Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

чарот - Вся правда

чарот - Вся правда

Еще в годы учебы в кадетском корпусе я зачитывался монографией Пушкина о Странной войне. Мы все привыкли считать этот труд основным источником сведений о тех смутных временах. Многие поколения патриотов впитали в себя слова знаменитого историка, и теперь, словно попугаи повторяют за ним: - « Додон сам виноват. Додон глупый. Додон польстился на красавицу».
Давайте не поверим Пушкину. Хоть он и обласкан властью, увешан регалиями и званиями, хоть он и придворный историк его сиятельства. Давайте прислушаемся к другим голосам, что робко раздаются из толпы исследователей прошлого.
В последние годы были обнародованы многие документы проливающие свет на события той войны. Так, например, «Северная пчела» за номером 164 опубликовала отрывки из мемуаров Полкана Жилина. Напомню, что Полкан был главнокомандующим сухопутными войсками и непосредственно руководил третьей и последней наступательной операцией Странной войны.
Из этих мемуаров, в частности, следует, что противник в десятки раз превосходил Додона по количеству орудий и средств их тылового обеспечения. Вот этот абзац.

Семнадцатого июня командир отдельной четвертой разведдружины, богатырь Ситников, доложил мне о скоплении значительных сил противника в районах сёл Жестинное и Коровино. По его словам там были замечены передвижения большого количества людей и гужевого транспорта. Отдельные упряжки насчитывали до двенадцати лошадей тяжеловозной породы. Они тащили укрытые рогожей конструкции, напоминающие орудия очень крупного калибра. Сопоставив эти данные с донесениями резидента, который говорил о наличии у шамахан полевой двенадцативершковой артиллерии, я понял, что наше положение крайне опасно. В наших частях были только пятивершковые орудия, и в очень малом количестве. Вопрос обеспечения артиллерии лошадьми, для нас вообще стоял очень остро. Лошадей не хватало даже для подвоза провизии. Ситников же говорил по меньшей мере о десятках тяжелых пушек и тысячах обозных лошадей у противника.

Как мы видим, Полкан совершенно четко и недвусмысленно пишет, что противник имел превосходство в огневой мощи. Читая дальше его мемуары, буквально через несколько страниц мы натыкаемся на следующие строки.

Несомненно, мобилизационный резерв у шамахан еще очень велик. Анализ донесений с фронтов первой операции позволял говорить о десятках тысяч интервентов. В ходе второй операции воевода Репнин докладывал о нарастающем сопротивлении шамахан, и оценивал их силы в сто – сто двадцать тысяч человек. Сейчас мне докладывают, что на одном только Ельградском направлении против нас держат оборону четыре шамаханские армии, общей численностью до двухсот тысяч человек. В этих условиях мы можем рассчитывать только на концентрацию и маневр, которыми когда-то славна была наша армия. Увы, Додон всячески противится нанесению концентрированного удара и пишет приказ за приказом о наступлениях по всем направлениям подряд

Это письмо Полкана адресовалось его другу и соратнику воеводе Плошкину. Письмо прочли царские дознавальцы и оно стало одной из соломинок сломавших спину верблюду. Через три месяца, когда Полкан был лишен всех званий и снят со всех постов, письмо было зачитано на суде, и послужило поводом для обвинения старого воеводы в преклонении перед силой врага и нелояльности к царю.
Обратимся теперь к официальному историку Пушкину. Что он говорит о военной силе шамаханского государства? Я тщательно, чуть ли не до дыр зачитал все издания его монографии, но никакого, даже малейшего, упоминания о том, что у шамахан вообще была армия не нашел.
Откуда такие разночтения? Давайте посмотрим на это с позиции официального историка. Не секрет, что историю пишут победители. Кто же на самом деле победил в Странной войне? Пушкин не дает прямого ответа на этот вопрос. Царь у него женится на шамаханской принцессе добровольно, по собственной глупости. Потом по этой же глупости погибает.
По тогдашним законам царства, молодая вдова должна была взойти на трон. Как мы знаем, коронация не состоялась. У Пушкина царица просто исчезла. Вскоре после этого власть захватил один из боярских родов, с небезызвестной фамилией Катышкины. Род этот у власти и сегодня.
Боюсь Пушкин здесь грешит невнимательностью к важным деталям. В дворцовом архиве храниться любопытный документ. К нему открыт свободный доступ для историков, но они, почему-то, как от огня от этой бумажки шарахаются. Я не шарахнулся, полюбопытствовал. Вот она.

Писано сие Наиной Кутейкиной, в девичестве Шархрар, вдовой Додона Кутейкина, государя земель морей и островов русских.
Како я есть не земли сей славной дщерь. Обычаев её веры её и людей её не ведамши. Посему взойти под бремя царствия над сей землей не в силах.
Оттого слагаю венец свой и ставлю управителем сих земель боярина Павла Катышкина. А честь ему держать перед отцом моим Гиязом Шархраром, властителем песков, степей и гор шамаханских.
Писалось сие при боярском собрании, в том свидетели:
Боярин Семен Наколкин
Боярин Борис Килькин
Думный дьяк Филат Отрепкин

Как мы видим, царица вовсе не исчезла бесследно. Она официально передала власть наместнику и с помпой уехала на родину.
Причиной этого, скорее всего, было недовольство народных масс вступлением на престол чужеземки. Хваловская летопись упоминает о двух крупных восстаниях и массовых народных волнениях в эти дни. Вот это место, стр. 874, полное издание 1732 года.

Аки псы смердящи слюной зловонной брызжали и лаяли. Городского голову утопили, а стрельцов всех побивши и посекши. Опосле же зажгли все и три дни полыхамо. Опосле же пришел воевода Плошкин со дружиной и унял подлецов зело кроваво.

Теперь давайте поглядим. Одно государство другому наместника посадило и тайной данью обложило – это победа в войне или поражение? Я говорю, что полная победа. Догадайтесь, чья.
Вся наша сегодняшняя власть – это марионетки Шамаханского Султаната. И какой может быть официальная история при таком раскладе? Разве может она показывать шамахан агрессорами и оккупантами? Вот и вещает нам Пушкин про сладкую красавицу и глупого царя, а мы и уши развесили. Додон был не дурак и не старый сластолюбец, каким его нам пытаются показать. Тут можно привести воспоминания о царе все того же Полкана Жилина.

Царь стал замкнут и раздражителен, гибель обоих сыновей сильно подкосила его. Я знал Додона как мудрого и сильного правителя, видящего дальше остальных. Он всегда был на шаг впереди, он сумел сплотить раздробленную страну и сделать ее грозной державой. Было время, когда я слепо верил ему, когда считал, что его гений выведет нас из любой беды. Но в те тяжкие для нас всех дни я видел перед собой старика. Обессиленного, потерявшего надежду человека. Он еще изображал деятельность, писал приказы, принимал приближенных с докладами, но я видел, что все это уже просто тяготит его. Он не складывал руки только потому, что многие из нас еще смотрели на него с надеждой…

А вот еще кусок, это уже непосредственно перед арестом.

Четвертого сентября царь впервые принял парламентеров. Они беседовали больше трех часов. После этих переговоров Додон выглядел как выжатая тряпка. Он избегал встречаться со мной взглядом, потом отменил мой ежевечерний доклад. Через четыре дня за мной пришли.

Любопытно, что в воспоминаниях Полкана чудо-девица не фигурирует вообще. Скоропостижная свадьба царя состоялась, когда Жилин уже был в тюрьме, а выпустили его уже при правлении Катышкина, Царица к тому времени была далеко.
Давайте представим себя на месте Додона. Шамаханы наступают, сил для обороны не хватает, оба сына, единственные наследники – погибли. Что ему оставалось? Только согласиться на вассализацию. Султан Шархрар выслал к нему одну из своих многочисленных дочерей. Сыграли поспешную свадьбу, к царю были приставлены соглядатаи. Что случилось дальше, я не берусь судить. Документальных свидетельств на этот счет я не нашел. Возможно в царе проснулись остатки гордости, и он стал гнуть свою линию. В результате его убили. Может все было и так, как описывает официальный историк Пушкин. Царь приревновал свою молодую жену к одному из приставленных к нему шамаханских советников. В результате возникла перепалка, а потом и драка, в которой погибли оба, так что узнать правду стало очень затруднительно.
Официальные историки вешают нам лапшу на уши. Они делают все, чтобы скрыть правду, воздвигают пирамиду из лжи и клеветы на наш народ, на нашего царя и на нашу армию. Они пишут, что армия была слаба, царь глуп, а воевода труслив. Однако почти половину века Додон держал всех соседей в страхе и покорности. Этот факт всем известен, и официальным историкам приходится выкручиваться. Им пришлось придумать некое чудо-оружие, позволявшее глупому царю со слабым войском одерживать победу за победой. Так родился миф о службе колдовской разведки «царский флюгер». Об этом читайте в моей следующей книге «Хвост по ветру».


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования