Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Двое с краю - Разумное решение

Двое с краю - Разумное решение

 
 
День, когда в сети появилась информация о репликантах, которых журналисты с их наглухо заштампованными мозгами назвали андроидами и киборгами, ничем другим примечателен не был. Ни переворотов, ни катаклизмов. Объединенные Континенты внимали сладкому пению рекламы и пережевывали жвачку сериалов… А какой безмятежностью веяло от новостей, за исключением той, которую никто поначалу не принял всерьез! "Открытие нового зала в Центре Потребителя; самой юной звезде шоу „Встань в ряд с мега-звездами" всего четыре года; поиски подозреваемых в покушении на Президента Сильверстоуна: есть основания полагать, что…" и так далее.
А просочившаяся в сеть информация про искусственных людей… про синтетические организмы, которым при создании легко придать вид даже самых влиятельных персон… Да что это за известие?! Мало ли в сети появляется подобных новостей — из тех, что когда-то назывались "утками"! Первая статья про репликантов не продержалась на плаву и недели, да и в новостном топе стояла далеко не на первом месте. Посудачили, пожали плечами, да и забыли.
Волна истерии накатила позже: когда появились первые материалы по репликантам и по Архенио Квадро. Их принес в информационное агентство "Лю Эдисон" нервный молодой человек, назвавшийся младшим лаборантом профессора Архенио Квадро.
"Их не отличишь от нас, но они среди нас и настроены не мирно", — для массовой истерии и этого оказалось достаточно. А ведь потом поток новостей хлынул такой, что только держись! О том, что невозможно отличить искусственного человека с искусственным разумом от настоящего даже при помощи анализов тканей, крови и так далее. О том, что их искусственный интеллект ловко обходит логические ловушки человека, и репликанты легко имитируют поведение, речь, эмоции, чтобы замаскироваться. О том, что несколько десятков созданных профессором Квадро экземпляров смогли уйти из научного центра во время массового ареста ученых…
Паника охватила людей столицы куда быстрее, чем это сделал вирус "текучего гриппа" осенью прошлого года. Зараженные штаммами страха, добропорядочные горожане хватали очередную порцию новостей с мониторов и экранов, и болезнь их усугублялась.
"Накрыта подпольная лаборатория… Профессор утверждает, что не был в курсе того, что его ассистенты изготовляют копии известных и влиятельных людей… Репликанты способны захватить управление страной… При задержании убит доцент Мерецкий… Профессор Квадро арестован…"
 
***
— Господа, — сказал директор Службы безопасности Канн Льюил и откашлялся, — полагаю, вы больше не будете отрицать, что проблема назрела как нельзя более. Так и до бунта недалеко. Уличные беспорядки. Драки. Убийства. Киборги в правительстве — что немыслимо!
— Репликанты, — поправил генерала некий мятый тип в грязноватом синем лабораторном халате. — Я весьма сожалею…
— Плевать, профессор, — отмахнулся Канн Льюил, — вот люди — те считают, что это киборги. И, понимаешь, спешат проломить башку особо подозрительным типам. На нынешний день у нас в городе дюжина жертв. Будем ждать, пока за сотню перевалит? Или действовать уже? У нас есть очень забавные факты. Естественно, секретные. И кстати, очень свежие! Все вчера видели прямой эфир с Натаном Ковичем?
Директор СБ сделал эффектную паузу и оглядел маленькое собрание. "Приемную онлайн" с возможностью отвечать на звонки с телефонов и компьютеров, государственные деятели вели довольно часто, и вчерашний эфир с министром здравоохранения не был исключительной новостью. Даже если кто-то его не видел, то знал, что "Приемную" Кович вчера вел, и что в этом такого?
Президент Сильверстоун смотрел с некоторым недоумением, остальные просто ждали.
— Так вот в то самое время, когда Кович вел онлайн прием страждущих, — сказал, насладившись паузой, Льюил, — мы случайно нашли его труп. В двадцать ноль четыре. Совершенно точно это — его труп.
— Может… брат? — робко спросил один из собравшихся.
— Вы слышали о том, что у Ковича когда-нибудь был брат, господин Президент?
Льюил вытер ладонью бритую наголо голову и посмотрел на Эврила Сильверстоуна, словно ожидая какой-то поддержки. Молодой Президент Объединенных Континентов молчал, сидя во главе длинного стола и опустив глаза. Он обрабатывал полученную к размышлению информацию.
 
: контакт ::: подтверждён
: модель ситуации ::: тип 17 поправка s8
: коррекция поправка s5 ::: принято
: риск ::: уровень 2 ::: принято
: решение ::: действия согласно модели ::: принято
 
Собрание было небольшим, так как заседание заранее решили проводить в обстановке в меру секретной и достаточно приватной — в Малом Кабинете. Службу Национальной безопасности представлял ее директор Льюил, Министерство обороны — ветеран Абеляр Месхио. Подтянутый, сухощавый, словно выдубленный солнцем и ветром, министр мог похвастаться множеством наград и ранений разной степени тяжести, но не гибкостью ума. В сети о нем постоянно появлялись новые солдафонские анекдоты, и ходили слухи, что половину из них он выкладывал сам.
Заместитель министра МВД, немолодой уже кряжистый мужчина, поглядывал на сидящего рядом с ним мятого типа с опаской, словно тот был какой-то невероятной угрозой. На столе перед этим типом, собственно — профессором Квадро — стоял небольшой белый контейнер с двумя оранжевыми фиксаторами на крышке. Замминистра и контейнер приводил в беспокойство, выражавшееся в мечущемся туда-сюда взгляде и беспрестанном ёрзании на стуле.
— Будьте добры, господин Райвел, — спокойно сказал Квадро своему боязливому соседу, — не смотрите на меня так. Я вас, ей-богу, не съем.
— Генерал Райвел, если вас смущает соседство с господином Квадро, вы можете сесть рядом с Месхио, — терпеливо сказал Президент.
У него было удлиненное красивое лицо, пушистые ресницы, серые внимательные глаза, мягкие, как у ребенка, темные волосы. Поговаривали, что тридцать из шестидесяти процентов отданных за него голосов — это голоса женщин, очарованных приятной внешностью Эврила Сильверстоуна и его проникновенным голосом.
— Можно перейти к докладу? — следя за перемещениями Хуго Райвела, спросил Льюил.
— Разумеется, переходите, — сказал Президент, слегка растягивая гласные.
Канн Льюил одернул китель и прогулялся по кабинету, прежде чем встать во главе длинного стола точно напротив Сильверстоуна.
— На сегодняшний день мы имеем полную неопределенность в важнейших государственных структурах. Откуда же будет порядок на улицах? — так начал доклад директор СБ. — Так вот, у меня есть решение. Я действовал без чьего-либо ведома, тайно, быстро. Молниеносно! — директор СБ резко махнул рукой, словно рубанул шашкой по врагу. — Суть операции в чем? Выявить репликантов и произвести зачистку. Технические средства? Готовы, розданы моим людям. Образец как раз сейчас вам и представим. С чего мы начнем? С самого верха. Потому что Квадро, ученый наш, хоть он и отпирается, ради своих дурацких опытов понаделал этих киборгов…
— Репликантов, — кисло сказал ученый. — И не я, а Мерецкий. Как уже тоже объяснял… во время наших бесед.
Он слушал Льюила с видимым неудовольствием, но очень внимательно.
— Сделал их в виде существующих людей! — не обращая внимания на реплику профессора, продолжал Льюил. — Копии. Чиновников, политиков, военных. Даже не удивлюсь, если среди них есть ваша копия, господин Президент. Как вам известно — наша служба, действуя вместе с Министерством внутренних дел, эту лавочку накрыла. Но сколько оттуда ушло этих искусственных людей — это один Квадро знает. Он, естественно, отпирается. Но не суть. Мои люди готовы действовать — верные и умные люди, но пока всей информации по операции у них нет, есть лишь детекторы и приказ. Ждать сигнала. По моей команде операция начнется. Почему я их друг с другом не координировал — это ясно: уши и глаза теперь везде. Агенты все мои, проверенные, а информация о них не засекречена даже — изъята.… Вот господин Президент даст добро, господин Квадро наш одумавшийся представит свое изобретение, и вперед. На зачистку госструктур.
В кабинете повисла нехорошая тишина — присутствующие были несколько обескуражены словами Льюила. Его поведение граничило с параноидальным, хотя он еще вроде бы не скатился в беспредельное безумие — по крайней мере, собравшиеся на это надеялись.
 
: изменение ситуации ::: поправка s5 ::: поправка q3 ::: оценка
: поправка s5 ::: принято
: риск ::: уровень 3 ::: принято
 
Словно решив, что на осознание сказанного им ушло достаточно времени, директор службы безопасности сказал:
— Я выйду отсюда и начну действовать независимо от вашего решения, господин Сильверстоун. Ситуация требует. Но хотелось бы заручиться вашей поддержкой. И поставить в известность другие силовые ведомства. Вот и все.
— Вы уверены, что среди нас их нет? — спросил Президент с натянутой улыбкой. Он был озадачен и соображал, как лучше поступить.
Льюил шутку не поддержал.
— Это уже не важно. Поздно. Мне достаточно нажать пару кнопок на телефоне. И все закрутится.
— Что ж… Если все так, как вы говорите, это кардинально меняет ситуацию. Однако как вы определите, кто человек, а кто — нет?
— А вот потому я и приберег профессора, — хохотнул Льюил и хлопнул ученого по плечу. Того такое амикошонство покоробило, но он смолчал. Как бы то ни было, директор СБ в самом деле спас Квадро от смерти, грозившей ему еще до суда. Смертельная угроза исходила от охваченных паникой граждан, осадивших лабораторию, несмотря на оцепление бравых ребят, вооруженных автоматами. — Хотя не верю ему. Но работать ему это не мешало. О целях знать было не обязательно, а сейчас уже не имеет значения. Правда, профессор?
Изобретатель вяло кивнул, тряхнул длинными седыми волосами. Он явно о чем-то задумался, и напористый, наглый службист мешал ходу его мыслей.
— Под нашим руководством, — продолжил Канн Льюил, и Архенио слегка поморщился, — профессор Квадро сделал решение возможным. Создано устройство. Чтоб андроидов определять. Отличать от людей. Испытания проведены под моим личным контролем.
— Репликантов, — вяло поправил Квадро.
— Да неважно! — Льюил обвел глазами присутствующих. — Профессор, вам слово. Обрисуйте.
Профессор сделал риторическую паузу, якобы собираясь с мыслями.
Месхио шепнул Президенту:
— Такой ум… ему бы супер-оружие изобретать вместо каких-то искусственных людей…
Эврил Сильверстоун позволил себе легчайшую улыбку.
Абеляр Месхио по-прежнему не представлял возможностей, которые открывались перед тем, кто мог управлять носителями искусственного разума. Что может оружие, если оно лежит в хранилищах, а не находится в руках человека? Если так просто можно придать репликантам любое обличие, заложив его в программу синтезатора, можно вырастить, скажем, того же министра обороны… неотличимого от настоящего, только — лучше. Такого, который не пьет спиртного сверх меры и не устает настолько, что его голова отказывается думать. Месхио необходим там, где надо действовать быстро и без размышлений; но кто сказал, что размышления вовсе не нужны? Искусственный человек будет так же быстр — но за долю секунды еще успеет подумать и просчитать ситуацию, тогда как человеческому разуму понадобится на это большее время. А ведь это еще не все: вот Льюил со слов Квадро шепнул накануне, что репликанты способны объединять мыслительные способности… Коллективный интеллект…
Хотел бы Сильверстоун заменить людей в государственном аппарате репликантами?
Он обвел глазами присутствующих.
Очень даже возможно.
 
: смена модели ::: оценка
: модель ситуации ::: тип 8 поправок нет ::: принято
 
— Я все же углублюсь в корень существующей на данный момент проблемы, чтобы не было двусмысленностей, — сказал Квадро звучным голосом, знакомым множеству студентов. — В отличие от моих многоуважаемых собеседников, — тут ученый полушутливо поклонился Райвелу, Льюилу и Месхио, — я не считаю угрозу завоевания мира репликантами реальной, но беспорядки меня тревожат. Когда люди в панике убивают себе подобных — что может быть противоестественней? А вот репликанты, заметьте, не убивают друг друга: этот запрет заложен в них с самого начала.
Абеляр Месхио насмешливо поднял бровь, видимо, дополнительно убедившись в бесполезности репликантов. Льюил кивнул, подтверждая слова профессора.
— Когда меня допрашивали, — Архенио Квадро дернул уголком рта, вспомнив о примененных к нему негуманных методах, — я пытался объяснить господину Льюилу, что создал репликантов без злого умысла.
Канн Льюил нетерпеливо заерзал на месте, однако ученого не перебивал.
— Репликанты — не андроиды, как ошибочно утверждают журналисты. При чудовищной утечке информации из моих лабораторий они элементарно не совладали с ее потоком и извратили суть. Дело не в том, что с помощью анализов невозможно установить отличие репликанта от человека. А в том, что физических отличий у живого синтетического организма попросту нет. Я не зря сказал это слово: "живого". Если искусственно созданный организм выходит из строя, погибает, можно наблюдать интересный эффект dealbatio ex irino: радужка его глаз практически мгновенно обесцвечивается, а чуть позже и весь меланин очень быстро выводится из тканей… Вам пояснить, почему это происходит? — профессор посмотрел на Президента.
Эврил Сильверстоун покачал головой — он понимал, что ученому лишь позволь вдаваться в эти подробности, и его лекция затянется часа на четыре.
Квадро продолжил:
— Синтетические организмы не созданы для того, чтобы не чувствовать голода и боли. Хотя болевые ощущения у них чуть более притуплены, чем у нас с вами; однако многие люди обладают пониженным болевым порогом. Репликанты не сделаны с целью переносить высокие нагрузки — их предел выносливости и физической силы не превосходит мыслимых границ, и любой атлет положит среднего репликанта на обе лопатки. Но интеллект данных организмов, питаемый физиологическими жидкостями, идентичными натуральным, работает не так, как у нас с вами, господа. Вот что более совершенно и непохоже ни на компьютеры, ни на наш мозг. Собрав всё, чем обладаем мы, и тот потенциал, который ни один человек, даже самый умный, не использует по неразумению, я создал, господа, идеального помощника человеку.
— Да-да, мы в курсе, — грубовато перебил профессора Абеляр Месхио, — это мы давно поняли. Но какого черта вы наделили этих киборгов волей? Сделали бы их абсолютно подчиненными своим хозяевам…
— Простите — репликантов, а не киборгов, — поправил Квадро. — Вовсе лишить синтетический организм воли означает лишить его также возможности размышлять не по приказу, а по обстоятельствам.
— Ну и что? — возразил Месхио. — Пусть бы не размышлял, нечего без приказа думать. Любой хорошо вышколенный солдат знает, что меньше думаешь — дольше живешь!
Президент Сильверстоун потер глаза указательным и большим пальцем и усмехнулся.
— Полагаю, что сейчас не стоит углубляться в обсуждения вопроса свободы воли, — сказал Архенио Квадро, — думаю, что мы сумеем сделать специально для вас, господин министр, лишенного воли репликанта по спецзаказу.
— Зачем понадобилось делать носителями этого вашего супермозга копии людей? — спросил замминистра МВД. — Сделали бы машины какие-то, или аппараты, или просто головы в банках, которые никуда не бегают…
— Господин Райвел, головы в банках или аппараты — это из области фантастики, — улыбнулся Квадро, — а мозгу нужно питание, и не только. Свежий воздух, физическая нагрузка… проще всего и даже дешевле сделать не сложный аппарат, который к тому же выйдет довольно громоздким, а вырастить тело, что в современных условиях не так уж сложно. Я воспользовался технологией выращивания мясного скота…
Тут убежденный вегетарианец Сильверстоун побледнел. Он не так давно посещал завод по производству мяса и видел различные стадии "выращивания", которое шло от внутренних органов к внешней оболочке. Представив, как в подобных резервуарах растут человеческие тела, Президент подавил рвотный позыв.
Заметив это, Квадро осекся.
— Простите, господин Президент, я несколько увлекся. Итак, к делу. Все уже поняли, что я не планировал никакого переворота и никаких противозаконных дел. Я даже не спешил с публикациями. Первые репликанты вовсе не были чьими-то копиями. Однако мой лаборант, доцент Мерецкий, пока я готовил эти материалы, успел открыть целый подпольный цех по выращиванию синтетических организмов — видит Бог, я и не знал о том. Я благодарю Службу, накрывшую цех Мерецкого, но я еще тогда отмежевался от его противозаконной деятельности…
— Этим мы еще займемся. — сказал Канн Льюил, сверля взглядом профессора. Следствие не закончено.
Эврил Сильверстоун поднял руку в успокаивающем жесте.
— Дайте профессору договорить.
— Еще раз прошу прощения за инцидент, — сказал Квадро, по привычке пожевав губами. — Я сам подавлен происходящим… Итак, господа, я представляю вам детектор и надеюсь, что из моих объяснений вам станет понятно, что он из себя представляет и как работает.
Все встали со своих мест, кроме Квадро — тот лишь отъехал на стуле на пару шагов от стола, как только открыл белый пластиковый контейнер. Даже Хуго Райвел осторожно подошел и вытянул дряблую шею, чтобы взглянуть — что же там?
Выглядел детектор неопасным. Пожалуй, на оружие он походил разве что рукоятью. Там, где у огнестрельного оружия спусковой крючок, находилась выпуклая черная кнопка, а квадратное короткорылое "дуло" чем-то напоминало полицейский радар. Правда, все устройство было сильно меньше радара. Сверху располагался небольшой экранчик, сейчас темный и пустой.
— Надеюсь, сработает как нужно, — проворковал Квадро, глядя на свое изобретение. — Я, к слову, предупреждал господина Льюила, чтоб он больших чудес от меня не ждал: всего неделя, да в таких условиях… Не буду ругать вашу лабораторию, — обратился изобретатель к службисту, — у вас есть море техники, только вся не та!
Канн Льюил еле слышно фыркнул. Ученый утомил его постоянными требованиями, капризами, привередничаньем, даже скандалами. Пожалуй, такого арестанта в СБ еще не видели: он вел себя как избалованный ребенок, привыкший всюду хозяйничать и помыкать своими няньками. Сейчас Льюил смотрел на Квадро и медленно закипал. Внешне директор СБ изо всех сил старался выглядеть невозмутимым, однако бритая макушка его медленно наливалась нездоровой краснотой.
Президент и Месхио взирали на ученого с его детектором с долей здравого любопытства, но и не более того.
— Господин профессор, объясните, будьте добры, — начал Сильверстоун, — что именно призваны определять эти приборы. Если, как вы утверждаете, организм искусственно выращенных людей не отличается от обычного человеческого, как действует детектор, на что реагирует?
— Вполне разумный вопрос, — удовлетворенно крякнул Архенио Квадро. — Специфика интеллектуальной деятельности. Структура мышления репликанта и человека — вот что различно. Интеллект репликанта не просто превосходит человеческий, но и устроен по-другому, в том числе на уровне физических проявлений, и детектор должен определять именно это. Обычные тесты ничего не дадут: репликанты достаточно хорошо умеют притворяться: будет надо, так и дебилами прикинутся. Детектор же определяет регистрируемые параметры функционирования интеллекта, учитывая и тот факт, что репликантов поблизости может быть несколько и они могут объединить свои интеллектуальные способности. Показатели будут гораздо выше, если действует режим коллективного разума.
— А как вы предлагаете демонстрировать нам работу детектора? — спросил Президент. — Полагаю, тут все — люди.
Он усмехнулся, но его веселья никто не поддержал даже из вежливости. Напротив, Райвел еле слышно икнул и сделал шаг назад. Абеляр Месхио и Канн Льюил хмуро переглянулись.
— Очень на то надеюсь, — ученый потер ладони. — А давайте попросту начнем. Ну-с, кто желает первым?
 
: точка решения ::: оценка
: решение ::: переход инициативы ::: принято
: риск ::: уровень 4 ::: принято
 
Молчание длилось недолго: Льюил указал пальцем на самого изобретателя и приказным тоном пояснил свой и без того красноречивый жест:
— Вы первый. Во избежание.
Квадро пожал плечами.
— Абсолютно согласен, — сказал он, — на вашем месте я бы так и…
Не договорив, профессор нажал на кнопку детектора, приставив его к виску, и через две или три секунды, на которые собравшиеся затаили дыхание, раздался тихий мелодичный звук: "по-о-о". Квадро отвел от своей головы устройство и продемонстрировал всем экранчик детектора. На зеленом фоне высвечивался ряд чисел.
— На численные результаты можете не обращать внимания, — усмехнулся он.
— Человек? — спросил Райвел сдавленно. — Это значит, что вы — человек?
— Совершенно верно, — сказал Архенио Квадро. — Обратите внимание — цвет фона зеленый. Это и ребенок поймет. Льюил же намерен своих агентов вооружить детекторами, им сложности ни к чему…
Ехидное замечание не прошло незамеченным — Льюил скрежетнул зубами.
— Кто следующим будет? — спросил он.
Президент потянулся за детектором и взял его из рук Квадро, чтобы разглядеть получше, однако другие ошибочно приняли это за желание провериться.
— Постойте, — сказал директор СБ, — вы будете проверены последним.
— President supra suspectum, — пробормотал Квадро очень тихо. Скорее всего, его не поняли даже если услышали.
— Да-да, секундочку, — Сильверстоун крутил определитель в руках, думая, что очень уж это устройство похоже на игрушечный пистолет. Сбоку на корпусе была крышечка — открыв ее, Эврил увидел ряд маленьких кнопок. Президент задумчиво колупнул одну кнопочку ногтем, но тут Квадро зашлепал губами и решительно отобрал у него свое изобретение.
— Те-те-те, — шепнул он Президенту на ухо, — как бы вы не сбили настройки! — и подозрительно осмотрел, едва ли не обнюхал детектор.
И без лишних предисловий навел детектор на Хуго Райвела. Тот шарахнулся в сторону, но Канн Льюил схватил его под локоть.
— Прошу вас не нервничать, — сказал Квадро спокойно, глядя в глаза Райвела, огромные, словно плошки. — Несколько секунд…
Райвел запаниковал и задергался, и тогда Льюил подхватил его и за второй локоть, встав сзади и держа так, что "дуло" детектора почти упиралось в лоб генерала: туда, где брала начало обширная лысина с узким мыском редкой растительности по центру.
Прошло несколько секунд. Молчание стало мучительным, и в этой сдавленной тишине тихо запищало изобретение Квадро: готово.
— Человек? — выдохнул Президент.
Квадро молча показал присутствующим окошечко детектора: на этот раз числа высвечивались на тревожном красном фоне.
— Не может быть, — пробормотал Райвел, глядя на результат, а затем повысил голос, в котором сквозили истерические нотки. — Квадро, это шутка?!
Рывком высвободившись из рук Льюила, Хуго плюхнулся на ближайший стул, схватил со стола графин с водой и стал пить, игнорируя стаканы.
Канн Льюил резко выдохнул. В кабинете становилось действительно душно. Директор СБ подошел к окну, приоткрыл форточку и закурил. Сигарета заметно подрагивала в его пальцах, плечи сутулились.
— Господин Квадро, как это понимать? — напряженно спросил Президент, переводя взгляд с профессора на Хуго Райвела… Или репликанта Хуго Райвела.
— Постойте, постойте, — задумчиво произнес в наступившей тяжкой тишине Квадро, — думаю, детектор был случайно перенастроен в промежутке между показаниями. Я же говорил — не надо трогать кнопки…
Президент смущенно поджал губы.
— Не совсем удачная схема управления, все второпях, — продолжил профессор. — Понимаете, базовая характеристика интеллекта определяется однозначно аппаратными средствами прибора. А вот квалификация его как принадлежащего к определенному типу выводится программно. Определяет он верно, если уж работает, но неправильное сочетание настроек вызывает неадекватную визуализацию…
— И какие же показания были неверными? То, что до перенастройки, или те, которые были после? — поинтересовался Президент, частично ощущая свою вину за участие в этом фарсе. Как-никак именно он крутил проклятый детектор и неосторожно что-то там нажимал!
— Какого черта тогда мы вообще смотрим на эти показания? — возмутился Месхио. — Проще уж кости бросить на чет-нечет!
— Да вы хоть понимаете, что я чуть не преставился тут после этих ваших показаний? Я требую, чтобы меня оправдали, — жалобно заговорил Райвел.
— Пусть профессор продолжит, — велел Президент, пресекая попытку споров.
— Мы могли бы найти эталонный образец, снять показания детектора, зафиксировать результат, пульт настроек опечатать, во избежание… и смотреть на отличия или идентичность результата.
 
: точка решения ::: оценка
: решение ::: форсирование ::: принято
: риск ::: уровень 7 ::: принято
 
— И кто будет эталоном? — спросил Льюил.
— Давайте вновь начнем с меня как первого испытуемого, — предложил Квадро. — Просто потому, что тогда детектор был только-только извлечен из контейнера и его никто еще не касался.
Ученый жестом игрока в русскую рулетку приставил детектор к своему виску, и тихий писк, возвестивший о том, что определитель закончил работу, совпал с едва сдерживаемым выдохом собравшихся.
Все сгрудились возле Квадро, глядя на красное окошечко детектора. Затем Райвел с едва сдерживаемым истерическим рыданием в голосе сказал:
— О, Господи. Репликант…
Месхио с каменным лицом отошел от профессора и с силой потер лицо ладонями.
— Бред какой, — сказал он спокойно, — я бы предпочел другой способ определения. Скажем, гадание на кофейной гуще.
— Вы репликант, господин профессор, — ехидно заметил Льюил. — Я вам истинно говорю, я охотно верю, настоящий Квадро мог отколоть такую мерзкую штуку. Снять копию, в первую очередь, с себя.
— Успокойтесь, — сказал Президент Сильверстоун, хмурясь. — Райвел, выпейте еще воды. Льюил, сядьте. Вы говорили, детектор испытывался?
— Да. На испытаниях все работало, — ответил Льюил. — Я сам контролировал. Слепой метод, независимые операторы. Я думаю…
— Подождите, — прервал его Сильверстоун. — Как я понимаю, отличие человека от репликанта прибор видит независимо от настроек. Настройки определяют, на кого показывать зеленый цвет, на кого — красный. Так, профессор?
— Совершенно верно! — радостно закивал Квадро.
— Неясно, был ли цвет на экране прибора верным изначально, если настройки так легко сбить. Значит, не смотрим на цвет, смотрим только на различия… Если они будут. Ситуация, господин Льюил, прозрачна: если кто-то здесь — репликант, его результат будет отличаться от прочих. Господин Квадро, опечатайте крышечку… кажется, в верхнем ящике бюро была липкая лента.
Квадро, сопровождаемый сумрачными и тревожными взглядами, обшарил несколько ящиков, пока наконец не обнаружил моток прозрачного скотча в ящике стола. Затем он заклеил крышечку. Все это время в малом кабинете царила спертая, душная тишина, не предвещавшая ничего хорошего.
— Давайте дальше, — сказал Сильверстоун. — На очереди господин Хуго Райвел, затем Месхио.
Райвел побледнел еще сильнее, хотя, казалось бы, бледнее было уже некуда, но встал и подошел к профессору и подставил лоб. Вид у него был достаточно спокойный, видимо, заместитель министра МВД сделал над собой усилие и затолкал страх куда подальше. Оно и верно, ему не к лицу и не к месту было паниковать.
"По-о-о"… протяжный писк. Хуго перевел дыхание и первым посмотрел на детектор в руках профессора.
— Да-да, я уже начинаю привыкать к этой мысли, — сказал Райвел, криво улыбаясь. — Будем считать, что я дьявольски умный репликант, мне это даже льстит.
Квадро показал датчик Президенту, хотя и так всем всё было предельно ясно; цвет был по-прежнему тревожно-красный, как и в двух предыдущих случаях.
— Давайте теперь я, compadres, — смуглое лицо Абеляра Месхио не выражало ровным счетом никакой тревоги, вот уж кто умел держаться в любой ситуации. — Квадро, ну, что там?
— Цвет по-прежнему красный, — сказал ученый. — Я уверен, то же самое будет для всех присутствующих, а потом мы просто переставим настройки наоборот… И господин Льюил сообщит своим агентам правильный вариант.
— Я тоже полагаю, что в кабинете все являются людьми, — веско произнес Президент.
— В таком случае Льюил — параноик, — сказал Месхио резко. Льюил вспыхнул и подался вперед, к уже вытянутой к нему руке Квадро, руке, сжимавшей рифленую пистолетную рукоять прибора.
Детектор издал свое протяжное "по-о-о" и отбросил на лоб директора СБ зеленые блики. Зеленый цвет, который изначально должен был означать — проверяемый является человеком.
 
: изменение ситуации ::: кризис ::: принято
: прогноз ::: модель 11 ::: модель 3 ::: оценка
: приоритет ::: модель 3 ::: поправка не определена ::: принято
: решение ::: пошаговое согласование ::: принято
 
В первый момент на его лице отразилось облегчение, чуть ли не эйфория, но затем осознание происходящего омрачило его. Словно кипятком плеснуло: данные отличались от прочих результатов!
— Подстава.
Все присутствующие повернули головы к Льюилу. Райвел вытер пот с плеши, Месхио прищурил глаза и чуть прикусил губу, а Сильверстоун нервно потер подбородок.
— Вот оно что, — сказал Льюил, отступая на несколько шагов от стола. — Господин Президент, вот оно что! Они все трое — киборги, своим клятым коллективным интеллектом они просчитали все наши шаги. Им это раз плюнуть, между прочим. Посмотрите: мы с вами в меньшинстве… Или… или вы — тоже? Прознали про мою операцию, окончательно убедились, что я ее проведу, и… Так дело было?
— Прекрасно, господин Льюил, — сказал Квадро. — Я очень заинтересован тем, как отлично может вести себя репликант среди людей: чистая работа! Поведенческие алгоритмы безупречны! Думаю, Мерецкий весьма талантливо создал копию Льюила — остается лишь выяснить, куда делся оригинал. Убит, я полагаю…
— Убит? Копия? Алгоритмы???
Льюил издал рычащий стон, молниеносно выхватил из-под полы кителя "Гретель- 77" и нажал на спуск. В Квадро ли он попадет или в Президента, стоявшего дальше на линии огня — сейчас было все равно.
Однако пуля пробила корпус детектора и выбила его из руки профессора, вывернув тому кисть. Квадро тихо вскрикнул, хватаясь за больное место.
Президент и Месхио одновременно кинулись на перехват, второй выстрел едва не срезал министру обороны кончик уха, однако оба одновременно повалили директора СБ и принялись заламывать ему руки.
Канн Льюил сопротивлялся секунду-другую и вырвался бы, если б не оказавшийся в миллиметре от его лба выроненный при падении пистолет. Его держал потный, бледный, но решительный Хуго Райвел, стоящий на одном колене над службистом.
Спустя несколько мгновений директор Службы Безопасности сидел в кресле с замотанными скотчем за спиной руками, а его пистолет лежал на столе. Президент устало сел на стул, с отвращением глядя на оружие. Оставалось лишь дивиться звукоизоляции Малого Кабинета — так как ни секретари из приемной, ни охрана из коридора не поспешили по тревожному звуку выстрела проверять, что стряслось. Впрочем, "Гретель" славилась своим, если можно сказать, деликатным поведением: тихим звуком выстрела и очень слабой отдачей. "Женское оружие", — не раз отзывался об этой марке Месхио.
— Что нам делать дальше? — спросил Райвел. — Детектор сломан.
— У нас нет особой необходимости в детекторе теперь, — сказал ему Месхио. — Мы должны лишь проверить господина Президента.
— В остальных случаях сомнения полностью отпали, — кивнул Квадро.
— А как же ваше "supra suspectum", э? — нервно пробормотал Райвел.
— Президент был бы вне подозрений, — пояснил Месхио, — если бы вся ситуация сразу была ясной. А тут, что мы имеем, compadres? Льюил сходу заявляет, что ему нужна президентская санкция на активизацию его агентов и зачистки… Зачистки, каково?! Так что я бы проверил господина Сильверстоуна. Для собственного же спокойствия проверил бы.
— Прекратите фарс! Развяжите меня! Господин Президент, не поддавайтесь!
— Проверить… Но… как? — Сильверстоун прошелся по кабинету,
— Что это вы придумали, господа? — Райвел нервно поправил воротник, его глаза бегали от Квадро к Месхио и обратно. Зырк-зырк… зырк-зырк…
— Репликант не может убить репликанта, — сказал Месхио.
— А еще есть феномен dealbatio ex irino — побеление радужки, — добавил Квадро. — После смерти.
Льюил издал сдавленный, яростный вопль.
— Подстава, — заговорил он горячо и быстро, — вот он вам — коллективный разум киборгов в действии.
— Репликантов, — поправил Квадро, задумчиво пожевав губами. — Да уж, вы здорово цепляетесь за свою легенду. Я уже говорил — отличная работа, господин искусственный организм.
— Разве вы не видите, господин Президент, — воззвал Льюил, — разве не понимаете? Их невозможно просчитать, но они просчитали нас! Эврил! Прошу вас!
— Может быть, заклеить ему рот? — спросил Райвел нервозно. — Еще секретарь услышит, вызовет охрану…
— Только подойди, Райвел — да я тебе руку откушу! — ответил на это Льюил. — Буду кричать, сколько понадобится!
Месхио усмехнулся. Если уж выстрел остался незамеченным — что тогда крики?
— Отличная изоляция в вашем кабинете, — сказал он Президенту.
— Чтобы не подслушивали, — машинально ответил Эврил Сильверстоун.
— Проклятие! — взвыл Льюил. — Господин Президент, вы же в силах прекратить фарс!
— Решайтесь, — сказал Месхио, не обращая внимания на крики. — Будете стрелять?
— Мы же не можем… — сказал Президент и всухую сглотнул.
— Возможно, стоит попробовать, — медленно сказал Квадро.
Абеляр Месхио жестко смотрел на Президента.
— Райвел, — сказал он, — выньте из магазина все патроны, оставьте один.
— Я отказываюсь поверить, — начал Сильверстоун, поднимая руки ладонями вперед. — Вы думаете, что я убью Льюила?
— Вот, — в руку Президента ткнулась рукоять пистолета, и Сильверстоун машинально взял его. Встав напротив кресла, где сидел Льюил, он посмотрел на всех по очереди. Месхио смерил службиста внимательным взглядом. — Это не Льюил. И он в любом случае пытался убить вас.
— Опомнитесь! — заорал Льюил, вне себя от ярости. — Я не собирался убивать Президента, я целился в Квадро!!!
На его лбу выступил пот, кровь отлила от бритой головы, красными остались уже только белки глаз, страшно выделяясь на фоне побледневшего лица.
Месхио подошел к креслу и заклеил директору СБ рот куском скотча.
— А вдруг он все-таки он не репликант? — спросил Эврил бесцветным голосом.
— Репликант, — в один голос сказали Райвел и Месхио.
— Вы сами видели — другой был цвет, — добавил Месхио.
— Детектор ясно показал, что его мозговая деятельность отлична от остальных испытуемых, — убедительно сказал Квадро.
Сильверстоун направил пистолет на Льюила, и тот замотал головой и яростно замычал в знак протеста. Глаза у него были светло-карие, отчаянные, молящие о пощаде.
— Я не могу, — сказал Президент Объединенных Континентов, опуская руку.
— Репликант не может убить репликанта, — тихо сказал Месхио. Райвел с трудом кивнул. От напряжения у него свело шею.
— Попытайтесь еще раз, во имя человечества, — обеспокоенно сказал Квадро. — Я верю в вас.
Сильверстоун вновь поднял и опустил пистолет.
— Давайте как-нибудь иначе проверим… можно же что-то придумать? — сказал он умоляюще. — Что еще есть, кроме того, что глаза белеют и того, что один киборг не может убить другого?
— Репликант, — привычно поправил ученый. — Не существует других способов отличить человека от не-человека без спецоборудования, поймите…
— Если вы уверены, что это репликант… зачем мне убивать его?
— Потому что мы не уверены, что вы не репликант, — сказал Райвел, обильно потея и вытирая лоб платком.
 
: изменение ситуации ::: модель 11 ::: оценка
: риск ::: уровень 9 ::: оценка
: принято
: прогноз ::: неопределен ::: принято
: решение ::: оценка
: решение :::
 
Президент поднял руку с пистолетом. Ствол "Гретель-77" уставился сначала в лоб Райвела, выпучившего на Сильверстоуна глаза с красноватыми прожилками, затем переместился по направлению к Месхио. Тот спокойно смотрел в глаза Эврилу, едва подергивая уголками рта, словно в насмешку. После Месхио Президент пару секунд целился в профессора Квадро, но и тот ничего не сказал, лишь задумчиво пожевал губами и переглянулся с министром обороны.
Одна пуля. Один выстрел — чтобы доказать… что и кому? Кого можно спасти, а кого — погубить этим выстрелом? Что прекратится, а что начнется после смерти Льюила, будь он хоть человеком, хоть — носителем искусственного интеллекта?
Решить эти вопросы — одному человеку? Без посторонней помощи? Решить немедленно, не полагаясь ни на кого…
 
Сильверстоун выстрелил.
— Разумное решение, — прозвучал в наступившей тишине голос Абеляра Месхио.
— Вот и все, — сказал Квадро, похлопывая Президента по плечу. — Для всех будет лучше, если вы сохраните и жизнь, и полномочия, и продолжите исполнять обязанности. Ваш коэффициент интеллекта вполне достаточен для этого.
"Сильвер, ты низложен!" — мелькнула в голове Эврила фраза из полузабытой детской книжки. Вместо черной метки в руке был бесполезный пистолет без патронов.
 
: изменение ситуации ::: завершение модели ::: успешно
: принято
 
Глаза директора СБ Канна Льюила с укоризной смотрели на Президента. Светло-карие, ясные и мертвые.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования