть и немного, но всё-таки поступает, проверив связь, и не обнаружив никаких сообщений, он вновь вернулся на территорию Хорха. Убедившись, что самка спит, он вышел из дома и присев на корточки, прислонившись спиной к стене, впервые наблюдал за закатом с чужого берега. Всё та же Звезда уходила на ночь, тот же воздух, тот же туман от озера. Сторона Хорха ничем не отличалась от берега Людей, только самими смотрителями. Впервые Лео осознал, что вселенная одинакова для всех и деление на расы, это совсем не означают, что кто-то имеет превосходство.
Лео взглянул на заходящее светило. Когда он прибыл на планету, то оно было, намного краснея, даже за такой небольшой срок, его цвет немного изменился, стал ближе к оранжевому. Геолог понимал, что не звезда изменила цвет, а просто в атмосфере стало больше кислорода, а значит, уже через пару сотен лет эта планета может превратиться в новое поле битвы, но уже за возможность колонизации одной из рас. А значит опять война. Но ведь можно жить и вот так, хорха такие же, как и люди, только немного отличаются. Но ведь и выходцы с Земли не все уж так сильно похожи.
 
Неделя ухаживания за больной принесла плоды.
Каждый день Лео узнавал что-то новое о Хорха, как и самка узнавала многое о Людях. Геолог, привыкший постоянно говорить сам собой, не изменил своей привычке. Теперь его слова, обращённые ни к кому, были направлены и к хорха, и та постепенно стала повторять слова человека. На седьмой день самка уже немного могла ходить. Мышцы восстановились полностью и местами покрывались чешуйчатой кожей. Перевязки уже не были нужны, только обработка несколько раз в день. Антисептики и биостимуляторы роста пригодные для людей, так же хорошо действовали и на Хорха.
Сиаша, как звали самку, оказалось очень молодой представительницей их расы, практически ещё ребёнком. На второй день пребывания в доме хорха, Лео одев себе на голову мыслеуловитель, такой же попытался надеть и на неё. Сначала испугавшись, но потом Сиаша всё-таки позволила человеку это сделать. Круглая голова самки с красивым рисунком, и волнистыми полосами на месте предполагаемых ушей вызвала интерес у Лео. Немного выпуклые места, где предположительно должны были располагаться уши, и мягкость в виде мембран говорили о том, что это и есть органы слуха. Пожалев, что в Академии плохо изучал данную расу, Лео с лихвой пополнял свои знания на практике.
Как только мыслеуловитель занял своё место на голове у хорха, Лео представился уже без рекомендованных ударов в грудь.
- Сиашшшаа, - прошептала самка. Весь язык Хорха был шипящий и протяжный, но понимал Лео всё хорошо.
Сиаша не могла объяснить, почему она тут, она лишь сказала:
- Тааак прикааасссааал Койшшаа.
Кто такой Койша понять не удалось. Лео предположил, что отец, но это слово мыслеуловитель не смог сформировать в мысль для Сиаша. "Он, она, мать, отец" - и многое другое в их языке просто не существовало, но всё же, понимать было легко. Казалось, что Сиаша намного сложнее уловить мысль Лео, но как только человек стал говорить на манер хорха, трудности в общении исчезли.
Самка уже не боялась человека и всё, что ей говорили раньше, о такой злобной расе оказалось неправдой. Лео был добр и заботлив. Он не обижал её, а наоборот кормил, лечил. Помогал во всём, хотя и выглядел довольно странно. Сиаша с трудом поняла, что вещи одетые на Лео - это не его такая смешная кожа, а кожа находится ещё глубже. Когда маленькой, зелёной хорха захотелось посмотреть, как выглядит вся кожа человека, то геолог немного подумав, решил удовлетворить её любопытство. Понимая, что стыд в данном случае неуместен, это же всё равно, что раздеться перед домашним животным или другом, Лео без стеснения снял скафандр и, то, что носил под ним. Впервые улыбка появилась на губах Сиаша. Родная кожа человека оказалась ещё более смешной, чем та, какой он прикрывался.
 
Дни проносились быстро. Оказалось, что быть постоянно с кем-то рядом, помогать, слушать, просто находится вместе, это несравнимо с тем, как Лео жил раньше. Все его путешествия, недолгие пребывания на разных планетах, единичные связи с незнакомыми женщинами, короткие рабочие отношения с представителями других рас, всё это было несравнимо с тем, что завладевало его сердцем. Ему хотелось всегда быль рядом с этой хорха, имеющей прохладную, хоть и с чешуйками, но всё-таки гладкую кожу. Слушать её шипящую речь, смотреть в её круглые, не имеющие ресниц глаза, с вертикально расширяющимися и сужающимися зрачками. Наблюдать, как шевелятся её серые слуховые мембраны, перебирать в своих руках красивые длинные пальчики Сиаша по четыре на каждой руке. И иногда дотрагиваться до хвоста хорха и чувствовать, как от этого прикосновения начинает дрожать всё её тело.
 
Днём Лео возвращался на свою территорию и исправно выполнял проверку, отлаживал работу шахт. Добыча руды всё ещё оставалось для него первостепенной задачей на этой планете, но потом он возвращался к ней.
Сиаша рассказывала о жизни у себя дома. Теперь Лео знал, что самки хорха живут отдельно от самцов, небольшими группами, но понять, кто они друг другу, не смог. Не было в языке хорха многих понятий, лишь одно - "семья" можно было преобразить в слово принятое мыслеуловителем для Сиаша.
Небольшие группы, состоящие из нескольких самок, и назывались - семья. И Сиаша сильно страдала от того, что была оторвана от своей семьи, от того, что приходилось спать одной. Дома они семьёй ложились плотно друг к другу и, свернувшись кольцами, спали, чувствую рядом тела друг друга. Попросив однажды и Лео лечь с ней, Сиаша крепко уснула, и казалось впервые, хорошо выспалась за всё время пребывания на Цервине.
Теперь ложась спать, геолог всегда снимал комбинезон, потому, что эта неприятная кожа, в которую рядился человек, не нравилась Сиаша. Обняв свою подругу, Лео так же крепко засыпал. Жара на планете просто уходила при прикосновении к прохладной коже Сиаша. Теперь для маленькой самки хорха семьёй стал Лео.
Нежные чувства, которые Человек испытывал к Сиаша, были для него новы и не понятны. Воспринимать самку, как женщину своего вида он не мог, но и на роль домашнего животного Лео поставить Сиаша не желал. Не имея детей, он не мог и сравнить свои чувства с теми, что испытывают родители. Ему просто нужно было - это существо, и задумываться не хотелось. Хотелось просто вот так просыпаться утром и чувствовать в своих объятиях прохладную чешуйчатую кожу, её дыхание и шипящий смех.
 
Постепенно Лео обучил Сиаша, как пользоваться теми или иными приборами, как управлять роботами. Все технологии Хорха по сравнению с Людскими были давно устаревшими, и разобраться в их работе человеку, имеющему большие познания в любой технике, не составило труда. Постепенно Сиаша перестала бояться и платформы Лео, и вездехода Хорха, и роботов, которые и должны были собирать пробы воды. Почему её отправили вот так без обучения, Сиаша не смогла объяснить, даже после того, как стала сама немного говорить на языке людей. Просто Койша приказал и весь ответ.
 
 
Лео только закончил работу на шахтах и собирался на другой берег, как услышал звук садящегося космолёта.
- Надо же, месяц прошел, так быстро? - вслух удивился геолог.
 
Площадка для приземления корабля находилась далеко за пределами посёлка, и самих шахт. Решив подождать команду рабочих, он присел у одной из отработанных штолен. Через несколько минут показались грузовые боты. Лео встал и направился им на встречу. Пилот и его команда были знакомы. Именно этот корабль в последний год регулярно прилетал за остатками руды.
 
Капитан- Клим Нестеров, несмотря на свои внушительные размеры, ловко выпрыгнул из бота и махнул рукой геологу. Высокий, мускулистый, а из-за скафандра кажущийся просто огромным, с виду настоящий гладиатор, с гордостью нёсший на своём лице шрамы от бывших сражений, направился в сторону Лео. Он уже три года постоянно прилетал на эту планету. По возрасту пришлось расстаться с военной службой и работа на промышленном транспортнике совсем не доставляла ему удовольствие, считая гражданских, людьми второго сорта.
Шрамы на теле это совсем другое. От них любой солдат избавляется без сожаления. Но вот лицо…. Это визитная карточка, отличающая каждого воина от остальных представителей людского рода. И менять его ни один военный не посмеет. Как ещё показать этим людишкам, не нюхавшим пороха, кто он. И поэтому Клим с гордостью носил шрамы на своём лице, дабы показать, насколько сильна была мощь, что он противостоял. Даже экипировка не смогла защитить его. Но он выстоял, выжил, победил. Но это было лишь в голове самого капитана. Едва ли кто-то из гражданских понимал всю силу, боль, ужас - всё то, что пришлось испытать этому воину.
Лео был единственным на этой планете кого Капитан мог терпеть. Этот геолог был не похож на всех остальных. Рыжий, с вечно торчащими во все стороны волосами, с большими веснушками на лице, пренебрегающий средствами защиты. Геолог будто ставил себя в глазах бывшего военного выше ядовитых паров этой планеты. Хотя Лео совсем не задумывался о том, как выглядит, но именно его вид и вселял в капитана уважение к этому гражданскому, единственному не получающими личных посылок. Это тоже имело значение для Клима. Сирота, как и он, считал тот, но лезть в душу к геологу с подобными расспросами считал ниже своего достоинства. Поэтому всё сам додумывал о нём.
 
 
Капитан приблизился к Лео, а рабочие уже занимались привычным делом. Крикнув им о шахтах, которые можно закрыть, геолог протянул руку капитану.
- Привет!
- Ты ещё тут с ума не сошел? - обменявшись рукопожатием и хлопнув Лео по плечу, с усмешкой спросил Клим. Геолог знал, что ещё совсем недавно тот управлял военным крейсером, но сам не лез никогда с расспросами. Капитан сам, прибыв впервые на Цервин, рассказал вкратце о себе. Лео хорошо помнил тот день. Клим, появившись впервые, взглянул на геолога, как на какую-то незначительную букашку. Представившись, процедил сквозь зубы с явным пренебрежением, что недавно перешёл на грузовое судно, придя на работу в корпорацию "Альварес" и надеется, что это ненадолго. После капитан изменил своё мнение и уже не смотрел с пренебрежением на геолога, но превосходство всегда чувствовалось в его взгляде. Лео старался не замечать такого поведения человека, с которым приходилось пересекаться по работе.
 
- Да пока нет ещё, - постарался тоже изобразить улыбку Лео.
- Ничего, немного осталось. Поговаривают месяцев пять - шесть и пора заканчивать с этой планетой.
- Это точно, - кивнул геолог, - всё, что можно уже выкачали. Надо и отдых дать.
- Отдых? Тебе или планете? - улыбнулся капитан. - Поди тут уж без баб совсем …, - громко смеясь, он подмигнул, - волком ещё не воешь?
Лео только усмехнулся.
- Говорят, Хорха баб пригнали? - продолжая громко хохотать, он повернулся в сторону озера. - Видать заботятся тут о вас, - и, хлопнув Лео по плечу, так, что тот еле устоял на ногах, прищурившись, наклонился близко к лицу геолога. - Как они, ты видел?
- Видел.
- Ну, и…?
- Что?
- Ну, какие они? - выпрямившись, капитан потряс руками свою грудь.
- Такие же, как и самцы.
- Да, - разочарованно произнёс тот, - смотреть видать не на что? Лео пожал плечами, но отвечать не стал.
- Слышал, Кларсы, один корабль перехватили. Хорха своих самок везли куда-то, - махнул он головой в сторону озера, - звери они и есть звери, покусали всех. Кларсы с них кожу содрали с живых, так говорят они ещё долго извивались, живучие гады.
Лео сморщился от таких слов и отвернулся, что бы капитан, не видел его глаз, говорящих о готовности кинуться в драку.
Но тот не замечая, продолжил:
- Видать обнаружили пригодную для себя планету, да решили самок своих перевезти, а то Кларсы сильно бывшую родину проутюжили. А говорят кожа у них прочная, хорошие куртки выходят.
Лео не сдержавшись, развернулся к капитану и, схватив его за ворот комбинезона, приподнявшись на носочки, прокричал в лицо, просто огромному, по сравнению с ним, подготовленному для ведения боя, человеку:
- Надо хотя бы иметь уважение к расе старшей Человечества на миллионы лет! Они уже веками осваивали дальний космос, а люди ещё только собирались ступить на Луну!
- Да, что ты разошелся-то так? - осадил капитан геолога и слега оттолкнул того, но и этого было достаточно, чтоб Лео упал.
- Чего так глотку-то драть? За, что это мне их уважать? Старше нас? Да, это так. Но толку от их освоения космоса? Они что на своих кораблях летают? Всё от Кларсав досталось. Просто повезло, что тогда война случилась, и Дроги освободили их от рабства. Использовать чужое - большого ума не надо. А что они нового создали за все века, что живут без рабства? А? Вот и тут-то только добывают цервин, а перерабатывать? Мозгов не хватает, - он постучал себя у виска, - Кларсам же и продавали. Того понять не могут, что сами себе и подписали этим приговор. Те-то вон как шагнули, а Хорха всё невдомёк. Всё клепают корабли давно устаревшие, хоть бы двигатели сменили, а то используют топливо, что никто уже не вырабатывает. Только Кларсы хитрые обменивали, это дерьмо на цервин, а те и рады. Но теперь, Кларсы поднакопили сил, так, что придётся этим кожаным назад вернуться.
- Что значит назад? - вставая, спросил Лео.
- Так сидишь тут и не знаешь ничего. Почему они баб-то на своих объектах разместили? Не думал? Война у них. Всеобщая мобилизация.
- Война?! Нам не сообщали.
- Видно не хотели раньше времени тревожить.
- Но… мы, же…, вроде союзники?!
- Были. Вернее пока. Немного потреплют их бывшие хозяева, и тогда мы вступим. С Кларсами тоже пора кончать, этих пиратов что-то распустили. Но ничего, пусть они повоюют, а мы пока сил поднакопим. А потом вернём этих зверей, туда, где им и место.
Лео сжимая кулаки, смотрел на капитана глазами всё больше наливающимися злости.
Но, тот, оттолкнув один раз от себя геолога, понимая, что не в его праве причинять вред гражданскому лицу, имеющему лишь символичную военную подготовку, отошёл в сторону.
- Я тебя понимаю. Ты же не проходил полную военную школу. Тебе сложно во всем разобраться. Не переживай, на твой век работы хватит без крови и грязи. Это для нас война, - он ткнул себя большим пальцем правой руки в грудь, потом повернул ладонью к Лео, давая понять, чтоб тот не лез на рожон, - а для тебя поиск руды. Каждому своё.
Сплюнув под ноги геологу, капитан направился в сторону озера, оставив Лео выпускать пар, и крикнув ему на ходу, громко смеясь:
- Пойду, посмотрю, что там за чудо-юдо такое.
 
Всё в геологе кипело от обиды за отношение людей к другой расе, понимая, что пилот высказывает мнение большинства. Но кидаться на человека прошедшего не одну войну, было бессмысленно, да и знал, что ударить, просто не успеет.
Он посмотрел в сторону территории Хорха. Самка, наверняка увидев космолёт, спряталась, и Лео был только рад этому. Неизвестно, что могло прийти в голову капитану, заметь он её на берегу.
Несколько часов длился разбор выработанных шахт, погрузка инвентаря и небольшого количества руды. Лео держался от всех в стороне. Он решил ждать отлёта, не возвращаясь в лагерь, что бы больше не пересекаться с капитаном.
"Война"- вертелось в голове. - "Конечно, как же я не догадался? Каждый у них сейчас на счету".
Не надо было мучатся, чтоб вспоминать, полученные в Академии знания. Истории развития Космоса уделялось достаточно времени, что бы каждый хорошо знал её. Кларсы, покинувшие свою планету после войны с Дроги вынуждены были искать себе новое пристанище. А Хорха завладели всем, что осталось после Кларсав, тысячелетиями использовавших их рабский труд и носящих одежду из кожи своих рабов. Не одна тысяча лет прошла, прежде чем Кларсы восстановили свою мощь. Но не терпящие рабства Дроги всегда стояли на их пути, а теперь они покинули эту вселенную, ушли за пределы того космоса, что можно было только представить. Ставшие пиратами тысячелетия назад Кларсы, теперь решили ещё вернуть и былое, вновь превратить Хорха в рабов.
 
"Сиаша, милая. Пожалуйста, не выходи из дома" - твердил в уме Лео, сидя у заброшенной штольни, подальше от рабочих. Те всё продолжали разбор отработанных шахт, погрузку материалов и руды. А геолог сидел и думал о том, что ждало его. Возможно, и раньше, чем через пять месяцев ему придётся покинуть эту планету, покинуть Сиаша.
"А что будет с ней? Что?"
 
Не знали ответ и те Хорха, что уходя со своей планеты и решив пожертвовать юными самками, не готовыми ещё к воспроизводству, что ожидает их. Главное было спасти взрослых особей, тех, кто сможет дать новое потомство на обнаруженной далеко от всех торговых путей, пригодной для проживания их вида, планете.
Самки, неся в себе уже тысячи яиц, смогут вновь возродить расу Хорха. А самцы будут ожесточённо сражаться, стараясь скрыть место их пребывания.
Не знал и Лео, что война продлится не так-то и долго. Что будут уничтожены почти все самцы Хорха, и лишь небольшая горстка взята в плен, а вернее в рабство. Что Кларсы потеряют всё, что имели и получат взамен лишь выжженную ими же планету, где когда-то расцветала их раса поработившая Хорха.
Не знал Лео и того, что планета, новый дом Хорха будет обнаружена людьми. Но той частью Человечества, что считала неприемлемым использовать, эту расу только, для производства кожи. Человечество было на грани разрыва. Хоть и всю свою историю этот разрыв был очевиден, но с вступлением в космическую эру Человечество нашло новых врагов, забыв свои распри. Шли века и всё повторялось. Одни хотели господства над остальными расами, другие равенства. Лео был в стороне от всего этого, он жил своей геологией и даже предположить ее мог, что буквально через несколько лет, одна половина человечества встанет на защиту возрожденной расы Хорха в их новом мире. А другая часть будет разводить хорха на фермах, используя их кожу, как когда-то использовали крокодилов на Земле, до того, пока не истребили их полностью.
 
Но пока Лео, сидел в стороне у заброшенной штольни, ожидая, когда рабочие закончат и корабль покинет его участок.
"Что будет с тобой Сиаша? Что?" - проносилось в голове.
 
Ожидание сильно затянулось, только поздно вечером корабль, покинул его лагерь, отправившись на другие участки. Дождавшись, пока след от уходящего транспортника перестанет освещать посёлок и шахты, Лео бросился к платформе.
Сиаша уже ждала его на берегу. Заметив взлёт корабля, она побежала к озеру. Спрыгнув с платформы, Лео прижал её к себе, думая - "Знаешь ли ты о войне, или вам никому не сказали?". А вслух спросил:
- Когда прилетят твои? Ты знаешь? - Сиаша, уже и без мыслеуловителя, могла немного понимать Лео. Но говорила она на свой манер, выделяя шипящие и протягивая гласные.
- Неетсссьь, - тихо ответила она и ещё крепче прижалась к человеку. Очень долго его не было. Сиаша испугалась, что Льиииооо улетел и больше она никогда его не увидит.
Он решил ничего не говорить, пусть думает, что впереди никакой опасности её не поджидает.
 
Несколько дней прошли тихо, попытки связаться с базами на других планетах и узнать новости ни к чему не привели. Казалось, над Цервиной повесили невидимую "паутину" не дающую проходить сигналам. Другие сторожилы планеты, на своих участках тоже волновались. Весть о войне облетела всех и то, что ожидало тех, кто находится по ту сторону Озера, казалось понятно каждому. Геологи были далеки от политики, войн. Для них представители любой расы казались, интересны в плане сотрудничества, но не в плане войны. И каждый по-своему жалел тех, кто ещё не знал, что уготовила им судьба.
Самки Хорха работали, как им было приказано. Продолжали сами, не используя роботов, собирать пробы грунта и воды, следить за своими шахтами и не подозревали, что всё это может закончиться в один день. Раз и навсегда.
 
 
Лео был на своей стороне, когда раздался сигнал вызова. Бросившись в палатку, он даже не успел поздороваться, как услышал крик одного из геологов находящегося примерно на противоположной стороне планеты:
- Они забрали Хорха, что работала на моём участке. Это лёгкий военный крейсер. Значит, мы уже тоже вступили в войну!?
Отвечать и задавать вопросы Лео не стал, он бросился к платформе и на самой большой скорости, не тормозя у берега, влетел в посёлок Хорха. Спрыгнув с ещё не остановившейся платформы, вбежал в дом и, ничего не объясняя, схватил Сиаша, готовившую, что-то к обеду, по пути всё раскидав и прихватив свою сумку, быстро вернулся на платформу. Испуганная самка, не понимающая, что произошло, попыталась спросить у Лео, но он только прикрыл своей рукой её рот, с тонкими зелёными губами и тихо сказал:
- Потом я тебе всё объясню, сейчас некогда, надо спешить.
Вернувшись на свой берег, Лео, таща за собой Сиаша, спустился в одну из неработающих шахт и оставил её в глубине штольни, приказав сидеть, пока сам не придёт за ней.
Добежав до палатки, он ещё услышал остаток разговора между геологами. Хорха, что пытались бежать от людей, просто убили, но в основном их собрали живыми в корабль, но и мёртвых не оставили.
Сердце у Лео колотилось так, что готово было выскочить наружу. Времени на то, чтоб успокоиться не оставалось. Звук крейсера заставил выглянуть из палатки. Не раздумывая, он достал аэропистолет и быстро вёл себе транквилизатор. Вскоре Лео уже стоял на смотровой вышке и наблюдал, что происходило на противоположном берегу.
Не обнаружив Хорха, от корабля отделился небольшой бот и направился к лагерю Лео.
Тот не спеша пошёл к месту посадки.
- Где она? - крикну молодой лейтенант, выпрыгнувший из бота.
Геолог, с безразличным взглядом, подошёл к нему и спокойно ответил:
- Хорха? Так она утонула вчера, - и, пожав протянутую руку, спросил: - А зачем они вам?
- Зачем, зачем. Приказ всех собрать. Кстати недели через две планету закрывают. Так, что готовься к отлёту.
Лео кивнул.
- Вроде ещё месяца два - три хотели нас тут подержать.
- Переиграли. Война, понимаешь, война.
- Что ж не понятного, - опустив глаза, кивал геолог. - А с кем война-то? С Кларсами?
- И с ними тоже. Так, что, точно утонула? - оглядывая лагерь, спросил лейтенант.
- Ага, такая глупая, вечно поскальзывалась, зачем-то сама за пробами воды лазила, видать их там не обучали. Вот вчера сильно поскользнулась и не смогла удержаться.
- Место покажешь? - поинтересовался капитан, внимательно смотря в глаза геологу.
- Покажу, - спокойно ответил тот, и на взмах руки лейтенанта приглашающего его к боту, добавил:
- Я на своей платформе.
 
Поиски заняли некоторое время. После проведения анализа почвы в указанном Лео месте и обнаружении в ней частицы плоти, эксперт подтвердил, что именно в этом месте Хорха погибла, видимо, пытаясь выбраться, но свалилась в озеро окончательно.
- Жаль, - грубо сказал капитан крейсера и, сплюнув на то место, где погиб необходимый ему экземпляр, с негодование добавил, - вот видно же сразу, что все они тупые. И место им только на фермах, - притопнув ботинком, сильно напоминающим кожу хорха, он развернулся и быстро ушёл.
Подождав пока корабль, исчезнет, Лео вернулся на свой берег. Идти за Сиаша было ещё рано, корабль продолжал сбор хорха на других участках, и мог вернуться. Лео оставалось только ждать у приёмника, слушая переговоры геологов сообщавших, что происходило у них и собирать всё, что ещё может пригодиться.
 
 
Через две недели прибывшие корабли с рабочими, чтоб забрать все оставшиеся вышки и прочую аппаратуру, мизер собранной руды и самих геологов, Лео не обнаружили. Поиски в посёлке и на шахтах не дали результата.
Кто-то предложил поискать в горах, но один рабочий заметил на берегу у озера остатки комбинезона, обуглившегося от ядовитых паров, а анализ почвы выявил небольшую примесь человеческой крови.
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования