Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Изгнанник - Что там - за переборкой?

Изгнанник - Что там - за переборкой?

 
Что там – за переборкой?
Опять это повторилось.
"Бдум!" - Громкий звук. От него кровь стыла в жилах.
У грузового отсека корабля (судно служило для трансгалактических перевозок) собралась вся команда. 
Люди переглянулись. Пожалуй, не показалось. Разве что, всех обуяла массовая галлюцинация.
Звук не просто сильный. Складывалось впечатление, будто он… целенаправлен, что ли? Да-да, будто огромным куском арматуры с той стороны ударили в аккурат по перегородке, нисколько не жалея сил.
Некоторое время напряжённо вслушивались, растерянно и хмуро, а кое-кто – и пугливо – поглядывая на остальных. С той стороны больше не доносилось ни звука. Лишь далёко внизу мерно урчали турбины. ТОТ с той стороны перегородки – кем бы, или чем бы он не был – наверняка потешался в этот момент над собравшимися.
Первым нарушил молчание Грейс, человек сорока с лишним лет, который носил на этой посудине звание капитана:
- Думаю, нам стоит открыть люк и посмотреть, что внутри.
Штурман Флокс имел на этот счёт другое мнение:
- К чертям, - пробормотал он, и его рука дёрнулась, чтобы осенить себя крестом. Странный жест в Космосе, где Человек объявил себя равным Всевышнему. – Не стоит нам туда соваться. Там нет ничего опасного – всего лишь гора микросхем. Можно доставить их на Деметру, и дело с концом – там мы передадим дело вооружённой таможне. Пусть они и разбираются. У меня нет ни малейшего желания лезть туда. Честное слово!
Капитан покачал головой:
- Нет, - сказал он. – Оставлять это так нельзя. До Деметры нам лететь ещё добрую неделю. За это время команда может надумать себе невесть что. Страх и паника отлично распространяются в вакууме.
И, словно, соглашаясь со словами капитана – ТО, за перегородкой ударило ещё раз. Глухой гул вибраций обежал, казалось, всё большое нутро корабля, и добрался до сердец присутствующих. Но место удара сместилось от люка правее.
Люди вздрогнули. Послышался тихий шёпот.
- Что бы там ни было, - сквозь зубы процедил штурман. – Пусть уж лучше сидит там. Я не желаю иметь с ним дело. – Он сплюнул.
Тихий щелчок разрезал разряжённый воздух. Штурман снял с предохранителя пистолет. Грейс и забыл, что некоторые члены команды имеют право носить табельное оружие.
- Так, - сказал, поворачиваясь к штурману, и поднимая вверх руки. – Вот это нам сейчас совсем ни к чему. Давай-ка убери его, пока не произошло чего плохого.
Флокс держал пушку перед собой, уперев водянистые зелёные глаза в непроницаемое лицо Грейса. На мгновение тому показалось, что штурман готов засунуть его просьбу в одно место. "Люди выдыхаются, - внезапно совершенно спокойно подумал Грейс. – Ещё бы лет пять назад Флокс и близко бы не допустил подобного. А сейчас? Пора бы ему отправляться на покой". Штурман едва ли прочитал мысли капитана, но в его взгляде, в этой мутноватой киновари, которую можно было назвать взглядом, стрельнула искорка стыда. Скорее всего, сыграла железная непоколебимость, которую излучал капитан, он-то сам был далеко не так плох. Флокс потупился.
- Да, ты прав, - проворчал он, нехотя запихивая пистолет в кобуру. Оружие ни как не хотело занимать своё место, и штурман сумел загнать металлического питомца в конуру лишь с третьего раза. – Что-то я немного расклеился.
- Вот и славно. – Хмурое лицо капитана вмиг расцвело радушием, на нём сияла дружелюбная улыбка. За такие метаморфозы капитана на судне очень жаловали. Грейс хлопнул Флокса по плечу, и повернулся к присутствующим.
Далее состоялось небольшое собрание. Для проведения, которого, экипажу не пришлось удаляться в зал заседаний. Короткий брифинг прошёл тут же – на месте действия.
Впервые шум услышали несколько часов назад. Вначале ему не придали особого значения. А потом списали на неполадки двигателя. Вот только все внутренности "Отчаянного" - так называлось судно – работали исправно. И тщательная проверка не выявила неисправностей. Следы привели сюда – к грузовому отсеку.
Одна из основных версий – и её придерживалась большая часть команды – за перегородкой прячется "заяц". Но оговорки возникли сразу. Дело вот в чём. Нелегальные пассажиры в Космосе – дело экземплярное – единичное. Просто потому, что очень сложно обвести вокруг пальца многоуровневую систему защиты "контрафакт", и хитрую электронику – буквально каждый миллиметр судна фарширован сложными датчиками, и спектральным анализаторами.
И всё-таки, несмотря на видимые опасности, "зайцы" записывались и в ряды покорителей безвоздушного пространства. То есть находились умельцы, что могли в лёгкую обмануть живой досмотр, и самую современную аппаратуру.
В этом смысле "Отчаянный" - не самый сложный экземпляр для "Живой контрабанды" - ведь он служил для небольших частных перевозок. Никаких опасных или секретных грузов. Соответственно, и другой уровень пограничного контроля.
Как знать, возможно, именно заяц сейчас с той стороны даёт о себе знать? У него кончилась еда, и он хочет выйти наружу – сдаться, только бы не умереть голодной смертью.
Серый квадратный люк в полтора человеческих роста в высоту, и столько же в ширину, стал сосредоточием любопытных и испытующих взглядов.
Всё-таки версия казалась неправдоподобной. Даже если учесть, что заяц каким-то невероятным образом сумел обмануть датчики и камеры слежения, протянуть так долго ему бы не удалось.
Космическое путешествие – дело опасное даже для профессионалов. Ведь иногда приходится лететь недели и месяцы, а то и годы, подвергая себя различным перегрузкам, участвуя в таких передрягах, как прыжок в нуль пространство. Преодолеть эти испытания зачастую можно лишь будучи членом экипажа – ведь только им полагалась специальная аппаратура и обмундирование. Но даже, если учесть, что предполагаемый заяц сумел разжиться простейшим или самопальным портативным стабилизатором, - а это крайне сомнительная мысль, то против одной элементарной вещи, он бы не смог играть.
Всё просто – отсек абсолютно герметичен, и не раскупоривался со времени отправления, а подача кислорода в него на время путешествия сведена к минимуму. Гость бы задохнулся в течение первых нескольких часов полёта. Если только не прихватил с собой отдельную капсулу или барокамеру.
В этом случае путешествовать в техническом отсеке как-то даже практичнее.
Аппаратура утверждала, что никакого движения за перегородкой не было с тех самых пор, как в него на Земле сгрузили две сотни коробок, и загермитизировали люки.
НО.
Отдельные приборы фиксировали слабое – едва уловимое излучение. Они характеризовали его, как электромагнитные волны, из неопределённого источника. Или местечковые скачки температуры.
В графе "Возможная угроза" на дисплеях зелёным мигало заключение: "Без видимой угрозы".
Космический корабль – это, если хотите, огромная микроволновая печь. Здесь обитает целый террариум различных излучений, свечений и волн. А непосредственно под грузовым отсеком располагались мощные двигатели. Так что лёгкий скачок тепла – это ещё глубоко в пределах нормы.
Но чтобы излучение могло шуметь, и даже больше – стучать в стены, нет уж, увольте!
- Эта чертовщина началась вчера вечером, - Вытирая толстым пальцем пунцовые губы, сказал Райт, начальник службы безопасности – в прошлом военный офицер. – Ориентировочно после того, как…
Но все и без подсказок знали, после чего.
Чуть больше суток назад – по земному времяисчислению – "Отчаянный" вспорол своим телом брюхо небольшой туманности в созвездии Скорпиона. Её нет ни одной галактической карте – настолько она мала. Предположительно, туманность – застывшие в безвоздушном пространстве частички газа - являет собой не что иное, как фрагмент куска кометы, много веков назад отделившийся от матери, и теперь живущий собственной жизнью.
Непонятное и пугающее совпадение. Обшивка корабля не пострадала. И даже намёка нет на то, что какая-то часть неземной материи проникла внутрь.
Во всяком случае, так можно было бы считать, если бы не…
- Надо посмотреть, что внутри.
- Да чёрт бы вас побрал с вашим дотошным любопытством, - раздался новый негодующий возглас. На сей раз он принадлежал молодому инженеру, Ави. – И в самом деле, что Вам так неймётся, летим себе и летим. Пусть на Деметре разбираются, что там и к чему.
И вновь капитан отреагировал неожиданно – сам для себя. "Техническая сторона сегодня даёт слабину, - весело подумал он". Но вслух серьёзно сказал:
- Мы, к моему большому сожалению, несём прямую материальную ответственность за сохранность груза. А любое излучение может ему навредить.
В нутре грузового отсека хранились терабайты – миллионы терабайт памяти. "Отчаянный" вёз на Деметру компьютеры. Те самые горы "микросхем", как окрестил их штурман, должны были стать мозговой ячейкой огромной библиотеки – пожалуй, одной из крупнейших в галактике. В них содержался едва ли не весь накопленный людьми опыт.
- Хрен его знает, что там происходит. – Закончил Грейс. – Но не думаю, что содержимое коробок к этому лояльно относится. Думаю, стоит хотя бы перетащить их в другой отсек.
Команда разделилась ровно наполовину. Одни соглашались, нужно проверить, что там за переборкой, другие были категорически против.
В итоге первые, на чьей стороне играл голос капитана, и начальника службы безопасности, одержали законную победу. Поступили следующим образом: тех, кто не участвовал в операции, отправили по своим местам. Собственно, в эпицентре событий остались шестеро.
- Оружие брать туда не рекомендую и не дам. – Райт, который возглавлял отряд путешественников в неизвестность, обвёл присутствующих деловитым взглядом. В его голосе чувствовались едва ли не радостные нотки – мужик начал скучать на пенсии, мотаясь в однотонных торговых рейсах. А тут едва ли не впервые целое приключение. Райт похлопал себя по бедру, где у него висела кобура, причмокнул. – Видите ли, ребята, какое дело. В стрессовых ситуациях пистолет из доброго друга превращается в заклятого врага. Так что придётся вам доверить свою сохранность старине Райту. Можете быть покойны, он на этом деле собаку съел. Ага. К тому же, всем вам, насколько я знаю, оружие по табелю и не полагается, ха-ха.
Грейс наблюдал за этой маленькой речью, сложив руки на груди. Он пытался прислушаться к своему внутреннему чутью, но оно подозрительно молчало. Когда Райт закончил, капитан кивнул:
- Сейчас мы догоним уровень кислорода в отсеке до нужного уровня, а потом запустим туда робота-погрузчика. Он прокатится, и посмотрит, что к чему. У машины имеются камеры, датчики – словом, всё, что нужно, дабы быть в курсе событий. С помощью него сгрузим коробки, и переместим их в другой отсек. На это у него уйдёт минут тридцать. Когда комната останется пуста – бегло осмотрим её сами. Вроде бы, ничего сложного, - капитан улыбнулся. "Вроде бы ничего улыбка вышла", - подумал он.
В операции, как уже было сказано, участвовали шестеро. Кроме двоих вышеобозначенных, был старший механик Гайд, что не на много младше Райта. Молодой очкарик Дэн – хороший простоватый парень, его подмастерье. А также братья, Кони, и Дити. Один корабельный медик, второй – учёный-физик.
Пока что все расположились в соседней комнате, где находился небольшой пульт управления. На огромных дисплеях пространство по обе стороны злополучной переборки лежало, как на ладони. Там ничего не происходило, груда коробок стояла так, как предыдущие двенадцать тысяч часов до этого. Начались приготовления.
"Отчаянный" нёсся себе по тёмной бесконечной дали, преодолевая за секунду миллионы километров расстояния. Эта гонка, если выйти в эфир, сопровождалась бы лёгким шуршанием, потрескиванием, и даже "пением" - таким был голос далёких звёзд, туманностей, и галактик. Огромной Вселенной было абсолютно наплевать, какие перипетии творятся в этот момент в отдельном маленьком суднышке, что бороздило её бескрайние просторы.
Наконец, всё было готово. Щёлкнули огромные замки, раздалось лёгкое шипение, приправленное жужжанием, и дверь грузового отсека отъехала в сторону.
Освещённое дневным светом внутреннее пространство отсека выглядело очень миролюбиво. "Наверное, обойдётся", - спокойно подумал капитан. Но где-то в глубине души у него сохранилось напряжение.
Шебарша гусеницами, в отсек въехал робот-погрузчик. Обычно они не соседствовали с грузом, который перевозился на корабле, согласно одному из пунктов регламента о грузовых перевозках. Машина деловито въехала в помещение, потолки которого уходили высоко вверх. Тот же час на трёх отдельных дисплеях возникла картинка с места события.
Ничего особенного. Отсек пуст, если не считать груды коробок, которая совершенна незаинтересованная в том, чтобы выкидывать какие-то сюрпризы, или перемещаться со своего места. Коробки располагались в дальней части отсека, заняв всё пространство от стены до стены, и возвышаясь вверх на добрый человеческий рост. Они были прикреплены фиксаторами.
Датчики робота передавали о небольших изменениях тепла. Но сложная техника убеждала людей, что ничего опасного для их жизни в отсеке нет. 
Робот сделал несколько кругов, демонстрируя, что никто и ничто не прячется в четырёх стенах, а затем направился к грузу. Из железного нутра машины наружу выбрались металлические манипуляторы, которые принялись колдовать с фиксаторами. Можно было поступить проще – сделать это несколькими нажатиями клавиш в рубке, но Грейс решил доверить дело машине.
Через пару минут операция была закончена. Металлическими захватами робот аккуратно сгрузил первую партию груза на небольшую платформу, что располагалась сбоку от него. И направился к выходу.
Площадка для груза имела свойство подниматься и опускаться. Это позволяло убирать её, когда в ней не было необходимости. В этой ситуации она вертикально плотно прилегала к телу машины. Сейчас платформа, шла в десяти сантиметрах от пола.
Робот выехал из отсека и, добрался до противоположной стены. Здесь его с нетерпением ждало разверзнутое чрево грузового лифта. Оттуда мягким потоком лился тусклый голубоватый свет. Туда робот и въехал, чтобы сгрузить коробки. Было решено переместить их двумя палубами ниже. В пустой отсек.
Несколько секунд – и коробки стоят в лифте, а робот снова жужжит гусеницами, направляясь в грузовой отсек. Если бы на его месте оказался кто-нибудь из команды, например, Райт, он наверняка сейчас показал бы вытянутый вверх большой палец, дабы люди, наблюдавшие за происходящим, не волновались.
А они и в самом деле расслабились. Ведь, пока всё шло самым будничным образом.
"Хотя бы, команда не будет переживать, - подумал капитан. – Да и я спокойнее буду спать, зная, что груз жив и здоров".
И вот, в этот момент, когда все уже мысленно открыли шампанское, празднуя удачное завершение дела, случилось то, чего все опасались.
Робот подъехал к груде коробок, и вновь протянул к ней свои металлические руки, дабы забрать очередную партию груза. Но внутри у него что-то щёлкнуло, он жалобно дёрнулся, и замер. Его руки остались всего в нескольких сантиметрах от коробок.
Капитан щёлкнул тумблерами, пытаясь добиться хоть чего-то машины – видео с камер продолжало транслироваться на мониторы – но безрезультатно. Даже с пульта ручного управления не удалось сдвинуть машину с места. С автоматом что-то случилось. Причём внезапно, и без видимых на то причин. Датчики-анализаторы сетовали на внезапный скачок напряжения в батарее (или сразу в нескольких), который вывел её из строя.
"Хм!" - Этот звук исторгло сразу шесть глоток.
- Ничего не понимаю, - буркнул Дэн, поправив на носу широкие очки, исподтишка постоянно сползающие вниз. Вообще-то уровень развития медицины даже слепых уже делал зрячими. Но Дэн не торопился избавляться от своих двух уродливых окуляров. Шутили, что очки – это его семейный тотем (что отчасти было правдой). Дэн наморщил нос, и откинул голову назад – как делал всякий раз, когда очки сползали вниз, или когда у него вдруг включались мозги. – Чертовщина какая-то. – Он наклонился над пультом, и сыграл на кнопках сложную беззвучную мелодию. Как минимум, симфонию Баха. Но его манипуляции не произвели никакого эффекта. Робот лишь натяжно и жалобно прогудел, тщетно пытаясь шевельнуться, но не сдвинулся и на миллиметр.
- Хреново дело, - долговязый Кони почесал затылок. – Сломался. Того и гляди, самим придётся сгружать этот хлам. Ну, как доберёмся, я имею в виду.
- Что значит сломался?! – Сквозь зубы произнёс Гайд, - у него там стабилизаторов поназасунуто… прямой атомный взрыв выдержать сможет.
- Во-во, и я том же, - кивнул Дэн, всё-таки же безрезультатно колдуя над ручным управлением робота.
- Во всяком случае, я грузчиком не нанимался.
Грейс вздохнул. Всё шло к тому, чтобы сходить к роботу и посмотреть, что случилось. А он уже мысленно настроился на то, что дело обойдётся без личных контактов.
- Надо сходить туда и посмотреть, - услышал он свой голос.
Конечно, возникло небольшое обсуждение. В рубке стояли не слабаки, и не трусы – ребята уже изначально были готовы к тому, чтобы зайти внутрь. В то время, как большая часть команды дала петуха, но после того, как в проклятом грузовом отсеке у них на глазах полетел робот. В общем, суеверные встречаются и в космосе.
Тем не менее небольшая делегация всё-таки отрядилась проверить, что к чему. Естественно в неё вошли оба механика, а также Райт. Сошлись на том, что капитан останется в рубке, и будет наблюдать со стороны.
- Ну, помните, ребята, что я Вам говорил насчёт оружия, - жизнерадостно говорил Райт, хлопая себя по кобуре. – Только со мной. Вам надо держаться рядом.
- Дэн кого надо ударит ключом, - кивнул Гайд, похлопав своего младшего напарника по плечу. – За него не переживай. К тому же, когда он волнуется, то много говорит, и брызгается слюной, так что кого хошь утопит!...
- Да пошёл ты! - Недовольно буркнул Дэн, столкнув с плеча руку старшего напарника.
- Да ладно тебе, - Гайд улыбался.
Трое были готовы. Дэн взял небольшой ящик, в котором хранился инструментарий, необходимый для починки. Плотный невысокий Райт в синем толстом комбинезоне, чёрная копна волос которого по обыкновению разметалась по лбу, уже подал знак, что пора идти. Он, безусловно, был в этой ситуации за главного, что его не мало радовало. Механики, шпыняя друг друга, поплелись за начальником службы безопасности к выходу из отсека. Забавное они представляли собой зрелище. Особенно худой Дэн, с едва ли не круглыми руками, как у гуманоида, в которых был зажат ящик.
Вскоре они появились на экранах мониторов. Люди в рубке во все глаза наблюдали, как эти трое вошли в тамбур грузового отсека. Они осмотрелись по сторонам, затем Райт повернулся к одной из камер, и помахал рукой. Всё шло хорошо.
Затем они приблизились к люку. Райт сказал парням пару слов, и они перестроились, став как бы в небольшой треугольник. Теперь Райт шёл впереди, а механики, чуть отстав – по обе стороны его рук. Таким маленьким клином они медленно вошли в грузовой отсек, поминутно оглядываясь по сторонам. Начальник службы безопасности держал перед собой пистолет.
Всего лишь, вышла из строя батарея, думал Грейс. Пустяковая поломка.
О чём думали учёные, сложно было сказать. Оба, сложив руки на груди, напряжённо всматривались в монитор.
Задержавшись в портале входа в отсек, наш небольшой отряд двинулся дальше. Вот они уже внутри, и, оглядываясь по сторонам, на слегка подогнутых коленях (будто сейчас сверху что-то взорвётся), не спеша идут к груде коробок, возле которой застыл неисправный робот. Датчики говорят о том, что обстановка в отсеке миролюбива по отношению к гостям, и никак не изменилась. Видео подаётся на монитор густым бесперебойным потоком.
Вот они подошли к роботу. Остановились. Их путь в общей сложности не занял и тридцати секунд. Дэн поставил ящик на платформу автомата. Гайд поелозил руками по металлической обшивке, и открыл крышку, за которой скрывались внутренности электронного погрузчика. Оба механика уставились туда, почёсывая – один, спину, второй – голову. Райт стоял чуть поодаль, подозрительно осматривая пространство.
Он поднял глаза к камере, сказал несколько слов, и указал большим пальцем за спину – там, где стояли механики. Райт поднёс руки друг к другу, и изобразил жест. Будто бабушка вязала спицами. Затем повернулся к своим спутникам, дабы что-то уточнить, и когда они ему ответили, указал в камеру на запястье, и свободной рукой четыре раза показал пять пальцев. Двадцать минут.
Несерьёзная поломка.
Гайд в течение доброй минуты что-то досконально объяснял своему напарнику, сопровождая слова жестами. Тот кивал, иногда уточнял. На его лице иногда появлялось удивление (лицо старшего механика оставалось исключительно серьёзным). Закончив речь, Гайд полез в нутро робота. А Дэн открыл ящик с аппаратурой.
Эти двое занялись ремонтом. Райт ходил вдоль ряда коробок, похлопывая по ним рукой…
И вот тут - тут случилось что-то ужасное…
Райт, который с пистолетом в руке, обхаживал ряды коробок, внезапно остановился, несколько раз дёрнув ртом. Судя по тому, что механики, моментально, не сговариваясь, обернулись к нему, начальники безопасности заорал. Затем его лицо побагровело – для того, чтобы это увидеть не пришлось увеличивать картинку на мониторе. Оно исказилось маской ужаса, и боли. Глаза выкатились наружу, в них не выражалось ничего, и была только пустота. Однако, совет из Грейса, Дити, и Кони позже решил, что в этот момент начальник службы безопасности ещё оставался жив и был самим собой. Одному Богу оставалось известным, что в этот момент творилось у него в голове…
Уже через пару мгновений ситуация изменилась, а судя по действиям Райта, далеко ничего хорошего он не испытывал. Начальник службы безопасности истошно орал – безумный взгляд, раскрытый рот, режущий слух беззвучным криком – навсегда останутся в памяти наблюдателей. Одной рукой Райт вцепился в комбинезон на груди, принявшись отчаянно его рвать. А второй – принялся палить из пистолета во все стороны. На последнее Начальника Службы безопасности могло толкнуть только одно: полное безумие, и полная безотчётность в своих действиях. Он встал на самые носки – но точно ли? Капитан и учёные долго потом спорили по этому поводу. Один твёрдо доказывал, что крепкий мужчина просто завис в воздухе в нескольких сантиметрах от пола... Его толстый, обложенный белым налётом язык, вырвался наружу, и принялся извиваться, как змея, которой в норе поджарили хвост. А голова дёргалась во все стороны. Через мгновение взгляд Райта потух, и он буквально рухнул на пол, застыв в неестественной позе: на четвереньках, упершись затылком в землю. Тело начальника безопасности некоторое время ещё сотрясалось в конвульсиях.
Гайд дёрнулся в его сторону, но что-то словно бы оказалось у него на пути, и механик растянулся на полу. Перекувырнувшись через голову назад. А потом – об этом уже никто не спорил – какая-то неведомая сила протащила его спиной по полу. Дрыгая ногами, Гайд, врезался в груду коробок, которые тут же посыпались вниз. Дэн, находившийся рядом, доказывал потом, что Гайда будто бы выжали как тряпку. Чёрт возьми, его словно крутанули с двух концов. Сдавили, как… как грейпфрут! – Говорил молодой механик, утирая свои слёзы.
Младший член кампании оказался расторопнее своих товарищей. Он побежал к выходу. На середине пути Дэн дёрнулся, и потерял равновесие. Его глаза наполнились ужасом. Сейчас с ним тоже произойдёт несчастье, Господи, спаси его душу, - подумали люди по эту сторону перегородки.
Но неведомое, чем бы оно ни было, отпустило мальчика. Он уже бежал дальше.
Щёлкнули затворы, и металлическая дверь за его спиной уже опускалась вниз, отделяя мальчика от страшного отсека.
Но что-то подсказывало Грейсу, ТО, за перегородкой, если бы ОНО захотело, не остановилось бы ни перед какой преградой.
Однако сейчас это было не важно.
Капитан, и учёные уже спешили на встречу механику. Всё произошло так быстро – пьеса под названием "инцидент в грузовом отсеке", заняла всего считанные секунды. И очевидцы только сейчас смогли отреагировать.
- Господи, - кричал Кони, когда они оказались возле мальчика. Это происходило на том месте, где всей командой они вслушивались в таинственные удары за переборкой. Лицо медика было бледным, будто он сам насилу вырвался из злополучного отсека. – Что за дерьмо творилось у Вас там?! Что хрень, я тебя спрашиваю?! – Голос учёного сорвался на фальцет, Кони пытался в буквальном смысле вытрясти ответ из механика. Словно тот был виноват в случившемся. – Грёбаное привидение?! Полтергейст?! Невидимое нечто?! Что это?!
Капитан оттолкнул Медика, Дэн прижался к его груди и заплакал.
 
Десять часов часа спустя капитан сидел в кают-компании рядом с медицинским отсеком. Грейс курил. А ведь он думал, что много-много лет назад избавился от этой привычки
По возвращении на землю или, сходу на сушу, как принято говорить, его, скорее всего, ждал рапорт, и отставка. Но Грейса последнее мало волновало.  
Команда за его спиной нашептывала дурные вещи. Среди них очень превалировали такие фразочки, как "ага, его же предупреждали", "нарушение должностного регламента", и самое коронное: "всех, сволочь, подставил!". Всего за десять часов он стал сосредоточием испепеляющих взглядов. За это время капитан понял, что значит выражение "у стен есть глаза". Безусловно, громадная космическая посудина жила своей жизнью. Она всё видела и слышала. Она наблюдала за капитаном долгим испытующим взглядом. Как ни странно, тот и по этому поводу не переживал. 
В воздух летели толстые кольца дыма, вырывающиеся из его раскрытого рта, прежде обжигая горло. И это, как ни странно, тоже нисколько не беспокоило Грейса.
Единственно, что его заботило, так это то, что как минимум двух человек из команды уже не вернёшь. Они не прибудут на Землю, не встретятся со своими родными. Такое встречалось, но не в рейсе, когда нужны перевезти всего лишь какие-то дурацкие коробки.
И ещё, - но возможно, то предчувствие обманчиво, оно всего лишь следствие пережитого? Ампула страха лопнула в груди, и теперь её содержимое медленно распространяется по внутренностям, отравляя мозг, вызывая перед глазами ужасные картины, нагнетая общую атмосферу, как паралитический газ? – Возможно. Возможно, это бред, и всё не так плохо, но Грейсу казалось, что над всеми – над каждым членом команды, включая само судно – нависла огромная грозовая туча опасности.
Дэна доставили в лазарет. Он дрожал всем телом, плакал, и не мог сказать ничего путного. Все слова будто комом встали у него в горле. Наружу оттуда прорывались лишь нечленораздельные звуки. Два раза по дороге в медицинский отсек, он тормозил всю процессию. Его тело выгибалось, будто по нему пускали огромный электрический разряд. Дэн мёртвой хваткой вцеплялся в руку Дити, так что тот начинал орать: "Господи, он мне сейчас запястье сломает! Уберите его от меня!"
Дэн вёл себя как наркоман во время ломки. Или наоборот, словно его организм пытается отторгнуть что-то. Да чёрт его знает, что там с ним происходило, парня трясло не по-детски. И ещё у него был такой вид, словно с ним сейчас что-то произойдёт. А глаза… в них застыли боль, испуг, и просьба о помощи.
Так его и довели до лазарета, а там вкололи приличную дозу снотворного. И он уснул.
Команда уже поняла, что случилось несчастье. Держать её в неведении было бы глупо и неправильно. На небольшом совете в огромной кают-компании очевидцы произошедшего рассказали о случившемся. Естественно, ситуация была подана, как несчастный случай. Случился скачок… электромагнитных волн, он оказался пагубен для человеческого организма.
Грузовой отсек теперь находился на карантине. А груз, который успели оттуда вывезти, переправлен палубой ниже. Команда негодовала, речь даже заходила о том, чтобы переизбрать капитана.
"Вот видите, - орал штурман. – Я же говорил".
Господи, вот бы этот день поскорее закончился…
 
Пшикнула дверь. В кают-компанию вошёл Дити. Его лицо было хмурым. Он словно постарел на пару лет.
- Есть какие-то новости? – Обернулся к нему Грейс.
- Дэнни пришёл в себя, - мрачно ответил Дити. - И даже начал говорить.
Капитан тут же рванулся вперёд, все остальные мысли разом вылетели у него из головы. Пепел от сигареты обжёг пальцы.
- Что он говорит? Он что-то сказал? – Грейс внезапно поймал себя на том, что буквально брызжет слюной в лицо учёного.
- Лучше тебе самому послушать, - неторопливо ответил тот. – Самому с ним пообщаться, и послушать, что он говорит.
В следующее мгновение капитан уже стремглав нёсся в лазарет. Стеклянные двери разъехались в сторону, стоило ему только приложить палец к специальному сканеру.
Дэнни сидел на кровати, весь увешанный проводами и датчиками. Грейс сразу обратил внимание на взгляд. Уставшие глаза на пепельно-сером лице. Что бы ни случилось с парнем, он пережил большой стресс. Охрененно большой стресс.
Обернувшись на шаги капитана, Дэн улыбнулся.
Ну, слава Богу, хотя бы не всё так плохо.
Кони сидел с мальчиком.
- Состояние парня хорошее, - сразу доложил он. – Пару дней потребуется на отдых, чтобы восстановиться. Возможно, взять небольшой отпуск по возвращении. Но в целом всё хорошо, даже поел. Хотя, до конца поездки мы остались без механика.
Грейс сел рядом с мальчиком. Тот во все глаза смотрел на капитана. Господи, а ведь он ещё очень-очень молод, подумал Грейс.
- Можешь оставить нас вдвоём? – Обратился капитан к медику.
- Конечно, - пожал плечами тот. – Я буду в соседнем кабинете. Если что, ты можешь в лёгкую позвать меня.
Когда врач, шебурша халатом вышел из помещения, Грейс без лишних предисловий обратился к механику.
- Ты можешь рассказать, что там случилось?
- Недавно он ушёл от меня, - ничего не объясняя, сказал Дэн. – Когда я проснулся. Всё то время, что я спал, он был со мной, а когда проснулся – его уже нет!
- Кто? – мягко спросил Грейс, поглаживая мальчика по руке. – Ты можешь объяснить, что случилось?
- Большое угрюмое чудовище… как… как гремлин… только хуже… много хуже! Он есть нас изнутри. Он не трогает органы, но ест нас изнутри!
Грейс услышал странный сбивчивый, и очень кошмарный рассказ.
За свою карьеру капитану удалось многое повидать. Но Космос в очередной раз сумел приподнести ему сюрприз. Да такой, что заставлял переосмыслить всё виденное и слышанное ранее.
Оказавшись в отсеке, Райт, Гайд, и Дэнни сразу почувствовали неладное. Словно, там кто-то находился. На них давило какое-то неприятное чувство. Страх, и… будто кто-то приглядывался к ним. Но они списали это на повышенную разряженность воздуха. Особенно чувство усиливалось вблизи груза…
Итак, смельчаки принялись за работу. Первым ОНО – это существо напало на Райта. Я не видел его, - сказал Дэн Грейсу. - Только то, что и вы сами наблюдали на мониторах.
Когда мальчик понял, что дело пахнет жаренным, он правильно решил, что пришла пора спасться бегством. Хотя, скорее, за него такое решение приняли инстинкты.
И вот тут, произошло его знакомство с неведомым, которое уже успело полакомиться Гайдом.
- Оно попробовало меня на вкус. – Эту фразу Дэнни произнёс нейтральным бесцветным голосом. – Я ему не понравился.
- Что?! Что значит, попробовал на вкус?!
Дэнни долго сидел молча, собираясь с мыслями, прежде, чем, наконец, ответил на этот вопрос.
ЕМУ – этому существу много лет. Гораздо больше, чем можно себе представить. Оно пережило практически все эпохи, и побывало буквально ВСЕМ: оно было планетой, энергией, сгустком газа, чёрной дырой и живым существом. Возможно, и мы однажды превратимся в такую сущность. Но это будет не скоро. Нас перед этим ждут миллиарды лет существования в иных ипостасях.
Сейчас ОНО представляет собой некую бесплотную субстанцию, неизвестный нам вид материи. Что-то вроде радиоволны. Но даже это представление - очень поверхностное.
- Я видел его. – Говорил Дэнни, крепко сжимая руку Грейса. – Он не сожрал меня, но какая-то его часть осталась во мне, даже когда я покинул грузовой отсек. А может, это был он весь. Он сидел в моей голове. И общался со мной во сне. Это большой уродливый монстр. Он похож на… болотную кочку. Ты помнишь болота на земле? Из него торчат уродливые конечности. Но это только я его видел так.
Сейчас его интересует интеллект, знания, опыт – так оно сказало. Существо питается им, как мы питаемся… мороженым.
Так вот, Райт и Гайд, показались ему съедобными. Оно скушало их как устриц. Оно просто высосало их интеллект. Их мысли. Оно оставило от них лишь оболочку – тело. С абсолютно пустой головой. А затем убило. Почему? Оно, оказывается, очень гуманно. Также, как мы гуманны к животным, которых едим. Оно понимает, что без мыслей, без опыта человеку не жить. Поэтому оно само их и прикончило.
- А ты…
- А я показался ему очень незрелым. – Просто сказал Дэнни. - Не спелым. Как зелёный фрукт. Он лишь… лизнул меня… как мы пробуем на вкус… огурец. Он сказал, что я должен подрасти.
Дэнни некоторое время молчал. А потом добавил:
- Райт и Гайд тоже показались ему не сочными зрелыми абрикосами. Так себе, как он сказал. Но лучше, чем ничего. Для разнообразия сойдёт. Вообще-то, он не собирался никого трогать. Ему интересны коробки – компьютеры, в которых хранятся терабайты знаний о мире. Вот это да – это съедобно. Вкусно как грецкий орех. И ещё. Он смеялся, сказал, что люди не стали вкуснее от того, что покорили Космос. Их вкус остался таким же, как когда они устраивали крестовые походы, так он сказал.
Дэнни закончил свой рассказ.
- Я знаю, - горько произнёс он. – Вы можете считать, что я рехнулся, придумал это, или мне всё приснилось. Но уж поверьте, капитан, я никогда не забуду чувство, будто кто-то взял у тебя в голове кусок жизни, а потом поставил его обратно. Я, правда, это почувствовал на мгновение, и это самое ужасное из того, что мне доводилось чувствовать.
- Я верю. – Тихо сказал Грейс. И он не лукавил.
Открылась дверь и в каюту вошёл Кони.
- Что-то мне подсказывает, Вы заканчиваете. – Сказал он. – Да и датчики показали, давление у парня подскочило. Он волнуется, а этого сейчас нельзя допустить. Надо дать ему немного покоя.
- Я уже ухожу, - Грейс поднялся.
- Дэнни, - сказал он как можно более миролюбиво. – Поспи, тебе нужен сон. И запомни – всё будет хорошо. И ещё. Думаю, тебе по возвращении полагается небольшой отгул. Подумай о том, куда ты хотел бы съездить, отдохнуть, - Грейс подмигнул мальчику и направился к выходу из лазарета.
Говоря это, он понимал, что, возможно, самое страшное для мальчика только начинается. Ему предстоит прожить сотни бессонных ночей, и кошмаров, что будут преследовать его наяву. Да поможет тебе Бог, - подумал Грейс, одарив мальчика на прощание ободряющей улыбкой. и Вышел в коридор…
Кони поймал его уже в кают-компании. Он оставил мальчика с братом.
- Ну, как тебе история? – Возбуждённо спросил он. – Ничего, да. Думаю, парень бредит – это амортизация сознания. Реакция на шоковое состояние. Но, чёрт возьми, чего же у них там творилось?!
- Хм. Скачок напряжения, - пожал плечами Грейс. – Ты разве забыл?
- Да? – разочарованно произнёс медик, словно и забыл, что они втроём – своими руками, то есть умами создали эту версию.
- Ага, - просто отозвался Грейс.
Он во все глаза смотрел на Кони, чьё лицо искажалось от эмоций. Он получил загадку, и теперь как всякий учёный, бился над её решением.
В этот мгновение капитану в голову вдруг пришла внезапная - сумасшедшая мысль. Интересно, подумал он, глядя на медика, а каким бы ты был на вкус?
Со своими представлениями о мире? И реакцией на шоковое состояние?
Грейс не успел испугаться, а в голове у него уже билась другая мысль: или что там внутри у Флокса – старого алкоголика, чей пропитый нрав, настоян на дрянном характере? Наверное, на вкус он, как… как выдохшееся пиво, постоявшее на солнцепёке. Ха-ха, наверняка, так оно и есть!
Грейс мысленно развеселился. События последних нескольких часов немного расшатали его изнутри. Кони смотрел на капитана широко распахнутыми глазами.
Грейс вспомнил о своём племяннике. В свои годы этот резвый хулиганистый сорванец переплюнул по части выдумки всех изобретателей мира. Его гениальный ум, служащий Вечному Богу пакостей, отличался редкостной изощрённостью. Ему, кстати, надо привезти с этой поездки какой-нибудь сувенир. У парня день рождения.
А к чему это вообще? Ха-ха, да к тому, что с такими персональными качествами, мальчуган и сам напоминает кремовый торт!
Всё! Вот на здесь – после этой самой мысли настроение капитана, доселе державшееся на хорошем уровне, наконец, пропало.
Он почувствовал огромный камень усталости, что навалился ему на плечи. 
- Слушай, - хрипло выдавил Грейс, отходя от медика. – Мне что-то не по себе. Думаю, надо бы отдохнуть.
- А, ну да, - понимающе произнёс Кони. – Тебе нужно прийти в себя. Надеюсь, всё обойдётся.
- Я тоже. – Последние слова Грейс бросил собеседнику, находясь от него в несколько шагах. – Я тоже, - буркнул он себе под нос.
Эта фраза бессмысленными звуками носилась вокруг него, когда он не разбирая ничего вокруг, шёл по залитому тусклым светом коридору.
А вокруг – за металлическими стенами корабля – бесновалась огромная Вселенная.
 

Авторский комментарий: Не хочу писать никаких преждевременных аннтоаций к рассказу. Интереснее, получить их от других участников конкурса и членов жюри. Поэтому - приятного чтения! :)
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - Получить частные займы можно в Кисловодске. -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования