Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Око Сарумана - Стая

Око Сарумана - Стая

 

Тёмный полуподвал пивного бара давил прокуренной влагой, гулом множества голосов и странной атмосферой безысходности. И дело не в липких столиках или наспех помытых щербатых кружках, не в засиженных мухами связках пересохшей тараньки за спиной краснолицей тётки на разливе и даже не в запахе мочи из-за плохо прикрытой двери туалета. В какой-то момент Николай Петрович остро почувствовал, как его словно забросили лет на тридцать назад, когда стакан портвейна в подворотне радовал больше, чем ужин в дорогом ресторане сейчас, а любая неудача к утру казалась уже такой мелочью, что и вспоминать не хотелось. Время остановилось, замерло на одной точке и не отпускало. Можно биться как комар в паутине, а толку?

            Василича он заметил не сразу – тот расположился в дальнем, самом тёмном углу зала, неторопливо разделывал на газетном листе воблу и беззаботно улыбался.

            - Ну что, по пивку? – вместо приветствия Василич кивнул в сторону очереди у прилавка.

            Николай Петрович раздражённо отмахнулся:

            - Зачем ты притащил меня в этот «гадюшник»?

            - Что, Коля, статус не позволяет? Терпи… Быков своих на улице оставил?

            - Послушай, оставь блатной жаргон для другой компании. Где твой умник?

            - Не гоношись, - Василич перестал улыбаться и пристально посмотрел в глаза собеседника, - строить будешь секретаршу. Перед зеркалом и в позе «по грибы». А со мной этот номер не пройдёт.

            «Ишь, как заговорил!» - подумал Николай Петрович, но сказать вслух не решился. Не тот случай, чтобы злить Василича – так уж получилось, что без его помощи сейчас не обойтись. Он молча наблюдал, как товарищ покусывает плавник, не забывая потягивать пиво мелкими глотками, как ходит вверх-вниз кадык на его плохо выбритой шее, и вдруг признался себе, что старость, наконец, добралась и до них. А этот чёртов бар, застрявший в прошлом, только усиливал ощущение.

            - Ладно, извини. Где всё-таки твой протеже?

            - Валера? Скоро будет, не переживай, - Василич с сожалением отставил в сторону пустую, в пенных разводах, кружку. – Зря отказался! Хорошее пиво, свежее… А насчёт Валеры сразу предупреждаю – рассказать ему придётся всё. До последней мелочи. Так что не удивляйся, если вопросы покажутся тебе странными или обидными.

            - Переживу. И не через такое проходили, помнишь?

            - Брось, Коля. Что было, то прошло, да и не всегда гладко. Мой срок тому подтверждение.

            - Я не хотел…

            - Забыли, - перебил Василич. – А вот и Валера!

            К столику подошёл рыжеволосый мужчина в чёрной кожаной куртке. Подтянутый, стройный, в тщательно отутюженных брюках и начищенных до блеска ботинках, он заметно выделялся на фоне помятой компании посетителей заведения. Да и слишком молод для эпохи, к которой располагало заведение – на вид лет тридцать пять, не больше. Николай Петрович хотел было вновь упрекнуть Василича за выбор места, но, всмотревшись в лицо незнакомца, затолкнул замечание обратно в глотку. Серые глаза Валеры давили взглядом и притягивали одновременно, и даже стёкла очков на его крючковатом носу не скрадывали этого гнетущего впечатления.

            - Представляться не надо? – рыжий заговорил первым. – Надеюсь, Мудрец успел рассказать обо мне достаточно, чтобы сразу перейти к делу.

            Только теперь Николай Петрович пожалел, что отказался от пива – слова застревали в пересохшем горле, царапали и приносили настоящую физическую боль:

            - Какой ещё Мудрец?

            - Так мы между собой называем Василича. Давняя история…– лёгкая улыбка сделала Валеру похожим на приготовившегося к трапезе удава. - Но сейчас же не вечер воспоминаний, правда? Не будем терять время.

            - Ну, вы тут разбирайтесь, а мне пора, - Василич шумно вздохнул и хлопнул обеими ладонями по столику. – Ещё увидимся. Коля, ты звони, если что…

 

 

            Ветер гнал жёлтые листья по тротуару, подстёгивал, торопил и доказывал, что даже мысли могут заснуть до весны, если их не разбудить лихим порывом. И Василич чувствовал, как рвутся наружу почти забытые, давным-давно задавленные рассудком сомнения. Наверно, виной всему замечание Коли о старых делах – сразу и ветер показался холоднее, и прохожие вдруг стали выглядеть счастливыми до неприличия.

            А ведь когда-то было по-другому! Огромное подпольное производство, организованное обстоятельно, с умом, приносило по тем временам колоссальные доходы – и не абстрактному государству, а вполне конкретным людям. Василичу в том числе. Несколько лет вполне успешно находили лазейки в правилах, обманывали или покупали многочисленных проверяющих, не спешили открыто тратить свои миллионы. И громкие дела «цеховиков», показательные расправы и «высшие меры» не пугали, а учили изворотливости и осторожности. Однако не убереглись…

            Коля оказался единственным, кому удалось выкрутиться. Впрочем, неудивительно - настоящим-то делом он толком не занимался. Так, на подхвате: встретиться, передать, принести. А вот Василич, хоть и не пошёл «паровозом», получил пятнадцать лет с конфискацией. Нормальная жизнь закончилась с ударом судейского молотка и казённой фразой «обжалованию не подлежит». Уже потом, на зоне, долго пытался понять - где же ошиблись, чего не учли, и почему так скверно всё закончилось? Благо, времени судьба предоставила достаточно. Да и новые товарищи помогли разобраться – за «колючкой» с вышками по периметру сидят не только убийцы и гопники, а профессионалов даже там старались использовать по назначению. Так что и «крысу» вычислили, и отомстить помогли. Именно тогда Василич впервые услышал о специалисте по решению сложных вопросов по имени Валера, тогда же и прозвище «Мудрец» получил – не раз его советы позволяли добиваться успеха там, где, казалось, уже невозможно избежать потерь…

            Надеялся, после освобождения сможет начать собственное дело: планы строил, идеи вынашивал. Да только реальность опять ударила жёстко… Статья «в особо крупных размерах» оказалась куда прочнее тюремного забора. Как будто ещё один приговор получил, после которого - либо в дворники подаваться, либо семечками на базаре торговать. Вот и пришлось неофициально консультировать старых и новых друзей за «очень дополнительные деньги», но чужие достижения чаще раздражали, чем радовали. Василич чувствовал себя евнухом в гареме  - оскопили и позволили смотреть на красоты без надежды полной мерой насладиться жизнью.

            Коля уже до печёнок достал! Убеждал же его: не лезть туда, в чём ничего не смыслишь! Занял своё место, устроился с комфортом – так сопи в две дырки и получай удовольствие! А он в ответ – мол, по-другому сейчас нельзя, надо иметь легальный бизнес, иначе растопчут вполне законным путём. Идея хорошая, да только научись не просто складывать в уме! И чего добился? Бесконечные налоговые проверки, и как результат – арест имущества фирмы и опечатанные двери офиса. Апофеоз мудрого выживания! Вся надежда теперь на Валеру с его связями и умением находить выход в патовых ситуациях…

 

 

            Николай Петрович ввалился в квартиру Василича, слегка покачиваясь и размахивая бутылкой коньяка.

            - Твой Валера - мужик! Настоящий. Сказал, что сделает – и сделал! Всё вернули, всё! И даже из-ви-ни-лись!

            - Это ты от радости напился?

            - А что? Имею право, - Николай Петрович вытянул пробку из бутылки. – Только подумай – всего неделя прошла, а какая победа! Имею право… И ты имеешь… Кстати, а где рюмки?

            - Может, уже хватит?

            - Ты не понимаешь. Теперь у меня будет всё! И у тебя тоже! Я серьёзно – любое желание. Хочешь дом за границей? Новый паспорт, счёт в швейцарском банке… И на Карибы к мулаткам. Хочешь?

            Василич поставил на журнальный столик коньячные рюмки:

            - Такое ощущение, Коля, что ты от меня спешишь отделаться.

            - Да ты чё? – Николай Петрович возмущённо стянул губы в трубочку. – Рехнулся?! Я ж как лучше хочу – чтобы жил по-человечески, чтобы желания и возможности…

            - Разве это жизнь? – Василич хмуро разглядывал этикетку на бутылке. – Лучше уж к пигмеям в Африку. Но я подумаю.

            - Вот! Подумай хорошенько и решай. А я – любой каприз, не сомневайся. Только представь, как мы развернёмся через пару лет! Даже через год! Это же автозаправки, Василич, а не женские трусики! Валера нашёл гениальное решение. Помнишь, как в кино – «кто нам мешает, тот нам поможет»?

            - Не понял.

            - Он вычислил заказчика. Филиал «Альфа-банка», что открылся два месяца назад, хочет через подставную фирму прибрать к рукам этот бизнес в области.

            - Воевать с банком глупо.

            - Именно. Поэтому Валера предложил договориться о совместном проекте.

            - А им-то какой смысл делиться?

            - Они на чужой территории, а вместе с нами могут заработать даже больше. Завтра мой первый зам начнёт переговоры.

            Василич с сомнением покачал головой:

            - Авантюрой попахивает.

            - А на этот случай у Валеры кое-какой компромат имеется…

 

 

            Николай Петрович вновь позвонил в двери квартиры Василича через четыре дня. На сей раз абсолютно трезвый, мрачный и явно чем-то встревоженный. Не поздоровавшись, прошёл на кухню, тяжело плюхнулся на табурет и только тогда спросил:

            - У тебя выпить есть?

            - Найдётся, – хозяин достал из холодильника початую бутылку «Зубровки». – Что случилось?

            - Сам не понимаю. Валера говорит – ничего страшного, а я заснуть не могу.

            - Так что произошло?

            - Зам пропал, - Николай Петрович наполнил стакан на треть, махнул залпом и шумно выдохнул. – А следом за ним и второй. Телефоны вне зоны, дома оба не появлялись. Думай, что хочешь…

            - Банковские постарались?

            - Не знаю. Сказали, будто бы первый должен был прийти на следующий день для уточнения деталей, но так и не явился. Чтобы не терять времени, я послал второго – исчез и он.

            - А Валера?

            - Валера торопит. Говорит, там ждать не любят и второго шанса не дадут. Договорились встретиться завтра в десять у нас в офисе. Как считаешь, стоит?

            Василич с ответом не спешил. Молча поставил на плиту чайник, зажёг газ и долго изучал содержимое холодильника, вытянув, наконец, оттуда блюдце с порезанным на дольки лимоном.

            - Ну? – Николай Петрович нервно выстукивал на стакане мелодию «Джингл Беллс».

            - Чёрт его разберёт. Может, ещё кому-то ваша сделка мешает? Доверься Валере – он знает, что делает.

            Наверно, Николай Петрович ждал именно такого ответа, потому что торопливо достал из внутреннего кармана плаща пачку сложенных вчетверо листов бумаги:

            - Это проект контракта. Будь другом, посмотри – вдруг мы упустили какую-нибудь маленькую, но важную деталь? А завтра утром я к тебе заеду. Поможешь?

            - Не вопрос, Коля…

 

 

            Василич разбирался с текстом соглашения всю ночь. Въедливо перечитывал каждый пункт, каждое слово. Начертил десятки схем поставок, откатов и возможностей обойти условия будущего контракта. Его охватил настоящий азарт игрока, который он испытывал только в молодости, когда удавалось найти элегантное решение сложной задачи. Он чувствовал, что влюбился в новую фирму, как любят позднего ребёнка, и точно знал, как вырастить из него сильного и удачливого наследника. Ей Богу, ради этого стоило жить!

            Телефонный звонок оборвал поток мыслей, но не уничтожил радостного настроения:

            - Привет, Валера!

            - Не разбудил?

            - Какое там разбудил – я ещё не ложился! Коля попросил контракт посмотреть.

            - Я как раз об этом и хотел поговорить. Соглашение сегодня подпишем без проблем, а вот кто возглавит новый проект, интересно. Тут нужен человек с твоим опытом, Мудрец. Я бы тебе предложил серьёзно подумать над таким вариантом.

            - Но ты же знаешь – статья…

            - Брось, времена сейчас другие – не проблема. Главное, для себя реши и добивайся…

 

 

            Порой даже короткое слово способно зажечь в душе даже не искорку, а настоящий огонь надежды. Тогда и преграды будут выглядеть смехотворными, и цель ближе, и уверенности хватит на десяток лет вперёд. Василич даже не решал, а просто принял как должное, как подарок судьбы за долгие годы терпения. Лишь бы Коля согласился – он и в молодости-то, когда просто «шестерил», не переносил конкуренции, а сейчас у него власти намного больше…

 

 

            Василич едва дождался, пока представители банка покинут офис. Поймал ободряющий взгляд Валеры и буквально ворвался в кабинет:

            - Подписали?

            - Да, - приветливо улыбнулся Николай Петрович и с видимым удовольствием растянулся в кресле. – Причём, на очень выгодных условиях. Фирма теперь наша, и штат сами подберём. Твои поправки произвели на них очень сильное впечатление. Молодец! Думал, будет намного хуже: нашлись оба зама – переметнулись к банковским, сдали с потрохами, сволочи. Никому нельзя верить! Если бы Валера не надавил… Ничего, как только налажу дело, и с ними разберусь!

            - Послушай, Коля, - Василич, наконец, решился задать главный вопрос, - кто новую фирму возглавит?

            - Филиал, - поправил шеф. – Сам справлюсь. А что, есть другая кандидатура?

            - Есть. Моя!

            Николай Петрович не сразу понял, о чём просит Василич. А когда осознал смысл сказанного, накопившаяся за несколько дней усталость излилась на товарища раздражением:

            - С ума сошёл?! Куда тебе с… твоим прошлым?!

            - Ты обещал, Коля. Сам же сказал – любой каприз.

            - Нет, точно сдурел! Возьми денег или что-то ещё…

            - Я хочу фирму. Ты-то её точно угробишь.

            - Василич, - голос Николая Петровича звучал теперь угрожающе, - думай, что говоришь!

            - Я как раз очень хорошо подумал. А ты обещал!

            - Может, тебе ещё и звезду с неба на погоны достать?! Вообще ничего не получишь!

            - Звезду можешь себе оставить, а мне отдай фирму, - упорно твердил Василич.

            - Иди ты, знаешь куда?!

            - Я-то пойду, Коля. А вот ты вряд ли долго в этом кресле усидишь. Твои замы знали далеко не всё – мне известно гораздо больше. О прошлом, о настоящем и даже о будущем.

            - Ах, вот оно что! – взревел Николай Петрович и рывком поднялся с кресла. – Сговорились?!

            Он подбежал к Василичу, остервенело вцепился в лацканы его пиджака и с силой толкнул наглеца в сторону выхода:

            - Убирайся к чёрту, скотина!

            Дверь в кабинет медленно отворилась, и Василич, потеряв равновесие, ударился виском об острый угол косяка.

            - Дела-а, - удивлённо протянул стоящий на пороге Валера. – Хорошая благодарность за помощь – размашистая!

            - Да я…

            - Вы так орали, что и глухой бы услышал, - пресёк попытку оправдаться рыжий специалист по решению сложных вопросов. – Представляете хоть, что натворили? Вам конец, дорогой товарищ!

            - Но это же случайность! Он сам… - Николай Петрович опустился возле тела Василича на колени. – Господи, не дышит! Скорую вызывайте!

            - Лучше сразу священника, - Валера сжал кулаки, – и адвоката не забудьте. Учтите, я вас покрывать не стану. За смерть Мудреца придётся ответить по полной!

            Николай Петрович почувствовал, что сердце бешено колотится где-то возле горла и мешает дышать.

            - Я… - захрипел он и медленно завалился набок…

 

 

* * *

 

            Управляющий банка досмотрел экстренный выпуск городских новостей и выключил телевизор.

            - Хорошая работа, Валерий Степанович. Хотя, можно было вполне обойтись без «несчастного случая».

            - Я и не планировал, но так даже лучше. С людьми старой закалки тяжело договариваться. А так… Один динозавр сожрал другого и сам подавился. Бог с ними! Зато теперь его заместители без помех доведут дело до конца, и через месяц фирма будет полностью под вашим контролем.

            - Ладно, ставим точку, - управляющий кивнул. – Теперь у вас будет задание посложнее – океанский островок. Но об этом поговорим через недельку, а пока отдыхайте…


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования