Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Cveтлана - Джедай из детского сада

Cveтлана - Джедай из детского сада

 
Маша обвила ручками шею отца.  
- Неужели так сильно соскучилась? – притворно удивился тот.  
- Чуть-чуть, - призналась девчушка, - а где мама?  
- Пошла тебе за сюрпризом.  
Мужчина помог девочке застегнуть сандалики и попрощался с воспитателями.  
Всю дорогу Маша нетерпеливо подпрыгивала на одной ножке и засыпала отца вопросами: "А что за сюрприз? А какой он - большой или маленький? А мне понравится?"  
Они дошли до перекрестка. С противоположной стороны дорогу переходила женщина. Перед собой она держала огромную коробку, обернутую яркой бумагой.  
- Мама! – радостно крикнула Маша.  
Дальше все было, как в замедленной съемке. Скрип тормозов, глухой удар. Рядом кто-то истошно закричал. Сверток отлетел на асфальт, и из него выкатилась розовая фарфоровая голова. Там, где осталась лежать мама, растекалось страшное темное пятно.  
- Мама! – закричала девочка в испуге, - Ма! Ма!
 
- Маша! Маша, проснись! – Никита принялся тормошить жену, - Ты опять кричала во сне.
Девушка уткнулась лицом в его грудь, сотрясаемая рыданиями. Мужчина прижал ее к себе и принялся успокаивать. Он гладил жену по голове, шептал какие-то слова. Постепенно Маша успокоилась.
- Опять этот сон? – спросил Никита, хотя ответ он знал наверняка.
Девушка кивнула.
- Может, все-таки сходишь к психологу?
- Зачем? Отец водил меня десять лет. Они так ничего и не смогли сделать. Этот сон повторяется раз за разом. И меня не покидает ощущение, что тогда я могла что-то изменить.
- Что ты могла изменить? Тебе было пять лет. Нельзя всю жизнь винить себя за то, в чем ты не виновата!
- Не знаю, Ник. Ну, как-то остановить ту машину… или задержать маму. Я не знаю! Мне иногда кажется, что, если бы я поняла, как можно было ее спасти, кошмары прекратились бы.
- Они прекратятся, как только ты перестанешь об этом думать.
Никита крепко обнял жену.
Он готов был отдать все, что угодно, лишь бы избавить любимую от кошмаров.
 
После таких снов Маша чувствовала себя уставшей, разбитой, словно кто-то выжал из нее все соки. Но стоило ей придти на работу, как девушка забывала обо всех своих проблемах. Там ее ждали дети. Двадцать два сорванца бегали вокруг нее, рассказывали о свих маленьких победах, делились своими глобальными проблемами, хвастались новыми игрушками. Маша любила детей, и это чувство было взаимным.
Сейчас она наблюдала, как Илья колотит палкой старый пень, приговаривая:
- Вот тебе! Вот тебе!
- Илюша, убери палку. Ты можешь кого-нибудь поранить, - Маша строго посмотрела на мальчика.
- Мария Сергеевна, это не палка. Это мой световой меч.
- Тем более. Световой меч – очень грозное оружие. Убери.
- А можно, я его спрячу под скамейку, а вечером заберу домой?
- Можно, если разрешат родители.
Маша невольно улыбнулась – ясно было, какой фильм мальчик смотрел накануне.
Из всех детей в группе Илья выделялся живым, гибким умом. Он был рассудителен не по годам, был добр и отзывчив, защищал девочек. В нем Маша находила все те качества, какими хотела бы наделить своего ребенка.
Когда-нибудь у них с Никитой будут дети. Чуть попозже, когда они оба будут к этому морально готовы.
 
После работы Маша зашла в супермаркет. Набрав полную корзину продуктов, девушка направилась к кассе.
Первое, что привлекло ее внимание – тишина. Зловещая, давящая тишина. Покупатели столпились в проходе между стеллажами. На их лицах отражались страх и ужас. Маша повернула голову туда, куда были направлены взгляды покупателей, и остолбенела.
Какой-то юноша, почти подросток, с безумным взглядом крепко прижимал к себе ребенка. К голове мальчика был приставлен пистолет.
- Шевелись быстрей, дура, б…! – кричал подросток, обращаясь к кассирше, - или я прострелю ему башку!
Та дрожащими руками складывала выручку в пакет. Купюры не слушались, рассыпались, она собирала их и снова складывала.
- Быстрее, корова! – подросток нервничал, был весь какой-то дерганый, его руки тоже слегка подрагивали.
Охранник магазина стоял в нерешительности. Он постоянно то сжимал, то разжимал кулаки. От напряжения на его скулах появились желваки. Этот здоровяк мог одной левой скрутить грабителя, но боялся причинить вред заложнику.
С ужасом Маша узнала в ребенке Илью. Его семья жила в соседнем доме, и мальчика часто отпускали одного за шоколадками, чипсами, жвачками. Он был напуган, но держался стойко – не ныл и не плакал. В руках Ильи была та самая палка, с которой он играл сегодня днем.
"Это мой световой меч" - всплыли в памяти слова.
"Ах, если бы это было правдой!" - подумала Маша. Она зажмурилась и вдруг, неожиданно для самой себя представила, как Илья резко поднимает палку вверх и бьет грабителя по лбу.
Раздался хлопок выстрела, рядом закричала какая-то женщина. Маша открыла глаза и увидела, что охранник лежит на полу, прижимая своим телом подростка. Тот ерзал, пытаясь освободиться, но не тут-то было.
- Илья! – закричала девушка.
Мальчик подбежал и уткнулся лицом ей в живот.
- С тобой все в порядке? – девушка принялась гладить Илью по голове и почувствовала, как все его тельце сотрясается от беззвучных рыданий.
- Я… я… Марисевна… я… он… он сам… - только и мог выговорить мальчик.
- Все хорошо, мой маленький, все хорошо, - шептала Маша, успокаивая Илью.
 
Две недели девушка не видела в группе своего любимца. Он сильно перенервничал и сейчас особенно нуждался в заботе и ласке. Родители мальчика решили, что ему будет лучше пока побыть с бабушкой. Поэтому сегодня утром Маша сильно удивилась, увидев возле садика знакомую машину с тонированными стеклами.
Из машины вышел отец Ильи.
- Что-то случилось, Алексей Николаевич? – обеспокоенно спросила Маша, даже не поздоровавшись.
- Нет-нет, - заверил ее мужчина и улыбнулся, - с Ильюшкой все в порядке. Ловит на даче жуков и бабочек. Привет вам передавал. Я по другому вопросу.
Пройти в группу Алексей Николаевич отказался, и Маше пришлось принять его предложение поговорить в машине. Время было раннее. Детей обычно начинали приводить чуть позже. Маша устроилась на заднем сидении и отметила про себя, что водитель вышел, оставив их наедине.
- Скажите, Мария Сергеевна, вы хорошо помните все, что в тот день случилось?
- Да, я уже рассказала в полиции все, что видела.
- Ну, Вы же знаете, что я не из полиции, - папа Ильи снова улыбнулся, - я знаю, что вы рассказали. Но еще я знаю, что мне рассказал мой сын.
- Я Вас не понимаю, - девушка растерянно смотрела на своего собеседника, - я подошла к кассе, когда уже…
- Да-да, я знаю это. Я о другом, - он немного помялся, словно не решаясь произнести следующую фразу, - Илья сказал, что его палка сама взметнулась вверх. Понимаете? Сама. Словно ею управлял кто-то другой.
- Но этого не может быть. Там не было никого. Знаете, я плохо помню этот момент. Я сильно испугалась за Вашего сына. Но рядом с ним точно никого не было.
- Да, я знаю. Я просматривал записи камер видеонаблюдения. И не я один. Специалисты, аналитики… все в один голос утверждают, что палкой управлял кто-то другой. Кто-то из присутствовавших в магазине обладал способностями телекинеза, - мужчина на минуту задумался, а потом, словно очнувшись, продолжил, - давайте поступим так: приходите ко мне в Управление после работы. Я вам покажу эту запись.
- А разве так можно? – удивилась Маша.
- Можно…
 
В коридорах Управления ФСБ было пустынно. Девушка безошибочно нашла нужную дверь – дежурный офицер на входе подробно объяснил, куда идти. Видимо, был проинструктирован на ее счет.
Маша постучалась и, не дожидаясь ответа, переступила порог. Человек в форме полковника ФСБ поднялся ей навстречу. Девушка никогда не видела отца Ильи в форме и потому не сразу его узнала. Алексей Николаевич предложил Маше стул, помог устроиться поудобнее, повернул монитор в ее сторону и запустил нужный файл.
На экране появился тот самый торговый зал. Вот ходят покупатели, вот кассир пробивает товар и отсчитывает сдачу, вот Илья покупает "киндер-сюрприз" с новой коллекцией игрушек. Мальчик не успевает отойти от кассы, как в магазин врывается грабитель… проходит всего несколько минут, как вдруг Илья резко поднимает палку вверх и бьет обидчика по лбу. Тот машинально пытается отбиться, нажимает на курок, но попадает уже не в Илью, а в светильник под потолком… охранник бросается на него и прижимает к полу.
На Машу нахлынула волна чувств, которые она испытала тогда в магазине. Она снова зажмурилась. Ей не хотелось видеть и переживать все это снова.
- Тихо-тихо-тихо! – услышала Маша голос Алексея Николаевича и открыла глаза.
Тот лежал поперек стола, держа навесу монитор. Девушка подскочила со стула и помогла мужчине вернуть монитор на место.
- Что случилось? – она непонимающе переводила взгляд с монитора на хозяина кабинета и обратно.
- Боюсь, вы мне не поверите, – задумчиво проговорил полковник, - подождите минуточку, сейчас я вам покажу.
Он вышел из кабинета и вернулся через минуту, держа в руках флешку.
- Эта запись была сделана только что, - пояснил Алексей Николаевич, запуская новый файл.
Теперь Маша смотрела на себя со стороны. Вот она присаживается на стул, смотрит в монитор, зажмуривается, а потом тот начинает медленно двигаться к краю стола, Алексей Николаевич плюхается на стол и успевает поймать "беглеца".
- Что это было? – Маша уставилась на полковника недоумевающим взглядом.
- Вы! Вы только что двигали монитор силой мысли!
- Что?! Как? Нет, вы что-то путаете. Я не умею, - забормотала воспитательница.
- Успокойтесь, - Алексей Николаевич налил в стакан воды и предложил его Маше, - я вам сейчас кое-что расскажу. Существует теория, согласно которой человек, испытавший сильное потрясение в раннем детстве, начинает проявлять необычные способности…
- Но у меня нет никаких способностей, - возразила девушка, - я даже музыкой не смогла заниматься – слуха нет.
- Вы не поняли. Я сказал – необычные. При чем здесь музыка?.. Послушайте, Ваша мама… она погибла у Вас на глазах. Это очень сильное потрясение. Оно не могло пройти бесследно. Ну, подумайте, неужели с Вами никогда не случалось ничего необычного?
- Нет. Никогда.
- А Ваши кошмары? Вы считаете это нормальным?
- Откуда вы знаете о моих кошмарах?
- Мария Сергеевна, посмотрите, где Вы находитесь. Какие еще могут быть вопросы?
Маша вдруг напряглась всем телом и очень четко, проговаривая каждое слово, произнесла:
- Только один: какое дело ФСБ до моих ночных кошмаров?
- Хороший вопрос. Я в Вас не ошибся. Но, видите ли, дело не в ваших кошмарах. И даже не в ваших способностях к телекинезу. Все дело в моем сыне. Я не хочу, чтобы то, что он пережил, стало его преследовать. По той самой теории получается, если способности не находят выхода, как у Вас, например, человек начинает испытывать внутренний дискомфорт. Хотя… дискомфорт не совсем верное слово. У Вас это проявляется в кошмарах, а кто-то сходит с ума. Способности надо реализовывать. Я не хочу, чтобы мой сын сошел с ума!
- И как я могу помочь Илье, если даже себе помочь не могу? – устало спросила Маша.
- Вам надо научиться пользоваться своими способностями, - заметив удивленный взгляд девушки, полковник тут же пресек дальнейшие возражения шуткой, - ну разве плохо будет, если Вы сможете брать предметы с самых верхних полок, не вставая на цыпочки? Вот. А научившись сама, Вы сможете помочь Илье. И не только ему. Планируется организовывать группы помощи таким детям по всей стране. Вы не представляете, сколько детей в ней нуждается! Но обычные педагоги и психологи бессильны. Вспомните, Вам так и не смогли помочь. Нужны люди, испытавшие все на собственной шкуре. Понимаете? Вы же педагог и знаете, что к детям нужен особенный подход. Наш отдел сбился с ног, разыскивая таких, как Вы. Сейчас набирается первая группа. Экспериментальная. Вы будете жить за городом, в пансионате. С Вами будут заниматься специалисты…
- Постойте, - перебила Маша, - Вы так говорите, будто я уже согласилась.
- Я надеюсь, что Вы согласитесь. Нам нужна Ваша помощь, Илье нужна Ваша помощь.
 
После разговора с полковником девушку не покидало ощущение, что ее просто подловили на чувствах к детям. Но отказаться от участия в эксперименте она не смогла.
По официальным документам все это называлось курсами повышения квалификации. На работе проблем не возникло. А вот Никита очень неохотно отпустил жену "в длительную командировку". Рассказывать об истинном назначении "курсов" полковник категорически запретил и даже взял с Маши подписку о неразглашении.
Пансионат располагался в очень живописном месте: хвойный лес, рядом озеро. Когда-то здесь была "Лесная школа" - санаторий для детей с легочными и сердечными заболеваниями. Теперь по официальным документам он числился как санаторий для ветеранов. Каких именно - не уточнялось.
В группе оказалось двенадцать человек. Прежде, чем приступить к занятиям, всем им пришлось пройти тщательный медицинский осмотр.
Сами занятия проводились индивидуально. Маше на голову надевали какую-то шапку с проводами и показывали различные видеоролики. Иногда вместо роликов давали читать заметки. Чаще всего это были сводки новостей: ураганы, цунами, землетрясения. Погибшие, покалеченные, пропавшие без вести – все они проносились через сознание девушки. Рядом всегда присутствовал оператор и внимательно следил за показаниями приборов. Что он фиксировал, Маше не сообщалось.
За две недели пребывания в пансионате девушка успела подружиться с красавицей Алиной и вечно лохматым Валерой. Алина была ее соседкой по комнате, и в группу попала за свою феноменальную память - девушка с первого прочтения могла выучить "Мцыри".
Валера же просто подсел к ним за столик в столовой, так и познакомились. Он постоянно смешил девушек, рассказывая всяческие небылицы. Здесь он был, потому что мог производить в уме любые, даже самые сложные вычисления.
Как-то вечером Алина внезапно заявила:
- Не понимаю!
- Чего ты не понимаешь? – Маша отложила книгу, которую собиралась почитать перед сном.
- Я не понимаю, что с нами здесь делают, - Алина понизила голос до шепота, - нам всем пообещали, что научат пользоваться нашими способностями. Нам говорили, что мы будем уметь проявлять их, когда нам этот надо, а не так, как сейчас – с бухты-барахты. И что? Где это? Нас изучают, как подопытных кроликов.
- Ну, не знаю, - вяло попыталась возразить Маша, - может, они сами еще не знают, как нас учить. Может, им сначала изучить нас нужно. У тебя ведь тоже не всегда получается быстро запоминать.
- Врут они все. Что-то здесь не так. Я вранье печенкой чувствую.
- И что же по твоему здесь не так?
- А геморрой его знает. Надо придумать, как это выяснить.
 
Алина не стала посвящать Машу в свои планы. Несколько дней ходила, погруженная в собственные мысли, а вскоре перестала ночевать в отведенной им комнате.
Однажды она не пришла и на завтрак.
- Алины нет? – задала Маша глупый вопрос.
- А? – Валера вздрогнул, словно его выдернули из собственной задумчивости.
- Я говорю, Алины еще нет?
- А, да, нет. В смысле, нет еще. Еще не пришла. Она позже будет. Наверное. Я так думаю.
- Что-то случилось?
- Нет, ничего. Ничего не случилось.
Валера выронил вилку и полез за ней под стол. Маша почувствовала, как что-то маленькое и плоское проникло в ее туфельку.
Приятель вылез из-под стола и заговорил очень тихо и очень быстро:
- Это флешка. Не спрашивай, откуда и где взял. Посмотришь на ноуте в комнате. Только сперва отключи его от общей сети.
Далее последовали подробные инструкции, где, что и как отключить. Маша слушала молча и только успевала кивать, когда Валера спрашивал: "Поняла?"
- А теперь… – математик сделал паузу. - Надеюсь, Алина явится к обеду.
Ни к обеду, ни к ужину девушка так и не появилась. Валера заметно нервничал. На Машины вопросы отвечал односложно. Бывшая воспитательница еле дождалась вечера, чтобы, закрывшись в своей комнате, посмотреть флешку.
Папка называлась "Проект "Арни" и содержала множество вложенных файлов и папок. Многие из них назывались просто "Протокол №…". Внимание Маши привлекла папка "Досье". Названия вложенных в нее файлов состояли из имен и фамилий.
Первым делом девушка открыла файл со своим именем. Анкетные данные, краткая биография… Маша уже собиралась закрыть файл, как взгляд случайно наткнулся на фразу:
"Цель включения в проект – передача Арни телекинетических способностей".
Маша принялась открывать файл за файлом. И везде находила одно и то же – "передача Арни способностей".
Кто такой этот Арни и зачем ему столько способностей, нигде не сообщалось.
Тогда Маша стала просматривать протоколы. По порядку, внимательно вчитываясь в каждый абзац. Фразы калейдоскопом поплыли в ее сознании:
"Создание андроида… технические характеристики… спектр применения… тупой рубака… наделение интеллектом… создание сверхинтеллекта… обладающие особыми способностями… нейронные сети… поиск алгоритмов… формирование группы условных доноров… невозможность воспроизведения алгоритма… копирование нейронных сетей… успех на крысах… донорский аутизм…"
Краем глаза девушка заметила, что стакан с соком, медленно движется к краю стола. Рукой дотянуться она уже не успевала. И вдруг! У нее получилось! Маша "приказала" стакану не только остановиться, но и вернуться обратно.
Девушка залпом выпила сок и только тогда почувствовала, как напряжение постепенно отпускает ее.
Следующие документы касались ее и таких как она. По всему выходило, что группе ученых удалось установить связь между нейронными процессами мозга и молекулярной структурой физических тел. И это тоже планировалось использовать в проекте "Арни".
Внезапно зазвонил будильник. Маша и не заметила, что просидела всю ночь, не сомкнув глаз.
 
В столовой ее уже ждал Валера. Место Алины по-прежнему пустовало.
- Просмотрела? – сходу выпалил математик, как только Маша присела за стол.
- Да. Где ты это взял?
- Алина где-то сперла. Мы с ней не одну ночь промучались, чтобы раскодировать эту папку. И теперь меня здорово беспокоит ее отсутствие.
- Думаешь, она из-за папки пропала?
- Или да, или они приступили к копированию… и начали с Алины.
- После того, как они скопируют наш мозг, мы все станем идиотами?
- Не совсем мозг. Они собираются копировать лишь те процессы, которые в нем происходят, когда мы "включаем" свои способности.
- Валер, мне плевать, как правильно это называется! Я хочу уйти отсюда, пока мои мозги не отдали какому-то Арни.
- Боюсь, так легко это не получится. Они не для того создавали супер-воина со сверхинтеллектом…
- Кстати, можешь мне пояснить, что и как, а то я запуталась в их терминологии.
- Как я понял, изначально это был чисто военный проект. Робот-солдат для разминирования. Но он оказался слишком туп даже для военных целей. Тогда стали думать над совершенствованием его интеллекта. Кто-то оказался большим поклонником губернатора Калифорнии. Отсюда и название. Кстати, чертежи видела?
Маша отрицательно покачала головой.
- Он и внешне похож на терминатора… Потом об этом прознали спецслужбы. Им умный робот понадобился позарез. И не просто логическая машина, а именно супер-воин… Чтоб как Денис Давыдов – и врагов порубать и стихи написать… Но у самих мозгов не хватило повторить то, что создано природой. Зато придумали, как скопировать и запихнуть в этого Арни. Уверен, опытный образец они держат где-то здесь.
- И что мы теперь будем делать?
- Я бы начал с поиска Алины. А там, по обстоятельствам.
- Валер, я вот что подумала… а вдруг нас подслушивали?
- Брось. Столовка – самое безопасное место. Народу много, все разговаривают, еще и вилками по тарелкам стучат. Но ты права. Надо быть осторожней.
Начать поиск Валера предложил с подвала. Едва стемнело, они оба, вооружившись фонариками, приступили к делу.
Подвал был велик. Маша ожидала увидеть запущенное помещение с протянутыми повсюду трубами и проводами, но вместо этого ее взору предстал еще один этаж пансионата с множеством коридоров и дверей. По всему подвалу было включено дежурное освещение, так что фонарики не понадобились.
Маша тронула приятеля за рукав.
- Как мы будем здесь искать? – прошептала девушка, - двери заперты.
- Есть у меня одна фигулька, - зашептал в ответ Валера. – Ее Алина раздобыла вместе с флешкой. Во, смотри.
Он протянул Маше предмет, похожий на гибкий карандаш, только гораздо тоньше.
- Можно в замочную скважину просунуть, или в щель между дверью и косяком. Там камера маленькая на конце. Я ее со своим коммуникатором соединил. Должно получиться.
Валера не ошибся. У них действительно все получилось. Но толку от этого было не много. Помещения были по большей части техническими, иногда попадались кладовые. Ни в одном из них Алины не было.
Спустя два часа бесплодных поисков молодые люди наткнулись на дверь, за которой ничего не было.
- Как это – ничего? – удивилась Маша.
Она держала камеру, а Валера просматривал передаваемое изображение.
- Молча, - огрызнулся тот. – Просто темнота, и все.
- А можно яркость как-нибудь подкрутить? Или еще чего сделать?
- Я уже все режимы перепробовал – абсолютно бесполезно.
- А вдруг Алина там? Надо как-то открыть дверь.
- Как?! У тебя есть ключ? И у меня нет!
Валера выключил ставший бесполезным коммуникатор и принялся ходить поперек коридора. Три шага туда, три обратно.
- А если фонариком посветить? – предложила Маша.
- Я уже думал об этом. Щель слишком мала, мы камеру туда еле просунули. Ничего не выйдет. И вынести бронированную дверь мы не сможем.
Маша стояла, прислонившись к двери, заложив за спину руки. Неожиданно девушка дернулась и отскочила.
- Что с тобой?
- Я… мне показалось…
- Что? Что тебе показалось?
- Я… я подумала, что если замок обычный… такой, железными штырями, как у меня дома, то их можно сдвинуть в сторону. Там механизм такой… я видела, когда у нас дома замок сломался, муж его разбирал… он умеет, он у меня просто золото… он все умеет. Так вот, там механизм… надо повернуть, и штыри отодвинутся в сторону. Я подумала… и мне показалось, что в замке что-то зашевелилось.
- Машенька, миленькая, - Валера схватил девушку за плечи, - попробуй еще раз, у тебя получится, я уверен, что ты сможешь. Постарайся, пожалуйста.
- Валера, я даже не уверена, что это я сделала. У меня только один раз получилось. Вчера, со стаканом.
- Вот видишь, вчера получилось, и сегодня получится. Машенька, постарайся. А вдруг Алина там, и ей нужна наша помощь? Что мне сделать? Напугать тебя? Как у тебя это происходит?
- Я не знаю! Я просто подумала…
В этот момент раздался металлический лязг открываемого замка.
- У тебя получилось! Умничка! – Валера на радостях чмокнул девушку в щечку.
Они подбежали к двери. Парень осторожно приоткрыл ее и заглянул внутрь. Внезапно его стал разбирать истеричный хохот. Маша робко заглянула через плечо друга и тоже стала смеяться. За дверью оказалась глухая стена. Обычная бетонная плита, даже не оштукатуренная.
- Столько трудов, и все впустую – пробормотала девушка.
- Нет, не впустую. Теперь мы точно знаем, что здесь ничего нет. Надо возвращаться. Попробуешь закрыть?
Маша неуверенно кивнула головой.
Хоть и не сразу, но у нее получилось. От напряжения заболела голова, но боль быстро прошла.
Они отошли уже на приличное расстояние, когда Валера остановился.
- Почему она бетонная? – он повернулся к Маше и пристально посмотрел на нее. – Во всем здании стены кирпичные. Почему та стена бетонная?
Маша пожала плечами.
- Зачем запирать на замок глухую стену и ставить перед ней бронированную дверь?
- Валер, я не…
Девушка не успела договорить, в тишине подвала послышались чьи-то шаги. Парень схватил подругу за руку и юркнул в какую-то нишу, увлекая Машу за собой. Они стояли, прижавшись к стене, и, затаив дыхание, слушали, как звук шагов раздается все ближе.
Маша зажала себе рот рукой, чтобы не вскрикнуть от удивления, когда мимо них прошел никто иной как Алексей Николаевич. Мужчина проследовал прямиком к бронированной двери.
Осторожно выглядывая из-за угла, Валера увидел, что бетонная стена бесшумно сдвинулась влево. Алексей Николаевич прошел в образовавшийся проем и исчез в темноте. Так же бесшумно стена вернулась на свое место.
- Ты видела? Там должна быть кнопка, или рычаг. Пойдем, поищем.
Девушка не ответила. Валера посмотрел на подругу и по выражению ее лица понял, что что-то не так.
- Что с тобой?
- Я его знаю…
 
Они спустились вниз по крутой винтовой лестнице и обнаружили настоящую лабораторию. В одной из комнат были клетки с белыми мышами и крысами. В другой – много компьютеров и прочего оборудования.
Друзья бесшумно прошмыгнули дальше и оказались в комнате, где на огромном медицинском столе лежала Алина. Она была привязана ремнями к столу. В углу комнаты стоял компьютер, от которого к голове девушки тянулись провода.
Валера подбежал к Алине и стал срывать их. Маша расстегивала ремни и тормошила подругу. Девушка открыла глаза и посмотрела на своих друзей невидящим взглядом. Прошло несколько минут, прежде чем Алина начала приходить в себя. Все это время Валера обнимал ее, крепко прижимая к своей груди, и шепча ласковые слова.
Маша держала подругу за руку и звала по имени. Ей почему-то казалось, что звук собственного имени быстрее вернет девушке сознание.
- Как мило, - раздалось от двери.
Маша вздрогнула от неожиданности и обернулась. В дверях стоял Алексей Николаевич. За его спиной маячил андроид с вполне узнаваемой внешностью.
- Не вздумайте делать резких движений, - предупредил полковник, - у Арни на этот счет четкие алгоритмы, а реакция гораздо быстрее, чем у вас.
- Что вы сделали с ней? – в ярости процедил сквозь зубы Валера.
- То же, что сделаю и с вами. Я уже вызвал лаборантов. Вы будете первыми, чьи процессы мы скопируем в Арни.
- Вы сумасшедший, - прошептала Маша.
- Отнюдь. Безопасность страны нуждается не только в дуболомах. Когда наша армия будет состоять из таких вот арни, это решит много проблем. Не будет недоборов и дедовщины, экономия миллиардов рублей на содержании. Да, сейчас, в процессе создания, придется кем-то пожертвовать. Мне жаль, что первыми на алтаре новой армии будете вы. Но наука требует жертв. Будущее того стоит.
- А Илья? Своего сына вы тоже положите на этот алтарь?
- Илья пока не проявил никаких способностей. Но я наблюдаю за ним…
- Сволочь!
В этот момент тяжелый железный шкаф, стоявший у двери, резко поехал в сторону, подминая под себя андроида. Арни оказался не просто зажат в углу, а расплющен меду шкафом и стеной. Выпустив сноп искр, он замер в неестественной позе.
- Что?.. – только и успел произнести Алексей Николаевич, оборачиваясь в его сторону.
Валера воспользовался замешательством полковника, бросился на него и повалил на пол. Они вцепились друг в друга железной хваткой – щуплый математик и атлетичный силовик. Парень явно уступал в физической подготовке. Алексей подмял его под себя и принялся душить.
Маша ничем не могла помочь своему товарищу. Ее голова разрывалась от боли. Боль мешала думать, принимать решения. Боль мешала даже просто шевелиться.
Валера захрипел. В этот момент Алина окончательно пришла в себя, вскочила со стола, схватила стул и со всей силы обрушила его на голову полковнику.
Валера выбрался из-под обмякшего тела и прокашлялся.
- Надо убираться отсюда, - скомандовал он.
- Нет, - Алина взяла парня за руку. – Мы не можем просто уйти. Во-первых, нас найдут и вернут обратно. У них полное досье на каждого, включая дальних родственников. Во-вторых, они продолжат работу над Арни. Если мы и сбежим, другим так не повезет. Мы должны всё здесь уничтожить.
- Всё?! – изумилась Маша.
- Ты с ума сошла! - воскликнул Валера, - Мы не Рембо!
- Послушайте, - Алина говорила очень быстро, словно боялась, что не успеет, - пока я была соединена с компьютером, я могла читать всю информацию оттуда. Словно я сама была маленьким битом. Я как бы "видела" все их файлы. Это очень старое здание. Во время войны здесь был секретный штаб немецкого командования. Накануне отступления они все здесь заминировали, но взорвать не успели. Вся система до сих пор находится в полной боевой готовности. Достаточно только нажать на кнопку.
- А люди? – спросила Маша.
- Включим пожарную сигнализацию. Люди успеют эвакуироваться.
- А мы? – чуть слышно проговорил Валера.
- Должны успеть, - неуверенно предположила Алина.
Они побежали по коридору. Алина бежала первой. Она уверенно вела друзей к цели. Перед стеной с небольшим углублением девушка остановилась. В нише не было ничего, кроме ржавого рычага.
- Это оно? – с сомнением спросил Валера.
Алина молча кивнула, пытаясь восстановить дыхание.
Маша вернулась чуть назад, к кнопке пожарной сигнализации.
- Жать? – она повернулась к Алине.
- Да.
Помещение заполнил вой сирены.
- Ты точно уверена, что сработает? – переспросил Валера, пытаясь перекричать сирену.
- Да, только осторожно, он проржавел весь, - крикнула в Алина в ответ.
Рычаг поддался не сразу. Валере пришлось его сначала слегка расшатать. Почувствовав, что старый механизм заработал, парень мысленно попрощался со всеми, кого знал, и кто был ему дорог.
Взрыва не произошло.
- Бежим! – скомандовала Алина, и первая бросилась назад по коридору.
За следующим поворотом она резко остановилась, развернулась, и побежала обратно, увлекая за собой друзей. Маша услышала за спиной тяжелый топот. Подкрепление, вызванное Алексеем Николаевичем, прибыло вовремя.
- Ничего себе лаборанты, - ворчал на ходу Валера, - в кирзачах и с калашами.
Бежать было некуда. Единственный выход был отрезан преследователями. Но Алина уверенно вела товарищей все дальше и дальше. Мимоходом Маша стала отмечать, что пыли на полу становится все больше, а паутина под потолком все гуще.
Алина забежала в комнату, где из мебели был только старый платяной шкаф. Она запрыгнула внутрь, затащила друзей и закрыла за собой дверцы.
- Прятаться в шкафу – самая дурацкая из всех твоих идей, - продолжал ворчать Валера.
Алина ничего не ответила. Судя по шороху, она шарила ладонями по одной из внутренних стенок. Когда задняя стенка шкафа отъехала в сторону, открывая очередной коридор, Маша уже не удивилась.
Этот коридор здорово отличался от предыдущих. Земляной пол, сырые стены со следами слизней, и ни одной лампочки. Здесь не было ни дверей, ни поворотов.
Молодые люди двинулись вперед, освещая себе путь фонариками.
- Куда он ведет? – спросил Валера.
- В лес. Там где-то должны быть остатки старого ДОТа.
Внезапно пол задрожал.
- Что это? – спросила Маша.
- Думаю, что это был взрыв, - предположила Алина, не сбавляя шага.
Выход оказался замаскирован под канализационный люк. Чтобы добраться до него, пришлось подняться наверх по старым ржавым ступеням. Но более неприятным сюрпризом было то, что любители отдыха на природе давно уже превратили ДОТ в отхожее место.
Не имея возможности зажать нос рукой, Маша пыталась задержать дыхание. Но даже сильная вонь не помешала ей заметить зарево пожара.
- Получилось, - удовлетворенно прошептала Алина. – Никому этого не пожелаю… чувствовать, как твой разум постепенно покидает тебя… это… это было ужасно.
Напряжение спало, и девушка разрыдалась.
- Я рад, что мы успели вовремя, и не дали им превратить тебя в овощ.
 
Маша склонилась над кроваткой.  
- Илья, ты почему не спишь? – спросила она строгим голосом.  
- Мария Сергеевна, расскажите мне сказку, - попросил мальчик.  
- Какую сказку, Илья? Быстро спать!  
- Ну, пожалуйста, - мальчик умоляюще посмотрел в глаза воспитательнице.  
Маша присела на край детской кроватки и начала:  
- В некотором царстве, в некотором государстве…  
Девушка не могла отказать Илье, когда он так на нее смотрел. Впрочем, не только она. Маша догадывалась, что это может означать. Хорошо, что Алексей Николаевич никогда уже не сможет использовать эту способность сына.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования