Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Горыныч - Куда приводят мечты

Горыныч - Куда приводят мечты

 
Звали его Иван, и было ему шестнадцать лет от роду. В это июньское утро он, поднявшись, что называется ни свет, ни заря, - часы показывали половину шестого, отчаянно зевая, начал торопливо собираться. Натянул вытянутые джинсы, черную футболку, разношенные кроссовки и, водрузив на голову видавшую виды бейсболку, подхватил заботливо собранный с вечера рюкзачок. Потом, ни мало не заботясь о таком житейском деле, как завтрак, быстро и тихо выбрался из дома, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Отец с матерью, разумеется, крепки спали, как и положено людям, отпахавшим шестидневную рабочую неделю. Так что у него было, по меньшей мере три часа на то, чтобы добраться до цели утреннего путешествия и вернуться обратно еще до того, как домашние проснуться. Но это в лучшем случае.
Впрочем, даже если взрослые и спохватились бы из-за его исчезновения, мобильную связь еще никто не отменял. А слушать очередные нравоучения со стороны матери или "инструкцию по выживанию" от отца, у него не было никакого желания. Тем более в такое теплое летнее утро и тем более, когда ему уже исполнилось шестнадцать.
Поэтому Иван с легким сердцем вывел из сарайчика свой горный велосипед и пару минут спустя уже катил по пыльному асфальту главной улицы коттеджного поселка "Грачи".
В этот утренний час машин практически не было и за двадцать минут, которые понадобились Ивану, чтобы выехать за пределы поселка, ему попались только три "железных коня". Ничего удивительного здесь не было – свои лучшие времена "Грачи" уже пережили. Теперь на весь поселок из сорока домов приходилось чуть больше двадцати семей. Впрочем, на взгляд Ивана, это пошло только на пользу, - остались действительно те, кто полюбил эти места.
Выросшие посреди степи, поселок ничем, казалось бы, не выделялся на фоне таких же точно таунхаусов, в изобилии построенных вокруг мегаполиса. За исключением одного – от "Грачей" до космодрома "Свободный" было немногим больше десяти километров. Видимо, строители поселка рассчитывали на то, что в нем будут жить работники космопорта. Но здесь они ошиблись – по всей видимости, ежедневное созерцание в рабочее время стартов и посадок космических челноков не располагало к тому, чтобы селиться буквально рядом с работой. И потому в "Грачи" приехали банковские клерки, бизнесмены средний руки и прочий люд, никак не связанный с космической индустрии. Прельстила их сравнительно низкая цена. Что объяснялось, как потом выяснилось, особенностями местоположения. Если грохот, сопровождаемый запусками челноков, благодаря развитию технологии, практически сошел на нет, то вибрации почвы, хоть и изрядно пониженные, все же сохранились, - правда, главным образом при запуске сверхтяжелых "Енисеев", которые, к счастью, отправлялись во Внеземелье где-то раз в один-два месяца. Так что поначалу периодически, созерцая дрожание люстр и стекол в окнах, новоиспеченные обитатели "Грачей" в панике выбегали на улицу, ожидая разрушительных последствий землетрясения. Потом попривыкли. А потом решили сменить место жительство. Так что в поселки остались только люди со здоровой психикой, глубоким сном и святой уверенностью в полезности освоения космического пространства.
Выбравшись на степное приволье, Иван включил отчет секундомера на электронных часах, закрепленных прямо на руле велосипеда. До старта "Тайфуна", если верить электронному расписанию ЦУПа, вывешенному в сети Интернет, осталось 1 час 20 минут.
"Точно успею, еще и время останется, чтобы выбрать место поудачней"- уверенно подумал Иван, крутя педали. Тут юноша невольно улыбнулся, вспомнив, как обнаружил в ходе одного из своих рейдов по окрестностям в каких-то двух километрах от стартового стола космодрома развалины диспетчерской башни. То ли ее не достроили, то ли расположение показалось кому-то неудачным, словом от башни остался фундамент и коробка первого этажа. Зато с удобным выходом на крышу, откуда открывалась замечательная панорама космопорта.
Разумеется, башня находилась в охраняемой черте. Однако за столько лет эксплуатации "Свободного" в его периметре неизбежно появились различные "народные тропы", тем более, что подходы к нему никто особо уже и не стерег, – ничего секретного все равно не было.
 
***
 
Цель утреннего визита юноши была незамысловатая. В рюкзачке Ивана лежала высококлассная российская фотокамера с зеркальной оптикой, неплохим разрешением и просто уникальным зумом. Снимки челноков и космических кораблей, которые Иван делал на свой "девайс", а потом размещал на специализированном сайте, несмотря на доступность подобной информации в Сети, пользовались неизменным успехом.
Люди уже не только освоили Солнечную систему, но вышли и в дальнее Внеземелье. Никого уже нельзя было удивить словами об уикэнде на спутниках Сатурна или отпуском в системе тау Кита. Соответственно, и отношение к космической индустрии стало другим, - вместо фортпоста науки или нового фронтира, работа в космосе стала всего лишь одной из разновидностей заработка – хорошо оплачиваемого и не самого простого. Пилоты космических кораблей, инженеры, техники, научные работники, так или иначе связанные с Внеземельем растеряли свой романтический шарм, превратившись в работяг космических трасс и новых планет. На смену мечты пришел прагматизм. И если раньше на космос смотрели как на источник тайны и неиссякаемых открытий, то сегодня он стал еще одним измерением, которое было покорено человеческим разумом и приспособлено под его расширяющиеся нужды и потребности.
Впрочем, для Ивана космос все еще был загадкой. Глядя на то, как какой-нибудь "Орлан" выруливает на взлетную полосу, ярко сверкает синим пламенем ускорения и совершенно беззвучно отрывается от земли, уходя свечкой в самый зенит, Иван каждый раз поражался этому сочетанию исполинской мощи, прорывающей ткань пространства уже на высоких орбитах, и изящества беззвучного старта. Только что многотонный корабль плавно двигался на шасси по взлетке, демонстрируя толстые плиты тепловой защиты корпуса, гондолы атмосферных двигателей, дюзы орбитальных ускорителей, и вот мгновение – он уже высоко в воздухе, буквально через несколько секунд превращаясь в стремительно удаляющуюся черную точку. Еще мгновение – яркая белая вспышка, напоминающее неуловимый солнечный блик, и в синем небе уже ничего нет.
В свои шестнадцать лет Иван дважды побывал на Луне и один раз они съездили с семьей в туристическую поездку на Марс, в один из его знаменитых подземных городов в районе самого большого вулкана Солнечной системы – Олимпа. Если взгляд на Землю с обзорной площадки моря Дождей на Луне не произвел на юношу особого впечатления, то семидневное посещение Красной планеты, напротив, запомнилось навсегда. Наверное, в первую очередь тем, что во время экскурсии на северную полярную шапку Марса, где уже завершался процесс терраформирования, Иван увидел разительный контраст между чужой планетой и Землей, - хорошо знакомые земные хвойники в местных условиях неуловимым образом изменились, создав ландшафт, напоминающий леса триасового периода геологической летописи Земли. Ассоциация пришла на ум не случайно – как раз в школе завершился курс лекций по сравнительному планетоведению, в основе которого была заложена идея схожесть эволюции Земли и так называемых каменистых планет.
Наверное, именно тогда Иван впервые всерьез задумался о том, что работа в одном из банков мегаполиса, о которой для него мечтала мать, или помощником юриста в одной из частных адвокатских контор, на что рассчитывал его отец, отнюдь не была пределом мечтаний.
Впрочем, особых возможностей (и способностей) миновать будущее, которое уже для него создали родители, у Ивана все равно не было. Собственно, его выбор мог состоять только в определении вуза, куда он поступить после школы, - либо экономический, либо юридический. Во всяком случае любые разговоры Ивана о поступлении в институт освоения космоса или аэрокосмический университет не вызывали ровным счетом никакого понимания со стороны родителей. Учитывая, что оплачивать его образование они будут из своего кармана, какой-либо альтернативы просто не было.
Так что его интерес к космосу вылился в споттинг, благо место жительство позволяло. Отец с матерью этого увлечения не одобряли, однако понимая, что сын все же идет им навстречу, намериваясь выбрать стезю экономиста или юриста, смотрели на утренние отлучки сквозь пальцы.
 
***
 
Сегодня был особый день, поскольку дальний космический разведчик "Тайфун", старт которого с космодрома "Восточный" был намечен на 8.20 местно времени, Иван до этого видел только на стереоснимках в Сети. Производство этих высокотехнологичных кораблей только разворачивалось, поэтому каждый кадр "живого" "Тайфуна" был пока еще уникален. Так что Ивану очень повезло.
Достигнув, наконец, развалин диспетчерской башни, Иван прислонил велосипед к стене, вытащил камеру и, пристроив рюкзак на земле, налегке поднялся на крышу. Развернул переносной штатив, установил камеру, затем подключил ее к портативному планшету с выходом в Сеть, убедился, что все работает.
Благодаря планшету, фотографии попадут в Сеть в режиме реального времени. Учитывая, что на 8.00 на сайте зарегистрировалось только два постоянных пользователя, то бишь профессиональных споттера, Иван мог рассчитывать буквально на эксклюзив.
Прильнув к видоискателю, Иван оглядел знакомую панораму космодрома. "Восточный" был приспособлен как для приема штатных космических кораблей, так и для космических извозчиков тяжелого класса. Поэтому в его архитектуре наличествовали две взлетно-посадочных полосы для челноков, уходящих в космос из атмосферы, и стартовые столы для тяжелых грузовых кораблей, отправляющихся во Внеземелье только с разгонными блоками.
Чуть в стороне от западной ВПП располагалась стоянка для прибывающих космических аппаратов, а со стороны восточной ВПП – для отправляющихся. Два стартовых стола помещались между ВПП, и сегодня они были пусты.
Развернув камеру в сторону восточной ВПП, Иван принялся рассматривать аппараты, которые должны были вылететь сегодня с космодрома.
Вот стремительные корпуса двух пассажирских "Орланов", среднемагистральных космических извозчиков, приспособленных для перевозки сотни пассажиров. Первый рейс – Земля - Марс, второй – Земля – Калипсо, планета в созвездии Большой Медведицы, настоящий рай для сельхозпроизводителей.
Вот угольно-черные корпуса трех массивных "Драконов" - космических грузовиков корпорации SpaceY, предназначенные для снабжения орбитальных станций в пределах Солнечной системы. Первый должен был лететь к станции "Глобус" на высокой орбите Земли, два остальных – к станции "Гефест", расположенной близь Сатурна.
Чуть в стороне сверкали на утреннем солнце серебристые бока двух "Белых рыцарей" компании Venture – экскурсионные лайнеры, предназначенные для туристов, желающих познакомиться с прелестями Внеземелья. Стандартные круизы "Солнечная система" и "Млечный путь".
Еще дальше виднелись бело-сине-красные фюзеляжи пяти "Черноморов" компании "Роскосмос", предназначенные для научно-исследовательских полетов в дальнее Внеземелье. Куда они отправлялись – в расписании указано не было.
И уже на рулежной дорожке к ВПП Иван разглядел хищные обводы "Тайфуна" - новейший разведчик, созданный совсем недавно центром им. Хруничева. Дальность – до 70 световых лет. Автономность – 365 суток. Экипаж – пять астронавтов, десять научных работников. Грузоподъемность – около 500 тонн. А еще – как обсуждалось на форумах – техническая возможность для размещения десяти ракет "космос-земля" или тридцати "космос-космос" плюс шесть автоматических 30 мм турелей плюс возможность для размещения до взвода космопехоты.
Не торопясь, Иван начал свою "фотосессию". Общая панорама ВПП с "Тайфуном". Затем зум. Потом акценты на отдельных деталях – скошенные крылья с выступающими крышками внутренних узлов подвески, рубка управления, слегка выдвинутая над основным корпусом, шесть иллюминаторов, уже закрытых защитными колпаками, двигательная секция, пламенеющая факелами разогревающихся атмосферных двигателей. Иван снова дал общий вид "Тайфуна", уменьшив увеличение, и потому пропустил момент включения разгонной тяги. Миг – и медленно двигающийся разведчик вдруг стремительно сорвался с места, меньше чем за три секунды преодолев трехкилометровую длину ВВП. Спешно дав увеличение на хвост "Тайфуна" Иван поймал момент включения основных двигательных секций, полыхнувшим нестерпимо синим. "Тайфун" оторвался от земли и тотчас исчез в желто-белой вспышке – экипаж включил орбитальную тягу и за минуту, если верить ТТХ, должен был выйти на орбиту "Глобуса", откуда уже совершить скачек за пределы Солнечной системы.
Собственно, на этом споттинг следовало завершать. Следующий старт был намечен на 9.30, должен был взлетать один из "Драконов", но времени у Ивана было в обрез. Так что, еще раз обозрев панораму "Восточного", он уже собрался сворачиваться, как вдруг увидел высоко в небе яркую точку, которая быстро приближалась, увеличиваясь в размерах.
Иван споро навел камеру на приземляющийся космический корабль. Используя увеличение, юноша разглядел среди потоков горячего воздуха, буквально "облизывающих" аппарат, характерные угловатые очертания "Святогора" - космического транспортника в бело-зеленой раскраске компании "Урал". Вот пилоты корабля совершили стабилизирующий маневр, выведя аппарат из пике в положение вертикальной посадки и врубив на полную мощность посадочные двигатели, так, что колонны фиолетового излучения подсветили один из стартовых столов, на который опускал космический корабль. В течение нескольких минут корабль снижался словно на столбах фиолетового пламени, постоянно увеличиваясь в размерах, пока, наконец, не достиг точки зависания. Тотчас фиолетовые огни исчезли, и массивный транспортник, отчетливо потрескивая охлаждающейся обшивкой корпуса, медленно и плавно опустился на стартовую площадку, с шипением выдвинув посадочные опоры.
Иван перевел дух. День определенно удался – нечасто удавалась заснять посадку тяжелых космических грузовиков-дальнобойщиков, к которым относился "Святогор". Это, конечно, не был сверхтяжелый "Енисей", который поднимали четыре отделяющихся разгонных блока "Молния" производства РКК "Энергия", но и не "Дракон", отрывавшийся от земли подобно обычному атмосферному самолету.
Очень довольный споттингом юноша, уже не глядя на космодром, чтобы снова не поддаться соблазну, быстро убрал оборудование и легко спрыгнул вниз. Следовало поторопиться.
 
***
 
Добравшись до дома, Иван с головой погрузился в хлопоты по хозяйству – надо было не только навести порядок в двухэтажном коттедже, но и съездить с матерью в город за покупками, поскольку отец собрался на выходные навестить дальних родственников.
Круговерть домашних хлопотов завертела юношу, и только уже поздним вечером Иван снова добрался до своего планшентника.
Забравшись на профильный сайт, юноша с удивлением и удовлетворением убедился, что его утренние снимки вызвали целый водопад комментариев и оценок. Определенно несколько часов, оторванных ото сна, того стоили.
Тем более, что проверив папку входящих сообщений, молодой человек обнаружил приглашение от PR-службы космодрома "Восточный" принять участие в эксклюзивном пресс-туре для блогеров, интересующихся космической тематикой, по ознакомлению с инфраструктурой космопорта и посещением борта научно-исследовательского корабля "Черномор".
По итогам пресс-тура необходимо было разместить в Сети репортаж о работе персонала космопорта и функционировании космодрома. Если информационные материалы находили широкий отклик в сетевом сообществе, то у блогеров появлялась возможность принимать участие во всех тематических пресс-турах PR-службы "Восточного". А потом – чем черт не шутить – открывались перспективы сотрудничества и с "Роскосмосом".
Тем более, что ставка на "гражданскую" журналистику была не только модным трендом, но и приносила вполне ощутимые результаты, выраженные в росте интереса к работе космических служб. Что было особенно важным на фоне превращения работы в космосе в повседневную рутину.
 
***
 
Глядя на фотографии "Тайфуна" двадцатилетней давности, размещенные на стене его рабочего кабинета, старший партнер адвокатского бюро "Шишкин и партнеры" 36-летний Иван размышлял о том, что те несколько часов подарили ему если не путевку в жизнь – все-таки работал он не в космической отрасли, то во всяком случае придали ей бОльший смысл, нежели чем более-менее рутинное зарабатывание денег на хлеб насущный.
"А ведь я мог не поехать, проспать, напортачить с камерой… И в итоге остаться без той поездки на "Восточный", по результатам которой мои репортажи были признаны наиболее удачным. Не будь того пресс-тура – не попал бы я ни на "Енисей", ни на еще только проходящий тогда испытания крейсер "Ураган". И конечно, об участии в научной экспедиции по изучению GJ 1214b, которую тогда неофициально называли Тетисом, можно было даже не мечтать".
К счастью все получилось совсем по-другому. И вот он уже почти четырнадцать лет помимо скучного разбирательства судебных дел освещает работу "Роскосмоса" во Всемирной сети, не получая за это ни копейки, но зато имея возможность посещения практических всех кораблей, космодромов, НИИ, заводов и массы иных объектов, входящих в структуру "Роскосмоса". А раз в год, во время очередного отпуска, он может принять участие в научных экспедициях на другие миры – с обязательным условием подробного освещения всего происходящего…
Все-таки мечты сбываются – если шаг за шагом двигаться к их осуществлению.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования