Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Малюта Аватар - Больно будет

Малюта Аватар - Больно будет

Карсон не чувствовал ничего. Это было странно, обычно перед делом он всегда ощущал легкое  покалывание на кончиках пальцев рук. Всегда. Это была примета, правило, закон его существа. Легкие разряды в пальцах, значили, что он вновь в игре, в которой ему заказывать масть. Но сейчас, он не чувствовал ничего. И это его смущало. Он не смущался с тех пор, как впервые в жизни увидел в журнале фото обнаженной девицы. Это было давно, он был ребенком. То время, тот милый мальчуган, давно исчезли, он уже не ребенок, он хищник. А хищник не знает, что такое  смущение. Это вне его природы.

Карсон неторопливо выбрался из своего «Ягуара». Закурил тонкую сигарету и, облокотившись на дверцу начал изучать дом и окрестности. Ничего особенного типичный двухэтажный лондонский дом, коих полно в  подобных районах. Улица скупо освещена фонарями. Без пяти полночь, окна темны, почти весь квартал спит, лишь в паре домов еще горит свет. Где-то мяукает бродячая кошка. Слышно, как гудят авто на соседних улицах. Все нормально, гладко как ночное озеро в безветренную ночь. Где же чертовы разряды в пальцах?

Карсон достал мобильный, нажал вызов. Гудок прервался на середине.

- Что случилось, Ноль?

Голос грубый, низкий, бульдожий. Это Чарли.  

- Вы ничего не заметили странного?

- Странного? В каком смысле?

- Ну не знаю созвездия не на своих местах на небе, может полярный медведь заворачивал за угол, когда вы прочесывали улицу? Чарли странное, оно практически такое же, как и обычное, только имеет  поганое свойство неприятно удивлять, когда рассмотришь его внимательней, но уже поздно и тебя поимели.

- В задницу твое странное, вместе с полярным медведем. Все чисто, мы проверили квартал, как обычно, если что-то случилось и ты не…

-Все Чарли, не напрягай шестерни в черепе. Я пошел работать.

Карсон отправил бычок в полет, убрал мобильный. Сняв перчатку, он пристально посмотрел на свою руку. Ничего. Молчание. Ночь, квартал, фонари и не унимающаяся кошка. Карсон пересек улицу. Подойдя к двери, он извлек дубликат ключей, вставил их в скважину, дважды повернул. Он уже собирался толкнуть дверь, чтоб войти, но остановился.

«План С».

Дверь распахнулась, темная фигура проскользнула внутрь.

«Тем интересней».

Старинные часы на стене пробили час ночи. Тишину погруженного во мрак дома нарушил звук открывающейся двери. Вошел хозяин дома. Он зажег свет в прихожей, снял плащ и повесил его на вешалку. Не задерживаясь, он проследовал в гостиную и зажег свет там. Карсон удобно расположившись в кресле за спиной вошедшего ожидал. Он обожал этот нюанс своей работы. Первую реакцию на свое неожиданное появление. Шок, мгновенно сменяющийся легкой паникой, изумлением, непониманием переходящий в страх, слепой инстинкт, животный ужас перед неминуемым. Они моментально ощущали в нем хищника и это ему в некотором роде льстило. Все они играли в опасные игры, и каждый осознавал, что появление Карсона означало, что партия сыграна, ставки сделаны, а хищник пришел за обещанным. Дальнейшее для него уже давно превратилось в рутину, штамп, клише. Мольбы, агрессивные попытки спастись, идиотские улыбки, спектакли непонимания, угроз, потуги достучаться до человеческого в нем. Это было скучно по причине совей бессмысленности, мерзко из-за уродства животного желания выжить любой ценой. Очень редко среди них можно было встретить гордое достоинство. Увы, таковы игроки. Но в этот самый первый момент, когда в немой тишине он встречал их впервые, лицом к лицу и они покорно склонялись перед его сущностью, соглашаясь, пусть и не осознавая на ту роль, что он им отвел, Карсон чувствовал себя богом.

Вошедший пока не замечал его.

«Хм, обычно они чувствуют сразу».

Хозяин дома направился к каминной полке, на которой стояла початая бутыль ирландского виски, намереваясь выпить, продолжая не замечать Карсона.

«Мило. Придется поторопить события».

 -Добрый вечер – четко и громко произнес Карсон, чуть удобнее пристраивая палец спусковой крючок. Карсон чувствовал, как участился его пульс от предвкушения.

Вошедший обернулся. Их взгляды встретились. И…внимательные серые глаза за стеклами очков. Карсон читал во взгляде хозяина спокойствие. И что-то еще, сродни азарту, легкому возбуждению, что вошедший тщательно прятал за холодом спокойствия.

«Наркотики? Пьян? Нет не похоже».

Карсон изучал хозяина. Заурядный мужчина за пятьдесят, чуть сутулый, прическа ежиком, очки, седина.  Обыватель, таких Карсон убивал одним ударом. Но он не боялся. Ему не нравился текст, драматург не вызывал трепета, он отказывался от роли.

- Добрый вечер, - ответил вошедший.

«Браво. Чертовы разряды».

-Меня зовут Непьер.

-Карсон.

Он всегда называл свое настоящее имя, если хотел представиться или они спрашивали. Смысла что-то утаивать не было никакого. Все они были приговорены.

-Вы не возражаете, если я немного выпью? – спросил вошедший. –День был просто сумасшедший, организм требует пары стаканов хорошего ирландского. Вам я не предлагаю, вижу, что вы пришли по делу.

Он скользнул взглядом по «глоку» с глушителем, что лежал на коленях Карсона.

-Извольте.

 Карсон наблюдал за своей жертвой. Ловил каждое движение, изучал изгиб спины, плавность жестов, пытаясь уловить хотя бы малейший намек на страх. Но Непьер если и боялся, то ничем себя не выдавал. Все в его действиях было будничным, он снял бутылку с полки взял стакан с подноса на столике, налил треть, добавил льда, вернув бутылку на прежнее место. Все как делал, наверное, тысячу раз до того, ничуть не смущаясь человека в кресле, даже не напрягаясь по поводу пистолета с глушителем.

«Стальные нервы? Обманчивая внешность человеческой плесени, за которой…А что там? Это что-то новое. Но часики тикают, а мы еще не начинали».

Непьер погрузился в глубокое кожаное кресло с высокой спинкой напротив Карсона, сделал внушительный глоток и спросил:

-Итак, мистер Карсон, чем обязан?

«Будет разыгрывать наивность? Нет. Пытается сыграть в какую-то игру. Ну что ж проверим, так ли ты хорош».

- Все просто мистер Непьер. Люди, на которых я работаю, люди могущественные, богатые, но старающиеся держаться в тени, так вот они попросили меня разрешить простое, но довольно важное дело. Сегодня днем некто пришел на футбольный матч. Через минуту после того как судья дал свисток и началась игра, этот некто по телефону сделал ставку где в точности предсказал забитые мячи, минуты на которых они будут забиты, удаление игрока команды фаворита в середине первого тайма и даже пенальти в концовке матча. В общем, сделал точный прогноз, который сыграл. Этот некто поставил сто тысяч фунтов и теперь люди, на которых я сейчас работаю должны выплатить ему пять с половиной миллиардов. Выяснилось так же что этот загадочный предсказатель, который не иначе как заглянул через плечо Господу, когда он на досуге листал книгу судеб, всю предшествующую неделю посещал казино. Пришел он с фунтом и за неделю, играя в рулетку ставя на нужные числа, унес из заведения те самые сто тысяч.

Непьер всем своим видом выражал полное внимание к тому, что рассказывал этот пришелец с пистолетом, все так же закованный в доспех глубокого спокойствия.

«Паяц».

Карсон на мгновение разозлился, но моментально погасил вспышку.

«Он только этого и хочет. Ну что ж кто сильнее тот и устанавливает правила».

-Суть проста мистер Непьер. Я должен найти этого провидца, узнать секрет его таланта, хотя, уверен, что речь идет о некой виртуозной афере детали, которой мне предстоит узнать, ну и уладить финансовый вопрос своих работодателей. И вот я здесь мистер Непьер, перед вами. Времени у нас не так много поэтому я вас внимательно слушаю.

-А вашим нанимателям не приходило в голову что «некто» мог действительно угадать числа и исход матча? Честно без тузов в рукаве?

Сказав это, Непьер отхлебнул еще, практически опустошив свой стакан. Линзы его очков поблескивали в свете, казалось, что он был чем-то глубоко доволен.

«Все же наивность? Нет не то, он будто издевается. Что же это?»

-Мистер Непьер, - вздохнув, ответил Карсон,- там, где суммы исчисляются миллиардами понятие честно неуместно.

-Значит выбора у меня, нет? – пригубив остаток виски, спросил Непьер.

-Значит, нет.

Непьер изучал дно опустевшего стакана, разглядывая кубики не успевшего растаять льда.

«Вот оно или…но часики тикают.»

-Мистер Непьер как я уже сказал у нас мало времени и…

Непьер оторвался от созерцания льда, резко вскинув голову.

-А если нет никакой аферы, если то, что я вам расскажу, доказывает, что мой выигрыш плод моего труда без всякого недопустимого мошенничества? Что тогда? Я выйду из этого дома живым, получу свои деньги или обо мне напишут в некрологе и какой-нибудь обыватель прочтет об этом за чашкой утреннего кофе?

Говорил он четко и спокойно, смотря в глаза Карсону. В голосе его сквозило нечто схожее с вызовом, но без тени истерики, без напускной бравады, а с чувством, что Непьер говорит минимум с равным.

«Ба, ва-банк, так сразу. Он посмел меня перебить. Нет здесь что-то не так. Чарли в обнимку с полярным медведем».

-Боюсь, что в любом случае некролога не будет Непьер.

Непьер улыбнулся, но не Карсону, а себе.

-Тогда что заставит меня говорить?

Пришло время улыбнутся Карсону.

-Боль.

-Да универсально.

Непьер вновь опустил глаза на дно стакана.

«Сломался?»

-Вашим работодателям необходимо точно знать причины моего выигрыша, дабы обезопасить свои деньги в будущем. Значит, выхода нет - не поднимая глаз, произнес Непер,- ну что ж я расскажу. Я вижу в вас мистер Карсон человека нестандартного по своему уникального, поэтому надеюсь, вы по достоинству оцените то, что услышите.

Карсону вдруг сделалось некомфортно. Все шло не так. Его пронзила мысль.

«Черт он заигрывает со мной. ОН ИГРАЕТ, СО СВОЕЙ СМЕРТЬЮ».

Непьер откинулся в кресле, приняв позу человека готового приступить к рассказу. Взгляд его блуждал где-то над головой Карсона.

-С чего же начать? С юного пылкого юнца из семьи выдающихся врачей, мечтавшего стать нейрохирургом? С глупой пьяной потасовки, в которой он сломал себе запястье, навсегда похоронив мечты о нейрохирургии? Или бестолково проведенных в университете, за изучением ненавистной экономики, лет?  А может со знакомства с Нелл Мартинс, что соблазнила его заняться полулегальными изысканиями в области возможностей интеллекта? Нет, это все пустая лирика для бульварных книжонок. Начну, пожалуй, с главного, с эксперимента. Они  решились подтвердить ее теорию опытом на человеке. Она говорила, что риск есть, но если все увенчается успехом, то Нобелевская премия пойдет на растопку камина в их будущем особняке. Она была так красива, так тщеславна, так коварна. К тому же они спали вместе и он, будучи уже не столь юным, но все таким же пылким не мог позволить этой решительной голубоглазой богине поставить опыт на себе. И она щелкнула тумблером, и разряд ударил в нужную часть мозга. Забавно в этом есть какая-то высшая ирония, жизнь полная нелепых случайных событий, несбывшихся надежд приводит к тому, что в общем то умный человек, добровольно усаживается в некое подобие электрического стула для того чтобы получить почти смертельный удар тока в мозг. Для чего? Спросили бы вы его об этом в тот момент, я думаю, в ответ  услышали что-то в духе «Что бы сравнятся с Богом», хотя тут решающее значение имел половой инстинкт. Мне кажется это ироничным. Это было очень больно. Он чуть не умер. Вам интересно мистер Карсон?

-Продолжай, - холодно кинул тот.

-Дальше…ее судили, приговор был суров, 20 лет тюрьмы. Отсидев треть срока, она была убита. Сокамерница посчитала, что Нелл излишне любезничает с одной из заключенных. Ревность. Она убила обоих, забила насмерть куском арматуры на тюремном дворе, об этом писали в газетах. Даже за решетками и заборами ее красота несла несчастья окружающим. Но может быть оно и к лучшему, ведь он… Для мира он стал идиотом, умалишенным, растением, в оболочке человека пускающим слюни, испражняющимся не снимая штанов. Мясо. Так прозвал его один из медбратьев в психиатрической лечебнице, куда его определили. Он обожал шутить этот медбрат, еще он много курил, предпочитая тушить бычки, от своих дешевых сигарет об Мясо, приговаривая «Я люблю, чтоб было прожарено». Потом он гоготал, наслаждаясь запахом паленой кожи. Иногда в ночное дежурство он наряжал Мясо в женское нижнее белье, но это, пожалуй, не самая приятная подробность, впрочем, нашему герою было все равно. А тот медбрат, нет, он не был злым, просто слишком много времени он провел среди сумасшедших, что не заметил, как стал одним из них. Даже хуже, ему приходилось притворяться нормальным.     

 Родственники посчитали, что в лечебнице ему будет лучше. Мать его уже год как умерла, отец тихо презирал отпрыска за ту нелепость, после которой его сын похоронил свое славное будущее продолжателя династии светил медицины. А после случившегося к призрению прибавилась еще и брезгливость. «Его нужно лечить» все, что смог выдавить из себя отец при виде измазанного собственной блевотиной, отпрыска. Старший брат всегда был к нему равнодушен, к тому же у него была семья, дети, кафедра в университет, обширная научная практика. «Так будет лучше» сказал брат, вторя отцу. Мир пополнился еще одним больничным призраком. Он исчез из бытия, растворился в палатах полных дикого хохота, истеричного шепота, яростных криков тонущих в накатывающей волне безразличия от вводимых шприцами препаратов.

Таким он стал для мира, но не таким все было для него. После разряда…он бы описал случившееся так. Представьте себе мистер Карсон огромный каньон, посреди которого восседает на электрическом стуле наш герой. По каньону идет огромная волна, гигантская сметающая все и вся волна, гудящая как тысяча ракетных двигателей, безжалостная неотвратимая в своей мощи волна, пробужденная к жизни диким экспериментом над собой. Она приближается, человеку на стуле страшно. Он знает, что несет с собой этот бурлящий поток, что еще мгновение, и он сметет его раз и навсегда. Он знает, что волна эта принесет с собой возможности и знания, которых человеку на сегодняшней стадии эволюции не понять и не осилить. Они поглотят его, уничтожат, сотрут его личность. Эксперимент был обречен, атомную бомбу уронили на голову и та взорвалась. Он кричит, он не хочет этого, но вал уже закрыл собою все видимое пространство. И волна накрывает, дерзкого. Он должен был погибнуть. Но в последний момент он нащупал внутри нечто, за что зацепился как утопающий за спасательный круг. Что это было? Воля, инстинкт, детское воспоминание, побочный эффект? Он узнал об этом позже, но на тот момент это не дало ему сгинуть в кипящей пучине. О, это было ужасно. Безумие, оборачивающееся безумием, агония сменяющая агонию. Целая вселенная обрушилась на жалкого человечка, поглощая его примитивные представления о бытие, его законах, структурах, иерархиях. Но он держался, он менялся, находясь в центре собственного разрушения, он не собирал осколки, нет, он смотрел на светившие в провалах рушащейся крыши звезды и те, насмехаясь, насильно кормили его, все новыми и новыми порциями истины. Вечность, что он знал о вечности? Прошло три вечности, прежде чем он выплыл на поверхность. В мире прошло 15 лет.

Через час он покинул пылающую лечебницу, того медбрата спасли, но перед пожаром кто-то сделал несчастному лоботомию. О что за новый дивный мир открылся нашему герою. Бог и книга судеб говорите, он дал Всевышнему подзатыльника, забрав книжку почитать перед сном. В голове он наигрывал мелодию, под которую Эйнштейн отплясывал кадриль на останках теории относительности. Смешивать запахи и звуки, разложить полученное на мельчайшие частицы, насладится и снова собрать в целое, использовать энергию как транспорт, увидеть оргазм женщины в бесконечных оттенках пурпурного. Сотни теорий, тысячи практик, миллионы  возможностей интеллекта. Но очень быстро его постигло разочарование. На следующие сутки он осознал, что все же не стал неуязвимым, а мир  захочет уничтожить его, как нечто чужеродное, я бы даже сказал мерзкое при том еще и опасное. Это даже было не явление белой вороны. Само его существование превращало науку вместе со священными текстами в рулоны туалетной бумаги. Мораль же и вовсе глотая слезы, пускалась в прогулку по эшафоту. Один против целого мира. Став тем, кем он стал, он ясно осознал бессмысленность столкновения в лоб. Нет, он еще был не готов. И он вновь стал призраком.

Непьер внезапно замолк. Его лицо светилось, он был доволен. Карсон был на грани. Услышанное не укладывалось в его идеальный мир здравого смысла с четким разделением на хищников и жертв, но он чувствовал, что в сказанном нет ни капли лжи.

«Время, у меня мало времени» - напомнил он себе.

-Все это довольно любопытно, наверное, даже потрясающе для почитателей фантастики, но меня интересует матч. Как?

-Ах, матч, - Непьер улыбнулся еще шире, - мне нужно еще выпить.

Он встал и вновь подошел к каминной полке, взяв бутылку, он наполнил стакан, и повернулся к Карсону.

-Это одна из моих теорий, не самая сложная и виртуозная, но весьма действенная. Я назвал ее «Невозможность ноля». Каждое действие человека я рассматриваю как минус или плюс один. Шаг, взмах руки, покупка вечерней газеты, чашка кофе, удар по мячу в том или ином направлении, в моей теории это либо плюс, либо минус один как я уже сказал. То есть действие, которое в своей сути имеет заданный вектор прогресса с четким конечным результатом. Мне достаточно распознать плюс или минус, чтоб понять конечный итог на нужном отрезке времени и пространства. Есть еще некоторые дополнительные факторы, но этого вы не поймете. Я пришел на матч, секунд тридцать вычленял единицы с плюсами и минусами игроков, тренеров, судей и даже зрителей, сделал погрешность на погоду и получил свой прогноз. Ну а дальше вам известно. Тут конечно есть одно неудобство, личное присутствие, даже телетрансляции несут искажение. Но, в общем, это лишь работа мозга, продукт интеллекта не более.

-А причем здесь ноль? – неожиданно для самого себя спросил Карсон.

-Ноль не возможен в моей теории, так как объект должен действовать. Бездействуют в нашей вселенной только трупы мистер Карсон.

-Но…

-Да да, я понимаю, вы хотите понять, как при таком развитии я мог совершить подобную глупость и выдать себя. Ведь я должен понимать, что столь крупный выигрыш мне не только никто никогда не выплатит, но и с вероятностью в сто из десяти, моя ставка повлечет за собой только мое устранение. Признаюсь, я увлекся, уже повесив трубку, я рассчитал все вероятности и шансы и пришел к выводу, что вернувшись, домой, встречу здесь моего убийцу.

У Карсона ком встал в горле. Он убрал палец со спускового крючка.

«Немыслимо».

-Более того мистер Карсон, -Непьер отвернулся собираясь поставить бутылку на место, - я знал что он будет сидеть именно в этом кресле.

Карсон опоздал, Непьер поставил бутылку. Кресло превратилось в ловушку. Горло сжал возникший из спинки ремень, подлокотники сдавили плечи и руки, ноги обхватили стальные захваты. Он успел один  раз нажать на курок, пуля с глухим шлепком продела дыру в ковре. Пистолет под прессом захвата выпал из рук.

Непьер смотрел на извивающегося Карсона. Через несколько секунд все было кончено, Карсон намертво замер в объятьях кресла ловушки.

-Я не один.

- Вы о своих подельниках? Не беспокойтесь, они так же предсказаны. Думаю, секунд через семь восемь у них начнется перестрелка с полисменами, прибывшими по анонимному вызову. С погрешностью в одну триллионную все ваши коллеги погибнут.

На улице послышались хлопки выстрелов, звон стёкол, автоматная очередь, крики.

-О даже чуть раньше, ну погрешность, но нам пора.

С тихим гулом кресло встало на четыре колеса на хитроумной подвеске, Непьер двинулся вглубь дома, Карсон покатился вслед.

-Эти милые безделушки так облегчают жизнь. Я занимаюсь их созданием на досуге.

-Что тебе надо?

-Как я говорил мистер Карсон, мне вновь пришлось стать призраком. Я много размышлял о том, как же разрешить наше с миром фундаментальное противоречие. Одно время я даже всерьез рассматривал вариант, при котором мне придется покинуть планету, но в итоге я пришел к мысли, что если мир не готов принять мое существование, то оптимальным вариантом для меня будет переделать его под себя. Конечно, можно до конца жизни так и носить поддельную личину одного из миллиардов, тихо и скромно разбогатеть, но, увы, мой новый уровень не позволяет мне подобного ханжеского прозябания. Я уникален, я должен использовать то, что имею, я не могу держать свои способности на холостом ходу, иначе это убьет меня. Я должен творить, должен выплеснуть те бездны, что открыты мне, и открыть новые. Я лукавил, когда говорил что увлекся там, на матче, на самом деле за своим поступком я имел четки цели. Пока ваши работодатели будут отчаянно пытаться разбираться во всем случившемся, я завладею их деньгами, бизнесом, да и сами ваши хозяева пригодятся мне как исполнители. Мне нужна неделя. По моим расчетам этих ресурсов мне вполне хватит для начала перестройки.

-Будет война.

Непьер скривился.

-Мне не очень нравится это слово, в моем новом понимании воевать можно только с равными. Будет подавление, разрушение, ломка. Я возьму ту самую точку опоры и переверну мир. Буду потрошить экономики, разорять нации, стравливать религии, манипулировать правительствами. Посею смуту, страх, обреченность. И когда мир погрузится в хаос, я явлюсь как спаситель. Научу, накормлю, успокою, покажу. Создам себе подобных из лучших. Остальные будут счастливы тем, что им дадут. Мы отправимся к звездам.

-Ты все уничтожишь.

Непьер остановился перед лестницей, ведущей в подвал.

-Нет, я просто сделаю мир таким, каким нужно мне.

Они начали спуск.

-Вы интересны Карсон. В вас очень сильно развита черта, которая помогла мне выжить тогда. Интуиция. Древнее примитивное орудие, которым я сам уже давно не пользуюсь, оно вывело меня из того потока, дало мне изменится, погасило сопротивление. Забавно, не правда ли?

Карсон молчал. Кресло довольно ловко отсчитывало ступеньки, чуть покачивая свою ношу.

«Интуиция. План С».

Они вошли в подвал. Непьер зажег свет, затем подошел к стене и нажал на ее часть. В полу появился проем, из которого возник металлический стол с парой манипуляторов по бокам.

-Вы замолчали? Вам интересно, что с вами будет?

-Моя интуиция мне подсказывает, что вы хотите превратить меня в ноль.

-Увы, но это так, - улыбаясь, будто услышал свежую шутку, ответил Непьер.

Он поманил кресло пальцем, то послушно отозвалось, тут же ожили манипуляторы, они ловко высвободили Карсона из плена движущейся ловушки, не менее ловко поместили его на стол, связав его по рукам и ногам крепкими ремнями, четко зафиксировав голову, без шанса на сопротивление.

Карсон тоже улыбнулся.

-Чему вы улыбаетесь?

-Я вспомнил вашу теорию. В наших кругах мне дали кличку, Ноль. Забавно, правда?

Улыбка сползла с лица Непьера.

-Все честно, ты пришел за моей жизнью первым.

Карсон улыбнулся еще шире.

-Но ты же знал, что я приду. Все честно, если считать честным убийство таракана, но по твоей теории я вообще труп, так что приступай. Что ты сделаешь?

Непьер чуть сморщился.

-Как оказалось у меня есть ахиллесова пята, нейроны, бурная деятельность моего интеллекта сжигает мои нейроны в огромных количествах и они не успевают делиться, заполняя места отработанных. Я придумал способ стимулирования роста, лекарство, на основе чужих нейронов.

-Проще говоря, тебе нужны мои мозги.

-Да. Процедура неприятная и ты должен оставаться в сознании. Манипулятор просверлит тебе висок, и пока ты будешь еще жив и в сознании, возьмет нужное количество клеток. Буду с тобой честен Карсон. Больно будет.

Карсон засмеялся, Непьер смотрел на обреченного в недоумении, расценив это за истерику, он кивнул головой. Манипулятор со сверлом начал приближаться к виску Карсона. Звук у работающего сверла был мягким, даже чуть приятным…Непьер наблюдал, сложив руки на груди.

«Да ты прав, больно будет. Как глупо, такой дар. Но ты прав интуиция забавная штука. План С».

«Зачем вам это?»

«Страховка на случай если жертва станет хищником».

«Но это страшно знать, что погибнешь сам».

«Нет, это не страшно, страшнее достаться в руки живым тому, чью жизнь пришел забрать сам. Вы даже не представляете, что с вами могут сделать. Страшно умереть в муках зная, что это сойдет, кому-то с рук. Страшно умереть жертвой».

Сверло жужжало в нескольких миллиметрах от виска, Карсон закрыл глаза. Он хотел увидеть Бэт, младшую сестренку, в тот день на опушке леса, с цветами в волосах, полную жизни, смеющуюся в ярких солнечных лучах, но почему-то увидел лицо первого убитого им человека. Жирный сутенер не желавший платить карточный долг. Нож торчал в его животе, в уголках кривящегося рта собиралась кровь, он шептал «Зря парень, зря».

Карсон открыл глаза. Сверло уже начинала вгрызаться в кожу.

-Нет не зря.

«Как это действует док?»

«Все очень просто, щелчок пальцами правой руки запускает таймер, ровно три часа, щелчок левыми остановка с обнулением».

Перед тем как войти в дом Карсон по прозвищу Ноль щелкнул пальцами правой руки. За секунду до того как вшитый в его брюшной полости заряд взрывчатки разнес подвал, разорвав его надвое и оторвав голову Непьеру, Карсон почувствовал легкое электрическое покалывание на кончиках пальцев рук. И улыбнулся.    


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования