Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Боян Гуслярский - Сказ про то, как славные витязи в град невест ездили

Боян Гуслярский - Сказ про то, как славные витязи в град невест ездили

 
Нас было трое на челне… О-ой, извините, други! Извините. На самом-то деле нас, точнее, кроме нас, было еще много-много попутчиков. Всех почему-то несло этим ночным самобеглым экспрессом "Петушиное злато" куда-то под Рождество. Нас, что были на электрочелне, влекло в град невест. Я, Додон Ученый, ехал в гости к милой зазнобе, мои сотоварищи - за компанию, хотя, ясная репа, в мыслях они тешили себя надеждой, наконец-то, обрести воспетых былинами невестушек. Ну, хоть на денек и ночку.
На мою беду, признаюсь как на духу, мои друзья-приятели отнеслись к предстоящим событиям весьма серьёзно. Я бы сказал, по-богатырски основательно. Скажете, мол, чудненько, что слюни пускать-то на гусли? Но дело в том, что заветное слово "основательно" в данном случае носит лихой оттенок. Одним словом, беда. Которая и лиха, и начало…
 
Предвкушая весёлый набег и обретение невест под Рождество, мои соратники навкушались бодрящих напитков до положения риз. Хоть святых выноси! Я, конечно, их хорошо понимаю, ценю их поддержку: мыслимое ли дело восемь часов ехать под Рождество в одиночку в мифический город женщин. Прямо какое-то непостижимое погружение в киносказку Федора Феллина.
 
Но оставим пока богоугодную мистику в стороне. Воспоем реальность. А она была такова. К месту сбора, у меня в скромнобюджетных хоромах, мои героические спутники добрались, хоть и весёлые, в приподнятом настроении, но вполне благополучно и даже вовремя. То есть его, времени, хватило, чтобы хорошенько принять на дорожку-путь. Как полагается, конечно, приняли. Хорошо, что помогали провожающие и сочувствующие. В назначенный час двинулись в трудный и опасный путь. До Ярославского распутья нашу богатырскую тройку сопровождал еще один витязь с нашего подворья. Надо же было кому-то нести драгоценную поклажу – котомку с веселящим напитком "Золотой петушок". В ту скудную годину и весьма смутное время это было ценнее полцарства и коня.
Доброго витязя сразу же бросили в бой-сечу за волшебные билеты. Через семь с половиной минут наш герой вернулся с тремя билетами, в общую чудо-телегу, которая, по колдовскому стечению обстоятельств, оказалась последней. В итоге – пока наше богатырское трио добрело до заветного места посадки, чудо-телеги были забиты лихими попутчиками по самые наплечники.
 
С боем пробившись внутрь (хозяйка самобеглой кибитки не хотела пускать веселых в лом сотоварищей, что вполне логично, но это – с её стороны, а со стороны сильно бодрых витязей - совсем наоборот), славны воины выяснили, что свободных мест фактически нет. Делать было нечего, и поплелись они вдоль вереницы невольных спутников. И оказались богатыри в другом углу самобеглых хором, в закутке рядом с выходом к народным удобствам и в электросени. Разумеется, витязи по добру-здорову потеснили удачливых попутчиков. А куда им было деваться? Оставить стоять развеселого и разудалого богатыря в проходе? Себе хуже. Короче, Илья Веселый топор (таково было прозвище нашего боевого товарища, условно говоря, Большого) был усажен со скоростью стрелы, и я, Додон Ученый, с другим Ильей, но уже Малым, слегка расслабился, рассупонился. Через какое-то время тихо, по-богатырски, отвоевали ещё одно местечко. Вроде устроились дружным кругом. Илья Веселый топор задремал. Но наше счастье было недолгим. Не успели мы испить по чарке, как разудалый Илюша неожиданно проснулся, как Перун в разгар ясного дня. Казалось, что пришёл последний день экспресса "Петушиное злато". Илья Веселый топор стал завлекать красну девицу, сидящую рядышком. Ладная молодка возмущенно отвергла ухаживания развеселого богатыря, грозя призвать на помощь сторожевую дружину. Нам такая усобица не была по душе, пришлось бурную свару успокаивать на корню собственными молодецкими силами. В обычном кулачном бою в чистом поле нам мало что светило: не забывалась встреча Илюши с грозным Соловьем-разбойником. Но в тесных хоромах и при сильном подпитии невольного супостата мы с Ильей Малым легко его победили, через три-четыре мгновения Илья Веселый топор был отправлен в глубокий богатырский сон. Человек-утес эпически рухнул о жесткий пол. И вмиг уснул. И спал он почти до самого славного града невест.
 
Встретили нас радушно. Моя зазноба Елена Полупрекрасная пришла на вокзал с другой девушкой. Отдав меня в руки подруги Ярославы, она взяла в оборот Илью Веселый топор и Илью Малого. Витязи покорно и с удовольствием повиновались. Как полагается, выпили за встречу. А кому-то надо было и придти в себя, чтобы дожить до рождественского застолья. За домашними хлопотами я быстро подружился с новой девицей-красавицей: конечно, повлияли и напитки хмельные. Ближе к вечерней праздничной трапезе моя зазноба Елена Полупрекрасная стала на нас коситься и злиться. Но суматоха, праздничное настроение всё это сгладили.
Под величавые сказания и песни выпили за Рождество. Поспорили о качестве местного зелья и чародейского "Золотого петушка". После дискуссий и дегустаций наши Ильи пошли в град греховный, в ночное. В поисках невестушек забрели в затрапезные хоромы, где гремели звуки колдовские и кружились пляски на манер половецких. Девиц было так много, что витязи дрогнули и решили быстренько вернуться восвояси. Вернулись несолоно хлебавши. А мне, Додону, было хорошо под милой опекой двух чаровниц.
Чуть позже, ближе к полуночи, повезло Илье Малому, на огонёк заглянула молодка, одна из обещанных ранее, ещё до нашего выезда из стольного града, в хлебосольной берестяной грамоте. Остальные почему-то не смогли прибыть на веселую трапезу и вечер забав. Зато притопал давний витязь моей нынешней подруги Елены. Дав задание Илье Малому быстро привести нежданного гостя до развеселой сыто-пьяности, я сам продолжил нежные забавы с двумя девицами. Да, хорошо было почувствовать себя султан-ханом…
 
Правда, насладиться в полной мере близостью двух чаровниц не дал Илья Веселый топор, который борзо совершал неожиданные набеги на нашу половину. Девицы уж его гнали, но всё без толку. Грубо говоря, обломал мне любовные утехи года в самое святое Рождество! Но я на него сильно не обиделся: по любовному полю Ильи Большого, словно Мамай с Тохтамышем прошлись. И это в былинном граде невест! Однако изрядная доза "Золотого петушка" от вещего чародея могуче подсластила горькую полынь разочарования.
Тем не менее, в родные хоромы мы возвращались довольные. Самобеглый экспресс "Петушиное злато" был почти пуст, окаянные путники не досаждали. У нас же была целая баклажка колдовского зелья, а на дорожку нам мама Елены Полупрекрасной доставила целую корзину с пирожками – и с капустой, и с мясом, и даже с рыбьими яйцами.
Не разливаясь больше мыслью по древу, скажу вам, други младые, незнакомые, при всех кознях ворогов, пытавшихся нас сбить с предсказанного веселия, это хождение в град невест запомнилось на веки вечные... Правда, пришлось позже отдать за удачное Рождество свою Елену Полупрекрасную вещему чародею в услуженье. Но, как учит нас седая мудрость, за мед-пиво жизни надо платить сполна.
 

Авторский комментарий: Псевдостилизация под псевдосказание о богатырей из стольного града.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования