Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

harry book - Обратного пути нет

harry book - Обратного пути нет

 
 
– Высота? – прозвучал в наушниках голос диспетчера.
– Тридцать два, – ответил пилот.
– Ваше самочувствие? – спросил диспетчер.
– Отлично! – бодрый голос пилота.
– Даю обратный отсчет: пять, четыре, три, два, один, соединение, – громко произнес диспетчер.
Перед глазами пилота замелькали сверкающие шарики, сливавшиеся в лучи лазеров, играющих радужным потоком света. Легкий толчок кресла в спину от включившегося орбитального двигателя.
– "Чайка один", приступайте, – прозвучала команда из диспетчерской.
Пилот опустил на глаза экранирующие очки и закрыл глаза. Несколько секунд темнота, затем вспыхнула ослепительно яркая точка.
– Есть сигнал, – ответил пилот.
– Экран! – дал команду диспетчер.
Точка растянулась в линию, затем превратившуюся в ярко-желтый прямоугольник.
– Экран включен, – подтвердил пилот челнока.
Загорелась красная надпись: "Тест пройден".
Желтый цвет сменился синим. Теперь он выглядел в точности как дисплей бортового компьютера челнока. На экране появлялись данные с главной панели.
– Вижу главную панель, – сообщил пилот.
Полковник Светлов облегченно вздохнул и вытер пот со лба.
Подойдя к компьютеру, командир Центра испытаний набрал на клавиатуре: "Поворот влево 10".
– Есть поворот влево десять, – мгновенно отреагировал пилот.
По дисплею компьютера контроля Центра быстро побежали строки сообщений. Диспетчер, не отрываясь, читала данные, переданные пилотом.
"Чувствую себя нормально. Это так здорово! Мы единое целое. Я могу все. Я одновременно, здесь, дома, на станции, в Киберсети. Это нельзя описать словами".
– Приготовиться к возвращению, начинаю обратный отсчет: пять, четыре, три, два, один, выход! – скомандовал полковник.
Томительные секунды ожидания. Минута. Две минуты.
– Обратного пути нет, – прозвучал отрешенный голос пилота.
Светлов придвинулся к микрофону.
– "Чайка один", доложите ситуацию.
На экране появилась надпись: "Связь прервана".
Прозвучал сигнал тревоги и на дисплее компьютера контроля выпрыгнула надпись: "Критическое изменение курса".
Лицо Светлова побледнело.
– Активируй автопилот! – громко приказал он диспетчеру.
Девушка кивнула и ввела с клавиатуры код.
– Товарищ полковник, доступ закрыт! – испуганно произнесла она.
***
С утра обильно сыпал мокрый снег. Постовой медленно прогуливался перед воротами КПП, когда неожиданно появился седовласый мужчина в плаще без шапки и, не говоря не слова, быстрым шагом двинулся в сторону Центра испытаний.
– Стой! – закричал часовой. – Пропуск!
Незнакомец замер на месте и метнул в солдата пронзающий до мозга костей взгляд.
– Рядовой! – жестко произнес он.
Дверь КПП распахнулась, и по ступенькам "вылетел" сержант, на ходу поправляя гимнастерку. Метров за четыре до незнакомца он перешел на строевой шаг и, остановившись, отдал честь.
– Товарищ генерал-лейтенант, дежурный по КПП сержант Одинцов, – громко сказал он.
Незадачливый часовой побледнел и испуганно вытянулся по стойке смирно.
– Вольно, сержант, – уже спокойнее произнес генерал. – Почему ваши подчиненные старших по званию не узнают?
– Виноват, товарищ генерал. Пополнение из учебки, только вчера прибыли, – отчеканил сержант, опуская руку.
– Объясните рядовому, как нужно приветствовать старшего по званию.
Генерал повернулся и быстрым шагом прошел через калитку.
Постояв с минуту на месте, сержант облегченно выдохнул и подошел к солдату вплотную.
– Солдат, ты хочешь, чтобы я до дембеля не дожил? – грозно спросил он.
– Товарищ сержант, я ведь по Уставу…
– Ты не знаешь, кто это был? Еще скажи, что виртканалы не смотришь, – насупился Одинцов.
Рядовой испуганно замотал головой.
– Да это же сам генерал-лейтенант Громов! – полушепотом произнес сержант, ввергнув постового в ужас.
***
– Смирно! – закричал часовой у двери Центра испытаний.
– Вольно, негромко ответил генерал, проходя мимо.
"Пролетев" по длинному коридору, он открыл дверь кабинета командира Центра. Светлов сидел в кресле, обхватив голову руками. В кабинете было сильно накурено. На столе стояла бутылка коньяка и две рюмки. Слегка повернув голову, полковник метнул взгляд на вошедшего и молча достал сигарету из лежавшей на столе пачки "Честерфилда". Генерал аккуратно прикрыл дверь и подошел к командиру Центра.
– Ты чего вытворяешь? – тихо произнес Громов, облокотившись о край стола.
– А мне все равно, – захмелевшим голосом ответил полковник.
– Ты понимаешь, что я могу с тобой сделать?
– Понимаю, Александр Иванович, очень хорошо понимаю.
Громов взял бутылку и наполнил обе рюмки. Светлов удивленно глянул на генерала и залпом опрокинул коньяк. Громов не спеша выпил свою порцию и удовлетворенно хмыкнул.
– Хороший коньяк, иногда сам употребляю, – сказал генерал. – Но не на службе.
– Моя служба закончилась, – упавшим голосом произнес Светлов, потянувшись к бутылке.
Громов остановил его руку и пристально взглянул в глаза.
– Слушай меня внимательно, полковник. Твоя служба не закончилась. Командующий дал мне трое суток для выяснения случившегося. В этот проект вложены миллиарды. Миллиарды! – громко произнес генерал. – Президент ждет результатов. У нас с тобой есть только трое суток, а ты тут слюни распустил. Даю три часа, чтобы привести себя в порядок и написать подробный отчет о происшествии. Ровно три часа и ни секунды более. Выполняй!
Светлов медленно поднялся и побрел к двери.
Генерал снял плащ и, присев в кресло, нажал кнопку связи. Включился большой настенный экран, и появилось лицо начальника связи.
– Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант, – бодро произнес он.
– Доброго. Соедини меня по закрытому каналу с подполковником Ляпуновым, – спокойно произнес генерал.
– Есть, товарищ генерал-лейтенант, – ответил связист, быстро нажимая клавиши.
Виктор Ляпунов только-только вернулся с Марса. Неделя отпуска не так много, но и не так мало, учитывая его нынешнюю службу. Как хорошо вновь оказаться дома, сходить с друзьями на рыбалку. Посидеть вечером у костра, выпить грамм сто, слушая рассказы о "вот такой вот" щуке.
Пронзительно завизжавший коммуникатор, развеял надежды на отдых. На дисплее лицо Громова, а значит что-то срочное.
– Извини, что прерываю твой отпуск, – слегка улыбнулся генерал. – Дело срочное. Через два часа жду тебя в Центре испытаний.
– Есть, товарищ генерал-лейтенант, – со вздохом ответил Виктор.
Рыбалка, друзья и костер растаяли в призрачной дымке, уступив место службе в отделе спецопераций "Космофлота".
***
В уютном кабинете начальника Центра испытаний за столом сидели трое: генерал Громов, командир Центра Светлов и прибывший Виктор Ляпунов.
– Командующий "Космофлотом" поручил мне лично разобраться с происшествием, поэтому я и собрал вас здесь. Отчет прочел, но есть вопросы, – генерал пробежал глазами по распечатке и что-то подчеркнул карандашом. – Начнем с "Сигмы".
– Идея с "Сигмой" не нова и прорабатывалась еще в конце двадцатого века, – начал рассказ полковник. – Тогда интерфейс компьютер-мозг человека так и не был создан. Наука того времени не накопила достаточно информации о конструкции мозга человека. Несколько раз в идею пытались вдохнуть жизнь японские и американские разработчики ИИ. Были у них кое-какие достижения и даже прорывы, но не настолько, чтобы получить серьезное финансирование.
Полковник налил шипящую минералку и залпом осушил бокал. Виктор метнул понимающий взгляд, а генерал слегка улыбнулся.
– Шесть месяцев назад мы неожиданно получили указание от Минобороны. Нам поставили задачу провести исследования начального уровня. К работе подключили НИИ "Интеллект". У них были некоторые наработки по этой тематике. Но дело продвинулось неожиданно быстро. Через три месяца начали испытывать управление челноком в лабораторных условиях. С пилотом работал нейропсихолог НИИ. Для передачи сигналов через интерфейс "Сигма" мозг испытуемого должен переключиться в особое состояние. После месяца тренировок было решено провести полетное испытание "Сигмы".
Светлов умолк, опустив взгляд на папку с отчетом.
– Что за "особое состояние"? – заинтересованно спросил Ляпунов, придвинувшись к столу ближе.
– Это называется "Биоэкран", – ответил Светлов. – Испытуемый одевает черные очки и путем самовнушения погружается вглубь сознания. Появляется яркая точка, затем линия, превращающаяся в экран внутреннего видения. Только в этом состоянии человек способен осознанно взаимодействовать с интерфейсом "Сигма".
– Других подготовленных пилотов у вас нет? – спросил Громов, задумчиво глядя на минералку.
Светлов отрицательно мотнул головой.
– Осталось менее трех суток, – произнес генерал, барабаня пальцами по столу.
– Я в юности увлекался чем-то похожим, – нарушил тишину Виктор. – Черная повязка на глазах, точка, линия, экран. Одна из разновидностей йоги. Занимались в детском центре при "Интеллекте".
– Значит, вы почти готовы, подполковник, – резюмировал Громов. – Летная практика у вас отличная. На Марсе за месяц налетали столько, сколько некоторые за год не осилят. Прямо сейчас в лабораторию и начинаете подготовку.
***
Редкие мартовские тучки проплывали на сером небе. Снег начал таять, и кое-где проглядывала зеленая трава. Взлетная полоса блестела безукоризненной чистотой. Группа техников проводила последнюю предполетную проверку челнока "Чайка".
– На орбите тебя будет страховать крейсер "Зубр" под командованием подполковника Шторма, – давал последние инструкции генерал.
Виктор попытался сделать серьезное лицо, но улыбка не ускользнула от острого взора генерала.
– "Чайка один", подтвердите готовность к взлету, – раздался в наушнике голос Светлова.
– Я "Чайка один", к взлету готов, – ответил Ляпунов.
– С Богом, сынок! – вздохнул генерал, на прощанье, хлопнув Ляпунова по плечу.
Виктор задраил люк за Громовым и запустил контрольный предполетный тест.
"Все системы в норме", появилась зеленая надпись на экране бортового компьютера.
– Старт! – скомандовал Светлов.
Виктор набрал на клавиатуре код активации. Взревели двигатели и "Чайка" стремительно понеслась по взлетной полосе.
– Пять, четыре, три, два, один, Взлет! – скомандовал Светлов.
Челнок оторвался от бетонки и начал набор высоты.
– Взлет произведен, – доложил Ляпунов. – Самочувствие отличное.
"Чайка" пронзила слой облаков, продолжая увеличивать скорость.
– Высота пять километров, полет проходит нормально, – произнес Виктор, внимательно следя за данными на дисплее.
10, 15, 20, 25, 30 км.
– Как самочувствие, Ляпунов? – прозвучал в наушниках голос Громова.
– Чувствую себя отлично, – ответил Виктор.
– Даю обратный отсчет: пять, четыре, три, два, один, соединение, – скомандовал полковник.
Перед глазами Виктора заискрились разноцветные звездочки, сливавшиеся в линии. Легкий толчок кресла в спину от включившегося орбитального двигателя.
– "Чайка один", начинайте подключение, – прозвучал голос Светлова.
Интерфейс "Сигмы" был встроен в шлем. Перед полетом частоту сигналов синхронизировали с частотой сигналов мозга пилота. Ляпунов ввел код активации и почувствовал легкое покалывание в голове. Опустив экранирующие очки, он закрыл глаза и сосредоточился. Несколько секунд полная темнота, затем вспыхнула ослепительно яркая точка.
– Есть сигнал, – доложил Виктор.
– Экран! – скомандовал генерал.
Точка медленно растянулась в линию, а затем в ярко-желтый прямоугольник. Загорелась красная надпись: "Тест пройден".
– Экран включен. Вижу сообщение. Вывожу на экран главную панель, – произнес Ляпунов, мысленно отдавая команду.
Один за другим появлялись данные с дисплея бортового компьютера.
"Ни пуха!", – выскочило сообщение.
"К черту!" – улыбнувшись, послал ответ Виктор.
Громов тревожно смотрел на экран связи с пилотом.
– Начинайте маневрирование, – ввел с клавиатуры сообщение Светлов.
Челнок отреагировал, мгновенно, сделав небольшой разворот и вернувшись на прежний курс.
Генерал вытер платочком пот со лба и глотнул минералки из бокала.
– Как самочувствие? – спросил он, наклонившись к микрофону.
Несколько секунд молчания и тревожный сигнал на дисплее "Связь прервана".
– Виктор, ты слышишь меня? – закричал побледневший Громов.
– Доступ к "Чайке" закрыт. Орбитальный двигатель отключен, – испуганно произнес полковник.
***
Внутренний экран заполнил ярко-белый свет, поглотив данные панели. Через мгновенье проступили очертания комнаты, с золотистыми стенами, черным полом и потолком. Внутри появился человек в свободной красной тунике. Лицо незнакомца источало глубокое спокойствие и доброту.
– Создатели приветствуют тебя, житель благословенной планеты, – прогремел в голове Виктора голос незнакомца.
– С кем я говорю? – задал мысленный вопрос Ляпунов.
– Я смотритель Арр, виртуальный представитель Создателей. Моя главная функция помочь тебе освоиться с новым уровнем сознания. Как много живущих рядом с тобой перешли на этот уровень? – спросил смотритель.
– Думаю, очень-очень мало, – ответил Виктор.
Лицо Арра выразило крайнее удивление.
Вокруг него появилось множество разноцветных сверкающих нитей, пронзающих комнату.
– Вы не достигли уровня, – озабоченно произнес смотритель. – Произошло наложение внутреннего экрана твоего мозга, работы внешнего устройства "Сигма" и ускорения твоего челнока, сгенерировав команду перехода. Настоящий переход происходит естественно, не вызывая напряжений и трудностей. Вы должны прийти к этому познавая горечь и радость. Источая доброту и любя жизнь. Данные твоей памяти говорят об обратном. Ваш мир жесток и циничен. Вы убиваете друг друга. Ваши основные ресурсы тратятся на создание оружия. Вы не только не перейдете на новый уровень, но и откатитесь назад, к первобытному существованию.
– Что мне делать? Сейчас мой челнок начнет падать, если уже не падает. Дай команду вернуться обратно, – мысленно произнес Виктор.
– Обратного пути нет, – печально ответил Арр.
***
. – Высота двадцать два, – Светлов стукнул кулаком по столу. – И мы ничего не можем сделать. Доступ извне заблокирован. Прошлый раз на высоте десять километров сработала система катапультирования и пилот выжил.
– Выжил, но до сих пор не пришел в себя, – ответил Громов. – Крейсер "Зубр" помочь не сможет, слишком близко от поверхности. Мы должны что-то придумать.
Полковник нервно прошел по диспетчерской. "Чайка" быстро теряла высоту, пикируя в океан.
***
 
– Всегда есть обратный путь, – послал мысль Виктор. – Если можно переключить мозг на новый уровень, значит можно вернуть его назад.
– Не отрицаю, но это не предусмотрено программой. Я могу попытаться вернуть тебя, но времени слишком мало и это очень опасно для твоего мозга. Согласен ли ты на такое? – голос Арра прогремел внутри сознания Виктора, вызвав боль в ушах.
– Других вариантов у нас нет, – ответил Ляпунов.
Смотритель исчез. Пропала золотистая комната. Экран свернулся в линию, а затем в точку. Сильная боль пронзила голову пилота. От неожиданности Виктор закричал. Перед глазами все та же темнота.
Он сорвал экранирующие очки. Голова сильно болела, но он жив и в сознании.
– Высота двенадцать, – прозвучало в наушниках предупреждение бортового компьютера.
Дрожащими пальцами пилот ввел код доступа и плавно потянул штурвал на себя. Включились стартовые двигатели и падение начало замедляться.
– Земля, я "Чайка один". Управление у меня, прошу разрешения на посадку, – произнес Ляпунов, разворачивая челнок.
Ответное дружное "Ура!" из диспетчерской едва не оглушило Виктора. Через силу улыбнувшись, он начал снижение.
***
В палате Центрального госпиталя "Космофлота" лежал только один пациент.
– Не более пяти минут, – строго предупредил врач,
Виктор кивнул и, поправив белоснежный халат, присел на стул рядом с кроватью. Глаза лежащего пилота были закрыты.
– Я могу взять его за руку? – спросил Виктор.
Доктор молча кивнул, продолжая стоять у двери.
Ляпунов взял холодную ладонь лежащего и закрыл глаза.
Точка, линия, экран внутреннего видения.
– Арр, нужна твоя помощь, – мысленно произнес Ляпунов.
Появилась золотистая комната. На этот раз смотритель был в белой тунике.
– Он не смог вернуться назад, – послал мысль Виктор.
– Знаю. Ты делаешь все правильно, – ответил Арр.
Рядом появился еще один смотритель, как две капли воды похожий на Арра.
– Скоро твой друг очнется и выздоровеет. Но он больше не сможет управлять челноками, – сообщил второй смотритель.
– Спасибо вам, – мысленно ответил Виктор. – Может быть, когда-нибудь, мы будем готовы перейти на другой уровень. Может быть.
– Арр поднял правую руку вверх и оба смотрителя исчезли. Исчезла золотистая комната. Экран свернулся в линию, превратившуюся в яркую точку.
– Пять минут истекли, – голос врача вернул Виктора к действительности.
Лежащий на кровати пошевелился и открыл глаза. Виктор улыбнулся.
– Теперь у тебя все будет хорошо! – сказал Ляпунов, поднимаясь со стула и выходя из палаты.
Заиграла мелодия коммуникатора и на экране появилось лицо Громова.
– Ты удивляешь меня все больше и больше, Ляпунов. Как тебе удалось привести пилота в чувство? – спросил генерал.
– Всегда есть обратный путь, товарищ генерал, – ответил Виктор. – Нужно только найти согласие с самим собой.
– Да, с самим собой нужно договариваться. Тут у меня одна мысль мелькнула … Ладно-ладно, отдохни пару дней. Съезди на рыбалку, – подмигнул генерал. – Но сильно не расслабляйся. Новое задание уже ждет. Никогда не был на Венере?
 
КОНЕЦ
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования