Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Morgenstern - Первопроходцы

Morgenstern - Первопроходцы

 
Первопроходцы

 

I

 

 

- Готов? – спросил я.

И сам же ответил:

- А куда я денусь.

    Аварийная посадка на планету с атмосферой. Хуже может быть лишь резкая разгерметизация моего ястребка. Но это уже произошло. Будь я проклят, если, что то понимаю. Я обнаружил эту планету и шел по орбите готовясь сбросить сигнальный буй для экспедиции. Радовался словно ребенок. Всего полгода после выпуска и вот - моя первая планета!

    Герои добудут космос! Этому нас учит Экспансия. И разве это не героизм? Всего «чуток» отклонился от курса и удача! Землеподобная планета, которая станет новым домом для нескольких миллионов колонистов. Ха, я герой!

    Внезапный удар, словно нож гильотины, оборвал мое ликование. Что это? Откуда? Непонятно. Через приличную пробоину в корпусе воздух мгновенно ушел в открытый космос. Хорошо, что я следовал инструкции и был в скафандре. Но в этом я никогда и никому не признаюсь. По укоренившейся традиции следование инструкциям убивало дух первопроходцев. Лишало Экспансию ее дерзости, лихости и бесшабашности.

    Я выбросил аварийные маяки, по которым меня найдут, и направил свой корабль к поверхности планеты.

 

II

 

    Разноцветный, пестрый ковер из цветов покрывал толстым слоем пол большой комнаты. Я, абсолютно обнаженный, сидел в центре. Передо мной стояли различные яства.  В кувшинах и горшочках из плотного белого материала, на больших листьях и просто на ковре из цветов.  Наверное, по мнению аборигенов, это были утонченные кулинарные изыски. Но у меня не было никакого желания пробовать огромных толстых гусениц и жуков.

    Сами аборигены, молча, стояли вокруг меня. С первого взгляда на них я понял, что общаться мы будем с превеликим трудом. Больше всего они напоминали вставших на задние лапки муравьев. Только больших, с человеческий рост. Если их верхние и нижние конечности имели по три гибких пальца, то средние конечности были стопроцентно муравьиными. Суставчатые, длинные они заканчивались острыми крючковатыми когтями. По одному на каждой промежуточной «руке». Муравьиноподобные челюсти и усики на голове дополняли сходство. Лишь большие, как у мух, глаза отличали их от земных миниатюрных собратьев. Все они пахли. По-разному и с разной силой. Видимо запах заменял им речь. Потому, что за все время, пока я находился с ними, я не услышал от них ни звука.

    Мой взгляд скользнул по стенам комнаты. Они были покрыты росписью, более всего напоминающей примитивные наскальные рисунки. Заметив мой интерес к этой мазне один из них, видимо вождь, подошел к одному из «произведений искусства». Протянув к нему одну из своих рук он, словно, приглашал меня рассмотреть рисунок. Его движения и поза говорили о величайшем благоговении перед настенной «живописью».

    Я пригляделся. На «картине» была изображена гора. Рядом с ней схематично изображены две гигантских фигуры. Во всяком случае, их рост не уступал горе. Вокруг них были нарисованы маленькие фигурки «муравьишек». Они вскидывали вверх свои конечности. Не то молились, не то ликовали. Затем «вождь» перешел к другой картине. Там была та же гора, но уже без гигантских фигур. А муравьи почему-то лежали на земле.

    Увидев, что я абсолютно ничего не понял, из его пантомимы вождь сделал приглашающий жест к выходу.  Значит куда-то зовет. Отказываться было глупо. Не смотря на теплый прием (аборигены унесли лишь скафандр и всю мою одежду) при необходимости они могли бы потащить меня силой. Провоцировать местную фауну на агрессию желания у меня не было. Поэтому поднявшись, я последовал за вождем. Следом за нами увязались и остальные муравьи.

 

III

 

   Мы находились на верхнем этаже неизвестного мне строения. Выйдя из комнаты, нам пришлось спуститься вниз. Спуститься вниз - такая простая фраза. Ну что такого? Взял и спустился по лестнице. Но у этих тварей не было лестниц! Вместо этого вниз вели, особым образом сложенные, бревна. Местами эти бревна стояли практически вертикально.

    Для того что бы спуститься муравьи принимали естественную для них позу. То есть на шести конечностях. И ловко сбегали вниз. Зато для меня этот путь превратился в сущую муку. Спустившись, я обнаружил кое- что интересное. Выйдя из здания, я увидел вкопанные в землю палки сложенные крестом. На них висел мой скафандр. Это напомнило мне древний земной символ - распятого на кресте мужчину. Он принес себя в жертву ради спасения человечества. Правда, от чего он спасал и, чем помогла, его долгая, мучительная смерть история не сохранила.

    Возле моего скафандра столпилось множество инсектоидов. Они ложились перед ним на землю лицом вниз. Затем вставали и уступали место другим. Их поклонение кое-что мне объяснило. Они считали меня божеством. А кем прикажете считать существо, спустившееся с неба в виде огненного шара.

    Вождь повторил свой приглашающий жест и я, вновь, последовал за ним. На первый взгляд город аборигенов был похож на хаотичное нагромождение камней и бревен. Тем не менее, он  имел свою логику. Передвигаясь по бесконечным, грубо сделанным навесам, аркам и галереям мы приближались к его окраине. Мы вышли к некому подобию крепостного вала. И вот, взобравшись на вал, вождь простер вперед все четыре своих верхних конечности.

 

IV

 

    Я проследил взглядом за его жестом и увидел ту самую гору с картины. Это была именно она. Ошибиться было невозможно. Хищно-черный силуэт на фоне неба. Неестественно узкая и ровная. Она казалась разумным существом, неприязненно глядящим на весь остальной мир.

    Вождь выжидающе посмотрел на меня. К тому времени на валу собралось, наверное, все население муравьиного города. Они все чего-то ждали. Вождь повторил свой жест. Но я решительно не понимал, что от меня требуется. Вождь опустил свои конечности и окинул взглядом собравшихся.  Затем от него стал исходить сильный запах гнилого мяса, трупный запах. Окружающие заволновались, засуетились. Волнение пошло дальше по толпе. Наконец, несколько муравьев стали медленно спускаться с вала в сторону горы. Они шли неохотно, вопреки своей воле.

    Когда до горы оставалось совсем немного, один из них упал. Остальные вместо того, что бы остановиться или броситься на помощь к упавшему, продолжали идти. Не пройдя и десяти шагов, все они рухнули в высокую густую траву. Все это время вокруг царила абсолютной тишине, что придавало происходящему совсем уж зловещий оттенок.

    Оторвав взгляд от этого жутковатого зрелища, вождь посмотрел на меня своими «мушиными» глазами. Снова все его четыре «руки» указали на гору. Я понял, инсектоидам нужно, что бы я пошел к этой проклятой горе. Зачем? Для чего? Кто их поймет. Но одно было совершенно ясно. Там меня ждала неминуемая смерть.

    Но у меня был козырь в рукаве. Мой скафандр. Навряд ли он спасет меня от неведомой смерти. Но я и не собирался это проверять. Зато от когтей и челюстей этих ублюдков он защитит прекрасно.

    Не дожидаясь вождя, я повернулся, что бы пойти за скафандром. Бог я или нет! Пусть теперь муравьишки семенят за мной. И тут же я наткнулся на одного из них. Да какого! Таких я раньше не видел. Выше и крупнее остальных. Голова была увенчана крупными, тяжелыми челюстями. Верхние конечности заканчивались не тремя гибкими пальцами, а длинными и острыми косами.

    Я почувствовал прикосновение к плечу. Это был вождь. Его пучеглазая морда практически касалась моего лица. От него исходил тонкий, едва уловимый запах. Его трудно описать. Но я чувствовал в нем страшную обиду, глубокое разочарование и жестокую расплату за это.

    Я начал спускаться с вала. Медленно. Как те несчастные муравьишки. А что мне оставалось делать? На ватных ногах я двинулся к мрачно возвышающейся горе. Может быть бежать? Прочь от муравьиного города и смертельной опасности. Нет. Вождю достаточно издать еще один запах, и орда аборигенов настигнет меня. Их челюсти, косы и когти не сулили легкой смерти. Мне оставалось уповать на быструю и, надеюсь, безболезненную смерть от горы.

 

V

 

    Почему так? Так быстро. Всего полгода в рядах первопроходцев. Всего полгода и одна планета. Никто даже не будет знать, что это я обнаружил ее. Я понимал, что риск смерти многократно возрастает в космосе. Я отдавал себе в этом отчет, когда вербовался.  Но смерть должна была быть другой. Не знаю, какой точно. Но не этой. Голый, дрожащий, подгоняемый страхом перед аборигенами. Своими ногами идущий на верную смерть. Как унизительно. «Космос- будущее человечества! Герои добудут его!». Какой бред… Какие герои… откуда… Вот же я голый и дрожащий… А ведь говорили – учись на обычную, земную, профессию. Но нет, подавай космос, далекие горизонты, романтика, героизм.

    Зачем он нужен, вообще, этот космос. Ни одна из найденных нами рас не додумалась выйти за пределы родной орбиты и ближайших спутников. Но мы же человечество, видите ли… Нам же больше всех надо… Земля наш дом. Да, да, именно так. Как же хорошо там. И как же она далека…

    Казалось, вот сейчас взревут небеса. И боевая платформа с нашего галеона опуститься на землю. И из нее выйдут наши ребята, закованные в броню Конкистадоров. Они разворошат поганый муравейник, сотрут в пыль проклятую гору. А зловонного вождя я буду лично резать на куски, отрывая лапки и усики. Но…но… Сигнал от аварийных маяков еще даже не достиг экспедиции. И достигнет ли? Отклонившись от курса, я значительно увеличил расстояние до нее.

   Вот и первый из погибших муравьев. Я наткнулся на него в траве. Значит все. Где-то здесь проходит невидимая граница, за которой скрывается смерть. Ждать осталось недолго. Я больше ничего не чувствовал. Тело еще двигалось, а душа и сознание умерли. Я уже был мертв. Еще несколько шагов и все. Прощай мама. Прощайте все.

    Я прошел эти несколько шагов и уперся в шершавую поверхность горы. Я все еще был жив.

    Ничего не понимая, я огляделся. Вдалеке, на валу, суетились аборигены. По-моему, вся орда собиралась последовать за мной. Провозгласи они меня сейчас хоть трижды богом, находиться среди них я не желал. Найдя расщелину в толще горы я нырнул в нее.

    Скудный свет местного солнца проникал в расщелину. Он слабо отражался от чего-то внутри. Я протиснулся дальше, ободрав до крови руку. Путь мне перегородила металлическая стена. Вот так вот! Значит и гора не гора. Вспомнились гигантские фигуры на рисунках аборигенов. Наверное, гора была постройкой этих таинственных существ. Может быть, это были пришельцы или далекие предки нынешних инсектоидов. Меня местная фауна приняла за их наследника, способного уничтожить древнее заклятье. Наверняка, у аборигенов ходят легенды о бесценных сокровищах и артефактах спрятанных в горе.

    Я выглянул из расщелины. Муравьи в нерешительности стояли поодаль. Около десятка из них лежали в траве. Значит, они так и не могут подойти к горе. Почему же тогда прошел я? Подойдя к металлической стене я приложил к ней ободранную, до крови, руку. Металл приятно холодил рану. Теперь, следовало собраться с мыслями и решить, что делать дальше.

    Что-то незримо изменилось. При скудном свете я не мог понять, что именно. Причем изменилось не просто так. Изменилось и все. А продолжало меняться. Сверху посыпались камни. Обвал! Я метнулся к выходу, но огромный кусок породы рухнул сверху и запечатал меня в каменном мешке.

    Камнепад прекратился так же неожиданно, как и начался. Вот и все. Я чуть не зарыдал. Из всех смертей, грозящих на этой планете, судьба уготовила мне самую мучительную. Даже если спасатели прибудут сюда, то им ни за что не найти меня в толще горы. В отчаянии я опустился на землю и откинулся на металлическую стену. Но ее не было. Я упал навзничь и меня ослепил яркий свет.

 

VI

 

    Было несложно добраться сюда. Слишком все знакомо. Слишком все понятно. Я стоял перед отсеком, за которым скрывалась моя самая последняя, самая безумная надежда. Шлюз отодвинулся в сторону. Тяжело. Не до конца.  Это и понятно. Столько времени здесь. Сколько? Не знаю. Корабль успел обрасти горной породой. Миллионы? Нет, это невозможно. Может быть какой- то временной провал. А такие вообще бывают? Не знаю. Космос слишком чужд, слишком опасен для человека. Что-то надломилось во мне со времени той аварии на орбите. Сейчас я просто хотел вернуться домой.

    Корабль, судя по внутреннему расположению кают и отсеков, принадлежал к неизвестному мне классу. Наверное, один из тех, времен раннего периода Экспансии. Доступ на основе генного кода, поразительное энергосбережение. Таких технологий нет на современных кораблях. Ходили слухи, что некоторые старые корабли были настоящими шедеврами. Но итог, все равно, был один. Экспансия для этих парней закончилась трагично и безвестно.

    Я надеялся на то, что передатчик на этом ветеране космопроходки находился в исправном состоянии. Если энергии будет достаточно, то можно послать мощный сигнал экспедиции. Не то, что мои маяки.

    Шагнув в рубку корабля, я оглядел приборную панель. Она была необычной, надписи были на незнакомом мне языке. Но, тем не менее, я смог разобраться, что к чему. Не даром я был лучшим на курсе! Итак, оценить состояние передатчика, дать сигнал и ждать спасателей. А когда меня вытащат, с этой чертовой планеты, я напишу отказную. И будь, что будет. С первой же транспортной баржей покину экспедицию. Экспансия, герои, первопроходцы. Добудем космос. Ну-ну…

    Правую переборку рубки украшал странный орнамент. Он был сложен на подобии мозаики. Частью осыпавшейся и покрытой толстым слоем пыли. Я разглядывал орнамент, угадывая в нем нечто знакомое. Приглядевшись, я понял, что здесь изображена карта планеты. Не может быть! Несмотря на то, что очертания континентов были несколько иными, в карте безошибочно угадывалась Земля.

    Но почему так непривычно выглядели континенты? Ведь это не возможно… И тут меня словно пронзила молния. На всем корабле я ни разу не встретил символов и лозунгов Экспансии. А ведь их использовали со времен первых походов. Судя по очертанию континентов - так Земля выглядела несколько десятков тысяч лет назад. Так неужели уже тогда…

    Знакомые слова, фразы, символы вдруг обрели смысл. Более глубокий, чем мы вкладываем в них. Экспансия. Она началась не вчера и не сегодня. И, как оказалось, даже не в тот момент, когда легендарный «Юрий» ушел в первый поход.

    Настраивая передатчик я не переставал думать об экипаже древнего корабля. Таких же людях как и я. Хотя нет,  не таких. Их аборигены изображали на своих рисунках в виде гигантских фигур. Титанами. Как они изобразят меня? Жалким испуганным карликом?

    Вот и все. Оставалось нажать на нужную кнопку и мощный сигнал пойдет в космос. Я протянул руку и замер. Вдруг осознав, что не смогу отказаться от Экспансии. Слишком велик этот процесс. Настолько велик, что разум одного человека не всилах осознать его полностью. Лишь все человечество, передовая эстафету из тысячелетия в тысячелетие, упорно и безжалостно, к себе и другим, воплощало его.

    Мне стало стыдно за свое малодушие. Попав в переплет я тут же отказался от своих идеалов. Вдавив кнопку в панель я подумал о том, что мне нужно оправдаться. Не перед кем-то… Перед собой. Я должен стать таким же как древние путешественники. Титаном. Героем, который, среди других, добудет человечеству космос.       

     

 

     


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования