Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Евгений Курченков - Даже у апокалипсиса будет счастливый конец

Евгений Курченков - Даже у апокалипсиса будет счастливый конец

 
Посвящается А.С. Грибоедову
и его бессмертному произведению
"Горе от ума"
 
 
 
 
Даже у апокалипсиса будет счастливый конец
 
Компьютер высветил входящее письмо на почте Николая. Он открыл текст, который читал только один человек, но предназначался он всему человечеству. Всего чуть больше страницы – прочиталось быстро, но понять требовалось время
Зазвонил телефон, на экране высветилось имя – Петя.
- Ты уже прочитал? – раздался знакомый голос.
- Да. – Ответил Николай и снова взглянул на монитор.
- Что будем делать?
- Надо подумать.
- Что думать! – удивился Петр. – Это нельзя скрывать! Это большая удача, которая сохранит твое имя в истории археологии надолго!
- Надолго ли? – Спросил Николай, отключил звонок и стал вспоминать.
 
-1-
 
Всего пятнадцать дней назад, в четыре часа утра июльским утром их группа вышла из абхазского села Дурипш. У местных жителей удалось достать шесть лошадей, на которые с трудом уместилось все снаряжение. Группа состояла из восьми человек, три девушки Люба, Вера и Света и четверо парней, не считая Николая.
Руководителем экспедиции, которая направлялась в пещеру "Снежная" являлся Стас муж Светы. Он вел кружок спелеологии при институте уже больше пяти лет. Каждые пол года Стас отправлялся в карстовые пещеры по всему бывшему Советскому Союзу – Крым, Кавказ, Средняя Азия, где он только не был. Вторым по количеству спусков был Сергей друг Стаса и его постоянный спутник. Затем шли два студента Гоша и Саша, которые, несмотря на свои двадцать два года собирались в Абхазии отметить юбилейный - пятый спуск в пещеру. Их однокурсницы Любовь и Вера тоже от них не отставали. Только Николай в этой компании, несмотря на свои двадцать семь, был новичком.
- Нам предстоит пройти пятнадцать километров по козьей тропе вверх, – сказал Стас, указав рукой на горы. – Я был здесь лет восемь назад, дорогу не помню, поэтому с нами пойдут два проводника – Леван и Руслан. Леван пойдет впереди и поведет за собой лошадей, мы следом за ним, старайтесь не растягиваться. Последним пойдет Руслан. Через десять километров, когда выйдем на луга, сделаем привал. Все как обычно: я заполняю пикетажку, только в этот раз дублировать меня будет Гоша, на отдыхе сверимся. Вопросы есть? - Вопросов нет! – ответил сам себе Стас, и мы двинулись в путь.
 
-2-
 
С Верой Николай познакомился два месяца назад на скалодроме. У него было всего лишь второе занятие, а она ходила туда уже давно, чтобы не потерять спортивную форму. Обменялись телефонами. Затем сходили в кино, потом постепенно он познакомился со всей компанией. Гоша и Саша отнеслись к Николаю с холодностью, а вот с Сергеем и Стасом он подружился.
Вера и Николай так и остались просто друзьями, на все его попытки сблизиться с ней она отвечала молчанием. Она не гнала его от себя. Если он приглашал ее в кафе или в театр или просто звал гулять по ночной Москве, она соглашалась, но всякий раз, когда он делал попытку проявить свои чувства - обнять ее или пытался поговорить с ней, она отстранялась от него. Тогда Николай злился и исчезал из ее жизни на несколько дней, но она звонила ему и он возвращался с надеждой, что все изменится, но все опять повторялось. Так было несколько раз. Он ломал себе голову – почему она так поступает, если не хочет быть с ним, почему не говорит ему об этом, а если хочет быть с ним, зачем создает между ними прозрачную непробиваемую стену.
Целую неделю, перед поездкой в горы, он не общался с Верой, не звонил, не встречался, и не отвечал на ее звонки, стараясь забыть ее. Она сама приехала к нему домой вместе с своей подругой Любой и попросила отправиться с ними в Абхазию для спуска в пещеру "Снежная". Николай обрадовался, ведь она никогда не приезжала к нему домой и самое странное, что он не говорил ей, где живет. Она сама нашла его. Значит, она хочет сказать этим, что он ей дорог, значит, у него снова появился шанс, что их отношения изменяться. Конечно, он согласился, но все повторилось – она по-прежнему была далека от него.
Сейчас, когда они шли в горы, Николай думал. - "Зачем я здесь. Я мог спокойно остаться в Москве, ездить по стройкам и копаться где-нибудь в котловане в центре столицы, надеясь найти какую-нибудь археологическую ценность". Он задавал себе вопрос - что делает археолог среди спелеологов в компании чужих ему людей. Настроение его портилось, и он становился все мрачней и мрачней.
Сергей догнал его и хлопнул по плечу:
- Что приуныл Колян? Посмотри, какая вокруг природа, один буковый лес чего стоит, а грецкий орех! Ты видел когда-нибудь, как растет грецкий орех?
- Нет. – Ответил он.
- Вон видишь то дерево – это орех. Сейчас еще рано, но в сентябре, он созреет, и тогда на землю начнут падать зеленые, похожие на каштаны плоды и когда их разломишь, внутри окажется твердая рифленая скорлупа грецкого ореха, а у тебя на руках следы от природного йода, который ты будешь отмывать несколько дней.
- Зачем ты мне это говоришь?
- Затем, что мир прекрасен! Живи полной жизнью, наслаждайся каждым мгновением, даже сейчас, когда рюкзак тянет плечи, а ноги наливаются усталостью – значит ты живой, дышишь и мыслишь. Посмотри вокруг, какая красотища!
Николай огляделся. Они выходили из леса, и перед ними открывалась зелено-синяя даль. Впереди зеленели луга и бескрайнее синее небо, а внизу среди камней журчала веселая река. Он смотрел на это великолепие, вдыхал горный воздух, и оковы душевной муки рушились. С каждым вздохом он становился свободнее, и даже безответная любовь, которая всего миг назад давила на него тяжелым камнем, теперь не тяготила его. Он знал, что ему еще встретится другая девушка, которая оценит и полюбит его и, соединившись с которой он обретет свою вторую половину.
- Привал! Остановимся вон на той поляне! – сказал Стас, обгоняя.
 
-3-
 
 
Ближе к вечеру они добрались до входа в пещеру. Разгрузили транспортные мешки – трансы и разбили лагерь. На следующее утро Руслан и Леван уехали в свое село, оставив пару лошадей. Через десять дней они должны были вернуться.
Группа начала готовиться к спуску. Старую навеску – веревки для спуска в "Снежную", пришлось менять. На замену ушло почти два дня, в некоторых местах пришлось заменить шлямбуры. Когда, наконец, все было подготовлено, Стас собрал всех на совещание, чтобы еще раз обсудить маршрут. В центре поляне на склоне горы он разложил карту пещеры:
- Так как времени у нас очень мало, мы не будем спускаться до дна пещеры. Смысла я в этом не вижу – дно изучено довольно хорошо, и найти там что-то новое маловероятно. Итак, спускаемся в "Большой" зал, - он взял карандаш и стал водить им по карте, - дальше по второму колодцу в "Университетский" зал. Потом по шкуродеру добираемся до ручья "Водопадный", проходим по реке "Старая" в зал "Надежды", затем в зал "Победы". Здесь ставим лагерь. Делимся на две группы, одна исследует зал "Дольмена", вторая зал "Юпитера". На все про все – шесть дней, затем сворачиваемся и поднимаемся.
- Кто останется наверху? – спросил вдруг Сергей.
- Зачем? - Почти одновременно воскликнули Гоша и Саша.
- Здесь останутся два человека – моя жена и вы трое, каждый по очереди! – сказал Стас, оглядев Николая, Гошу и Сашу.
Парни переглянулись.
- Что тут делать, пойдем, все вниз, как в прошлом году в Крыму! – не унимался Гоша.
- Если была бы зима, то так бы и поступили, но сейчас лето, может пойти дождь и тогда, пещеру начнет затапливать – кто-то должен остаться наверху и предупредить, если понадобиться. Женщину одну оставлять нельзя, мало ли что может случиться, поэтому должен остаться кто-то из мужиков.
- Понятно! – Гоша развел руками.
- Телефонный кабель идет до самого дна пещеры, его протянули еще до нас. Он должен быть в рабочем состоянии, выберем подходящую пару, подключимся и все время будем на связи с поверхностью. Вопросы?
Вопросов больше не было. Николай с ребятами тянули жребий. Саша оставался на два дня первый, затем его сменял Николай, потом Гоша.
Спуск назначили на семь утра.
 
-4-
 
Надев каски и облачившись в гидрокостюмы, выполненные из прорезиненного капрона, группа начала спуск, захватив с собой более четырех десятков трансов.
Занятия на скалодроме для Николая не прошли даром, он быстро освоился со снаряжением и достиг ледяного конуса в "Большом" зале. Несмотря на июль, здесь лежала огромная, более сорока метров в высоту гора льда и снега, именно поэтому пещеру и назвали "Снежной". Удивительный подземный мир поразил Николая. Он смотрел по сторонам, выхватывая лучом налобного фонаря, поразительной красоты каменные образования в слоях карста Юрского периода. Здесь были и кристалликтиты, напоминающие подводные кораллы и геликтиты – каменные палочки самого различного вида, извивающиеся, словно черви по стенам. Николай замер, у него захватывало дух, ему казалось, что он попал в волшебный мир сказок из далекого детства. Очертания каменных истуканов напоминали то голову Бабы Яги со скрюченным носом, то высунувшуюся из расщелины когтистую лапу Змея Горыныча.
- Как впечатление? – спросил Стас.
- Удивительно! – произнес Николай.
- Да, это как наркотик, - чем больше спускаешься, тем больше хочется! Пойдем впереди еще много интересного.
Стас пошел вперед. Вера последовала за ним, улыбнувшись Николаю, и у него снова сжалось сердце – как далека она была от него сейчас.
- Мне было страшно, когда я спускался в первый раз. – Сказал подошедший Сергей. – Но как только ноги достигли дна пещеры, и я огляделся вокруг, то сразу понял, что нет ничего прекраснее. Я словно превращался в один из сталагмитов пещеры. Среди каменных глыб, среди кромешной тьмы, звенящей тишины или наоборот грохота подводного водопада, я отрывался от общества, людей и ощущал себя частью дикой первозданной природы. Это чувство всегда возникает во мне, когда пещера окутывает своим каменным одеялом!
- Тебе Серега, надо книги писать – красиво рассказываешь! – сказал Николай.
- Может быть, когда-нибудь в другой жизни, - усмехнулся он, - а сейчас пора идти, мы и так с тобой уже прилично отстали.
 
-5-
 
Группа спускалась все ниже и ниже. Транспортные мешки тормозили спуск, и приходилось возвращаться назад, потому что сразу взять все не хватало ни рук, ни сил. Лишь к концу дня добрались до зала "Победы" и начали устанавливать лагерь. Только тут Николай заметил в одном из дальних концов пещеры огромную груду мусора.
Этот, созданный руками человека террикон хлама, возвышался среди сказочной красоты пещеры. Люди спустились сюда и принесли с собой огромное количество вещей, которые со временем стали им не нужны, и они бросили их здесь, изуродовав удивительный мир, который создала природа.
"Человек – сделал ли он за всю свою историю существования что-нибудь, что не разрушало бы окружающий его мир природы? Что дает цивилизация нашей планете? Мы только берем у природы все, что нам надо с варварской жадностью. Мы качаем ее нефть, берем воду, рубим лес, поглощаем кислород, высасываем из почвы все ее соки, только для того чтобы насытить себя, а что даем взамен – только мусор, который будет лежать десять, сто, а может тысячу лет, прежде чем природа избавиться от него!". – Так думал Николай, взирая на гору мусора.
Стас неслышно подошел к нему:
- Когда я здесь был последний раз, мусора было гораздо меньше.
- Мы тоже пополним эту кучу?
- Нет, свой мусор поднимем наверх, я уже сказал ребятам складывать его в специальные мешки.
- А наверху, - спросил Николай, - что будет с ним наверху – отвезем в другую большую кучу?
- Ты можешь предложить что-нибудь другое? – спросил Стас и направился к палатке.
 
-6-
 
Время проходило быстро. Николай уже пробыл положенные два дня на поверхности, завтра утром Гоша должен был его сменить.
- Свет, почему ты не пошла вниз, девчонки могли также быть здесь по очереди?
- Не могу Коля, и думаю, что в ближайшие три года я больше никуда со Стасом не поеду.
- Почему?
- Скоро у нас будет ребенок.
- Поздравляю! – воскликнул Николай. – Уже известно мальчик или девочка?
- Нет, - улыбнулась Светлана, - еще рано!
- Давно вы женаты?
- Шесть лет.
- И как – часто ругаетесь?
- Почти никогда!
- Молодцы! Вы настоящая семья, у вас одинаковые увлечения и даже внешне вы немного похожи.
- Да ладно тебе! А ты когда думаешь жениться?
- Когда найду – тогда и женюсь.
- А разве не нашел? – хитро спросила Света. – Разве Вера тебе не нравиться?
- Нравиться Свет, только я ей не нравлюсь.
- Подожди, не торопи события и все само собой разрешиться! Ладно, Коля, поздно уже, пора спать ложиться.
 
-7-
 
Когда Николай начал спускаться в "Снежную", он решил добраться до одного отверстия, замеченного им раньше. Расщелина находилась на высоте примерно восьми метров, в одном из проходов на пути Николая, никаких навесок и крюков по направлению к ней не было. Значит, туда еще никто не поднимался. Более часа понадобилось ему, чтобы добраться до нее.
Есть два способа, которые подсказывают спелеологу существование новых подземных пространств, это вода и ветер. Вода вымывает карст, образуя полости, а ветер говорит о наличии сквозняка. Расщелина, куда добрался Николай, оказалось сухой, а анемометр, который определяет движения воздуха, не вращался. "Неужели я зря сюда карабкался?" - подумал Николай. Он вытянул руку и посвятил в темноту фонарем почти уверенный, что луч упрется в каменную стену, но свет утонул в бездонной тьме.
Николай отстегнул страховку и с трудом протиснулся между камней. Через пять метров проход расширился, и он оказался в прямоугольной комнате.
Да, это была комната, несомненно, искусственного происхождения. Природа не могла создать столь гладкие стены, которые бы соединялись под прямым углом. Размеры комнаты составляли примерно десять на десять метров, высота потолка тоже около десяти. Когда Николай встал на ноги и огляделся, то увидел, что комната представляет собой рукотворный куб, но самое удивительное заключалось в том, что куб был, выполнен из мраморного монолита, даже та стена, где возникла трещина, тоже была мраморной!
- Черт возьми! – воскликнул он в тишине. – Откуда мог взяться мрамор в карстовых породах?
Он приблизился к стенам и увидел среди каменных, бугристых наростов надписи! На всех четырех стенах друг за другом словно текст находились различные знаки. На северной стене просматривалось пиктографическое письмо ацтеков в виде изображения различных предметов. На южной стене – иероглифы Египтян. На западной – слоговое письмо микенской цивилизации. Треснутая восточная стена, через, которую проник Николай, была исписана знаками, напоминающими арабскую вязь.
- Не хило я зашел в трещину! – сказал он сам себе, доставая из рюкзака фотоаппарат. – Надо бы все сфоткать и Петьке отправить – он мастер по древним текстам.
 
 
Уходили из "Снежной" с неохотой. Никто не заметил отсутствие Николая в тот день, кроме Веры, а он так никому и не рассказал, где задержался.
Когда прибыли в Дурипш и появилась сотовая связь, он отправил фотографии сделанные в пещере на телефон своему другу.
 
-8-
 
Николай еще раз взглянул на компьютер и перечитал перевод Петра.
 
"Когда мы были Богами, мы знали Слово, но теперь мы утратили его. Я не знаю, когда это произошло, может быть, когда наш Отец выгнал нас из своих владений, после того как мы нарушили его запрет. Много времени мы искали утраченное слово, мы пытались его воссоздать, создали много языков и наречий использовали миллиарды выражений, но Слово оставалось для нас недоступным. Мы были немы, хотя и говорили на множестве языков, но то Слово, тот божественный язык, который был раньше нам доступен, оставался забытым.
А ведь когда-то с помощью утраченного языка, который назывался "Слово", мы могли править миром. Мы могли создавать горы, реки, воздух, огонь, воду, планеты галактики, вселенные.
Наш язык теперь примитивен. Мы не можем понять друг друга, даже если говорим на одном языке, мы не можем объяснить простые вещи, такие как чувства, страдания. Мы не можем объяснить глухому, что такое звук, тому, кто никогда не пробовал сахар, мы не можем объяснить его вкус, а как объяснить свет слепому, не говоря уже про любовь.
Наши слова только тень – отражение истинных слов, которые мы утратили навсегда, наши слова подобно лодки, плывущей по поверхности океана и никогда не способной заглянуть в глубину. Мы всему окружающему нас дали названия и определения, но не отразили сущность. Мы спокойно могли бы назвать зеленый цвет красным, а красный зеленым и ничего бы от этого не изменилось, потому что наши определения простая формальность.
Но среди нас всегда были те, кто искал Слово. Мы производили раскопки, расшифровывали иероглифы и другие древние письмена, мы изучали наскальные надписи и фольклоры разных народов, мы искали Слово в гробницах и пирамидах, в горах и океанах, в песках и подо льдом. На протяжении тысячелетий мы теряли надежду и снова обретали ее, в монастырях мы молились нашему Отцу просили оказать нам доверие и вернуть утраченное Слово, но он молчал или мы просто были глухи к его речам. Нас осталось совсем мало, кто сохранил надежду, но мы продолжали поиск и углублялись все глубже и глубже в историю, приближаясь к самому сотворению мира, во время поисков мы сами менялись.
Мы стали совсем другими людьми. Мы уже не то большинство людей, которое отстранилось от поиска или потеряло надежду. Мы стали понимать то, что другим не понять никогда, даже если бы мы пытались объяснить им наши знания.
Разве они смогли бы понять, что живут единым организмом, единой плотью, разве они смогли бы понять, что каждый человек это клеточка, это атом Вселенной, что разрушая себя, он разрушает Мир, что даже его плохие мысли приносят вред всему существующему, ибо мысль не имеет преград и, возникнув на Земле легко может оказаться на другом конце галактики или даже в другой вселенной и породить там зло. Разве они могут понять, что, причиняя вред другому человеку, вредят всему организму Мира, частью которого являются сами. Даже если бы они поняли все это, смогут ли они изменить себя, стараясь изо всех сил, захотят ли они изменить себя? Сможет ли камень, катящийся с крутой горы, остановиться на середине склона?
Только неимоверные усилия и постоянный поиск истины может изменить нас!
Мы, ищущие Слово изменились, и ОНО открылось нам!
Нас немного, совсем немного, но мы владеем Словом. Мы должны были бы радоваться, что нашли то, что искали много веков, что наши усилия увенчались успехом, но никто из нас не испытывает радость, потому что ноша наша тяжела, а путь, который мы прошли, и который привел нас к Слову, не дает нам право использовать его.
 
Так было раньше, но сейчас все изменилось!
Нас всего трое, а вас восемь миллиардов, можем ли мы принимать решение за вас? Можем ли мы произнести Слово? Мы вправе выбирать, но выбор уже давно сделан и его сделали вы все!
Мы, спустя много лет, после того как Слово открылось нам, произнесем его, и оно изменит все:
ДА БУДЕТ ТЬМА!"
 
 
"Их было восемь миллиардов, нас уже больше семи – повторим ли мы их судьбу?" - думал Николай.
- Коль, ты идешь? – раздался голос Веры из спальни.
- Да дорогая еще один звонок! – сказал он и набрал номер Петра.
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования