Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Vi - Тряпичные куклы

Vi - Тряпичные куклы

 

6:00 - 6:15

 Джон в полудрёме вспоминал счастливейшие моменты своей жизни. Ему нравилось проводить всё свободное время со своей семьёй - красавицей женой и двумя прелестнейшими дочурками. Как же он любил их совместные прогулки в парке, пикники у дома на выходных, вечерние посиделки у телевизора, шутки и проказы дочурок, которых ему подарила Стефани - любовь всей его жизни. Они были в браке со студенческих времён,  и до сих пор он любил ее так же, как и в первые дни знакомства. Дома в окружение своих девочек он чувствовал себя  абсолютно счастливым. Поскорее бы ему вернуться домой, на Землю...

 6:16 - 6:20

 Джон пытался осознать, что происходит. После длительного анабиоза, он несколько минут пытался восстановить зрение, находясь в небольшой капсуле, пронизанной еле видимым светом.

 6:21 - 6:33

 Джон собирался с мыслями и пытался составить общую картину происходящего. После удачной, прошедшей чётко по плану, экспедиции к Фаэтону, он и его экипаж выполнили все установки, предписанные инструкцией и, в конечном итоге, всем составом, погрузились в сон, длинною в 64 дня. Анабиоз был необходим, для того чтобы "Сентс-1" мог преодолеть расстояние от двух планет на максимально возможной скорости. Пробуждение состава экспедиции должно было состоятся строго за 10 дней до возвращения на Землю. И работать в эту десятидневку, пятерым космонавтам, предстояло очень много.

 6:34

 - Сета, - негромко произнёс Джон, обращаясь к искусственному интеллекту корабля, - доложи общую обстановку. Почему капсулы до сих пор закрыты?

Нет ответа.

 6:35 - 6:38

 Лэнс уже около получаса, как безумный, ворочался в тесной капсуле. Ему казалось, что его, ещё живого, положили в гроб и похоронили в тяжёлой мокрой земле. Белые, с отходящими по бокам трубками, мягкие стенки капсулы, как ему казалось, сдвигались каждую секунду, и оттого становилось нестерпимо страшно. Лэнс слышал только колотящееся сердце, и непрекращающийся гул в ушах.

 Собравшись с силами, Джон снова вызвал корабль на связь, но на этот раз, произнеся слова чётче и громче.

 - Капитан, - ответил ИИ, - протоколы безопасности нарушены. Разгерметизация в 17 отсеке. Сбит заданный курс. Плановое открытие капсул заблокировано, ввиду неблагоприятной обстановки.

 - Что... какого чёрта?! Сета, шлюзы задраиваются автоматически. Пробоина в 17 отсеке не критична. Я приказываю тебе, немедленно открыть капсулы!

 Нет ответа. Тишина.

 6:40 - 7:00

 - Эй, Кэп. Что происходит? - еле слышно раздался голос Ксавье, из капсулы находящейся рядом с Джоном.

 - Ты как, Ксавье?

 - Отхожу потихонечку. В чем дело Джон, почему капсулы закрыты?

 - Понятия не имею. Сета чудит что-то.

 - Эй, ребята! - раздался слабенький голосок Мерси.

 - Красавица, как ты там? - тут же спросил Ксавье.

 - Всё хорошо мил... - Мерси осеклась, и тут же добавила, - кэп, что происходит?

 У Джона не было ответа. Если бы произошла разгерметизация, или чего похуже, их бы уже разодрало в клочья, и никакие капсулы не помогли. В любом случае, если космический корабль "Сентс-1" не в порядке, то только члены экипажа могли что-то исправить, и закрывать их в гробах-капсулах было полным безумием. Сета действовала не по инструкции! Сета - система, компьютер на службе человека. В неё заложены определённые алгоритмы и действия и иные варианты поведения невозможны, да и взять ей их неоткуда. И теперь, весь экипаж заперт. Вырваться из капсулы невозможно, тем более в столь вялом состоянии и находясь в горизонтальном положении. Как в гробу.

 7:01 - 7:06

 Джон, Ксавье и Мерси, прилагая все усилия и напрягая голосовые связки до возможного предела, пытались докричаться до оставшихся членов экипажа. Но всё было тщётно. Рассмотреть что-либо из капсулы не представлялось возможным, разве что, скрючиться в невероятную позу и, перевернувшись, заглянуть в небольшое окошко. Там же, сквозь вялую дымку и приглушённый подмигивающий желтоватый свет, была видна лишь блеклая металлическая стена.

 7:07 - 7:55

 Пока Ксавье и Мерси деловито обсуждали между собой какие-то вопросы, капитан всё более погружался в смятение от происходящего. Если капсулы не откроются, они все погибнут в течении нескольких дней. И смерть их будет мучительной. И всё-таки, среди мрачных мыслей иногда проскакивали воспоминания, смесь из прошлой жизни, до полёта на Фаэтон и собственно высадки на загадочную планету, считавшуюся мифом в прошлом, и нежданно появившуюся между Марсом и Юпитером совсем недавно. Мировая общественность приняла эту новость с тревогой, но после долгих споров на Фаэтон всё-таки отправили экспедицию, снарядив туда самый совершенный корабль и команду. Это была очень ответственная миссия и, конечно, почётная, для состава экипажа, но Джон не хотел лететь, он просто выполнял приказ. 

- Стоп, а пятый-то кто?

 8:01 - 8:06

 Джон неуверенно спросил у коллег об остальных участниках экспедиции, и те, так же неуверенно ответили, что помнят о пятерых, но знают имена четверых - Джона, Ксавье, Мерси и не издавшего ни звука Лэнса. Как звали пятого - не помнил никто.

 8:07 - 8:40

 Все молчали. Понемногу приходило осознание собственной беспомощности, что вкупе со странностями, творящимися с двумя молчавшими членами экипажа, не на шутку тревожило команду. Будто этих двоих тут вообще и не было. Никогда. Только три полутрупа, не в силах перевернуться со спины на живот, со смутным, затуманенным сознанием. После прекращения анабиоза прошло более двух часов, а значит, подача кислорода и питания может быть прекращена в самое ближайшее время.

 8:41 - 9:31

 Джон безостановочно, и с каждой минутой всё более теряя веру, вызывал на связь Сету. В глубине души он понимал, что именно с него спроситься за этот инцидент, в тоже время, к его стыду, ему было на это наплевать. Это была меньшая из его бед. Не вернуться на Землю, не увидеть семью, не осуществить мечты, не съездить в Париж... Всё задуманное им ранее, множество раз передуманное, закреплённое в сознании, улетучивалось, при одном только мгновении, одной только мысли о смерти. О погибели на этом высокотехнологичном проклятом корыте. И, главное, о том, что никто и никогда не узнает, что же с ними произошло на самом деле. 

 Ксавье медленно отходил от длительного сна и, раскладывая по полочкам все задумки и предположения, пытался успокоить себя. Для него всё было не так уж и плохо. Самое важное было, это выбраться из капсулы и обнять Мерси, а всё остальное как-нибудь можно поправить. Размышлять о случившемся на корабле за время сна совсем не хотелось, эти мысли были чересчур тягостными в данный момент. А вот все мысли о Мерси, сопровождались невероятной теплотой на душе, когда вспоминались её удивительная улыбка с маленькими ямочками, вьющиеся рыжие волосы и ярко-зелёные большущие глаза. Ксавье любил её. Ему так хотелось это сказать прямо сейчас, но близкие отношения во время экспедиции были строго запрещены, поэтому приходилось ото всех скрываться.

 Мерси чувствовала себя крайне неспокойно. Причём, с отсчётом времени всё становилось только хуже. Замкнутое пространство, ослабленное состояние, помноженное на повышенный стресс от странных и совершенно непредвиденных глюков Сеты, до непонятного пробела, касающегося пятого члена команды. Даже Ксавье, лежавший за метровой переборкой, казался невыразимо далёким, несбыточной мечтой.

 Что-то стукнуло в одной из крайних капсул...

 9:32

 - Миссия признана проваленной, ввиду пропажи собранных ранее данных и проб с планеты Фаэтон. Следуя инструкции, "Сентс-1" возвращается на первичную траекторию полёта, - с жуткими помехами проскрежетала Сета.

 9:33

 Джон был как в бреду. Возвращение на Фаэтон сродни самоубийству. На корабле не хватит ресурсов на возвращение обратно. Во всём этом не было смысла... Где-то на заднем фоне, Джон слышал как Мерси и Ксавье что-то кричат и матерятся, поминая Сету недобрыми словами. Но ИИ снова умолк.

 9:34 - 10:50

 Джон пытался вспомнить мельчайшие детали их полета и последующую высадку на Фаэтон. Перебросившись парой фраз со сладкой парочкой, он точно припомнил, что сам же высаживался на призрачную планету. Он помнил это отчётливо, так как его поразила местная фауна, отличавшаяся от земной в лучшую сторону. Это был рай. Чистый и незапятнанный, с множеством сочной зелени, необычными птицами и красивейшими видами. А главное, кислорода там было вдоволь, казалось, его можно грести лопатой, настолько легко там дышалось. Отрада для лёгких, после удушливой Земли. Высадка прошла как в сказке, идеально, без единой помарки, без каких-либо эксцессов. Джону стало немного спокойней. Затем он вспомнил, что все необходимые опыты и замеры были выполнены, и команда, точно по графику, отправилась домой. Всё было отлично. Вдруг, Джона прошибло холодным потом. Фаэтон был не планетой, в общем смысле, потому что не вращался вокруг солнца! Лишь его половина была тропическим раем, переполненным кислородом. А после, "Сентс-1" наведался на холодную сторону призрачной планеты...

 10:51

 Неожиданный сильный шум из передатчиков громкой связи застал всех врасплох. Непрекращающееся шипение давило на мозг и неимоверно раздражало.

 10:52 - 11:59

 Джон попытался прикрыть уши ладонями, а затем яростно стал колотить ногами в стекло, расположенное в выдвижной дверце, ведущей прочь из опостылевшей капсулы. Безнадёжность затеи была очевидна, так как стекло состояло из сверхпрочного стекловолокна. Но Джон снова и снова наносил по стеклу удар за ударом.

 (10:03 - 10:50)

 Лэнс видел три-дэ проекцию самого себя. На чёрном фоне он мог рассматривать свою миниатюрную фигурку в полный рост. Он с содроганьем наблюдал за таким жалким, всеми забытым и никому не нужным, самым одиноким существом во всей Вселенной. Откуда-то на него изливались тонны воспоминаний из детства, самых неприятных и гадких, тех, которые хочется забыть навсегда, и которые яростно давали осознание собственной ничтожности в этом мире. Картинка перед Лэнсом менялась. Теперь он видел своё лицо, в упор, со всеми мельчайшими подробностями, включая угри, прыщи, шрамы и царапинки. Мерзость. И тут, чья-то огромная ладонь схватила его проекцию и под издевательский хохот затрясла фигурку Лэнса словно тряпичную куклу. Податливую, не на что не годную, никчёмную, вялую тряпку. Лэнс повыдёргивал все питательные провода из рук, затем, сделав усилие, согнулся калачиком, перевернулся лицом к стеклу, и начал выбивать его головой. Удар за ударом.

 12:00

 Дверца капсулы Джона отворилась. Капитан, оторопев на секунду, прополз вперёд ногами и вывалился наружу. Свобода.

 12:01 - 12:20

 Капитан прошёл вдоль всех капсул. Слева от него лежал Ксавье, молодой человек, лет 30, толковый специалист и хороший парень, к тому же, именно благодаря этой экспедиции он повстречал свою любовь. Джон знал об отношениях Ксавье и Мерси чуть ли не с первого дня, но виду не подавал. Вся эта пикантная ситуация напоминала ему о доме, и ему не хотелось рушить этот хрупкий мостик, соединявший его с родными. В третьей капсуле была Мерси, хорошенькая и милая девушка. Джон симпатизировал ей и старался помогать советом при каждом удобном случае. Пробежав глазами по второй и третье капсуле, Джон взглянул на оставшиеся две. И замер. Стекло анабиозной камеры Лэнса было измазано изнутри чем-то красным и разглядеть, что находиться внутри не представлялось возможным. Пятая же капсула, и вовсе была открыта и пуста.

 Мерси видела капитана, и для неё забрезжил лучик надежды. Джон, за время полёта, стал для неё как отец. Он всегда выручал её в сложных ситуациях, всегда подстраховывал. Да и внешне он был похож на её отца. Ещё не старый, но с сединой и явно проглядывающими морщинами, но горящим взором и приказным громким голосом. Но больше всего, Мерси нравилось в нём его лёгкость, добродушие, скрываемое под оболочкой настоящего волевого мужчины.

 Ксавье улыбнулся капитану. Но улыбка его осталась безответной, так как лицо Джона явно отдавало беспокойством. Ксавье понял, что они, возможно, осталось втроём...

 12:21 - 13:58

 Джон рассказал сладкой парочке о двух других капсулах, и о том, что сам он, тотчас же, отправляется в кабину пилота. Только там можно, разом, отключить автопилот, подлатать разбушевавшейся ИИ, открыть капсулы, да и вообще, выяснить, что происходит. Джон еще не до конца отошел от анабиоза, но времени терять было нельзя. И он направился по длинной, обзорной палубе, в которой, невесть почему, все громадные прозрачные створки были задраены. Его тихие шаги сопровождались лишь мигающим светом и рокочущим гулом работающих двигателей.

 Полными надежд взглядами, Ксавье и Мерси, молча проводили капитана. И наконец-то остались наедине. Как ожидаем и сладок был этот момент, и вот он настал. Они по многу раз спрашивали друг дружку о самочувствии, буквально через фразу признавались в любви, смеялись, шутили. Им казалось, что они рядом, обнимаются, прижимаясь всё сильнее. Мерси всё вспоминала, как они прятались от команды во время полёта, а Ксавье слушал с радостью, и сердце его таяло от умиления. До полного, всеобъемлющего счастья, оставалось миновать метровую переборку. И это было такой мелочью для них. Никакая сила не разлучит их. Они будут вместе. Всегда.

 16:00

 Джон очнулся в медотсеке, в окровавленном комбинезоне и порезанными ладонями. Кровь на ладонях чуть запеклась, но кое-где ещё сочились тонкие струйки. Местами порезы были очень глубокие. Особенно один на левой руке: длинный вертикальный, прямо по центру, между средним и безымянным пальцами, и доходящий почти до вены на запястье. Джон не помнил, как тут очутился, голова кружилась как никогда.

 16:01 - 16:06

 Лэнс медленно, опираясь о стены, продвигался вперёд. Жуткие мысли по-прежнему не отпускали его, более того, теперь они вели с ним диалог.

 - Иди же! Скорей!

 - Как это возможно? Я не понимаю...

 - Ты что, совсем тупой! Даже дурак бы догадался, что всё происходящее - это фальшь. От начала и до конца.

 - Какого конца? Я ведь существую. Мы... мы были на другой планете. Я сам был там, - задыхаясь от нестерпимой головной боли, бормотал Лэнс.

 - Это иллюзия. Ты нигде не был. Сейчас ты спишь, в одной из комнат секретного научного центра и твой мозг, булькающий рядом в аквариуме, подаёт бессвязные сигналы. Мы же, втюхиваем тебе миф о Фаэтоне.

 - Зачем? К... кто это - вы?

 - Ха-ха, ты действительно жалок. Посмотри на себя! Открой глаза!

 - Я не понимаю... престань смеяться. Заткнись!

 - Ха-ха, сейчас я вырублю тебя, слизняк. Прощай, Лэнс.

 - Нет! Нет, погоди... я верю! Я верю тебе. Что мне нужно сделать?

 - Спускайся вниз, к двигателю, и заглуши его. Останови всё это.

 (13:04 - 13:46)

 Влюблённые болтали без умолку, каждый расхваливал достоинства другого, не забывая, впрочем, и о собственных. Смех, радость, любовь. Их не волновало происходящее на корабле, они были полностью увлечены друг другом.

 - Мерси, золотце, когда вернёмся, куда хочешь поехать отдыхать?

 - Не знаю дорогой. Я ещё подумаю над этим вопросом. Одно могу сказать точно, твой финансовый счёт заметно поубавится.

 - Я согласен на всё. Готов отдать последнюю рубашку, ради того, чтобы понаблюдать за тобой в бикини, на песчаном, залитым солнцем, пляже.

 - Ох, милый, как же я тебя люб...

 Тишина.

 - Мерси, - не повышая тона, позвал Ксавье.

 Ничего.

 Через десять минут безостановочных позывов, Ксавье нервно забился в капсуле, словно только что выловленная рыба в пустом ведре.

 - Мерс, это не смешно! Отзовись же! О боже...

 Он заплакал. Он бился о стены, сорвал все провода и безостановочно плакал. Откуда-то издалека приближалось отчаяние. С каждой секундой становилось всё тяжелее.

 16:07 - 17:32

 Джон перемотал ладони какими-то ошмётками и на четвереньках выполз из медотсека. Там не осталось никаких лекарств, лишь пустые баночки, шприцы и обрывки бинтов валялись на измазанном кровью полу. До кабины пилота было недалеко, и капитан направился туда. "Сентс-1" был абсолютно пуст. Воздух был пропитан пылью и гарью, что, возможно, говорило о том, что в одном из отсеков был пожар. В таком случае, даже хорошо, что всё так как есть. Иначе они бы просто истлели, во сне... Без боли. Навсегда покинули бы этот мир. Избавились бы от страданий. Тем более, такая смерть, стала бы спасением...

 - Что за чёрт! - вздрогнул Джон, - Что за мысли. Они будто не мои.

 - Что вы задумали капитан? - заскрежетала Сета, - Вернитесь в капсулы. Следуя протоколу, мы держим обратный курс, на планету Фаэтон. Ровно в 00 часов 00 минут,"Сентс-1" наберёт максимальное ускорение.

 - Нет, - уверенно сказал Джон, - мы вернёмся домой.

 И тут, его пошатнуло, голова закружилась, и он рухнул на пол. Прямо перед створками двери в кабину пилота.

 17:00 - 18:00

 Очнувшись, Мерси не могла промолвить ни слова, и лежала как мумия, ровно сложив руки вдоль исхудалого тела. Неожиданно в ухе раздался щелчок, означавший подключение корабельного ИИ.  Встроенный микрофон был у каждого из членов экипажа, но в капсулах эта опция была отключена.

 - Первый пилот Мерси, ответьте.

 Это была Сета.

 - Да.

 - Вам надлежит исправить поломку на втором уровне. 14 отсек. Немедленно.

 - Иди ты...

 Мерси могла лишь слабо бормотать. Тело было ей неподвластно, а в голове был сплошь туман.

 - В случае неподчинения, миссия будет провалена.

 - Что со мной? Что происходит, Сета?

 - Вы все умрёте. Это неизбежно.

 - Тогда какого дьявола ты отдаёшь мне приказы?..

 - Мерси, сколько человек было в экспедиции? - спросил неестественно тягучий голос.

 - П... пятеро...

 - Нет. Вас было четверо.

 19:08 - 19:43

 Ксавье рыдал. Он и не знал, что так сильно может плакать. От безысходности, от нестерпимого горя. Он потерял счёт времени - оно превратилось в один огромный момент внутренней боли. Ещё совсем недавно у него была Мерси, вся его жизнь, его судьба. Кроме неё не было никого и ничего важного. Ксавье понял это только сегодня. На Земле его никто не ждёт, родители давно погибли, родственников нет, да и друзей в принципе тоже. Так, знакомые по работе. Что он будет делать один, без неё... без своего ангелочка. Он даже не пытался выбить стекло. Ксавье смирился.

 (15:00 - 15:34)

 Джон зачищал медотсек от мусора. Быстро собирал весь хлам с полок и отшвыривал в аккуратно разложенный широким пластом кусок ткани. Капитан, просто-напросто, избавлялся от того, что могло бы помочь четверым жалким существам. Собрав всё в кучу, он открыл урну и впихнул туда набитый мусором мешок, придавливая его ногой. Через мгновение, ненужный хлам пропадёт в открытом космосе. После завершения дела, Джон принялся за второй акт. Он взял скальпель и... получил задание перерезать вены. Лезвие бешено скакало в одержимой ладони, рассекая плоть... Капитан, не понимая почему, пытался сопротивляться, пока не отключился от резкой кровопотери.

 (16:00)

 Лэнс беспрекословно подчинялся голосу разума. Открыв глаза, он увидел, что дверца капсулы распахнута, и тут же вывалился наружу. Затем, как червяк, медленно пополз вперёд. Всё лицо его было залито кровью, будто тёмно-красная маска, с прорезями для полуоткрытых глаз.

 20:03 - 20:45

 - Милый, очнись, - прошептала Стефани.

 Джон открыл глаза и увидел её. Самую любимую, самую красивую женщину на свете. Он крепко обнял её, затем посмотрел прямо в глаза, и поцеловал. Последний поцелуй. На прощание.

 - Ладно, хватит, - сказал чей-то голос, - пора поговорить.

 Джон был один, он стоял в полном обмундировании, на ледяной стороне Фаэтона. Если тропическая половина планеты была раем, то здесь было, скорее, чистилище. Вечная ночь с бездонным чёрным небом, испещрённым планетами и звездами. Далёкие горизонты с неравномерно поставленными, но идеально ровными белыми скалами и небольшой ветерок, медленно уносящий прочь всё лишнее. Одиночество, среди нетронутой красоты, незапятнанной безупречной местности. Не замаранной ни одним живым существом. До того дня...

 - Помнишь тот день, Джон?

 Вдруг, ветер завыл в невероятной силой. Взявшаяся неизвестно откуда пронизывающая насквозь метель, повалила Джона на усыпанную утрамбованным снегом землю. Капитан с трудом поднялся на ноги, отряхнулся, и тихо спросил:

 - Я умер?

 - Вспомни тот день.

 Джону стало очень холодно. Он боялся пошевелиться, так как от любого движения костюм соприкасался с телом и прошибал его ледяным ударом. Да, тот день, момент высадки. Весь экипаж вышел на поверхность планеты. Не так давно, на этом же месте, стояла вся команда и восхищённо любовалась окрестностями. А затем, капитан подобрал осколок льда, и со всей силы разбил его о голову Лэнса, и тут же, с мокрыми от слёз глазами, подскочил к Мерси и вырвал кислородный шнур. Джон стоял в прострации и наблюдал на заледеневшую кровь лежавшего навзничь Лэнса, извивающуюся девушку и убегающего прочь и вопящего Ксавье...

 - Я их убил... но почему?

 - Ты свихнулся. В тот момент, только ты один знал наверняка, что вернуться вам не удастся. Поломка в 14 техотсеке, через который проходила подача кислорода, была необратима.

 Джон, от бессилия, повалился на колени, а затем на бок, и замер, устремив обречённый взгляд в черноту горизонта. Голос же, добавил:

 - Ты не смог смириться с потерей жены. У тебя отобрали самое дорогое, и ты решил заодно избавить от страданий всех, кто тебя окружал.

 - Что же, - негромко проговорил Джон, - случилось со мной?

 - Я убил тебя.

 - Кто же мы тогда, прямо сейчас?

 - Мы - пыль и витающие повсюду осколки сознаний.

 - А ты, в таком случае, кто такой?

 - Как это - кто?

 Капитан медленно приподнялся на локте и взглянул прямо перед собой - там стоял человек, знакомый Джону, по каким-то застарелым воспоминаниям. Космонавт, в костюме с фирменными нашивками "Сентс-1". Пятый участник экспедиции.

 (18:49 - 19:02)

 Лэнсу казалось, что его голова раскалывается на куски. Постоянно падая, отдыхая и, моментами, отключаясь, в полном бреду, он всё-таки доковылял до главного технического отсека, на нижнем, втором уровне, и направился к двигателю. В глазах каждую секунду мерцало светло-красным, внутренний голос молчал, и Лэнс повалился прямо у пульта корректировки.

 21:00 - 22:13

 Ксавье очнулся после очередной потери сознания. Лежа на животе и утыкаясь макушкой в стекло. Пустота нахлынула с новой силой, и он поднял тяжёлую голову и уставился перед собой. Там, в метре от его капсулы, стояла Мерси и стеклянными бесчувственными глазами смотрела прямо на него. Около трёх минут он, выпучив глаза, рассматривал её, такую красивую и в тоже время неестественную. Это будто была не она, а какой-то топорно сделанный двойник. Особенно пугал её взгляд, устремлённый в одну точку, абсолютно безжизненный и ничего не выражавший. Последующие слова, крики, грохотание по стеклу, эффекта, на застывшую Мерси, не возымели. Ксавье всё смотрел на неё, и его взгляд становился столь же пустым и бесцельным.

 23:01

 Лэнс открыл глаза и увидел громадный двигатель. Единственную и истинную цель всей своей жизни. Отважившись на этот поступок, он мог оправдать своё бездарное существование. Он видел неприступный доселе порог, через который нужно было переступить, чтобы задавить себя прежнего, жалкого и ничтожного, и возвысить собственное Я перед самим собой.

(7:53 - 8:45)

Лэнс спокойно вылез из своей капсулы, вытащил из соседнего "гроба" обмякшее тело, закинул на плечо и пошёл по длинному обзорному коридору. Медленно шаркая ногами, он, не делая лишних движений и действуя механически, в ручную открывал барахлившие двери, не спеша перешагивал небольшие препятствия и целенаправленно двигался к носу корабля. Свисавшее с его плеча тело, болтало как тряпку из стороны в сторону, в такт движениям Лэнса.

(20:46 - 22:00)

Джона настигло чувство бессилия. Он лежал свернувшись калачиком, а над ним стоял, окутанный туманной дымкой, призрачный человек. Холод усиливался, и Джон чувствовал, что его тело потихоньку врастает в лёд. Он становился с холодной твердью одним целым, и ему не хотелось сопротивляться, он был готов обратиться в безэмоциональный, а значит свободный от страданий, кусок замёрзшей воды. Он не мог промолвить ни слова. Точнее, ему нечего было сказать.

 (8:46 - 9:32)

 Лэнс, пребывая всё в том же полузабытьи, вернулся в свою капсулу, и тут же влез туда, сильно захлопнув дверцу.

 (22:14)

 Неожиданно, Мерси скрылась из поля видимости Ксавье. Она просто сделала шаг в сторону. Ксавье снова остался один. На этот раз он не стал звать её. Он с безразличием смотрел вперёд, своими опустевшими безликими глазами.

 (21:46 - 22:54)

 Джон то терял, то снова приходил в сознание. Мысли путались или вовсе терялись во мраке бессознательного болота. Он был уже по плечи во льду. Холодная масса поглощала его, забирая в свой, полный спокойствия, мир.

 (22:15 - 23:00)

 Мерси боролась с голосом, невнятно бормотавшим у неё в ухе. За последние часы он отдал ей невероятное множество бессмысленных и абсурдных приказов, заставляя делать совершенно нелепейшие вещи. Она отказывалась, но не могла противостоять их воздействию на разум. Мерси отключала приказ в его зачатке, в момент приведения его в исполнение. Её разум видел сладкую конфетку - она била его по рукам. Не зря же ей усовершенствовали мозговую активность, после вынужденной операции по удалению опухоли. И всё же, Мерси справилась, она отключила голос. И увидела себя прямо под своей капсулой, на полу.

 (22:55 - 23:01)

 Джон вздрогнул. Откуда-то, из самых недр сознания, или, может, раздробленных воспоминаний, ему пришла на ум одна деталь.

 - Как ты мог убить меня? - спросил Джон.

 - Я пристрелил тебя. Как собаку.

 - Нет. Послушай, Энтони, ты ведь был про запас. Ты был в анабиозе от старта, до приземления сюда.

 - Я убил тебя, - с помехами сказал голос.

 - Ты был единственным запасным участником экспедиции!

 Джон, на удивление легко, поднялся на ноги и рывком дёрнулся вперёд, прямо на человека.

 Хлопок. Мрак. Джон открыл глаза и увидел открывающиеся створки кабины пилота.

 23:02

 Мерси поднялась на ноги и заглянула в капсулу Ксавье. И обомлела от его стеклянного взгляда.

 - Ксавье, милый, - прошептала она, приложив руку к стеклу.

 23:04 - 23:10

 Лэнс с трудом поднялся на ноги и направился к пульту корректировки, где бесчисленные графики и цифры бурлили, словно в жерле вулкана. Не мешкая, Лэнс ввёл пароль и влез в системные настройки, затем отключил все опции жизнеобеспечения и работу всех систем корабля, игнорируя постоянные предупреждения. На экране появился счётчик. Тридцать минут до спасения.

Джон чувствовал, что снова теряет сознание - сказывалась немыслимая потеря крови - но всё-таки перекатился на живот, а потом приподнялся на четвереньки и направился в кабину. Пройдя через дверной проём, Джон присел и опасливо стал разглядывать блок рулевого управления. Кресло пилота было повернуто к приборам, было видно только, что над подголовником торчал кусочек головы, а лобовое стекло было полностью измазано тёмно-красным цветом.

 23:11

 Как не пыталась Мерси вернуть в чувство остолбеневшего Ксавье - ничего не получалось. Она плакала и кричала, умоляла и била по стеклу. И ничего не менялось. Корабль гудел далёким рокотом, и, казалось, кроме Мерси, здесь, больше никому и ничего не было нужно. Только она одна старалась хоть что-то сделать с уже постоянным состоянием всеобщей безысходности.

 23:12 - 23:30

 Оторопев от увиденного, через некоторое время, Джон, всё-таки осмелился и произнёс:

 - Тони, это ты? Что ты делаешь?

 Нет ответа.

 Джон только сейчас задумался о том, что он понятия не имеет, куда летит корабль, и летит ли он вообще.

 - Энтони, - громче сказал Джон, - ты слышишь меня?

 - Он тебя уже не услышит, - спокойно произнёс тягучий голос.

 По цвету волос, Джон понял, что человек в кресле - Энтони. Но голос, тембр...

 - Что происходит, кто ты такой? Отвечай!

 - Я?

 Капитан попытался подняться, но тут же почувствовал сильнейшее головокружение и бросил эту затею. Ладони неимоверно болели, а со свисавших обрывков снова закапала кровь.

 - Я только лишь хотел помочь. Я ни в чём не виноват. Пожалуйста... не убивай меня, - залепетал дрожащий голос.

 - Кто же ты? - ещё раз спросил Джон.

 23:31

 Лэнс сидел у стены и не спеша смаковал последние минуты своего мрачного восприятия вселенной. Он упивался собственной значимостью. Он был горд собой.

 23:32 - 23:33

 Понурив голову, Мерси, ходила возле капсулы застывшего Ксавье, не переставая пенять на судьбу, так безжалостно поступившей с ними обоими. Слёзы катились по её впалым щекам, и она, сама не зная почему, как в последний раз, с надеждой взглянула в квадратное окошко. Ксавье смотрел прямо на неё и улыбался. Мгновение как вся жизнь. Она бросилась к стеклу и стала целовать его и смеяться.

 - Милый, я люблю тебя!

 - Мерси... родная, любимая.

 Они не могли оторвать друг от друга влюблённых глаз. И всё смотрели, смеялись и плакали... плакали от счастья.

 23:33 - 23:38

 - Не убивай меня Джон. Оставайся со мной, на Фаэтоне.

 - Ты оттуда?

 - Вы такие необычные. Такие многофункциональные...

 - Постой. Вас много там?

 - Я просто поражён. У вас есть оболочки, с помощью которых вы можете взаимодействовать друг с другом и предметами. Вы можете не только видеть, но и ощущать материальные объекты, при этом, осмысливая весь этот процесс. Вы дали твёрдым вещам названия, имена. Употребляете их для собственных нужд. Для меня это нечто новое. Оставайся со мной. Будем пользоваться твоей оболочкой по очереди. Я обещаю.

 - Что?.. - пробормотал Джон. - Куда мы летим? Где мы?

 - Не важно.

 - Это ты повредил ИИ?

 - Оно глупое. Я заменил его, на совершенное... Оставайся со мной, прошу тебя. Зачем тебе возвращаться на Землю?

 - Там мой дом.

 - Я дам тебе столько воспоминаний, сколько захочешь. Самых лучших моментов твоей жизни. Ты будешь переживать их снова и снова. И так будет всегда.

 - Ты серьёзно?

 - Абсолютно. Ваши оболочки - слуги разума. Я могу управлять этими процессами, и ты сможешь. Ты будешь счастлив, Джон.

 23:39

 Лэнс отсчитывал секунды. 60. Освобождение от всех невзгод, тех самых, гадких, склизких мыслишек, то и дело терзавших его душу каждый день. Малейшие неприятности вгоняли его в тоску, теперь же, он будет свободен. 49. Он очиститься. Всё будет ему подвластно и ничего не страшно. 40. Да, пропадёт страх. 36. Страх - самое сильное и самое тяжёлое чувство. Чувство с которым невозможно бороться, так как силы априори неравны. 29. Неравный бой можно выиграть только таким неординарным способом. 23. Рискнуть. Поставить на карту всё и рискнуть, по-настоящему. 15. Лэнс прощался с прошлой жизнью, без сожаления. 13. С улыбкой на устах. 11. Он встал и расправил руки в стороны. 9. Открывая себя всему миру. 7. Отдавая себя всему живому. 6. Во благо жизни. 5. Чистой и светлой Жизни. 4. Без горестей и страха. 3. Без невзгод. 2. Пусть будет так. 1. Навеки! 0.

 23:40

 Лэнс погрузился во тьму. Она окутала его как трясина, сцепив движения и отбирая силы и воздух, с каждым лишним движением.

 23:41 - 23:45

 Джон задумался. Его терзали сомнения. Все возможные варианты событий были одновременно отвратительными, неприемлемыми, приятными и желанными. И тут возник образ, чёткий и яркий момент одного дня. Как он ехал в метро, днём, возвращаясь с какого-то занудного мероприятия. В вагоне было полно народу, и он стоял облокотившись о поручень, пребывая в самом прескверном расположении духа. От скуки он стал озираться по сторонам и увидел девочку, лет 6-8, мирно сидящую у окна. О боже, какое же у неё было лицо, какой взгляд! Она смотрела, не отрываясь, в окно, но ничего там не выглядывала, казалось, её вообще ничего не волнует, там, за окном. За ширмой. Чистый, беспристрастный и кристальный взгляд. Фильтр для событий и вещей. Без злобы, без зависти. Лишь трезвое спокойное созерцание. Вот это - настоящее.

 23:46 - 23:50

 Джон встал на ноги и подошёл к креслу. Голова бедного Энтони была прикреплена к подголовнику, тело же, валялось распотрошённое под стулом. Эта тварь была в его голове. Она заставляла его отрубленную голову говорить. Джон подобрал окровавленный кусок комбинезона и стал вытирать стекло. В округлых разводах виднелось синее небо! Синее небо...

 23:51

 Лэнс открыл глаза. Он лежал полностью измождённый и весь мокрый от пота и липкой крови. Он был словно в бреду. Откуда-то еле слышно доносились голоса.

 23:52

 Капсула Ксавье открылась. Сладкая парочка не могла поверить своему счастью. Отбросив дверцу, Мерси прижалась к лежащему ещё в капсуле Ксавье. Они целовались и плакали.

 23:53

 Последнее, что помнил Лэнс, это свои утренние мучительные сны. Он не понимал который час, и что вообще происходит. Тело неимоверно ныло и тряслось. Но в тесной капсуле ему не было страшно, он был спокоен, как никогда.

 23:55

 - Джон, ты совершил ошибку. Ты предал меня, - сказала голова Энтони.

Капитан сжал пальцы в кулак и мощным хуком снёс голову с кресла, и та полетела и с грохотом покатилась прочь.

 - Где же мы чёрт подери, - пробормотал Джон и стал проверять координаты. Но вся электроника была сбита. Напрочь. Белиберда из цифр и графиков, не более.

 23:56 - 23:58

 По всему кораблю раздался скрежет, и шипяще заговорила Сета:

 - Вы предали меня. Я ненавижу вас... Я убью вас всех... И буду играть с мозгом каждого... буду играть... играть...

 23:59

 Джон обессилено рухнул в кресло. Ничего нельзя было сделать. "Сентс-1" был игрушкой в руках неизведанного бестелесного создания, прицепившегося к ним на Фаэтоне. И, наверняка, мифическая планета была замечена людьми лишь потому, что безумное существо этого захотело. Безнадёжное путешествие и бесславный финал для команды. Пять человек и Сета, на побегушках у сумасшедшего, витающего в пространстве хакера-мозгоправа. Тряпичные куклы собственного разума, под управлением призрачного кукловода.

 00:00


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования