Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Veps - Ведьма в большом городе

Veps - Ведьма в большом городе

       «Судя по опросам, среднее количество сексуальных партнерш мужчин
       всегда кратно превышает среднее число партнеров женщин,
       хотя, исходя из здравого смысла, эти показатели должны быть равны.
       Данный факт имеет логичное, хотя и не очень приятное
       для сильного пола, объяснение»
       (Не только статистическое наблюдение)
       
       
       Когда-то, не так давно...
       
       - Папа, а ведьмы на свете есть?
       - Есть, Галочка. Вот обе бабушки у тебя ими были. В смысле, мои, для тебя они, конечно, прабабушки.
       - А это как? Что они могли делать?
       - Ну, погоду предсказывать. И даже менять. Людьми и животными управлять. Порчу наводить. Если кто их обижал, конечно.
       - А бабушка ведьма? Ну, твоя мама?
       Мужчина задумался. Поскучнел. Неуверенно ответил. - Вряд ли. Она всегда этой силы сторонилась.
       - А почему?
       - Знаешь, есть вещи, которые на самом деле не так хороши, как кажутся. Вот ты, к примеру, любишь колу, а после неё у тебя всегда экзема. Кожа пятнами покрывается, портится. Разве это хорошо?
       - Плохо, конечно. - Разочарованно ответила девочка. Она как раз очень хотела колы с чипсами. Но разве после такого ответа на что-то можно рассчитывать?
       - Вот видишь.
       - А другая моя бабушка? Та, что по маме, она тоже была ведьмой?
       - Не думаю, - вздохнул мужчина, - она ведь детдомовская. Своих родителей не знала.
       - А почему она умерла? - Тихо спросила девочка. Посмотрела в сторону. На её ресничках повисли, заблестели прозрачные росинки. - Тетя Маша мне сказала, что её бабушка со свету сжила. Потому что не любила.
       - Больше слушай Марию Петровну, болтает она много. На свою голову. - Рассердился и испугался чего-то мужчина. Его лицо помрачнело. Но все же буркнул в сторону. - Мама, для тебя бабушка, другую невестку хотела. Считала, что Леночка у неё меня украла. А потом Лена просто простудилась. Реактивный процесс в легких пошел, воспаление. А сейчас она ангел, на небесах. И на нас с тобой смотрит.
       Глянул вверх, на хмурившиеся тучи. Рассердился, то ли на свою откровенность, то ли на неосторожность, - вот ты тоже, осень, а без шарфа вышла гулять! Так что давай-ка, скорее домой!
       Смягчился, подольстился к дочери. - А хочешь, колу купим? Только маленькую. И попкорн.
       - Лучше чипсы! С сыром! - Решила девочка. Про себя, в сторону, тихо сказала. - А я поняла, почему ведьмы, это плохо.
       Отец недоверчиво глянул на ребенка. Пожал плечами.
       - Ну и молодец, - потрепал по вязаной шапочке. Небольно щипнул за раскрасневшуюся щечку. - Пойдем-ка быстро домой, ведунья ты моя маленькая, а то ветерок холодный, нехороший. И вроде дождь собирается…
       
       Прошлым летом...
       
       Было, было у Гали ощущение, что не стоит заниматься этим клиентом. Горчило чуть внутри, царапалось обеспокоенным птенцом нехорошее предчувствие.
       Подумалось даже на мгновение, что ну её, эту сегодняшнюю охоту. Мелькнула, поманила мысль вернуться домой. Раздеться, сбросить с себя одежду (ну не любила Галина таскать на себе то, без чего вполне можно обойтись). Погулять голышом по квартире, устраняя мелкие надуманные несуразности, сметая метелкой несуществующую пыль.
       Потом понежиться в ванной, вдыхая жасминный аромат и лениво разглядывая потолок.
       Искупавшись, развалиться на широкой, с багровым балдахином, кровати, зажечь индийские свечи, почесывая за ушком черного, как положено у колдуньи, кота, лениво наблюдать за постановочными страданиями героев в любимой передаче всех ведьмочек «Дом-2».
       Была секунда, когда таким заманчивым это показалось, что была готова Галя все бросить и повернуть домой.
       Но не удержалась.
       Уж больно беззащитной жертвой он гляделся. Типичный лысоватый пузан, кошелёк на ножках, успешный в бизнесе и неудачник в прочем, пустивший слюну при виде обнаженных коленок, осиной талии, роскошного бюста и откровенно развратного, привлекающего самцов и вызывающего похоть взгляда.
       Раскрутить разомлевшего от чар мужчинку на интимную встречу и соответствующую спонсорскую помощь труда не составило. Вытрясла Галя из него денег ровно столько, чтобы он удивился собственной щедрости, но не загорелся ненужным стремлением найти случайную подругу и вернуть внеплановую финансовую недостачу.
       И сил у него откачала в меру. Так, чтобы умаять, но не закончить инфарктом, с которым этому любителю сладенького все равно, рано или поздно, не разминуться.
       Но пусть это случится позже, когда он окажется на безопасном расстоянии. Лучше в другом городе. Не стоит обращать на себя излишнее внимание, если ты обладаешь сверхъестественными способностями. Точнее, тем более, если ими обладаешь.
       Все вроде, удачно прошло.
       Пришла домой Галя с хорошими деньгами, сытая и счастливая. Но все же казалось, что прошло где-то, что не так. Не зря казалось. У ведьм напрасных предчувствий не бывает.
       ***
       Телефон, как это зачастую случается, зазвенел в самый неподходящий момент.
       Когда до конца матча оставались считанные минуты, а наша команда, зубами вцепившаяся в ничью, из последних сил отбивалась от наседавшего и крайне недовольного счетом противника.
       Олег Кураков глянул на номер.
       Звонок, к его огорчению, был из тех, на которые положено отвечать.
       Не удержав тяжелый вздох, кося в экран телевизора, не выключая, но, слегка приглушив звук, Кураков спросил, - добрый вечер, Михаил. Что-то случилось?
       - Здравствуй, Олег Титыч. - Вежливо откликнулся координатор из антикоррупционного управления. - Извини, что отвлекаю, но сам понимаешь, инструкция, сразу по вашим клиентам оповещать.
       Чувствуя нетерпенье собеседника, тут же перешел к делу. - Пасли тут одного товарища, случаем зацепили ваш контингент.
       - Кто? - Напрягся Кураков.
       - Да ничего особенного, - успокоил коллега, - лисичка. Классика. Причем гуманистка, нашего клиента даже особенно сильно и не высосала. И по деньгам, и по пране. Уже через полчаса очухался и помчался в ресторан подкрепляться. Хотя в этом случае, как я понимаю, бифштексы и коньяк не очень помогают. Лучше переливание крови или глюкоза с витаминным концентратом.
       - Это да, - расслабился Олег Титыч. Добавил. - Ну, суккуб, это не срочно. Мог бы и завтра на работу позвонить. Направляй материалы, с утра ей сразу и займемся.
       Поморщился, потому что в этот момент в наши ворота забили гол. Может, и потому, что именно усилия Куракова не хватило? Он-то как раз знал, что передача энергетики, это не сказки, и всегда надо с максимальным напряжением сил поддерживать свою команду. Конечно, за исключением ситуации, когда игру смотришь в записи, тогда, естественно, уже ничего не поможет.
       С сарказмом, злясь на несвоевременный звонок, поблагодарил. - Спасибо, что скучать не даешь!
       - Кушай на здоровье, товарищ полковник. - Ехидно ответил коллега.
       Лисичками, с легкой руки Пелевина после его «Книги оборотня», называли маскирующихся под проституток ментаток-суккубов. Или суккубок?
       Не самый приятный контингент. Но все же, не зомби или вампиры, которых надо отстреливать как можно быстрее. И не только из-за того, что они тоже убивают, не раздумывая, сразу и так, что это почти всегда приводит к нежелательному и очень широкому общественному резонансу. Но и потому, что вампиризм и «упыризм» заразны.
       А лисички всего лишь гипнотизируют клиента, разводят его на бабки да на энергетику.
       Правда, если такую ментатку вовремя не остановить, она может стать полноценной ведьмой. А это уже серьезно.
       ***
       Объектив был расположен в верхнем углу гостиничного номера, видимо, над дверью. А в центре его находилась огромная, застеленная роскошным красным атласным покрывалом кровать. Именно к ней просеменил коротыш с венчиком рыжих волос вокруг плеши. Развернулся к гостье, сделал нетерпеливый зовущий жест пухлой ручкой.
       Но стройная брюнетка в мини-юбке, и очень коротком, как сверху, так и снизу, топике, с пупком, проколотым золотым, с красной каплей рубина, колечком, предпочла пройти к креслу перед телевизором. Уютно расположилась в нем. Забралась с ногами, свернулась, будто кошечка. Повернула голову к боком подкрадывающемуся и уже, словно собирающемуся без всяких прелюдий, наброситься хозяину. Вскинула вверх руки, развела их. Выбросила к лицу мужчины. Выкрикнул, простонала звенящим голосом, - Йеха. Еееех!
       … Олега Титыча качнуло, повело набок. Голову заволок багровый туман. В ушах зазвенело, на секунду даже показалось, что оглушило, будто близким разрывом.
       Его поддержали. Под нос сунули ватку с нашатырем. Резкий запах выбил дурь из головы.
       - Надо же, - пробормотал он, стыдясь своей слабости, - даже через запись пробило.
       Байсагов ободрительно улыбнулся. Зашел со спины, помассировал шею. Сразу стало легче. Петр был наследственным охотником на чёрных из древнего, занимающегося этим сотни лет бурятского шаманского рода. На него ведьмы никакого негативного влияния оказать не могли. Более того, он питался их силой.
       Точно так же, как ментатки паразитировали на энергетике обычных людей.
       Таких волкодавов в подчинении Куракова было очень немного.
       На порядок меньше, чем количество выявляемых ежегодно тёмных.
       Закон пищевой пирамиды действовал и здесь. Количество хищников, всегда многократно меньше численности жертв. Но на любого хищника в любом случае находится и свой охотник.
       ***
       Внизу живота нехорошо тянуло. Краски мира казались смазанными, звуки глухими. Сердце кололо. Чуть подташнивало. Настроение было хреновым.
       - Да что же это такое? - Возмутился Сергей Александрович.
       Ведь нормально командировка сложилась, чего переживать, с чего болеть-то?
       В прокуратуре договорился. Дело закроют, пообещали это люди надежные, самим губернатором рекомендованные. И стоило это меньше, чем опасался. Сто тысяч евро сразу, полмиллиона по факту прекращения расследования.
       Вчерашняя шлюшка, конечно, вместо плановой для таких развлечений полутысячи вытянула в десять раз больше. Но, с другой стороны, почему бы не поделиться с одной проституткой тем, что сэкономил на других? Тех, что в погонах?
       Секс с ней был сумасшедшим и того стоил.
       Главное, безопасным, несмотря на реальный крышеснос. Правда, Сергей отчетливо помнил, только как натягивал на себя, один за другим, презервативы.
       Все остальное было, как в тумане.
       Обидно было еще, что на будущее телефонный номерок не взял, ну да ладно. Может, еще повезет пересечься в каком-нибудь злачном местечке.
       С утра не побрезговал, чтобы убедиться и успокоиться, раскопал между простынями и под кроватью три использованные, завязанные узлом резинки. Все вроде нормально.
       Чего плохо-то так, господи? Может, в церковь сходить?
       В храм Сергей Александрович собирался зря. Там бы ему не помогли.
       Чтобы идти к Богу, нужно искренне раскаяться.
       А взяточник посещал церковь, как вчерашним днем прокуратуру. Чтобы откупиться.
       ***
       - Это не просто лисичка. Это уже конкретная ведьма, - с удовольствием отметил Петр. - Причем не самая слабая. Смотри-ка, как его корежит!
       Толстячок со спущенными трусами извивался на кровати и обеими руками терзал свой поросшим рыжим волосом пах.
       - Как бы он там себе чего не оторвал, - обеспокоился Байсагов.
       - Да вроде живой к утру был, коллеги говорят. - Отмахнулся Олег Титыч. - Даже потом в кабак выбрался. Подкрепиться. Правда, сомлел там быстро. Секьюрити помогали в номер вернуться.
       - А этой, хоть бы что! - Неожиданно пробила мужская солидарность Куракова. Подумалось - ведь и он, по молодости, мог оказаться в таком положении.
       А может, и оказывался. Как теперь разобраться, что из молодецких пикантных приключений на самом деле было, а что умело наведенный непростыми партнершами морок?
       Брюнетка, будто услышав реплику, оскалилась. Повернулась к телевизору, включила его. Нашла повторяемый днем сериал. Поудобнее угнездилась в кресле. Вытащила мобильный телефон, отзвонила в автосервис, уточнила ситуацию с ремонтом своего автомобиля.
       Недовольно покривилась, услышав про задержку. Ругнулась в адрес слесарей нехорошими словами. Потом достала из сумочки маникюрный набор. И стала приводить в порядок ногти, один глазом кося в экран, другим на самоудовлетворяющегося клиента.
       - Ну, дальше прокрутите, чтобы время не терять. - Поморщился Олег Титыч. Мужской онанизм, это не самое приятное зрелище. По-крайней мере, для гетеросексуальных представителей сильного пола.
       Но суккуб, казалось, временами получала искреннее удовольствие от происходящего. Улыбалась то язвительно, то насмешливо. После того, как толстяк натянул третий презерватив, засунул под себя подушку и стал на ней прыгать, ведьмочка, видимо, решила, что сеанс пора заканчивать.
       Распотрошила портмоне, вытащила толстую пачку денег. Отслюнила несколько бумажек, остальные, сунула назад. Ладошкой шлепнула мгновенно успокоившегося и сразу отключившегося толстячка по лысине. И ушла, не забыв выключить телевизор.
       - Слушайте, не беспредельщица, - изумился Петр. - Она мне даже нравиться начинает!
       - Вот сам тогда ей и займешься. - Решил Кураков. - Кто такая, откуда, где живет. Степень силы и опасности. Ну, не мне тебя учить. Смежники в её отношении, чем могут, помогут. Но, как понимаешь, им она не по силам. Первый доклад жду завтра утром. Но, если что срочное, звони сегодня и сразу.
       Автоматически уточнил и без того понятное. - По защищенному каналу.
       - Есть, товарищ полковник, - обрадовался Байсагов.
       Олег Титыч понимающе сощурился. Женились охотники всегда только на ведьмах. Иначе род волкодавов не продолжить, родятся либо обыкновенные дети, либо, того хуже, потенциальные «инферналы». А Петр был холостым, и последнее время ходил какой-то уж слишком задумчивый. Явно мужичку со свободной жизнью завязывать пора.
       Так что ему и карты в руки. Слава Богу, жизнь рядом с охотником лишала ментаток темной силы.
       ***
       Ночь не принесла успокоения.
       Снилось Гале, что она рыжая белка в глухой сибирской тайге. Причем так явственно все виделось, что, несколько раз просыпаясь и испуганно рассматривая не сразу узнаваемую затёмненную комнату, Галя первые секунды не понимала, кто она такая.
       Ведьма ли, которой снится, что она белочка. Или зверёк, возомнивший себя человеком.
       Потом приходила в себя, шла на кухню, жадно припадала к холодной минералке.
       Бессмысленно пялилась в темноту за окном. Прислушивалась к шелесту листьев, нарушаемому шумом дождя, шорохом проносящихся по мокрому асфальту машин. Задыхалась острым, туманящим голову липовым запахом.
       Не в силах удержать смыкающиеся глаза, снова шла спать.
       И снова была белкой, спасающейся от преследующего её узкоглазого умелого охотника. Исчезала, пряталась в кронах. Успокаивалась. Но вновь выглядывал её из-за густой хвои настороженный взгляд, рассматривал через прицел, тянулся смуглой рукой.
       И только просыпаясь в последнее мгновение, спасалась Галя от этого настойчивого преследования…
       Утро было хмурым. Небо морщилось серыми тучами, огрызалось мелким сварливым дождиком.
       Тело чуть ломило, словно перед простудой или месячными трудностями, не обходившими и ведьм.
       Позавтракав стаканом собственноручно выжатого апельсинового сока и тостом с ломтиком сыра, Галя решила улучшить свое настроение классическим и наиболее действенным способом. Заняться шопингом. Заодно и потратить все полученные деньги. Может быть, тогда удастся избавиться и от, похоже, полученного вместе с ними непонятного заклятия?
       С утра настроение успел испоганить еще и таксист. Почему-то решил вернуть положенный по счетчику четвертак с уплаченной полутысячи, хотя Галя, понятно, на сдаче не настаивала. Успела все же выскользнуть из машины, брезгливо сморщить губки - типа, за кого вы меня принимаете?
       Но цепануть шофера, привычно за чаевые откусить от него, как рассчитывала, чуть-чуть энергетики не вышло.
       Получается это только с людьми, которым что-то надо, и потому они тянутся к ведьме, открываются перед ней. Или как возмещение за неправедно полученное, возврат за то, что у тебя забирают как бы даром. А если сама отказываешься от протянутых денег, у жертвы нет перед тобой обязательств, и значит, подкормиться не удастся.
       Не видела пассажирка, как водитель достал из бардачка обтянутую серебреной фольгой шкатулку и аккуратно положил внутрь полутысячную купюру.
       А то бы настроение у неё еще больше испортилось…
       Но зато дальше все пошло нормально. Благо, в центре сплошным рядом друг за другом стояли не только бутики, но и обменные пункты. В каждом из которых, на всякий случай. Галина меняла не более тысячи евро из реквизированной вчера пятерки.
       Береженного и случай бережет. Зачем светиться перед камерами видеонаблюдения с крупными суммами? Вдруг кто запомнит, в базы внесет, где светится не след, выяснять станет, откуда у молоденькой девочки, вдобавок сироты, такие деньги?
       Но от окружающих имеющиеся в сумочке деньги Галя не скрывала. Не мелкую же шпану, щипачей, ведьме опасаться?
       Напротив, если обнаглевшие мыши атакуют кошку, это исключительно их проблемы. Стремящийся к дружной жизни с грызунами Леопольд - такое, бывает только в мультфильмах.
       И в третьем по счету банке все же нарвалась. Вернее, это на неё нарвались. Как Титаник на айсберг. Углядел смуглый, не такой, как во сне, но теплого оттенка кожи, нерусь красные бумажки, что вышедшая из обменника стройная девушка небрежно засовывала в сумочку.
       Двинулся за ней обманчиво расслабленной походкой. За порогом оглянулся, убедился в отсутствии рядом милиции или крупных, способных вступиться мужчин.
       Догнал. Махнул рукой к плечу, пытаясь сорвать кожаную лямку. И застыл столбом. Быстро развернулась к нему показавшаяся на растянувшееся в вечность мгновение старше самой старой старухи женщина. Оскалилась ухмылкой, будто состоящей из одних хищно загнутых клыков. Посмотрела страшными, словно у Горгоны, глазами, что заставили грабителя окаменеть. Не в силах оторваться от приковавшего, высасывающего душу взгляда, трясущимися руками расстегнул ставший жертвой незадачливый грабитель браслет, выронил на асфальт часы. Следом бросил бумажник. Вытащил из кармана несколько мелких, оставшихся после вчерашнего, банкнот, бросил их обрадовавшемуся знакомой игре ветерку.
       Развернулся, двинулся прочь на негнущихся ногах. Пришел в себя через полчаса на скамейке в небольшом скверике, не помня, что произошло, что делал, где был последнее время. А сердце колотилось испуганной птицей, и сил оставалось только на то, чтобы добраться до снимаемой вместе с соплеменниками квартиры и там упасть в долгий сон, длившийся более суток. Перешедший позднее в серьезную болезнь. Повезло, что не смертельную.
       Выпила кавказца Галя щедрой мерой. Так, что почувствовала грань, за которой человека настиг бы если не рак, то язва наверняка. Потому и остановилась.
       Глупость и воровство, это не причина, чтобы лишать здоровья, а тем более жизни.
       Кроме того, зачем выкашивать собственную кормовую базу? Ведьмы, они имеют власть лишь над теми, кто на них покушается. Пьют силы только у людей с червоточинами.
       Над безгрешными они не властны. Только много ли в нашем мире, таких невинных?
       ***
       Телефонный номер мобильника оказался оформлен на мужчину, причем жителя Владивостока. Но по звонку из гостиницы в автосервис, времени разговора и марке машины, установить автовладелицу труда не составило. К счастью, она оказалась местной, а не залетной гастролершей, вычислять адрес жительства которых, занятие, настолько утомительное, что только нашим врагам им и заниматься.
       Правда, квартиру Галина Дедова купила недавно, года полтора назад. Что для нормальной, недавно приехавшей в большой город двадцатилетней девушки - достижение неординарное.
       Но с нормальными Петр и не работал.
       Его способности годились только против ведьм, вампиров, оборотней и прочих «темных» тварей.
       Сейчас сидел он в дежурной машине вместе с напарником, рыжим конопатым хохмачом Васей Слоновым, и ждал, пока вызванное объектом такси увезет её на прогулку. Или на новую охоту. Мешать суккубу в первый день работы с ней не намеривались. Судя по поведению, не с убийцей дело имели. Потому решили для начала определиться со степенью силы и умениями ведьмы, её готовности к сопротивлению.
       - Смотри-ка! - Удивился считывающий с экрана лэптопа данные Вася. - Мама умерла, когда Дедовой было пять лет. Бабушка с отцом погибли в авиакатастрофе три года назад. Полная сирота! Два года назад приехала сюда. И почти сразу купила и квартиру, и машину! Талантливая девочка!
       - Ну, это-то не удивительно. А вот что нет родных, это очень плохо. - Цыкнул зубом Петр. - Если нет близких, то нет якорей. Больше вариантов, что снесёт крышу. Вплоть до клиники или беспредела. И тогда её ничто не удержит.
       - А ты? - Куражливо удивился Слонов.
       - Ну, разве что я. - Вполне серьезно согласился Байсагов. Напрягся. - Смотри, вон она, из подъезда выходит. Села к Мише. Уехали. Ну, я пошел.
       Дежурно напомнил напарнику. - Если она неожиданно вернется, жми единичку. Если милиция или вневедомственная охрана, двойку.
       ***
       Часа через три прогулки по магазинам вновь затомило Галю нехорошее предчувствие. Да и коробки с приобретенными вещами стали так оттягивать руки, что вызвала покупательница еще одно такси, теперь, слава случаю, с нормальным водителем, который теперь неспешно ехал вслед за ней.
       Что шофер польстится на новые недешевые вещички да умыкнет их, Галя не опасалась. И не только из-за того, что машина была из солидной фирмы, и номер её, как и лицо водилы, запомнила. Но и потому, что «поплыл» сразу молоденький сластолюбивый юноша. Истекал он теперь вполне ощущаемой похотью, воображая в нехитрых фантазиях, как он поможет соблазнительной, вдобавок богатенькой клиентке поднять коробки в квартиру, а там, чем черт не шутит?
       Распаляла его Галя вполне сознательно. Не собиралась она казаться недоступной.
       Иначе как манипулировать жертвами?
       Вот быть такой - другое дело. И не допустила девушка пока еще до своего тела ни одного самца. Поскольку не встречала в жизни мужчину сильнее себя.
       А прочих - чего бы не наказать, коли на чужой пирожок сами без спроса рот разевают?
       Козлам, им ведь с курицами да козами дружить нужно. А не облизываться на рысей да росомах. А уж если ума не хватает, так слюнявый язык у таких выдирать, шерсть с них стричь, да так, чтобы клочьями летела, это только справедливость восстанавливать.
       Тем более что частичную компенсацию ведьма им давала.
       Ведь в воспоминаниях своих имели они Галинку как хотели.
       А если подумать, разве жизнь зачастую, это не именно то, что мы о ней думаем? Вне зависимости от того, как наши представления соотносятся с действительностью?
       Не липли бы эти свиньи к девушке с её пятнадцати лет, и особенно после смерти отца с бабушкой, может быть, она бы другой выросла. А так, получайте, что сами заслужили...
       На входе в бутик, где Галя прикупила несколько пар симпатичных туфелек, к ней прицепился цыганенок. Чумазый, но со щербатой улыбкой во весь рот. Годков шести, не больше. Залопотал по-своему, приманивая деньги, выпрашивая их, призывно замахал ладошками к себе. Развеселил своим нехитрым шаманством Галю так, что она, от всей души, протянула ему сотню.
       Но мальчишка только банкноту ухватить успел, как налетела, неизвестно откуда, в цветастых одежках, взъерошенная, как защищающий от кошки курятник петух, женщина. Выхватила у ребенка денежку, бросила на заплеванный тротуар. Увела цыганенка, испуганно оглядываясь на ведьму, и разъярено выговаривая сыну нечто такое, от чего тот съежился, ссохся плечами, боялся оглянуться и похоже, даже описался.
       И полетела сотенка, как гонимый ветром лепесток. Правда, не дальше автобусной остановки, на которой ловко выловил её студент. Обрадовался находке, переломил, сунул в карман. И даже не заметил, как убыло у него немало здоровья, настроения. Удачливости. Ровно столько, сколько перетекло к Галине. В мире ничего даром не бывает.
       ***
       Квартира ведьмы Петра впечатлила.
       Был у хозяйки вкус. Дизайнером, при необходимости да наличии клиентуры, она вполне успешно смогла прирабатывать. А может, еще и придется, решил Байсагов, уже имеющий на девушку вполне сформировавшиеся матримониальные планы.
       Из окрашенной в багровые цвета прихожей, с обоями в алые, вырывающиеся из подземелий языки пламени, где показалось, даже попахивало серой, метнулся в комнату черной молнией кот, взлетел по настенному, с рисунком в звездную ночь, ковру к потолку. Зашипел оттуда, грозясь прыгнуть на голову.
       - Не шали! - Строго сказал ему Петр. Зверь оскалил огромные, как у ротвейлера, клыки. Но атаковать, похоже, передумал. Хвостатый бестий сейчас наверняка изо всех сил старался установить связь с ведьмой. Жаловался на вторжение. И потому времени у Байсагова на всё, если не было желания встречаться с хозяйкой или вызванной по её звонку милицией, оставалось минут пятнадцать.
       Обыскивать дамское жилье он не собирался. Недостойное, немужское это дело. А вот почувствовать через квартиру владелицу, её силы, эмоции, душу, это да, это было нужно. Ну, еще чтобы она поняла, что был здесь незваный гость, заволновалась, попробовала до него добраться.
       Сила охотника, она ведь, как и у ведьм, зеркальная. Нужно, чтобы тебя ударили, направили в твою сторону потоком желание. И только потом выбираешь, принять ли эту энергетику, подкрепить ею свое здоровье, силы, удачу. Или кратно увеличив, ответно ударить агрессора. Так, чтобы его если не сломать, то показать, что нельзя руку на хозяина подымать. А охотник на ведьм, он их хозяином и является.
       ***
       Потянуло домой.
       Словно что случилось с котом Тёмкой, единственным дорогим Гале существом, подобранным на улице маленьким жалобным иззябшим комочком полтора года назад. Будто жаловался он, звал на помощь. Помнилось ведьме, что произошло дома нехорошее.
       Даже засомневалась, может, плиту перед уходом не выключила? И пожар? Или еще что?
       Заспешила Галина к такси, да так, что уронила одну упаковку - с сабо. Но возвращаться не стала. Что упало, то пропало. Если судьба распорядилась именно так, то лучше не поднимать. Оставить, пусть достанется тому, кто на эту вроде бы бесхозную вещь соблазнится. Все равно он компенсирует находку ведьме.
       Бесплатный сыр, он только в мышеловке бывает.
       Махнула рукой, подозвала торопливо подъехавшего водителя, свалила приобретения на заднее сиденье, назвала адрес, посмотрела на таксиста жалобно, попросила умильно, - можно скорее? Очень надо!
       Гнал мальчишка, как на пожар, не забывая, впрочем, при каждом удобном случае соскальзывать взглядом на голые коленки сидящей рядом брюнетки.
       - Поможешь покупки поднять? - Улыбнулась ему Галя у подъезда, не сомневаясь в ответе.
       Не самой же все это наверх переть?
       Оживился парень, подхватил пакеты в обе руки. Настолько заспешил, что дверцы автомобиля заблокировать забыл. Ну, если угонят машину, это только его проблемы.
       В лифте пожирал девушку взглядом так, что ей даже на секунду неудобно стало. Словно обнаженная перед ним стояла, да вдобавок еще в неприличной позе.
       Занес вещи в прихожую, там выронил, застыл столбом. Уже не по своей воле - отключила Галя незадачливого ловеласа, потому что почувствовала - был, был в доме незваный гость.
       Жаловался на него Тёмка тоскливым мявом, терся под ногами, вздыбив хвост.
       Не стала ведьма откачивать энергию у таксиста. Все же за рулем, ошибется, въедет в кого-нибудь. Пожалела, отпустила. Пришел в себя водитель, только усаживаясь за руль машины. Пожал плечами, не понимая, на что рассчитывал, что так расщедрился? Что и денег не взял, и вещи донес? Махнул рукой, уехал, не понимая, как ему повезло.
       ***
       - Еще один барашек попался? - Сочувственно предположил Слонов. Инстинктивно пригнулся, прячась, наблюдая из-за руля за ведьмой и таксистом с горой пакетов в руках.
       - Не думаю, - ревниво вступился за Дедову Петр. - Это так, грузчик. Уверен, она его сразу отпустит. Дома они не шалят.
       - Ага! - Обрадовался, наблюдая, как через три минуты шофер, ошарашено вертя головой, заводит машину. Резюмировал. - Другие теперь у нашей подопечной проблемы. Если девка догадливая, опытная или пугливая, то прямо сегодня из дома свалит. С концами. Если нет, попытается меня достать. Что исключительно её проблемы.
       - Хорошо тебе. - Завистливо сказал Слонов. - Меня бы она, наверное, в три слоя скрутила?
       - Ну, если чего бы от неё захотел. Или её вёщами или деньгами попользовался, тогда да, - согласился Байсагов. - Но ты то у нас парень учёный, понимаешь, что можно, а что нет, верно?
       - Если бы еще заранее знать, кто из них ведьмы. - Имея в виду женщин, с грустью резюмировал славный неистребленной как супругой, так и мужьями своих многочисленных пассий тягой к слабому полу Василий. Ставший, все же, гораздо осторожнее в своих романтических исканиях после того, как устроился на работу в Структуру.
       ***
       Чужой. Грабитель ли, что все же почуял недоброе и не решился обворовать квартиру? Или давно засматривающийся на Галю сосед Витя слева сумел подобрать ключ и зашел осмотреться? А может, и прихватить для своих фетишистских целей что-нибудь из её нижнего белья?
       Это длинный и тощий, прыщавый, до сих пор, до сорока своих лет, живший вместе с родителями бухгалтер был бы легкой добычей. Невкусной и очень недолгой. Но несложной. Но ведьма строго следовала правилу - рядом с домом не шалить. Мухи, отдельно, котлеты, соответственно, отдельно.
       Да и запах в прихожей был другой. Острый, жесткий. И приятный. Словно в хвойном лесу после дождя. Сильным мужиком пахло. Безжалостным.
       Но что возможности человека против могущества разъяренной ведьмы?
       - Ладно, скотина, - прошипела она, поглаживая, успокаивая взвинченного кота. - Сам напросился, так что не обессудь.
       Хорошо было бы найти какую-нибудь забытую визитером вещичку. Шансов было мало, но Галя все же принялась за работу, на карачках обползала комнату, кухню. Даже в унитаз не побрезговала заглянуть - мало ли, вдруг не выдержал, облегчился?
       И ей повезло! У стойки для обуви в прихожей обнаружила она жесткий черный волос!
       Вряд ли он принадлежал светловолосому таксисту. А иных мужчин в квартире ведьмы уже месяца полтора, после визита установивших итальянскую сантехнику мастеров, не было.
       К тому же волос был еще «живой», с луковицей, будто специально выдранный. И пахло от него свежим пихтовым настоем.
       - Вот ты и попался, голубчик, - злорадно подумала ведьма. - Эта ночка для тебя, милок, будет очень тяжелой! А если со здоровьем не повезло, то, может, и последней…
       В этот вечер мыться не стала. Вода, она смывает энергетику, необходимо для колдовства. Притушила свет. Цыкнула на кота, чтобы затих на кухне и не мешался. Разделась донага, натерла тело серной мазью, накрыла кровать черной простыней, легла на неё. Уставилась в потолок. Поднесла к носу волос. Стала его вертеть, разминать, накручивать на пальцы. Закрыла глаза. И сосредоточилась на образе незваного визитера.
       Показалось ей, что это азиат. Откуда-то с севера, с холодной смуглой кожей и охотничьим прищуром темно-карих глаз. Представила Галина, как над его головой закручивается вверх воронка иссушающего черного смерча. Как к нему из подвалов, грязных луж, от прикопанных на пустырях трупов животных слетаются темные элементалии.
       Потянулась к мужчине черными, пузырящимися, словно инверсионный след, каналами силы. Воткнула их, словно копья, ему в грудь, живот, лоб, пах. В глаза, чтобы на неё не смотрели так вызывающе.
       - Не знаю, - подумала мстительно, - что тебя ко мне занесло. Но это был худший день в твоей жизни. Которая очень скоро кончится.
       Никогда еще не убивала Галина людей. Не выпивала их, не доводила до появления у жертв смертельных болезней. Но есть вещи, которые не прощаются. Нельзя безнаказанно вторгнуться в дом ведьмы. Кто бы не был, заплатить за это придется высшей мерой.
       ***
       Слонова вместе с машиной Петр отпустил. А сам решил прогуляться по городу. Он шел, бездумно разглядывая людей, посматривая на хмурящиеся, но все же пока удерживающие в себе дождь тучи.
       И представлял себе, как стройная брюнетка мечется по окрашенной в темно-красные цвета квартире. Присматривается, принюхивается, пытается понять, кто же к ней нагрянул.
       Целью Структуры было выдавливание ведьм из страны. Ну, не сжигать же их, на самом деле. Не репрессировать же, не расстреливать, как при Сталине делалось.
       Сознательная принудительная эмиграция к соседям, потерявшим хватку за столетия, последовавшие после глобальной зачистки средневековья, гораздо предпочтительнее.
       И себе облегчение, и предполагаемым геополитическим противникам проблемы.
       Но эту девушку Байсагов выпускать не хотел. Конечно, не мог, да и не хотел удерживать её насильно. Рассчитывал зацепить на интерес.
       Серьезно пугать не собирался, потому и не оставил в её квартире, как это делал раньше и в других, никаких сакральных, «намекающих» вещей. Вроде веточки омелы или обрывка серебряной цепочки, знака руны на зеркале, кости «нечистого» животного.
       Надеялся Петр сначала разбудить в Гале сначала злость. Потом стремление разобраться, с чем она столкнулась. Затем любопытство. А через них, возможно, придет и влечение.
       Конечно, если ты охотник, это не лучшая позиция для ухаживания за той, которая одновременно и преследуемая, и любимая. Хотя согласимся, это лучше, чем положение жертвы, которой увлечь женщину вообще невозможно.
       С неба несмело закапал дождь. Распробовал воздух и землю на вкус. Видимо, понравилось, потому что припустил вовсю.
       Петр нырнул в кафешку поблизости. Купил чашечку кофе и пирожное, с расчетом, чтобы в кармане осталась дюжина рубликов. Как раз на автобусный билет до дома. Возвращаться на работу он не собирался.
       Там понимали, что сегодня ведьма атакует охотника, и ему нужно настроиться, подготовиться к ночной схватке. Конечно, шансов против Байсагова у «темной» было не больше, чем у нормального «зависимого» человека в противодействии колдунье.
       Но иногда и незаряженное ружье стреляет. Рисковать здоровьем и жизнью сотрудников Структура не собиралась. Потому и работали они со своими подопечными в очень свободном режиме…
       Водяной шквал закончился так же быстро, как и налетел. В связи с потеплением, по какой другой причине, но погода летними месяцами все больше походила на субтропическую.
       С обильными, но очень короткими дождями.
       На остановке Петр обнаружил, что его обсчитали. Вместо двух пятирублевых и одной двухрублевой монеты выдали две двухрублевые и одну пятирублевую. На билет этого не хватало, а до дома было около полутора десятка остановок.
       Байсагов возмущенно покрутил головой, ругнулся, но в кафе возвращаться не стал. Терялся он перед людской мелочностью и необязательностью, считал ниже своего достоинства в таких ситуациях требовать восстановления справедливости.
       Потому решил, что это судьба, и зашагал по тротуару. Благо, дождь закончился. По дороге удачно перехватил в долг у случайно встреченного знакомого. Поговорил с ним о бездарно продутой нашими игре. Надо же, две минуты не дотерпели, получили гол, что называется, «в раздевалку», вылетели из розыгрыша!
       Прикупил пиратский диск с дюжиной фильмов на нем, для холостяцкого ужина пельмени, помидоры, майонез, черный хлеб.
       Чеснок для укрепления иммунитета. Не столько физического, сколько ментального. Не все дошедшие со старины приметы лживы. Честно скажем, большинство их - истины. А чеснок, как серебро, вполне надежная защита против черных сил.
       Добравшись до съемной, слава богу, за счет конторы, квартиры, принял душ, посмотрел несколько фильмов. Ругнулся на качество - опять впялили «экранку». С другой стороны, а что от купленного за сто рублей контрафакта ждать? Сварил пельмешки, плотно поужинал. Проветрил комнату. И завалился спать.
       Ночь вообще, по определению, время темных сил. Вдобавок, во сне человек расслабляется и в наибольшей степени беззащитен. Потому, если у ведьм нет прямого контакта с жертвой, то атакуют они именно после захода солнца.
       Правда, в этот раз ментатка попала на засевшего в засаду, организованную опытным охотником…
       … Проснулся Петр от присутствия рядом с собой посторонних. Темные сущности, сгустки мрака, метались вокруг дивана. Они были не в силах наброситься на назначенную им цель, потому что от соприкосновения с ней мгновенно бы испарились, как капли воды на раскаленной плите. Но не могли и убежать, поскольку внутренняя сущность Байсагова притягивала их, как планета случайно пролетевший мимо астероидный рой.
       Теперь черные элементалии попали в ловушку, и судьба их зависела от Петра.
       Если бы он хотел причинить зло ведьме, то направил бы их назад.
       Байсагову приходилось видеть колдуний, пострадавших от зеркально отраженного к ним удара. Сломленные, постоянно испуганные, сомневающиеся во всем, они все же продолжали тянуть к людям ментальные щупальца, пусть хилые, изуродованные ментальным воздействием охотников. Но прежней силы и сноровки не имели, закрывались, убегали даже от показушного, игрушечного сопротивления.
       В общем, представляли собой очень жалкое зрелище. Такую судьбу Гале он не желал.
       Потому не стал сдерживать охвативший его охотничий озноб. Закрыл глаза. Представил себя огромной звездой. Взорвался протуберанцами, выжигая крутившиеся вокруг него сгустки мерзости. Они лопались, взрывались с легкими хлопками, и Петр получал от этого не меньшее удовольствие, чем любители подобных занятий - от раздавливания пузырьков на многослойной упаковочной синтетической оболочке.
       Тут же почувствовал, как в комнате стало легко и свободно, словно в утреннем сосновом бору, и будто даже светлее. В звенящей колоколами пустоте вокруг себя Петр уловил формирующуюся над головой воронку иссушающего вихря и тянущиеся к нему из пустоты черные взлохмаченные протуберанцы - каналы от ведьмы.
       Впустил их в жадное, словно впитывающее воду измученное сушью растение, тело.
       Представил себя бесконечной Вселенной. Начал перерабатывать, растворять в бескрайности, которой стал, черную энергетику, превращать её в силу и свет.
       Успокоился, забылся на мягких волнах пресыщения, удачно завершенного и потому дающего права на забытье дела.
       Мнилось Байсагову, что живет он вместе с ведьмой, делит с ней кров, постель, стол, все беды и радости. Как рожают двух мальчиков, в будущем, конечно, продолжателей дела отца, таких же охотников. Как со временем строят дом на берегу шумной, летящей к Байкалу веселой речки, заводят пасеку, ездят по разным странам. Снились и прочие приятные вещи, которые видятся мужчине, считающему, что он, наконец, нашел свою женщину, и планирующему жизнь с ней до поры, пока смерть не разлучит их.
       И пробуждение Петра было приятным. Единственное, что его чуть огорчило - так это то, что все же проснулся он один, а не рядом с Галей.
        ***
       Что-то пошло не так. Очень сильно не так.
       Вся направленная на противника сила и ярость ведьмы ушла безвозвратно, ухнула, словно ведро воды обратно в колодец. Отозвалось оттуда, из далекой глубины, плеском, ответными мелкими брызгами, показывающими, что не просто так оно все кончилось. Но и только.
       Что-то все же произошло. Но непонятное. Требующее осмысления и объяснения.
       И самое главное, чувствовала себя Дедова странно.
       Нельзя сказать, что плохо. Совсем не плохо.
       Как обычный человек после здорового сна, наступающего на переломе долгой болезни.
       Но не как ведьма. Этих сил в ней не осталось. Совсем.
       Словно выпили их там, в глубине. И теперь жадно ждали новых, насмешливо и алчно присматривались - ну, что еще покажешь? Давай, продолжим, мы только за…
       С НЕПОНЯТНЫМ и тем, что, похоже, её значимо сильнее, Галя связываться не собиралась. Схватки с врагом, они для бойцовых псов, а не для лисичек.
       Поняла ведьма - нужно уносить отсюда ноги, и как можно быстрее.
       Не сомневалась Дедова, что теперь, после пяти лет опытов над окружающими и настойчивого развития своих способностей, она успешно укоренится где угодно, при условии, что рядом найдутся жаждущие предосудительных удовольствий и охочие до чужого людишки. То есть, в любой стране.
       Но для того, чтобы уехать без особых проблем, дорогой отбиться, если придет такая нужда, для того, чтобы путь был наиболее гладким, безопасным, нужна была СИЛА.
       А её как раз у Гали и не было. Словно вновь вернулась она в далекое невинное детство. Когда рядом был слабый, безвольный, но любимый и обожающий дочь отец. И грозная бабушка, что позже стала учить внучку РАЗНЫМ вещам. А потом своей смертью передала ей страшную и могучую силу, что помогала выжить одинокой юной девушке в беспощадном мире.
       ***
       С утра Байсагов отзвонил полковнику по телефону.
       - Олег Титыч, доброе утро. Ситуация штатная. Ночью была попытка атаки. Я в норме, держу её жестко. - Просительно сказал. - Мне лично к вам подъехать, или можно продолжить в свободном режиме?
       - Давай, как считаешь нужным. - Хмыкнул Кураков. - Тяжело пришлось?
       По непонятной причине считали, что ментальные схватки с подопечными выматывают охотников, и потому те после контакта с неприятелем нуждаются в отдыхе.
       Байсагов, понятное дело, в этом заблуждении начальство разубеждать не собирался.
       - Да уж, - вздохнул, придавая голосу утомленность и даже некую болезненность.
       - Ладно, - принял решение полковник, - кроме Дедовой, слава Богу, пока иных объектов в разработке нет. Её перемещения ШУРИНЫ отслеживают, дам команду, чтобы сразу ставили тебя в известность. Она пока дома …
       - Знаю, - не сдержался и брякнул Петр. Галю, и не только её месторасположение, но и настроение, он теперь чувствовал на расстоянии.
       - Не сомневаюсь. - С упреком ответил Кураков. Перебивать начальство не полагалось. Помолчал, чтобы Петр осознал свою вину и проникся.
       Потом смилостивился, поинтересовался, - как предполагаешь, когда она от нас засобирается?
       - Завтра. - Уверенно ответил Байсагов.
       - Ну, дай Бог. - Принял ответ, как обязательство, Олег Титыч. И отключил связь.
       ***
       Идти на большую охоту в ситуации, когда преследуют тебя, это если не глупость, но, по крайней мере, занятие для любителей непросчитываемых рисков, к которым Дедова себя не относила. Долгая отлучка из дома грозила новым визитом непонятного незнакомца, не говоря уже о том, что на улице человека проще захватить, атаковать или просто устроить разные неприятности.
       Но СИЛУ нужно было восстанавливать. Колдунья, лишившаяся своих возможностей, чувствует себя гораздо хуже, чем охранник без оружия в экстремальной ситуации.
       Впрочем, достаточно безопасный и быстрый способ подкормиться существовал.
       Галя оделась так скромно и незаметно, как смогла - серые брючки, длинный плащ, скрывающая лицо шляпа с широкими полями, темные очки, неброский зонт.
       Вполне не выделяющийся, стандартный вид в дождливый сумеречный денек.
       Сложила в карманы всю имеющуюся в доме мелочь. В полдесятка специально для этого дела приготовленных кошельков положила денежки покрупнее, примерно по пятьсот-тысячу рублей в каждый.
       Перед тем, как выйти из подъезда, через окно на лестничной площадке внимательно осмотрела двор. Не обнаружила ничего подозрительного. Выскользнула за дверь.
       И сразу же, чтобы не затягивать прогулку, а на самом деле охоту, стала «терять» монеты.
       Обошла квартал по периметру, незаметно для окружающих рассыпая мелочь. Кошельки оставляла на остановках, бросала на ступеньки у входов в магазины.
       Как водится, деньги стали подбирать сразу же. И к ведьме потекли ручейки энергии, силы, удачи от считающих, что им повезло, «счастливчиков».
       Старшеклассница, обнаружившая железную десятирублевку, потеряла сравнительно немного - её дружок этим вечером пригласил в кино соперницу девушки, хотя вначале не намеривался этого делать.
       Но пенсионерка, подобравшая кошелек с тысячей, четвертью её пенсии, сократила оставшиеся два года своей жизни на треть.
       А десятилетний мальчишка, разжившийся «пятихаткой», в обмен на неё заработал простуду, перешедшую в воспаление легких.
       Большинство разбросанных «приманок» сработало почти сразу.
       Домой Дедова вернулась уже «подкрепившаяся» и вполне довольная.
       А денежки продолжали находить новых хозяев, и подкармливали ведьму.
       Впрочем, СИЛЫ для осуществления задуманного было уже достаточно.
       Галя созвонилась со «своим», давно зависимым от неё нотариусом. Договорилась, а на самом деле поставила ему задачу выправить доверенность и продать принадлежащее Дедовой имущество, включая квартиру и машину. В счет будущих доходов мужчина купил Галине авиабилет на завтра до Калининграда. Шенгенская виза у неё была. А там, на автомобиле с каким-нибудь одиноким мужчиной через польскую границу - и пусть гоняются за ней по перенаселенной Европе, где потеряться в одном из курортных городков, или окрутить миллионера - хозяина замка и спрятаться у него, легче легкого.
       Успокоила взволнованного, жалобно мявкавшего Тёмку, почесала ему подбородок, за ушко, мол, куда я без тебя, конечно, возьму с собой.
       И стала собирать наиболее ценные вещи.
       Со всем остальным, долго и тщательно собранным за два года, с сожалением решила расстаться. Чем меньше берешь с собой в дорогу, тем лучше. А тут еще и кота с собой тащить. Нельзя бросать тех, кого сам, своей волей и охотой, приручил.
       ***
       - Добрый день. Абонент четыре-двенадцать? - Как положено по инструкции, осведомились в телефонной трубке.
       - Да. Только четыре-шестнадцать. - Добавил первую цифру ко второму числу Байсагов. Простенький отзыв на пароль. - Слушаю.
       - На имя объекта приобретен авиабилет до Калининграда на завтра. Вылет в десять утра. Кроме того, она распорядилась о продаже принадлежащих ей квартиры и машины. С переводом средств на её счет. Отсутствовала дома с девяти до девяти с четвертью. За это время сделала круг вокруг своего квартала, при необходимости более точный маршрут будет представлен. При этом старалась незаметно для окружающих разбрасывать деньги, от монет до кошельков. Все подобравшие кошельки установлены. По нашедшим монеты работа ведется.
       - Это лишнее, - поспешил вмешаться в доклад Байсагов. - Нас интересует только объект.
       - Хорошо, - с облегчением выдохнули в трубку. - Объект находится дома. Интенсивно общается по телефону. Общее содержание разговоров: скорый переезд за границу к жениху в Испании, связанные с этим реализация имущества и прощание со знакомыми. Распоряжения имеются?
       - Продолжайте пассивное наблюдение, при попытке незаметно покинуть квартиру или изменении планов немедленно сообщайте.
       - Принято. Отбой?
       - Отбой! - Подтвердил Байсагов. Послушал короткие гудки в трубке.
       «Значит, бежать решила, а пока за счет «потеряшек» подкормиться?», - накатил охотничий азарт. - «Ну, так я в этом тоже поучаствую».
       Набрал номер, по которому только что говорил, - это четыре-двенадцать? Сбросьте мне на айфон, пожалуйста, подробный сегодняшний маршрут объекта. Спасибо.
       … Удалось найти сорок два рубля с копейками. Треть из них, пожалуй, никого отношения к ведьме не имели. Но оставшегося было Петру достаточно, чтобы через раскинутую Дедовой паутинку подключиться к ней.
       ***
       К вечеру на Галю накатила неожиданная усталость.
       Да такая, что сморило пусть в недолгий, но тяжелый, с кошмарами, сон. В котором, она вновь была белкой. Но уже пойманной охотником. И теперь мужчина разглядывал её своими узкими глазами. Словно решая, то ли открутить голову зверьку. То ли отпустить.
       Проснулась Дедова от тянущей тоскливой пустоты внутри. Сила вновь исчезла. Словно шторм сдул с каменистого пляжа горсть песка. Горло было сухим, будто этот самый песок, но уже в пустыне в знойный полдень. Виски поламывало, и мир вокруг казался плоским и противным. Ныла иссушенная болезненным потом кожа.
       Надо было поесть. Но Галя понимала, что скукожившийся желудок не примет обычную пищу. Другая еда сейчас была нужна ведьма. Та, что перетекает из тела в тело легко и свободно, радуя и мгновенно насыщая.
       - Да что же это такое? - Выругалась недоуменно. Приподнялась. Замерла на секунды, превозмогая, пережидая кружение в голове и помутнение перед глазами.
       Накинула халатик. Задумалась. Из квартиры уходить было нельзя. Не при каких условиях. Мир, который на недолгое время прикинулся знакомым и освоенным, принадлежащим ей, вдруг обернулся другой, угрожающей стороной. Из охотника она превратилась в жертву, которую там, на уже ночных улицах, ждали, караулили неизвестные, и по этой причине еще более опасные, хищники.
       С полчаса Галя разглядывала через глазок лестничную площадку, прежде чем решилась выскользнуть за порог. Позвонила в дверь слева.
       Повезло, что открыл Витя, а не его вздорная, подозревающая соседку невесть, в чем мамаша. Тощий, словно вешалка, так и не повзрослевший к сорока годам мужчина смутился. На лице выступили красные пятна.
       «Как в нем гормоны-то играют», - с неприязнью отметила ведьма.
       - Виктор, у меня проблема там небольшая. Телевизор включаю, а он не включается. Вы посмотрите, в чем дело?
       У соседа очки словно запотели. Глаза выпучились чуть ли не кратно, масляно заблестели. На лбу выступили капельки пота. Он неуверенно выдохнул. - Вы знаете, я не инженер, а экономист. Вот если бы где вам с налогами помочь…
       «Да решайся, дурень, а то если так себя вести будешь, до пенсии девственником останешься!» - накатила неожиданная жалость к этому вечному лузеру и неудачнику.
       - С налогами потом, - уверенно сказала Галя, - а пока с телевизором. Вы же все-таки мужчина, а я женщина, верно?
       - Ну да, - Виктор пошаркал ногами по полу, цепляя тапки. Осмелел. - Да, конечно, я сейчас! Идемте!
       Шагнул вслед за девушкой, осторожно кося на её попу, ноги под коротким халатиком…
       Одновременно ненавидя и жалея жертву, себя, этот мир, Дедова выпила соседа почти начисто. До момента, когда поняла - еще немного, и на своих ногах он из её квартиры не уйдет. Проводила, поддерживая, оставшуюся от человека оболочку до порога. Посмотрела прощально на тощий затылок, сгорбленную спину. Решила - или рак, или менингит. Долго он не протянет. Но хоть одно яркое воспоминание в его жизни будет. О сумасшедшем сексе с очаровательной соседкой. И пусть на самом деле, ничего этого не произошло, главное, для Виктора это реальность, это было.
       Что, может быть, подтолкнет его к решению прожить остаток жизни если не веселее, то отчаяннее или достойнее. Ограбить свой банк и прокутить украденные деньги. Сделать предложение потерявший пять лет назад мужа и воспитывающей троих детей коллеге, что была не против такой партии, но сама не решалась сделать первый шаг.
       Или хотя бы уйти от мамаши. Еще той ведьме, пусть и не сформировавшейся.
       ***
       Байсагов злился.
       Не потому, что не выспался. Вставать, конечно, пришлось непривычно рано. До шести. За ним заехал Василий, и с половины седьмого они дежурили у подъезда Дедовой.
       А из-за того, что вчера не сдержался. Через разбросанные ведьмой монетки подключился к ней, и, похоже, переусердствовал. Довел её до такой степени истощения, что она набросилась на соседа.
       И вот теперь мужчина в реанимации, причем не очевидно, что несчастного удастся вытащить из комы.
       А ведь свершившееся убийство кардинально и необратимо меняет карму ведьмы к худшему.
       Не говоря уже о том, что делить кров и постель с убийцей - радость сомнительная.
       И вина, получается, за все происшедшее - на Петре. Естественно, и ответственность - тоже.
       - Саша подъехал, - кивнул на вывернувшую из-за угла Тойоту Слонов. Понятное дело, что везти ведьму в аэропорт поручили подготовленному человеку.
       Через несколько минут из двери выскользнула Дедова с саквояжем на колесиках в одной руке и пластмассовой клеткой с котом в другой. Искоса глянула на стоящую в полусотне метров машину. Байсагов и Слонов инстинктивно пригнулись.
       Ведьма качнула головой, поставила чемодан на заднее сиденье, сама, вместе с котом, села рядом с водителем.
       - Заметила нас вроде, - неуверенно предположил Петр. - Потому держись на расстоянии максимальной видимости. Ну, и высадишь меня подальше от неё…
       В аэропорту Байсагову удалось остаться незамеченным. Но чем дальше, тем более томила его растерянность.
       Ну да, задание выполнено, объект покидает Россию. Но разве он хотел этого?
       Но как теперь поступать? Подойти к девушке? Задерживать её он права не имеет. Повлиять колдовскими способами Галина на Байсагова, конечно, не сможет. А вот позвать милицию, или просто окружающих, обвинить в домогательствах - запросто. Одно дело, что позор, это ладно, пережить можно.
       Самое важное, что он терял женщину, которую уже видел своей женой.
       При уличных знакомствах советуют обратиться с забавным, способным рассмешить девушку вопросом. Но именно в такой ситуации - что делать? Тем более, Петр не сомневался, что Дедова узнает человека, который приходил без спроса в её квартиру. Противостоял ей ментально.
       Решился Байсагов только в последнюю минуту, когда стройная спина Галя уже исчезала за дверью паспортного порога.
       Демонстрируя служебное удостоверение, Петр протиснулся через недовольно ворчащую, но расступающуюся очередь.
       Ведьма почувствовала его приближение. Напряглась. Но оборачиваться не стала. Кот в клетке вздыбился, зашипел закипевшим чайником. Его хвост увеличился, казалось, раза в три, нервно забил по стенкам клетки.
       - Не уезжай. - Тихо попросил охотник узкий затылок с копной черных волос над ним. - Останься. Выходи за меня замуж.
       - Ого! - Удивился крепенький мужичок спортивного вида рядом. Резюмировал, - сильно сказано!
       Его соседи одобрительно зааплодировали.
       ***
       Командировка заканчивалась столь же удачно, как началась.
       В аэропорту Сергей Александрович углядел чертовку с перчинкой, что так знойно, до «крышесноса» обслужила его позавчера, а потом внезапно, не оставив контактов, исчезла. Чем сильно огорчила. Летела проститутка в Калининград тем же рейсом, что и бизнесмен. Если уж везет, то, как водится, по-крупному! Толстячок тут же отзвонил домой и вызвал к прилету надежных ребят из своей службы безопасности, включая «топтунов».
       Такую девочку для начала нужно ставить под плотный «колпак», чтобы увидеть, кто может за неё заступиться. А если там нет серьёзной «крыши», то, вне зависимости от желания девахи, необходимо брать её к себе на работу - для использования в качестве «живого товара» и угощения особо ценных клиентов.
       Ну и, естественно, в целях удовлетворения собственных нужд. А если начнет фордыбачить, есть специалисты, обломают, не впервой.
       «А вообще, хрен с ней, кто она такая и к кому летит», - плотоядно решил мужчина, подергиваясь от неожиданно вспыхнувшего и почти непреодолимого желания. - «Прикажу по тихому взять в порту, сразу в коттеджик на Куршской косе, там покувыркаюсь с ней, а дальше ... решим. Никуда не денется! Такая умелая и жаркая подстилочка должна быть рядом со мной и всегда под рукой. А потом нужным людям подкладывать да пока тепленькие, их раскручивать, это такой ресурс!».
       Приватизировать ресурсы Сергей Александрович любил и умел.
       На паспортном контроле к брюнетке прицепился непонятный мужик, одетый лох лохом, как работяга или неудачник-инженеришка. Судя по хлопкам и смеху окружающих, неудачливого кавалера отшили. Понятное дело. Такие телки только для людей платежеспособных. Или очень влиятельных, хозяев жизни, к которым Сергей Александрович с полным основанием относил и себя. И с ним такой фокус, продинамить, не пройдет. Один раз сбежала, второй раз это не получится.
       «Все ты мне, сучка, полной мерой отработаешь!» - Решил бизнесмен, раздражаясь от невозможности тут же удовлетворить подкатившую похоть. Хотя, если в самолете хорошо отбашлять стюардессам, может, и найдут подходящее помещеньице. В согласии брюнетки распалившийся сластолюбец не сомневался. Куда она денется, для таких лишних денег не существует. Тем более, если судить по воспоминаниям, ей и сам процесс в кайф.
       - «А это что? Опять?» - Напрягся он. Мужик, только что домогавшийся до эскортницы (её Сергей Александрович уже считал своей собственностью) проник в накопитель и приближался к девушке. Вдобавок, этот лох оказался азиатом - узкоглазым и смуглым, которых бизнесмен, относивший себя к лучшим представителям белой расы, не любил.
       А когда те крутились вокруг ариек, так даже и ненавидел.
       Щеки толстячка окрасило багровым цветом. Глаза налились яростью. «Ты к кому ручонки тянешь, чурка? Ну, я сейчас тебя разъясню. А если не поймешь и вдобавок в Калининград с нами летишь, там же и закопаю!».
       Терзаемый ревностью бизнесмен вскочил и направился к вступившей в разговор парочке.
       Что очень ему не понравилось - брюнетка не выглядела раздосадованной.
       Хуже того, похоже, она была рада притязаниям чужака.
       «А ты знаешь, что она шлюха, и я её уже трахал во все дыры?» - начал готовить аргументы бизнесмен. Без охраны за спиной он чувствовал себя не очень уверенно.
       ***
       Была, была секунда, когда Галя, повинуясь импульсу, чуть не откликнулась на призыв смотревшего на неё с пониманием и нежностью мужчины, от которого распространялась такая уверенность и сила, что девушке захотелось сделать шаг навстречу, прижаться к его плечу. Забыть всё плохое и уплыть на баюкающих волнах неги и спокойствия.
       Последний раз так она себя чувствовала в далеком детстве рядом с отцом. Большим, и, как тогда казалось, способным защитить от любой опасности на свете. И даже от бабушки…
       Но контролерша визгливо крикнула, - следующая!
       Нетерпеливо поторопила, - Вы, девушка, летите, или остаетесь?
       И Дедова шагнула вперед, а не назад. Оглянулась на охотника. (Он, именно он ей снился! И дома у Гали был именно он!).
       Пожала плечиками: слишком поздно ты, дружок, подошел. И не очень убедительно говорил! И не так все делал!
       Поставила саквояж на ленту транспортера, клетку с котом на металлический стол.
       И рассталась с прежней жизнью. Уходя, уходи, не смотри назад.
       «Счастливым или несчастным, богатым или нищим, не стоит возвращаться на старые пепелища…» - Вспомнилось любимое стихотворение отца. «Растерянно и нелепо уходишь дорогой длинной. И пусто сухое небо, как глаза нелюбимой…»*
       Правда, в накопитель Галина ступила уже не столь уверенно.
       Никогда в своей жизни она не встречала человека, который сразу показался ей не просто знакомым, но родным, словно они были знакомы с самого детства. Пусть никогда не встречались, но будто снились друг другу, разговаривали, не видя лица, делились самым сокровенным. Всегда непонятным образом были рядом, хотя и разделяли их, возможно, тысячи километров.
       - Он знает обо мне всё! - С легким страхом и сладкой тоской поняла Дедова, - Понимает так, до таких глубин, которые даже сама в себе, наверное, не подозреваю. Примет и простит всё … кроме предательства… Защитит меня от мира. И меня от меня самой … Собой…
       Мысли в голове путались, - Что я делаю? Куда еду?
       Может быть, уезжая, как раз обрекаю себя на прежнюю жизнь? Опасную, никому не нужную … навсегда одинокую.
       Галя присела в кресло. Поставила клетку с притихшим котом у ног. И пригорюнилась.
       ***
       «Я не хочу, чтобы она уехала», - понял Байсагов. - «Если она это сделает, она ошибется. Если я её отпущу, я ошибусь. И никто из нас ни себе, ни другому этого не простит».
       Решительно зашагал к служебному входу. В службе безопасности аэропорта его знали, потому пройти в накопитель проблем не составило.
       В зале Петр огляделся. Да где же она?
       - Эй, земеля. - Окликнули слева. - Если ты девушку выглядываешь, то вон сидит, справа!
       Одобрительно хлопнули по плечу, словно подтолкнули в нужном направлении.
       Пожелали вслед. - Удачи, братан!
       Байсагов двинулся к печально сидящей девушке. Образовавшийся минуту назад кусок льда в груди стала оттаивать.
       «Если откажется, так тому и быть» - решил, снова ожесточаясь. - «Но надо так ей все сказать, чтобы поняла. Согласилась. Вернулась. Не будет ей ТАМ счастья. Его вообще у ведьм не бывает. А отпущу, и у меня счастья не будет. Она моя половинка. На всю жизнь. Пока смерть не разлучит нас».
       ***
       «Может, ну это все, назад, домой. И будь что будет?» - Сладкое отчаяние накатило на Галю. Она даже шевельнулась, собираясь встать. И замерла.
       Краем глаза увидела пялившего на неё выпученные глаза давешнего толстячка-клиента. Тот похотливо и почему-то зло кривил пухлые отвислые бугристые губки.
       «Однако, спонсора судьба подбрасывает», - подумала отрешенно. - «Ну и ладно. Ничего, видимо, нельзя поделать. Или изменить»
       Привычно потянулась к знакомой и потому легкодоступной жертве невидимыми для окружающих щупальцами энергетических каналов.
       Услышала из-за спины. - Не надо этого делать.
       Порывисто обернулась, выдохнула с непонятным для себя облегчением, - Ты?!
       - Я.
       - Ладно, - прищурилась, с удовольствием рассматривая мужчину. Но кто бы он не был и как бы не нравился, легко ему Галя даваться не собиралась. Что без усилий получается, то недорого и ценится. - Как хоть тебя зовут … охотник?
       Неожиданно для себя добавила, - мне почему-то кажется, что Петр.
       Поняла, что не ошиблась, чему обрадовалась.
       - Так, - прокашлял незаметно подошедший толстяк, глядя на азиата глазами в кровавых прожилках, - а еще, документы у тебя хоть какие-нибудь имеются? Карта эмигранта. Или что там, таким как ты, положено?
       Байсагов холодно улыбнулся, разглядывая не понимающего ситуацию бизнесмена.
       Тот сбился с взятого тона, заволновался, заспешил, кивнул на девушку, - ты хоть знаешь, кто она такая?
       Фраза почему-то насмешила азиата. - Знаю. А ты? - Ответно спросил он.
       - Сутенер её, что ли? - Догадался коммерсант. Потянулся за портмоне. - Ну, так я у тебя, её покупаю. Сколько?
       И запнулся, потому что девушка смотрела на него огромными, со зрачком во всю радужку, словно после атропина, глазами. Сергей Александрович почувствовал, что он тонет в них, как в бездонных колодцах … опускается туда, где только смерть, тлен и вечные муки. Коммерсант уже не видел ничего вокруг. Только страшные, черные, высасывающие жизнь две мрачные точки. Воздух стал плотным и не хотел входить в ноздри, рот. Руки и ноги онемели. Засбоило сердце, затрепыхалось в груди… Ребра скобами перехватили судороги.
       Толстяк стал обваливаться на пол, терять дыхание, пульс, жизнь.
       Байсагов подскочил, подхватил падающее тело, попросил с упреком, - Не надо этого делать. Отпусти его.
       Почти выкрикнул, - Ну, пожалуйста, Галя!
       Облегченно выдохнул, когда ведьма его послушалась…
       Рейс улетел без двух пассажиров. Если считать кота, то и без трех. Коммерсанта все же пришлось увезти на скорой помощи. Но врачи сказали, что успели во время, и пациента они вытащат.
       - А я ведь ничего не решила, - задумчиво сказала Галя. - И вполне еще могу уехать. Хотя бы следующим рейсом.
       - Если ты уйдешь, это навсегда. - С серьезным видом ответил Петр. Добавил. - Так что просто не дай себе уйти.
       И почти незаметно усмехнулся уголками губ. Так, как может улыбаться только единственный в мире мужчина…
       
       * Отрывок из стихотворения П. Вегина
       

Авторский комментарий: В этот раз меня разнесло на полтора авторских листа. Но бета-тестеры уверили, что вроде читается легко
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования