Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Дарт Гидра - Девушки рассеянны и глупы

Дарт Гидра - Девушки рассеянны и глупы

 
– Бли-и-ин, телефон украли!
Анатолий Ким в тот миг, когда прозвучал этот возглас, разглядывал рекламный листок, наклеенный прямо напротив на стене вагона. Резко повернувшись, молодой мужчина азиатской внешности стал свидетелем, в общем-то, не столь редкой нынче сценки:
– Ну, надо же, как не повезло! – ярко накрашенная блондинка в кокетливо коротенькой шубке без рукавов суматошно копошилась в сумочке.
– Где? – её подруга, совсем несимпатичная высокая худая брюнетка, склонилась участливо, – Вот мерзавец!!! Эх ты, раззява, сколько раз ведь говорила, не держи портфель открытым!
На произошедшее в полупустом вагоне метро никто, кроме Анатолия, не обратил внимания – девушки, несмотря на случившийся переполох, говорили негромко. Они стали озираться. Никого в непосредственной близости не было, никто их сейчас не касался. Карманник был мастером своего дела, и это, естественно, заинтриговало Кима.
– Ладно, ушла вещь, забудь, – буркнула, насупившись и зло оглядев пассажиров, чёрненькая. У неё запиликал сотовый, достав, брюнетка усмехнулась и сунула под нос подружке широкоэкранный аппарат. Блондинка прочитала смс-сообщение на поданном приборе и кивнула. Похоже, пропажа собственного средства связи её не слишком печалила.
Зашипели двери и девушки выпорхнули на станцию, торопливо зацокав каблуками.
Анатолий, раззадорившись, вышел следом и приостановился, наблюдая за тем, кто ещё покинет вагон через эту дверь. На платформу ступили двое и разошлись в разные стороны. Один был высок и крепок, точно бравый солдат-гвардеец, в куртке невзрачного вида, под мышкой журнал, в ушах наушники, поблескивавшие в тусклом свете станции. Другой, напротив, был низкого роста, сутул и жуликоватой внешности.
Ким тут же вспомнил детали происшествия. Сам момент он не запечатлел, так как некстати отвлекся на рекламу. Но абсолютная память услужливо сохранила достаточное количество сопутствовавших событию мелочей.
Так вот, зрение помнило, что высокий с журналом был ближе всех к пострадавшим – они беззаботно трепались у двери, противоположной открывавшимся створкам, а этот парень стоял спиной к ним, опершись плечом о поручень. Точнее, он встал так незадолго до того, как Анатолий обернулся на возглас, извещавший об обнаруженной пропаже. Прежде высокий здоровяк с нацистской челюстью смотрел ровно в противоположную сторону. До той поры, когда взгляд упал на злополучный рекламный листок, Ким ещё подумал, что парню, видимо, не понравилась пустопорожняя трескотня двух подружек, вот он и отвернулся. Кстати, девчонки-то зашли всего на одну остановку! То есть, сотовый из распахнутой сумочки вытащили за пару-тройку минут. Очень интересно. И никто к потерпевшим явно не приближался…
Анатолий глянул ещё раз на расходившихся в разные стороны подозреваемых парней, кивнул сам себе и двинул за высоким. Догнав его, тронул за локоть:
– Извини, телефон не можешь дать звякнуть?
– Чего? – повернувшийся здоровяк нахмурился.
– Да я быстро, свой дома оставил.
– А я что, телефонная станция, братан? – тот смотрел исподлобья. "Сложновато будет, если начнёт быковать…" - подумал Ким и широко улыбнулся:
– Да не обессудь, брат, приспичило. Возникли проблемы, понимаешь? – тем временем цепкий взгляд ощупывал собеседника, безупречная память фиксировала подробности.
Глядя мрачно, парень переложил журнал в широченную ладонь и вытащил из-за пазухи телефон. Он оказался очень дорогим, изящным тонким чёрным сверкающим техническим чудом. Опасливо держа столь впечатляющую штуковину, Анатолий набрал известный только ему номер. Через пару гудков ответил мягкий, будто бархатный, старческий голос:
– Ну, что на этот раз с тобой стряслось?
– Евгений Львович, здравствуйте! Как определить человека, укравшего телефон?
При этих словах рослый хозяин красивого сотового едва заметно вздрогнул и недовольно глянул свысока.
– Анатолий, ты теперь решил стать сыщиком? – интеллигентный собеседник в телефонной трубке тихо рассмеялся.
– Нашел поневоле новое развлечение моим мозгам, – скосив глаза на напрягшегося здоровяка, улыбнулся Ким.
– Это дело полиции, сынок. Но если так уж интересно, то, насколько знаю, карманники не действуют поодиночке. Чаще всего в "часы пик" в переполненном транспорте, создают видимость толчеи на входе. Жертва отвлекается на давку и упускает из виду момент совершения кражи. Но, скажем прямо, я не силён в преступных технологиях, – старик снова тихо посмеялся и, кашлянув, просипел, – Ты ведь видишь серую плёнку на нехороших людях, забыл?
– Спасибо, Евгений Львович. Я позже ещё позвоню, – сбросив вызов, Анатолий вернул аппарат хозяину.
Высокий парень убрал телефон, откинув на миг полу. Странное дело, куртка-то только выглядела невзрачной! Снаружи неказистая, внутри она была выстлана шикарным подкладом. Н-да, такой фрукт не будет заниматься чем-либо предосудительным. Промашка вышла.
– Что, братан, трубу свистнули? – прогудел гренадёр с журналом.
– Да, типа того, – раздосадовано щурясь, Ким смотрел в сторону, раздумывая.
– Ну, это не я, сам видишь. Зазорно мне до этого опускаться, брат, понимаешь?
– Да ясно дело уж, извини.
Сунув журнал подмышку, парень ушёл. Анатолий читал этот блеснувший таблоид на прошлой неделе, отметив про себя опечатку в реквизитах издательства.
Он задумался, встав на подъёме к выходу с платформы. Благо, в эту сторону ещё турникеты не перескочил, можно попробовать догнать другого подозреваемого. Медленно развернувшись, Ким сошёл со ступеней обратно на платформу и неторопливо зашагал к противоположному концу. Вспомнилось то, что было год назад.
Да, где-то примерно в это же время, в начале прошлой зимы его решили отпустить в вольную жизнь. Он вышел в люди – сверхчеловек, накачанный, вышколенный, получивший уникальное образование. С одной стороны редкий счастливчик, с другой – жертва эксперимента. Анатолий был склонен считать себя неудачником. Редкое преимущество оборачивалось неожиданным препятствием к благополучной жизни в обществе.
В далёком детстве с опрометчивого согласия отца и матери Ким принял участие в тайном научном проекте. Руководитель лаборатории нейрофизиологии пятидесятилетний немец-бородач Евгений Львович Бах, который тогда казался маленькому Анатолию кем-то наподобие Деда Мороза, сумел добраться в своих исследованиях до того, что мог устранить склонность человеческой памяти к забыванию. Оказалось, что действуя продолжительное время на клетки мозга определёнными препаратами, вызывавшими изменение в генной структуре – можно подавить работу нейронного механизма, вызывающего стирание памяти, как краткосрочное, так и перманентное. Испытуемый приобретал, по сути, абсолютную память. Этим-то подопытным кроликом и выбрали восьмилетнего Кима.
И всё.
Двадцать пять лет Анатолий Робертович Ким провёл в лаборатории.
Он здесь рос, учился, смотрел фильмы, читал книги, тренировался – и вырос в крепкого, широкой кости восточного мужчину тридцати трёх лет. Всё это время единственными реальными людьми в его жизни были только сотрудники лаборатории, да родители, навещавшие его постоянно вплоть до их трагической гибели в автокатастрофе. Тогда Киму исполнилось восемнадцать. И с тех пор, по сути дела, отцом и наставником ему стал Евгений Львович. Он упоминал в разговоре с коллегами, что у подопечного есть младшая сестра, но отчего-то Анатолий этим не интересовался и ни разу её не видел, даже после освобождения.
Да, год назад учёный совет решил, что эксперимент закончился удачно, результат достигнут, и проект может быть закрыт, с перепрофилированием лаборатории для дальнейших разработок. И Ким теперь мог идти на все четыре стороны, став обычным человеком. С одним-единственным "но" – молодой красивый кореец обладал абсолютной памятью, помнившей всё и всегда.
Вот и сейчас послушная Мнемозина предъявила внутреннему взору облик другого подозреваемого. У жуликоватого парня, находившегося в момент преступления чуть дальше от гламурных королев, чем верзила с глянцевым изданием, были характерные кроссовки, с высокой рифлёной подошвой. Очень полезная деталь – на улице сегодня ровно шёл снег, дорожки и тропинки можно было читать, как книгу.
Кстати, у этого сутулого парня была "серая аура". Из-за изменения структуры памяти, у Анатолия появилось несколько дополнительных мелких способностей. Одной из них была способность с одного взгляда определять людей, склонных к преступлениям – они виделись Киму так, будто их кожа и одежда покрыты тончайшей полупрозрачной серой плёнкой. Вот у этого жуликоватого парня как раз и была такая "метка". Эх, следовало прежде всего ориентироваться на этот знак!
Шагнув за турникет мимо подозрительных взглядов полицейских – Анатолий резво проскочил длинный подземный коридор, ярко освещённый огнями витрин, и стремглав вынырнул наружу.
Всё так же сыпал снежок с хмурого неба. Бледный зимний полдень, всё непримечательно и серо, люди торопятся так, будто боятся забыть о своих делах. А вот и знакомый след. Ким остановился на секунду, приглядевшись к отпечатку подошвы на булыжнике, присыпанном снегом. Да, точно те кроссовки. Что-то мелькнуло в сознании и всемогущая память, схватив нужное за хвостик, вытащила наружу.
Тот парень, смотря без смущения на тараторивших красоток, вертел что-то в руках. Нервно так вертел, навязчиво – такое бывает у уголовников, Анатолий читал об этом. Приглядевшись к деталям воспоминания, гений запечатления вытащил требуемое: этот тип вертел в руках поплавок. Обычный рыбацкий поплавок. Отличная находка памяти!
Глянув по сторонам, Ким уверенно зашагал в сторону бывшего неподалеку магазина туристского и рыбацкого снаряжения. Был шанс, что сутулый топал туда, если уж не рванул сразу в какой ломбард, дабы скинуть добычу. В таком случае предстояло долго размышлять, куда сгинул негодник, перебирать бездонные закрома сохранённых сведений. А первую версию местонахождения жулика можно было проверить, не откладывая в долгий ящик.
И, похоже, именно эта ветвь обладала наибольшей вероятностью – снова попался знакомый отпечаток. Анатолий бодро топал в сторону магазина "Блесна" и улыбался всё шире: подозреваемый шёл именно туда. Впрочем, следовало бы задуматься, ведь это могло означать, что сутулый никуда не торопится, что странно для только что укравшего телефон.
Войдя в магазин, Ким поначалу решил, что опоздал, но, пройдя в дальний конец длиннющего торгового зала, он узрел того, кого искал. Коротенький жуликоватый тип ошивался возле рядов с туристской одеждой. Обладатель несравненной памяти встал у прилавка, делая вид, что изучает товар, а сам краем глаза наблюдал. Один момент он заметил, что кое-что на полке с походными шапками изменилось, и ехидно усмехнулся – этим можно воспользоваться при дальнейшем разговоре. И да, это плюс в пользу версии о том, что возможный преступник перед ним собственной персоной.
Между тем сутулый носитель "серой ауры" двинулся к выходу. Анатолий ступил следом.
– Гражданин, постойте! – он дождался, когда оба отошли на достаточное расстояние от дверей магазина. Подозрительный молодой человек резко обернулся:
– Чего надо?
Ким деловито вынул пропуск в лабораторию и быстро махнул им перед носом сутулого. Можно было быть уверенным, что обычный человек не успеет заметить отличия этой корочки от той, что положена при подобном начале беседы.
– Я сами понимаете, откуда. Ищем одного, взял чужой сотовый без спросу, по описаниям похож на вас.
– Э, начальник, я чист. Я ж итак на "условке", зачем мне это? – сутулый смотрел прямо и дерзко, изучая.
– Что делали в "Блесне"?
– Шеф, я завязал. Рыбалкой увлёкся.
– Чем промышлял раньше?
– Карманник. Но это уже в прошлом, командир.
Анатолий усмехнулся. Сходилось, однако, хотя сходиться не должно. Надо как-то отвлечь и узнать требуемое.
– Есть телефон с собой, гражданин?
Парень полез в брючный карман и в ту же секунду Ким быстро выпалил:
– Какие модели женских сотовых знаете?
Тот вздрогнул, замер на секунду и вперился узкими злыми щёлочками выцветших глаз:
– А тебе зачем? – он сплюнул.
– Свой телефон предъявите, гражданин!
Неожиданно бывший карманник усмехнулся и, приблизившись, небрежно обнял Анатолия за плечи. Рука была твёрдой и жилистой.
– Слушай, товарищ полицейский…
– Я не совсем из этой конторы…
– Да ладно, какая разница? Вот скажи, зачем именно ко мне пристал? Вот смотри… – он быстро и незатейливо махнул заскорузлой ладонью, лежавшей на плече, Ким невольно последовал взглядом за взмахом, – …какой мне прок лезть на рожон, а?
Впрочем, Анатолий всё видел. Абсолютная память даёт огромное преимущество.
– Телефон верни!
– А ты глазастый, просёк, – улыбнулся сутулый и продемонстрировал золочёный сотовый Кима.
– Работа такая, – бравый мужчина ухмыльнулся в ответ и забрал вытащенный карманником телефон.
– Да ладно тебе, братан. Я сразу учуял, что ты не мент, – жулик покровительственно хлопнул по плечу.
Настало время вынуть припасенный козырь.
– Правда что ли? Чёрную шерстяную шапочку сами вернёте, или мне по протоколу оформить?
Бывалый вор виду не подал, смотрел так же дерзко. Но тончайшее внимание Анатолия подметило, что тот всё же сдрейфил.
– Чего хочешь взамен, парнишка?
– Я не думаю, что это ты, непохоже как-то. Но паспорт покажи на всякий случай.
– Всего-то? Да легко, – сутулый полез в карман куртки. Откуда было ему знать, что глаза этого странного, прочно стоящего корейца запечатлеют увиденное лучше фотоаппарата.
– Всё, свободен пока. Фамилию и прописку запомнил на всякий случай, – Ким цинично улыбнулся и вернул потрёпанный документ.
– Да, пожалуйста! Звони ежели что, братан, на рыбалку вместе сходим, – сутулый откинул полу истёршейся куртки и показал обойму упакованных рыболовных крючков, лежавших в надорванном внутреннем кармане.
– Телефон потерянный найду и тренькну, – криво ухмыльнулся Анатолий и, резко повернувшись на каблуке, ушёл.
Диковинная получалась ситуация. Оба предположительных виновника происшествия вне подозрений, больше никого рядом за всё время пути от станции до станции не было, а телефон у симпатичной блондинки, тем не менее, пропал!
"Вот мерзавец!!!" – всплыло в памяти. Ким остановился, вспоминая нюансы интонации возмущавшейся черноволосой подружки. Почему она так определённо обозначила пол похитителя? Брюнетка знакома с преступником? Сообщница? Глупость какая-то – такие сложности ради кражи телефона! Проще стащить, покуда товарка отвлечётся, наверняка таких возможностей было сотни.
А может быть, девушки знакомы совсем недавно?
Стоп.
Анатолий даже задержал дыхание от озарившей его неожиданной идеи. Злополучный аппарат уволокла именно брюнетка! Именно поэтому она чётко обозначила, что вор – мужчина, с видимой непринуждённостью внушая, что уж она-то, чёрноволосая компаньонка, никак не может быть похитительницей!
Хорошее предположение, следовало незамедлительно проверить. Где могли быть эти гламурные киски? Ответ на вопрос покорная Мнемозина раздобыла уже давным-давно, высветив в деталях ту секунду, когда широкий дисплей с смской был виден не только блондинке, но и любопытному чудо-корейцу. Приблизив в памяти требуемое изображение, текст сообщения Ким мог прочитать даже задом наперёд.
"Я звоню Кате, она трубку не берёт. Лина, скажи ей, что я задерживаюсь на час, подождите меня в суши-баре "Кольца" на третьем этаже. Рита"
С момента выхода из вагона прошло максимум сорок минут. Учитывая то, насколько расплывчаты обещания этих копуш, можно с гарантией идти на встречу с брюнеткой по указанному адресу. Анатолий хлопнул себя по карману, в котором лежала тонкая стопка тысячных купюр. У него уже был план.
Иметь абсолютную память – великая забава. Поднявшись на нужный этаж гипермаркета, мужчина не удивился, увидев знакомых красоток, бесцельно транжиривших время на диванчике скромного суши-ресторана. Блондинка безмятежно точила ногти пилкой, даже обидным становилось – вовсю идёт поиск злоумышленника, а хозяйка пропажи и бровью не ведёт!
Впрочем, ею она всё-таки повела – тонкая выщипанная ниточка над тщательно нарисованными глазами вздёрнулась в надменном недоумении, когда бравый кореец беззастенчиво уселся рядом, глянув мельком, а потом переведя пристальный насмешливый взгляд на подругу, сидевшую со скучающим видом напротив.
– Как дела, девчонки?
– Что надо, азиатский дружок?
– Хочу вас развлечь и сам развлечься.
– Нам некогда сейчас. Да мы и сами можем развеяться без проблем.
– Не, вы не поняли, – Ким коснулся значимо выпиравшего кармана, – Я угощаю.
– Нас много кто угощает. Но мы не всем дозволяем, – блондинка внимательно разглядывала ноготь.
– Катя, погоди… Ты что, смотри какой китаец интересный! Может он здесь работает, сейчас банкет будет для нас отдельный. Заведение закроет и накроет фуршет. Правильно, ся-ися? – брюнетка сощурилась, изображая восточную девушку. Хотя больше походила на российскую гейшу.
– Я кореец, девчонки. Это не мой ресторан, но если есть деньжата, какая разница, верно?
– Ну, в общем-то, верно, – ответив одновременно, кокетки переглянулись и высокомерно расхохотались. Похоже, всё-таки заинтересовались.
Анатолий махнул официантке, та подскочила, согнувшись в подобострастном поклоне.
– Я угощаю этих красавиц, выслушайте их пожелания, будьте любезны!
Работница заведения кивнула и с благолепным наклоном головы обратилась к встрепенувшимся подружкам.
– Вау! Ты хороший джентльмен, кореец! Сейчас выберем, – столкнувшись лбами, гламурные киски нависли над поданным меню…
…На следующее утро Ким в очередной раз удостоверился, что его безупречная память не подводила даже в минуты сильного подпития. Он прекрасно помнил, что развеселившиеся от щедрот неожиданного кавалера фривольные дамочки потянули спонсора продолжить чудесное общение в более серьёзном предприятии общественного питания, предлагавшем уже и спиртные напитки, вплоть до непременной водки, которой всё всегда неминуемо и заканчивается. Все оковы общения сошли на нет, и вечеринка завершилась страстными многократными поцелуями с каждой. Ну а дальше, собственно, следовало то, чего и добивался добровольный страж правопорядка.
Анатолий не моргнул глазом, когда, приподнявшись поутру в чужой постели, он узрел рядом громко сопевшую и чмокавшую губами во сне брюнетку. Лина лежала на боку, по-детски подложив под щёку обе руки и повернувшись к гостю широким плоским задом. Корма подозреваемой не внушала большого энтузиазма, хотя впрочем, это ведь дополнительный опыт в приятном деле, к которому в силу обстоятельств Ким приобщился в позднем возрасте. Да и девушка всё же знала толк, несмотря на обнаружившуюся большую разницу в возрасте.
Теперь можно было заняться тем, ради чего всё это затевалось.
Выскользнув из-под тёплого скомканного одеяла, Анатолий поёжился – линолеум студил и неприятно лип к ногам. Мужчина приоткрыл скрипнувшую дверь и оглядел прихожую. Ага, он запомнил всё точно, впрочем, стоит ли в том вообще сомневаться?
Из небрежно брошенной в порыве страсти на трюмо сумочки на полированную поверхность высыпалось почти всё содержимое. И да, среди груды бесполезного дамского хлама мерцали два телефона! Один он уже видел вчера, этот широкий, с сенсорным экраном. А вот другой… Ким ухмыльнулся и довольно оглядел своё обнажённое тренированное тело. Когда-нибудь все эти неточности его поведения окончательно сойдут на нет, ведь у него отличная школа и он быстро учится! И будет чудо-кореец катиться по жизни, как по маслу, тем более что у него есть такое, что другим и не снилось!
Подумав, нагой мужчина нажал кнопку отключения на неопознанном сотовом.
Тот неожиданно громко заверещал.
Позади в комнате громко затрещала кровать и по полу с панической поспешностью зашлёпали босые ступни. На звук выглянула Лина.
– Что тут такое? Чего творишь, Анатолий Робертович?
– Да любопытно стало, хотел разглядеть, нажал, а он отключился, – виновато улыбаясь, Ким вертел испытуемый прибор в кулаке с набитыми костяшками.
– Чего там интересного? Телефон как телефон, старой модели, что уж ты, Робертыч? – подскочив, брюнетка ловким движением включила аппарат, моментально введя пин-код.
Ким опешил.
Версия следствия рушилась на глазах.
Тут же затренькал первый телефон.
– Ого, Катька звонит. Причём со своего номера… Вот это да, ничего не понимаю, – забубнила Лина, непринуждённо помяв свободной рукой тощую грудь, – Сколько время? – выпучилась она на растерянно хлопавшего узкими глазами залётного гостя.
– Полдвенадцатого, – не задумываясь ответил тот, продолжая в прострации смотреть на голую девицу, в один момент ускользнувшую из цепких объятий Фемиды.
– Ого, ничего себе мы поспать! – она озорно и звонко хлопнула мужчину ладошкой по накачанному заду. И тут же загорланила в трубку:
– Привет, Катька! Ты как после вчерашнего? Мы как? Вообще нормально! – она подмигнула остолбеневшему любовнику, – Слышь, а ты чего со своего номера звонишь? Вернули что ли телефон? Чего-чего??? Ну, ты вообще! Не, ну ты меня реально всегда поражаешь, старуха! Я просто ржу в голос с твоей безалаберности, подруга! Ну ладно, давай, потом созвонимся, я тут вначале Робертыча провожу или выпровожу, как уж получится. Пока!
Бросив телефон на гору барахла, выпавшего из сумки, брюнетка повисла на шее Анатолия. Целуя его, она приговаривала:
– Представляешь… Чмок!.. Эта идиотка свой телефон… Чмок!.. Дома, оказывается… Чмок!.. Оставила! Прикольно, да? – Лина посмотрела глаза в глаза, – Всех на уши поставила из-за своей дурости! Чмок!..
…Вечером Ким сидел дома со странным противоречивым чувством.
И не поймёшь, хорошо на душе или плохо? Вроде вступил в бесперспективные отношения с не самой лучшей девчонкой, но зато произошло и благополучно завершилось небольшое приятное любовное приключение. Вроде день отпуска напрасно потратил на бесполезную затею, но зато всё кончилось хорошо. Да, в общем-то, если подумать – ничего и не происходило. Всё случившееся оказалось плодом глупости накрашенной блондинки и роскошной фантазии супермена, судорожно ищущего применения своим сверхспособностям.
Анатолий взял телефон. Нажал несколько кнопок. Пропищал знакомый набор нот.
– Слушаю тебя, мой мальчик.
– Евгений Львович, мне не хватает жизненного опыта. Вроде всё делаю умно, а в итоге получается сущая нелепица!
– Ну, давай, рассказывай, что натворил на этот раз?
Выслушав короткий, но всеобъемлющий пунктуальный "отчёт по форме", старый учёный долго и от души смеялся. Наконец, отдышавшись, он выдал заключение:
– Мой гениальный мальчик, запомни на будущее, что девушки бывают рассеянны и глупы. Просто рассеянны и глупы, понимаешь? – и профессор института нейрофизиологии снова расхохотался.
Они поговорили ещё немного, и Ким с превеликой вежливостью распрощался с мудрым наставником. Отложив телефон, кореец задумался, глядя в высокое окно, за которым чернела темень декабря, едва подсвеченная редкими фонарями. Дом стоял на окраине, и из этой комнаты была видна лишь объездная дорога.
Вздохнув, Анатолий поднялся и включил компьютер. Выйдя в Интернет, он быстро набрал знакомый адрес и стал читать одному ему понятные строки дневника неизвестной девушки:
"Я вижу, ты растерян нынче, не ясно как, но ощущаю, что ты, того совсем не чая, находишь в тишине жилища никем не зримые пороги. Идя вдоль путаной дороги, среди причудливых видений – изобретаешь только тени. А жизнь, которая реальна, тебе доступна лишь от силы. Ты не расстраивайся, милый, я тоже, знаешь, виртуальна…"
Он долго думал над этими строками блога совершенно ему неизвестной поэтессы. Она каждый день писала по нескольку предложений и удивительным образом попадала в точку! Будто следила за перипетиями его нескладной жизни… Хотя он никогда ей о себе не заявлял. Ким и эта странная девушка с той стороны монитора были абсолютно не знакомы друг с другом. Он однажды случайно набрёл на её дневник, поразился совпадению фраз с реалиями своего быта и после стал приходить на эту страницу постоянно, оставаясь безмолвным инкогнито. Удивительная тайная связь незнакомцев…
Анатолий поднялся, переведя компьютер в спящий режим, громко и с предельно чёткой дикцией сказал: "Просто девушки рассеянны и глупы!", а затем, сделав с выдохом несколько движений из ушу, пошёл чистить зубы…
 
24.12.11

Авторский комментарий: скорее всего, в подраздел конкурса "Горе от ума"... скорее всего, будущий сериал
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования