Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Марсела - Колыбель времени

Марсела - Колыбель времени

 
 
Колыбель времени
 
 
Этот мир совсем не так прост,
И ты поймёшь,
Что не всё здесь зависит от звёзд,
И всё, что сделал ты, происходит всерьёз,
Поверь, этот мир совсем... не так прост.
 
 
 
 
Глава 1
Сан-Франциско. 12 июня. 2012 год. 22.36
 
- Кэйли, ты где? – Послышался знакомый голос с лестницы. Чердак у нас был, скажем так, не большой. После переезда мы забили его так, что сейчас оставалось место только перед маленьким круглым окошком. Мне повезло, сегодня было ясное небо и потому, я могла легко рассматривать звезды на ночном небе.
- Я тут, мама.
- Я думала, ты давно в постели. Так неожиданно тихо стало. – Улыбаясь, говорила мама, пытаясь пробраться через дебри вещей.
- Мне совсем не хочется спать. Посмотри, как красиво.
- Да видела уже, видела.
Она подошла ко мне сзади и положила руки на плечи. Так она всегда делала, если хотела мне напомнить о чем-то.
- Ты не забыла, что завтра твой первый день в школе?
- Как же тут забудешь? Мне уже за день раз сто об этом напомнили, теперь даже учебники в руки брать не хочу.
- Не надо, Кэйли. Детка, все будет хорошо, я уверена ты найдешь много хороших друзей.
- Мама, это не так просто сделать.
Она посмотрела на меня таким взглядом, что удивление, похоже, смешалось с каким-то недоверием.
- Подожди, ты сейчас о чем?
- Ты же сама прекрасно понимаешь, что человек может общаться и дружить с сотнями людей, а найти действительно хорошего, верного друга – это большая редкость. Лично я уже ни на что не надеюсь. С меня хватит этих глупых обещаний. Ничего хорошего в этих глупых чувствах нет, одни проблемы.
- Это из-за Элисон? Она же….
- Мама, она предала меня! Я ненавижу её. Ненавижу её и Бреда. Пусть они подавятся друг другом. – Окончательно разбесившись, я психанула и пнула ближайшую коробку с какими-то вещами.
- Кэйли! Кэйли! Хватит! – она схватила меня за руку и посмотрела в глаза. – Кэйли, я понимаю, что тебе тяжело это пережить. Такое, действительно, сложно забыть, но жизнь ведь не кончается на этом. Ты встретишь её достойного человека. Но сейчас тебе нужно простить их и забыть. Это единственный выход оставить все в прошлом. Отпусти его.
Я вглядывалась в её глаза, понимая, насколько она права. Она единственная, кто могла меня понять, даже тогда, когда я просто молчала. Именно так она узнала, что я впервые полюбила. Я даже не подавала виду. Но она прочитала это в моих глазах, словно видела мою душу, и теперь, она чувствовала мою боль, так же, как если бы это была её боль. Когда она разжала руку, я незамедлительно отправилась в свою комнату.
- Кэйли… - позвала меня мама, я обернулась, едва услышав свое имя. – Отпусти все это, возможно это время для того, чтобы он мог узнать, как ты ему дорога.
- Нет, совсем нет. – Я едва говорила, от обиды и огорчения.
Папа еще сидел в гостиной, смотря последний футбольный матч в это месяце. Ему едва удавалось хоть час выкроить на то, чтобы посидеть на диване, выпить пиво и посмотреть футбол, или просто отдохнуть вместе с нами, со своей семьей. Он слишком занят. Из-за его работы нам пришлось переехать, ради удачного бизнеса, ты должен чем-то пожертвовать.
Я не посмотрела на него, чтобы он не увидел мое красные глаза.
Переодевшись в ночную пижаму, я быстро умылась, расчесала волосы и погасила свет. За окном сияла луна, окруженная миллионами горящих звезд. Прекрасней этого я ничего не могла придумать. Я всегда наблюдала, как красиво сияют блестящие огоньки, как луна горит светом в тысячу свечей, как таинственно она скрывается за массивными тучами. В эту ночь я смотрела на звездное небо, а по щеке катилась предательски слеза. Что-то промелькнуло, там, на горизонте. Широко раскрыв глаза, я всматривалась вдаль, надеясь увидеть то, что так привлекло мое внимание. Должно быть показалось. Укрывшись одеялом, я так сильно зажмурила глаза, чтобы последние слезы выкатились из глаза, и я смогла спокойно заснуть.
" Как бы я хотела оказаться там, рядом со звездами, где нет ничего, кроме свободы…"
Утро было, по правде говоря, тяжелым. Проснувшись от назойливого будильника, я стукнула кулаком по нему и писклявая машина замолчала. Совесть тянула меня за голову, и мне пришлось вставать. В зеркале я увидела не то чучело, не то ведьму, не то пугало, хотя мне было уже все равно. Мама уже давно возилась с завтраком на кухне, попахивало только что сваренным кофе. Послышался скрип машин на щебенке, рев мотора прогудел около кона и потихоньку стихнул. Папа сегодня слишком рано уехал на работу. Хотя, быть бизнесменом – значит не щадить время на продвижение дела. Наверное, это сложно.
После завтрака я побежала в свою комнату, раскрыла шкаф и вытащила первое, что попалось мне на глаза. Черные джинсы, зеленая футболка, легкая кофта и несколько браслетов, которые валялись на столе. Причесав свое каштановые волосы, я оставила их распущенными, хоть они у меня и за ночь завились на концах. Схватив сумку и карту школы, я помчалась вниз, чтобы захватить обед. Мама уже собиралась выходить и предложила меня подвести. В этот раз машину она оставила в гараже и, мне пришлось ждать, пока мама развернется на дороге, и только потом я запрыгнула в салон. Поскольку мы жили недалеко от города, то школу мы нашли без особых проблем. Посчитав, я предположила, что без машины добралась бы меньше чем за полчаса.
В школу, я приехала, похоже, рановато. На стоянке припарковалось только пара десятков машин. Чтобы зря время не терять, я решила изучить план школы на практике. Достала карту и решила начать с правого крыла. На самом деле, на первый взгляд она даже ничего, я думала, все окажется намного хуже. Войдя в главный вход, я сразу заметила на себе неприятельские, удивленные взгляды. Многие оборачивались, не скрывая эмоций, и шептались за спиной. Я знала, что так происходит всегда, я была готова к тому, чтобы держать себя в руках, и не ждала, что в первый день произойдет чудо, и я все понравлюсь.
Отыскав первые пять кабинетов за короткое время, я была рада своей удаче, и поскольку в запасе было еще пятнадцать минут, я решила найти тот кабинет, где сейчас начался бы урок. Директор и заведующая знали, что я приеду раньше в первый день, и мы договорились, что встретимся на первом уроке в моем новом классе. Первая – химия. Похоже, что мне придется подниматься на четвертый этаж. Народ постепенно прибавлялся в школе, и места на лестнице становилось все меньше. Передо мной почему-то оказались два кабинета с одинаковым номером. В первую минуту я просто не могла понять, что за фокус. Может быть, я не выспалась, или это ошибка строителей, ну или кто там двери делает? Посмотрев на карту еще раз, я убедилась, что стою на четвертом этаже, в правом крыле школы, около 520 кабинета. Теперь около двух 520 кабинетов. Так ничего не понимая, я открыла дверь, которая была, по - моему мнению, входом в химию, и чуть не потеряла сознание…
 
Глава 2
 
Яркий свет резал глаза, как лазер у снайпера. Вдруг стало очень холодно, что-то необычное было вокруг: я слышала чужие голоса, но они говорили на каком-то непонятном мне языке. Вокруг было движение, но я ничего не могла увидеть. Внезапно погасили весь свет. Резкая темнота заставила мои глаза ныть от жгучей боли, голоса превращались в далекое эхо, а мое сознание начало колебаться. Я бы в ту же секунду рухнула на пол, если бы меня не подхватили за руки. Они тащили меня вдоль по ровной поверхности. Я чувствовала, как я теряю сознание. Распахнулась дверь. Они посадили меня на стул, и наступила тишина. Постепенно ко мне возвращалось зрение: я пыталась открыть глаза, сквозь боль я смогла рассмотреть, что это темная комната, пустая, большая, и кто-то рядом. Дыхание было настолько беззвучным, что я поняла присутствие чужого, только когда он заерзал на стуле.
Темнота уходила, как облако дыма и я смогла рассмотреть того, с кем я сидела в одной комнате.
Я увидела голубые глаза, ясного оттенка моря. Белое лицо, словно его промазали краской, было скованно пустым надменным выражением простодушия. Длинные шоколадные волосы молодой женщины были заплетены в странную косу, которую даже настоящий мастер причесок не смог бы заплести. Она сидела, не шевелясь, лишь изредка мне удавалось услышать её дыхание. Точно как робот, она смотрела на меня, не отрывая свой взор, я вжалась в стул от напряжения внутри себя.
- Кто. Ты. Такая? Что. Ты. Здесь. Делаешь? – Проговорила она, через каждое слово, ставя небольшую паузу.
- Понятия не имею. А вы кто? Где я?
- Я. Не. Повторяю. Вопрос. Дважды.
- Что? Я понятия не имею! Объясните мне, где я нахожусь? Что со мной сделали? Кто вы такая? Что происходит? – Теперь мне по-настоящему стало страшно. Дрожь пробила меня насквозь.
- Я. Иск - Мара – Кей. Капитан. Второго. Взвода. 3. Полка. Десанта. По. Защите. Временной. Реальности.
Минуту я соображала, что мне сказала эта странная женщина. Постепенно мой мозг начинал вдумываться в каждое слов, и не мог понять, какого десанта по временной реальности?
- Это что шутка?
- Никак. Нет.
- Так, с меня достаточно. Что за идиотизм здесь твориться?
Я рванула со стула и побежала к двери, которая первая попалась мне на глаза. Женщина даже не шевельнулась.
- Боже! – Вскрикнула я. Во мне слово взорвали гранаты и ужас, который я испытала, несравним не с чем. За стеклянной толстой перегородкой я увидела, как мы летим над Землей. Голубой шар был огромного размера, я видела землю, видела воду. У меня затряслись руки, из глаз потекли слезы, от ужаса, страха, непонимания. Я захлопнула дверь и села на корточки. Страх был настолько сильным, что я вообще перестала, что-либо понимать. А может быть это сон? Кошмар? Может быть, все это мне сниться, я ведь так боялась идти сегодня в новую школу, вот и объяснение.
- Al ty uspendu, grad Aichi, Mie yant. – Моё сознание выдало мольбу. Это был не английский. Не какой-либо другой язык. Воспоминание пришло само собой: когда-то я читала о том, как мальчик попал на корабль во вселенной и его научили странному вселенскому языку. Это фразу я запомнила, когда была еще маленькой. Это была мольба о спасении.
Вдруг женщина вскочила со стула и с глубоким удивлением посмотрела на меня. Шаг за шагом она приближалась ко мне. Я видела только её широко раскрытые глаза.
- Ты знаешь наш язык? – Теперь она говорила так тихо, и теперь, так понятно для меня, что я тут же приподнялась.
- Какой язык?
- Межпланетный Вселенский язык.
Я схватилась за голову, она начинала болеть так сильно, что я готова была убить себя.
- Вы можете, наконец, объяснить мне, что происходит?
- Ты на космическом корабле "Стейт 896", выполняющий охрану временной реальности. А я Иск - Мара – Кей Капитан второго взвода 3-го полка десанта по защите временной реальности.
- Да, я уже поняла кто вы такая. КАК Я СЮДА ПОПАЛА? – Заорала я ей в лицо. Меня не терзала совесть о неуважении и т.д. Я готова была разгромить все вокруг, да сил маловато.
- Возможно, где-то вновь появилась трещина во временном пространстве. Отследить возникновение портала в вашем времени нам не удалось, поэтому мы не знаем, откуда ты, из какого времени… - она сделала паузу, посмотрев на меня трагичными глазами, - и как вернуть тебя обратно.
- ЧТО? – Эхо от моего крика чуть не оглушило меня.
- Так, пойдем в 8 отсек, там мы сможем спокойно поговорить.
Постучав по железяке, она распахнула двери, и показался яркий белый коридор.
Мы шли быстрым шагом по длинной красной ковровой дороге, белые стены жутко сильно резали глаза, никого не было, словно все испарились. Мы шли вдоль каких-то комнат, номера превращались в одну цепочку замысловатых знаков. Я держала себя в руках, дабы не упасть от волнения. Наконец мы вошли в одну их комнат. Внутри все было, словно в золоте. Просторная комната представляло собой собрание экспонатов из музея античности. Картины и статуи Богов, золотые отделки мебели, золотая посуда на столе и большой широкий диван, с золотыми подушками.
- Присаживайся. – Сказала женщина.
Я подчинилась её указу и села на диван. Он оказался таким мягким и удобным, в мгновение я почувствовала, как с меня спадает напряжение. Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Мне становилось так хорошо, словно все это было всего лишь ведением.
- Держи. – Подала она мне стакан с какой-то зеленой водой. - Эта вода поможет тебе придти в себя. Ты ужасно выглядишь.
"Неужели? Может это вода поможет мне отравиться?" - подумал я про себя.
Осторожно и недоверчиво я взяла бокал из её руки, но выпить не решилась.
Я поняла, что она не сядет со мной до того, как я не выпью эту муть. Ну, что ж, делать нечего. Страшнее уже быть не может.
Глоток. На вкус даже не плохо. Еще глоток. И еще один. Так я выпила весь бокал, и только потом женщина селя рядом со мной.
- Надеюсь, тебе стало легче, и мы сможем спокойно поговорить.
- Да, немного. Что это такое?
- Это раствор из…. Слишком долго говорить.
Она поставила свой стакан на прозрачный стол, который я еле как увидела.
- Как твое имя, девочка?
- Кэйли. Мое имя Кэйли.
- Кэйли, скажи мне, как ты сюда попала?
- А я откуда знаю? Вообще-то я ждала, что вы мне об этом расскажите. Почему я оказалась в этом странном месте, где непонятно есть люди. Или все разом вымерли, и почему я увидела землю через стекло?
- Но ведь это твоя планета. – Ответила смущенно красивая дама.
- Да ну? А сама я как-то и не догадалась. – Мой сарказм был настолько переполнен злостью, что я даже не заметила, как я почти кричала.
- Кэйли, успокойся. Ты находишься на борту космического…
- На борту космического корабля Стейт 896", выполняющего охрану временной реальности. И вас зовут Иск - Мара – Кей. Вы капитан какого-то там взвода и всякая белиберда. Это я уже поняла. Как я сюда попала?
- Был открыт портал во времени. Возможно, ты случайно попала в промежуток между настоящим и прошлым. Когда мы попадаем в разные промежутки времени, касательная волна реальности переносит нас в ту часть времени, которую она образовала. Ты попала в промежуток прошлого и настоящего.
- И что это значит?
- Сейчас ты в будущем.
- Не поняла? Повторите последнюю фразу?!
- Ты попала в будущее. Сейчас идет 2432 год. Что-то произошло в твоем времени, что разорвало пространство между временами. Пока мы не знаем, что, и поэтому мы не сможем отпустить тебя.
- Как не можете? Там ведь мои родители! Они даже не знаю, где я.
- Мне жаль, но в этом времени, их уже нет. – Она жалобными глазами посмотрела на меня.
- Нет? Моих родителей нет?
- В нашем времени нет. И пока мы не узнаем причин, у почему ты попала сюда, тебя не отпустят.
- Да мне наплевать на это! Я хочу домой! ВЕРНИТЕ МЕНЯ ДОМОЙ!
- Пожалуйста, успокойся!
- С меня хватит, я не желаю больше слышать…
Гул откуда-то из стен, словно проткнул мои легкие какой-то микроволной. На стене появился белый экран и снова непонятные звуки.
- Капитан Иск - Мара – Кей! Приведите девочку в отсек номер 100. И не забудьте её одеть! Время поджимает!
Мужчина на экране был таким страшным, что я едва ли не закричала от неожиданности. Свет исчез, а вместе с ним и мужчина, или его проекция… Я запуталась!
- Пора. Поднимайся.
- Я никуда не пойду! Оставьте меня.
- Успокойся и делай то, что я говорю. Тебе не нужны проблемы и мне тоже. Тебе нужно одеться и приготовиться. У нас истекает время. Попусту тратить его ник чему.
- Куда одеваться?
- Ты предстанешь перед департаментом временной реальности.
Она встала так грациозно и непринужденно, что я так и видела идеальную фигуру, идеальные черты лица, идеальный голос спокойного тембра и непнятный мне еще характер. Женщина представляла собой неизвестной силы красоту, таинственность, неизвестность. А взгляд был настолько пронизывающим, что я не могла не подчиниться, и пошла за ней в соседнюю комнату.
 
Глава 3
 
В большом зеркале, которое по сигналу с какого-то пульта в руках девушки из стены направлялось прямо ко мне, я видела не знакомую мне девушку. Я всматривалась в зеркало и постепенно начинала понимать, что это я. Мои волосы были так непонятно уложены, что я несколько раз прошлась по ним рукой, надеясь, что потом смогу их распустить из этого морского узла в пятой степени. Длинное синее платье в пол обнажило всю мою фигуру, на спине виднелся небольшой бант, который затягивал мою талию. В своих глазах я видела непонятные для себя самой эмоции: здесь смешались страх, острое чувство неволи, жгучего страдания, неопределенности и ужасающего незнания. Я не верила в происходящее, разум мутнел, все казалось кошмарным сном, но таким реальным. Из глаз потекли слезы. Я не могла их остановить.
- Перестань! Это краска на слезах держаться не будет!
- Для чего все это? – Задала я вопрос, все еще всматриваясь в свое отражение.
- Слишком долго объяснять.
- А я хочу знать! Это касается меня, моей жизни. И я не…
Мой поток слов прервал залет в двери мужчину. Он задыхался и стирал пот с лица.
- Наконец-то! Никогда ты во время не приходишь. Utra si opre ty gera Se!
- Ipret nuik fe du bres rabee netro – Голос мужчины был таким резким и грозным, что я даже не решалась посмотреть на него.
- Это следовало ожидать! - Пробубнила она, подойдя к зеркалу и встав рядом со мной. Быстрыми движениями, она поправила красное платье из дорогих тканей, с золотой обшивкой по краям. Легкое платье показывало все прелести её фигуры. Надменный взгляд снова промелькнул в её глазах.
- Идем! – Схватив за руку, она потащила меня к дверям. За нами последовал мужчина. Я успела разглядеть его совсем чуть-чуть. Его внешность сильно отличалась от его голоса. Сильное мужественное тело и приятное лицо создавали впечатление милого и порядочного человека. Но стоило мне услышать его глосс, как все это сразу забывалось. И вновь белые коридоры, белые стены. Что же со мной происходит?
Одной рукой я схватилась за кожу и с силой ущипнула. От боли я скосила лицо, и прикусила губу, чтобы не закричать.
- Это не поможет! Можешь не стараться.
- А вам какая разница, что я делаю?
- Кэйли, не кричи, и не груби ему. Это твой проводник по временному коридору.
- Господи, да вы что издеваетесь?
- Никак нет. – По-военному ответил мужчина. – Если департамент не сочтет возможным отправить тебя в своё время, то, возможно, ты…
- Награс! Не надо! Мы еще ничего не знаем! Нам надо поспешить.
Быстрым шагом она устремилась в другой отсек корабля, легко и непринужденно шагая по полу, словно по воздуху. И что? Теперь у них отсеки и по цвету различаются? Синие стены с непонятными рисунками или иероглифами, протянулись до какого-то большого полотна. Дойдя до него, я захотела рассмотреть его поближе.
- Так странно, - протянула я. – Оно мне что-то напоминает. Слово я видела уже это когда-то.
Позади себя я почувствовала тепло человеческого тела. Во мне все заколотилось с бешеной силой.
- Как я хочу вернуться туда. – Почти шепотом сказала Награс.
- А что это?
- Ты не узнаешь? Это же Земля. Как я хочу снова ступить на Землю свободным. Снова прикоснуться руками к живому. Как я скучаю по жизни.
Несмотря на его короткие фразы, я как никто другой поняла их смысл. Видимо, я не одна, кто потерялся во времени. В его глазах я увидела сильную тоску, которую невозможно передать словами. Стоя рядом с ним, я чувствовал ту боль, что чувствовал он, видела все таким же взглядом и тосковала о то, о чем и он. И сколько же нас таких? Десятник, сотни, тысячи?
- Награс, а почему я сюда попала?
- Я не знаю. Я не могу тебе ответить. Но скажу, что сюда попадают те, кто не смог перейти границу между временами. Вселенная не резиновая, и в ней свои законы, которым мы обязаны подчиняться.
- Я не понимаю…
- В твоей жизни произошло что-то, что создало трещину между настоящим и прошлым, раз ты попала в будущее. Я тоже сюда так же попал, но меня не вернули назад.
- Почему?
- Видимо они решили, что на Земле я уже не нужен. Моя работа помогать тем, кто попадает сюда. Хоть департамент и борется с образование временных трещин, но они не в силах так же легко следить за человеческими жизнями. Не хочу тебя пугать, но все те, кого ты сегодня видела, это они, те люди, которых не вернули назад. Однажды мы теряемся во времени, нам кажется это обычной проблемой, уроком жизни, который нужно понять, но для Вселенной – это столкновение времен. Такого нельзя допускать. Все должно быть поочередно. Но жизнь людей и жизнь Вселенной – разные вещи. Самое страшное будет, если мы не сможем завершить временную петлю, образованную трещинами.
- А что будет?
- Наша планета взорвется. Столкновение времен образует внутренний взрыв, за которым последует взрыв Земли.
Он повернулся ко мне, вглядываясь прямо в самую душу. Глаза были насколько больными, что мое сердце чувствовало его боль, как свою собственную.
- Вспомни, что послужило такой трещине.
- Сама даже не знаю. – Растерянно ответила я ему.
- Вы не забыли, что время у нас не резина, тянуться вечно не будет! Хватит бессмысленных пустословий, пора выходить на арену.
- Мара, замолчи! - Рявкнул он на женщину.
- Ну и пожалуйста! – Высокомерным тоном она произнесла слова и пошла в обратном направлении.
- Пошли. – Мужчина немного подтолкнул меня за талию, и мы пошли обратно по коридору.
Отойдя буквально на метр, я увидела зеркальную часть стены. Я и не предполагала, что это дверь, пока она не начала открываться. За ней было темно, и сухой ветер ударил мне по лицу. Внутри не было ничего, кроме невысокой арены. Осторожно я начала заходить странный зал. Я никого не видела, но чувствовала, как кто-то пристально наблюдает за мной. Подняв подол платья, я поднялась на арену и начала всматриваться в темноту. Обернувшись, я услышала только, как захлопнулась дверь.
Внезапно меня светил яркий свет. Я закрыла глаза от неожиданного белого луча, как он настольной лампы. Открыв глаза, я увидела, как ко мне подлетал небольшой фиолетовый шар, с какой-то непонятно цвета сердцевиной. Все ближе и ближе подлетая, он становился все ярче. Долетев до меня, он распался в небольшом взрыве, и надо мной появились тысячи проекций с непонятными цифрами, символами, каким-то формулами. Миллионы текстов за секунду проносились в строчках. Они были на непонятных мне языках, наверное, на мертвых. Какие-то карты и тысячи виртуальных кнопочек по стенам расползались по кругу.
- Добрый. Вечер. Дочь. Земли.
Я не сразу поняла, что обращаются ко мне. Услышав голос, я начала искать его обладателя. Никого нет. Что за ерунда!
- Посмотрите. Сюда. – Позади меня на небольшом экране я увидела лицо мужчины, на котором были нарисованы разные символы. От брови, до щеки были какие-то кривые линии с точками и тире, попрек которых иногда виднелись буквы латыни.
- Вы кто?
- Это. Я. Спрашиваю. Кто. Вы.
- Кэйли. Это мое имя.
- Значит. Ты. С. Земли.
- Да. И я хочу попасть домой. Как можно скорее.
- Вы. Что. Не. Знаете. Наши. Правила?
- Мне наплевать на ваши правила, я хочу домой.
- Этого. Не. Произойдет.
- Чего? О чем вы говорите?
- Твоя. Временная. Трещина. Не. Поддается. Заживлению. Отправление. В. Прошлое. Отклонено.
- Какого черта! Почему отклонено, вы можете мне объяснить?
С правой стороны от меня появился еще один небольшой экран. Что-то непонятное было на нем изображено, я даже подумала, что это какое-то телешоу. Но когда увидела свою маму, то поняла, что они показывают то, что происходит сейчас на Земле. Мама, папа! Они сейчас дома, сидят на кухне, вместе. Я вижу их лица, такие счастливые и ничем не огорченные. Неужели они не заметили моей пропажи? Смена кадров показала мой дом, где-то уже что-то изменилось, не значительно, но было по-новому. Я приглянулась, и увидела наши общие фотографии. А точнее общие фотографии родителей. Меня там нет. Там, где я была маленькой и стояла между ними на кровати – пустота. И везде, где раньше была я – пустота. Их глаза были такие счастливые, будто они и не знали о моем существовании. На глаза наворачивались слезы. Я не могла в это поверить. Не прошло и секунды, как на экране появились Бред с Элисон. Я помню, как дарила ей кулон, в знак нашей дружбы. И даже когда мы с ней поссорились из-за Бреда, она его не сняла. Теперь его не было. Я понимала, что мне пытаются показать: они не знают меня, ни родные, ни друзья, никто. Моя жизнь ничего не значит. Я была пустым местом.
- Я не могу поверить… - Еле проговорила я. От отчаяния ком вставал в горле.
- Вы. Свободны.
Последние слова, которые я услышала, словно ножом по сердце прошлись.
Выбежав в коридор, я не заметила ни Мару, ни Награса, я бежала так быстро, как только могла. Коридоры, прямые коридоры, как лабиринт, все это сжимало мою голову, как воздушный шарик, я бежала, не оглядываясь. Добежав до конца, я уперлась в стену, где висело полотно, которое мы рассматривали с Награсом. Я не выдержала и зарыдала, упав на колени. У меня перехватывало дыхания, все тело трясло, а голова готова была взорваться.
- Кэйли! – Кричал мне знакомый мужчина. – Успокойся! Кэйли! Успокойся!
- Нет. Нет! Я им не нужна. Никому не нужна! Никому!
- Что произошло? – Услышала я вдалеке печальный голос Мары. Но она не подошла ко мне, а лишь оперлось спиной на стену.
- Неужели меня никто не любит? - Дрожащим голосом я задала вопрос, словно себе, и посмотрела заплаканными глазами на Награса.
- Ей отказали. – Ответил он Маре, но все еще смотря в мои красные глаза.
 
Глава 4
 
Поскольку тут нельзя было понять ночь сейчас или день, мне все равно очень захотелось спать. Награс провел меня в отсек 8 в ту, комнату, где мы были вместе с Марой. Я лишь хотела прилечь, глаза закрывались, но меня все еще мучили мысли об увиденном.
- Награс, - позвала я его. – Что это было?
Я знала, что он меня поймет, и поэтому всего лишь посмотрела на него.
- Ты что, ничего не поняла?
- А что я должна понять?
- Тебя не вернули, потому что ты ничего не даешь взамен жизни.
- В каком смысле? – Его слова не на шутку напугали меня, и я вскочила, сев прямо в одеяле.
- Кэйли, ты увидела то, что на самом деле происходило бы, если б тебя не было. Представь, что тебе не стало. Никакой памяти от тебя не осталось. Ты ничего е даешь людям!
- Я люблю своих родителей! Я дорожу ими. Очень сильно! Они же не могут забыть свою дочь!
- Знаю, что любишь. Но ты хоть раз говорила им об этом?
- Всегда!
- Всегда? А может быть, когда они для тебя выполняют прошенные тобой просьбы?
На секунду я задумалась на его словам, пытаясь найти подвох.
- Не только я…
- Вот именно! Что только в таких случаях ты горишь слова благодарности. А обычное слово люблю тебе сказать не по силам?
- Что ты имеешь в виду? – Рассерженно я задала ему вопрос! Чего он от меня хочет!
- Твоя любовь ничего не значит. Это даже не любовь. Это сгусток перемешанных по чуть-чуть всех чувств.
- Ну да, конечно! Давай, обвиняй меня, что я жестокая! Давай, говори, что я плохая, плохая во всем!
- Я этого не говорил Кэйли. Я хочу тебе сказать, что в глубине души ты никогда никого не любила!
- Я ЛЮБЛЮ РОДИТЕЛЕЙ!
- А как же он? – Награс пристальным взглядом посмотрел в мои глаза, пытаясь докопаться до самой души. Секунду я не могла понять, о чем он говорит. Но вспомнив последнего человека, которого я увидела на том зловещем экране, я не могла ничего сказать.
- Ты никогда ни кого не любила. Я не попал на Землю, потому что опоздал. Я долго пытался понять, в чем моя ошибка. Я и сам мало уделял любви, и я бы вернулся на Землю, если бы раньше это понял. Но когда одумался, все кого я знал - умерли. У меня не осталось никого. Трещина прошла по моей жизни до самого конца. И я не смог попасть в свое время. А у тебя есть шанс. Пока они живы, пока они в настоящем, те, кого ты любишь - подумай о том, как вернуть их любовь и память о тебе.
Я осталась одна в огромной комнате. За большим иллюминатором я видела круглый голубой шар, где я живу. Жила. Там все мои родные. Все, кого я люблю. Я легла и закрыла глаза. По щекам текли слезы, а перед глазами проносились воспоминания. Неужели это я? Такая маленькая! Мне всего, наверное, пять лет. Лицо моей мамы такое светлое, нежное, как лучик солнца. Красавица, на которую я хотела быть когда-то похожей. Её улыбка, полная любви, ей мягкие руки, источающие заботу и большое любящее сердце. Мама, мамочка, я хочу к тебе… Не забывай меня, мамочка… Я помню, как со мной рядом всегда был человек, который учил меня быть храброй, сильной, смелой. Который был всегда рядом и поддерживал, всегда, даже когда я первый раз села на велосипед. Да, я помню. Как папа бежал со мной по улице, и держал мне руль, чтобы я не упала. Помню, как на заднем дворе я играла с ним в футбол, когда была в первом классе. Помню их лица, их голоса. Я ведь никогда не смогу их забыть! Они все, что у меня есть в жизни.
Внезапно я вспомнила слова Мары и Награса о трещине во времени. Это было тогда, когда я хотела позабыть Бреда, Бреда, которого я любила, как мне казалось, но в настоящем пыталась забыть и стереть из памяти. Неужели мама была права? И это время давалось для того, чтобы дать шанс переосмыслить все, понять, как мы важны друг другу. Ведь я все еще писала о нем в дневники, я все еще засыпала с воспоминанием о нем. Я все еще люблю его. Люблю. Я готова была в ту же секунду перелететь океаны, моря, пересечь пустыни и даже само время, чтобы не побояться и сказать ему, что не могу его забыть. Сказать родителям, как много они значат для меня. Обнять их так крепко, как только возможно, и не отпускать их, пока нас не разлучит время.
Распахнув двери, я побежала в зал департамента. На память я помню дорогу, и нашла её без особых усилий. Я никого не видела, и, похоже, никто не увидел меня.
Вбежав в темный зал, я встала на арену и ждала, когда передо мной вновь появится мужчина.
- Я здесь! Ответьте же мне! Вы же меня слышите! Вернитесь! Я поняла, все поняла, все свои ошибки! Я хочу вернуться домой! Верните меня домой!
Но, кажется, я кричала в пустоту.
"Пожалуйста, вернитесь" - молила я.
- Неужели? – Кто-то неожиданно подал голос сзади.
Я тут же обернулась и увидела мужчину, которого буквально полчаса назад видела на экране.
- Почему я должен тебе поверить?
- Но ведь я действительно их люблю! Они же мои родные люди. Как можно их не любить?
- Я не знаю. Но ты не любила.
- Это ложь!
- Тогда почему в твоих глазах была пустота? Ты пыталась подавить то чувство, что так сильно вело тебя по жизни. И тут же пытаешься уцепиться за прошлое. Разве так должно быть? Люди должны выбирать только одно время жизни! Больше вам не дано! Ты выбрала настоящее, значит должна оставить прошлое. Иначе твоя жизнь будет пуста, ведь два времени, соединенные человеком забирают смысл, и ты становишься бессмысленной пешкой на этой прекрасной Земле.
- Как мне быть? – Я решилась задать вопрос, который могла задать только себе.
- Я знаю, что вы, люди, думаете о Вселенной. Что это пустое пространство, верно? Но именно во Вселенной существует время, хоть и трудно в это поверить. Оно здесь течет так медленно, что люди могут осмыслить все, что их так мучает. Вселенная – это мир настоящей жизни! Настоящего времени! Оно разделяет прошлое и будущее, и защищает миры от временных трещин.
- Докажи мне, что ты готова вернуться.
- Но, как? – Растеряно, спросила я, понимая, как он прав.
Он поднял рукав на руке и нажал на кнопку, нарисованную, на вене. Передо мной появился небольшой экран, на котором появилось фото родителей. Между ними – пустота. Там когда-то была я.
- Здесь, во вселенной, сила мысли человека, намного сильнее физических усердий. Сделай так, чтобы здесь, - он указала на пустое место на фотографии, - появилась ты.
Отойдя от меня, он продолжал наблюдать за мной. А я, еле сдерживая горькие слезы, смотрела на пустое место на фотографии.
" Пожалуйста, вспомни обо мне…" - молила я, закрыв глаза и понимая, что в эту секунду я потеряю дорогих мне людей. Их лица, из глаза, улыбки, голоса важнее любых других на свете. Они одни в моей жизни. Одни, кто всегда меня поддержат, одни, кто прижмут к груди и молча, посидят со мной. Они те, кто не дадут мне упасть, те, кто обязательно меня поймают и помогут встать. Они будут звонить каждый раз, когда почувствуют, что со мной что-то не в порядке. Будут писать письма, когда я где-то далеко. Они будут смеяться вместе со мной, радуясь удачам и победам, и вместе переживать трудные минуты жизни. И настоящее должно быть именно таким: быть всегда вместе, рядом. Жить сегодняшним днем, и не оборачиваться, когда наступает новое время в жизни.
По щекам неутолимо текли слезы, сердце разрывалось на куски, колени подкашивались, а душа болела…. Я открыла глаза и увидела, что на фотографии девочка, так похожая на меня.
Я не выдержала и упала на колени. Никогда со мной не происходило ничего подобного. Я будто бы заново родилась.
- Временная трещина затянется, как только ты вернешься в свое время.
Я все еще сидела на полу, вытирая непослушные слезы.
- Но помни, ты выбрала настоящее, и ты должна жить в настоящем. Ни шагу в прошлое!
Посмотрев в его серьезные глаза, я, конечно, же, поняла, что он имел в виду. Я должна была забыть человека, память о котором была у меня в голове последние несколько дней.
- Тебе пора. – Сказал мужчина и указал на какую-то странную дверь в этом зале. Ручка щелкнула, и я зашла в белую комнату. Яркий свет резал глаза, как лазер у снайпера. Вдруг стало очень холодно, что-то необычное было вокруг: я слышала чужие голоса. Выйдя из комнаты, я поняла, что меня окружает толпа народа, сотни людей, проходят мимо меня. Да, я стою в школе, перед кабинетом химии. Перед кабинетом, который я не правильно выбрала. Обернувшись, я увидела только комнату, наполненную всяким хламом и каким-то старыми вещами. Очень напоминало школьную кладовку. Временная трещина затянулась. Прошлое осталось в прошлом, настоящее идет со мной, а будущее ждет меня в будущем. И хотя я все-таки буду помнить прошлое, где я, моя семья и родные мне люди, это не повлияет на столкновение времен. Ведь то, о чем я буду помнить, называется любовью.
 
Глава 5
Сан-Франциско. 13 июня. 2012 год. 22.36
 
Как часто я наблюдаю за звездами с чердака. Отодвинув кучу старых вещей, я сажусь на большую коробку и ищу ответы на свои вопросы. Мне кажется, что Вселенная – это мир, где время, в принципе и не важно, оно не так важно, для жизни. Важнее, как ты живешь. Ты ничего не будешь замечать в настоящем, если тебя будет удерживать прошлое. Ты никогда не поймешь ценность жизни в эти минуты, если ты живешь своим будущим. Вселенная – это колыбель времени. Своими тайнами она не хочет нас пугать, а хочет показать, как же важно ценить те мгновение жизни, что нам подарены. Звезды, смотря на нас с высоты, не живут прошлым или будущим. Они сияют для нас сейчас. И Вселенная, та таинственная часть мира, что держит в руках нашу жизнь, не даст сбиться с пути. Достаточно посмотреть наверх, на небо. Не нужно слов, не нужно ничего. Необъяснимо, но это время, когда тебе дают понять, что нужно делать. Кто – неизвестно.
- Кэйли, ужин готов! – послушался снизу мягкий голос.
- Сейчас приду.
- Опять наблюдаешь за звездами?
Мама тихонько подкралась сзади и обняла меня. Они поцеловала меня в голову и обняла еще крепче.
- Пойдем, ужин остывает. А звезды еще целую ночь гореть будут.
- Мама, - позвала я, - я люблю тебя.
- Милая, я тоже люблю тебя. – Мама растянулась в широкой улыбке.
Посмотрев в окно еще раз, я увидела, как что-то медленно движется по небу. Так далеко. Наверное, спутник. И два огонька сверкнули мне в ответ.
 
 
 
Примечания:
1. Язык, использовавшийся, как иноземный - придуманный. (Межпланетный Вселенский язык)
2. Все герои выдуманы автором.
 
 
 

Авторский комментарий: Иногда мы и вправду пренебрегаем временем. Мы уже разучились жить настоящим. А Вселенная - это колыбель времени. Здесь поставлены строгие границы, и несоблюдение их дает не только временную трещину, но и жизненную....
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования