Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

КАРМА + ЛЮ=бит вас! - Что наша жизнь, или Каникулы стального бурундучка.

КАРМА + ЛЮ=бит вас! - Что наша жизнь, или Каникулы стального бурундучка.

 
Страшная рань. Половина пятого утра, а точнее четыре двадцать восемь и сорок секунд…сорок пять…пятьдесят пять…
Массивная дверь отворилась, и в кабинет вошел человек в военной форме. Даже не вошел, а скорее ввалился, поскольку, обладая столь внушительными габаритами, просто "войти" очень сложно. Хорошо поставленным, зычным голосом он прогрохотал:
– Господин президент, время вышло.
– Да знаю, генерал, не слепой, – буркнул "господин президент" и кивнул на трехмерную проекцию электронных часов. – Боже, но почему именно я …
Вошедший на краткий миг скривился. Заметно было, что ему противно такое непростительное проявление слабости. Однако он моментально вспомнил о субординации и отчеканил:
– Итак, совет должен знать ваше решение.
Президент похлопал себя ладонями по щекам, чтобы взбодриться, взъерошил чуть тронутую благородной сединой шевелюру и ответил:
– Нет, Баткиссинджер, я отменяю превентивный удар.
– Но вы же понимаете, во что для всей Земли обойдется ваша ошибка?
– Еще раз повторяю – согласия я не дам. Вы, конечно, можете надавить на нужных людей и инициировать импичмент, – он пожал плечами. – Но эта процедура займет некоторое время. Или застрелите меня, так выйдет быстрее – военные ведь любят подобным образом решать проблемы, не так ли?
Генерал промолчал, но кулаки сжал так, что хрустнули пальцы.
– Ко всему, вы же не уверены, будет ли наше оружие эффективно в создавшейся ситуации, – добавил президент.
Генерал потупился, будто обиженный ребенок, у которого только что отобрали любимую игрушку. Да еще сказали, что она хуже, чем соседская.
На президента было страшно смотреть: он весь как-то осунулся, лицо приобрело пепельный оттенок, а глаза превратились в пару тлеющих углей. Немудрено, ведь еще час назад он сладко, без сновидений, спал, положив руку на упругую попку Первой Леди. Его подняли, будто по тревоге, накачали кофе и спешно доставили во Дворец Объединенного Правительства. Там бледный как полотно секретарь – редкий болван, зато преданный! – дрожащим голосом сообщил о "возможности инопланетного вторжения".
А потом в дело вступили доблестные вооруженные силы. На президента насели генералы и полковники всех мастей кто с предложением, кто с требованием "начистить рожи агрессорам". Хотя еще никто не знал точно – являются ли пришельцы агрессорами, и есть ли у них рожи. В конечном итоге он потребовал оставить его один на один с собственными мыслями и отгородился от бряцающих оружием вояк толстой дверью личного кабинета. И вот его время вышло.
Он стоял и вглядывался в сереющее на востоке ночное небо. Так же, как сорок с лишним лет назад сквозь слуховое окошко чердака, любовался на круговерть жемчужин-звезд. Помнится, тогда он мечтал, что однажды оттуда спустится огромная летающая соусница с добрыми зелеными – да хоть серо-буро-малиновыми – человечками, которые наставят бездушных и кровожадных людей на путь истинный.
А мечты так просто не умирают…
Он решительно обернулся к понурившемуся солдафону и сказал:
– Пусть летят…
 
***
 
Таких космических кораблей просто не могло существовать – колоссальные шары по несколько километров в диаметре. Чтобы создать, а затем вытащить из гравитационного колодца на орбиту такую громадину, потребовался бы просто невообразимый запас энергии. Если это вообще было возможно.
Однако, вопреки всем доводам логики и инженерии, эскадра из десятка таких исполинов неумолимо приближалась к Земле. Появившись у границ Солнечной системы, как бесплотные призраки, незваные гости бесцеремонно пересекли орбиту Плутона и направились к многострадальной третьей планете.
 
***
 
Прогулочный космо-лайнер "Анна Семенович" дрейфовал в зоне между Марсом и главным поясом астероидов. В одной из кают, глядя на изображение над планшетом видеофона, весело смеялась симпатичная женщина в прозрачном кружевном пеньюаре.
– Ой, Ленка, ты такая счастливая, – восторгалось изображение. – Отпуск, за окошком Марс, и муж под боком. Я тебе так завидую! Так завидую, что если бы могла – придушила бы подушкой.
– Но-но-но, – Алена погрозила изображению кулачком. – А что вам с Арчи мешает? Купите билеты и эгей!!!
Проекция обиженно надула и без того пухлые губки:
– Хорошо тебе говорить, а денежки откуда возьмутся?
Алена пожала плечами:
– Ну, кто на что учился. Вообще, ты права – это сущее разорение. Я, Галюнь, против была, но муж-"объелся груш" настоял. Он у меня такой затейник!
"Галюня" прикрыла ладошкой рот и прыснула со смеху:
– Хотела сказать "знаю", а потом подумала, что ты обидишься.
– Эй, эй, аккуратней на поворотах, дорогая! – Алена попыталась придать своему лицу грозное выражение. – Хм, "обижусь"… Я за Ростика глаза выцарапаю.
– Да я пошутила, – стала оправдываться подруга.
– Смотри мне! – Алена провела пальцем по своему горлу. – Знаю, как ты на него посматриваешь. Твои ведь слова: "Когда дело доходит до сладкого, каждая девочка – сама за себя"?
– Ладно, Ленка, не дуйся, – примирительно сказала Галя. – Увела жениха, так увела. На мой век хватит.
Алена согласно кивнула:
– И то верно. Ой, ладно все, мой из буфета вернулся. Давай, подруга, не кисни.
– Не скучной вам там… – попыталась напоследок съязвить Галя, но ее высокий голосок потерялся в межзвездной дали.
В дверях, и правда, стоял муж Алены. Он просто лучился радостью и благоухал дорогим коньяком.
– Ленка, – с порога загудел Ростислав. – Айда на палубу, там бесплатная дегустация и душевный стриптиз!
– Такого добра, как стриптиз, у нас самих навалом – я с собой взяла, а вдруг пригодится? А насчет дегустации, так тебе, по-моему, уже достаточно, дегустатор.
– Да там и было то… – попытался оправдаться подгулявший супруг.
– А ну-ка марш в койку, – Алена угрожающе насупилась. – Ой, нет, сначала в душ, а потом в койку.
Ростислав взглянул на нее влюбленными глазами:
– Лелик, ты мне в такие моменты так нашего прапорщика напоминаешь, – и моментально скрылся за занавеской, уклоняясь от просвистевшего над головой тапка.
Спустя пятнадцать минут они вдвоем прогуливались по верхней палубе лайнера. Алена обиженно вздернула нос и демонстративно смотрела в сторону.
– Ну, Леля… – Ростислав выглядел как побитый пес.
– Отстань, донжуан доморощенный.
– Я тебе клянусь, такая ерунда в первый раз.
Алена наградила его испепеляющим взглядом:
– А потому что эгоист, только о себе и думаешь. Тебя спасает, что "такая ерунда" действительно в первый раз. И надеюсь в последний. Ладно, прощаю, – сменила она гнев на милость. – Только вечером отдашь с процентами.
Ростислав звонко чмокнул жену в щеку, и чтобы перевести разговор с неприятной темы, спросил:
– А что Леля, а не рассказать ли мне, как мы в слоновье гнездо угодили?
Алена великодушно кивнула, она уже знала все истории мужа наизусть, но чем бы дите ни тешилось…
Они присели на диванчик, и Ростислав, яростно жестикулируя, в который раз поведал ей о своем приключении на планете Элвис. Иногда, чтобы показать заинтересованность, Алена вставляла два-три слова и вновь умолкала минут на пять.
Выглядело это примерно так:
–… И тогда на меня Савельич как заорет: "Едрит твою с бритвою!!! Вот тебе, Ростислав, спирт, пацанов спасать надо. На тебя наша последняя надежда!" – захлебывался бывалый вояка.
– Ты мой герой! – ласково мурлыкала супруга.
– …А я такой их на плечи взвалил – и к кораблю, а за мной целое стадо с пушками, базуками, огнеметами…– яростно тряс руками Ростислав, изображая шквальный огонь противника.
– Ммм, обожаю крупногабаритное оружие! – нежно гладила Алена бугры мышц, перекатывающиеся у него под футболкой.
Звонок телефона грубо оборвал рассказ на самом интересном месте. Ростислав потянулся за ним в карман, но супруга запротестовала:
– Я же тебя просила оставить его дома!
– Так служебный же…– виновато промямлил десантник.
– А у тебя отпуск первый за четыре года, ничего не знаю! – тут она была полностью права.
– Хорошо, я его выключу, – нехотя согласился Ростислав и тут же выполнил обещанное.
Однако, спустя минуту, человек, сидящий чуть поодаль на таком же диванчике, поднялся и подошел к ним.
– Вы не поверите, но это, наверное, вас. Я больше не наблюдаю здесь "двухметровых амбалов с глупым лицом".
Алена рассерженно скрипнула зубами:
– Все, отдохнули.
 
***
 
– А я говорил! – взбешенный генерал Баткиссинджер метался по кабинету, как загнанный зверь, – я говорил, что нужно было по ним из всех стволов вмазать! А теперь что?!! Проспали родину?!!
– Погодите вы паниковать, генерал, – постарался утихомирить его президент. Остальным перебивать Баткиссинджера не позволял чин. – Еще ничего фатального для нашей с вами родины не произошло.
– Как бы не так! – не унимался мечущий гром и молнии военный. – Пришельцы у Марса и уже шлют депеши. Наверное, предлагают сдаться. Вам этого мало? – он так посмотрел на президента, как будто готов был кинуться на него с кулаками. Но, видимо, в последний момент передумал и истошно завопил:
– Смерть инопланетянам! Всем батареям – к бою! По местам стоять! Ракеты на цель!
Президент невозмутимо прослушал этот милитаристический демарш и коротко охарактеризовал его одним словом:
– Псих, – и покрутил пальцем у виска.
В это время в кабинет вбежал запыхавшийся секретарь и выпалил, обращаясь сразу ко всем:
– Есть новости от яйцеголовых … прошу прощения, из Большой ТрансгалАкадемии Наук,– в кабинете повисла мертвая тишина. Сорок пар глаз уставились на секретаря и ловили каждое его слово. – Им удалось расшифровать полученное сообщение, – секретарь щелкнул пальцами, и свет в кабинете погас.
Проекция несколько секунд переливалась всеми цветами радуги, а затем на ней появилась жаба. Огромная, закутанная в некое подобие плаща, двухголовая, но жаба. Именно такое первое впечатление обеспечивалось ядовито-зеленой бородавчатой кожей пришельца, а также широким безгубым ртом. Выпученные глаза, казалось, пристально смотрели на землян. Чуть покрасовавшись, жаба порылась в складках плаща и вытащила оттуда третью голову. Причем сопровождался этот процесс звонким звуком "чпок", как будто это запасное навершие инопланетянина находилось до того в тщательно подогнанном кармане. Отделившаяся от тела часть, видимо, была автономной, поскольку жаба расположила ее перед собой на плоской поверхности. Закончив все приготовления, пришелец зашипел и забулькал. Вот тут-то и стало понятно назначение третьей, оторванной головы. Она подождала, пока ее хозяин наквакается всласть, а затем тоже заговорила, но уже на всеземном:
– Шалом и здрасте! Надеюсь, меня понятно? Образец языка мы сперли с вашего телеканала. Так шо все кошерно. Итак, я, венценосный император Кай-Кхо, имею сообщить, что таки искренне вам завидую. Мы несем радость и удовольствие совершенно забесплатно. Вам выпала великая честь – стать участниками двадцать третьего круга Большой Игры, за которую можно только мечтать. Наша раса силялюляков уже давным-давно вершит Игру, поэтому не имейте беспокоиться – мы таки сделаем все от нас зависящее, чтобы вы насладились как масло, в котором сыр катался. Правила и регламент я таки да, попозже оглашу, а пока всем спасибо, все свободны, – тут чудовище церемонно поклонилось, даже колобок на полке, за отсутствием шеи, опустил веки в такт.
Затем Кай-Кхо пожевал многочисленными губами и добавил:
– Игра превыше всего, так будьте достойны. И да сопутствует нам удача! – произнеся последнюю фразу "венценосный император" попытался улыбнуться всеми своими ипостасями, однако выглядело это, как оскал дракона в миниатюре.
На этом передача прекратилась. Люди в зале молчали. Лишь генерал, яростно брызгая слюной, бормотал что-то о "кровавых слезах" и "лягушачьем армагеддоне".
– Вот видите, генерал, они мирные люди, – оговорился президент, но тут же исправил свою оплошность. – То есть твари, земноводные, амфибии, уж не знаю кто. Просто предлагают нам сыграть в какую-то игру, и только. Никто не собирается есть младенцев, откладывать личинки в вашу грудную клетку и угонять женщин в рабство.
Военный чуть успокоился, поэтому мог уже вполне связанно отвечать:
– При всем уважении, сэр… Я бы не делал окончательных выводов, сэр. То, что они сразу не набросились на нас, еще ничего не значит. Может быть, это и есть правила их дурацкой Игры – усыпить бдительность, а затем нанести удар в самое уязвимое место?
– В любом случае, нам остается только ждать, – заключил президент и тяжело вздохнул. – Вы видели их корабли, Баткиссенджер? Похоже, пришельцы использовали для их постройки целые астероиды. Они бы давно раздавили нас, если бы захотели.
В это время секретарь снова объявил:
– Господа, получено очередное послание пришельцев. Позвольте воспроизвести? – последнее было сказано абсолютно не к месту. В такие моменты этикет шел ко всем чертям.
На проекции все та же закутанная в плащ рептилия продолжала, как ни в чем не бывало, вещать посредством своего отростка:
– Я, венценосный император Кай-Кхо, имею сообщить, что таки искренне вам завидую, – как заученную формулу, произнесла она…или он. Познания о половом разделении пришельцев у землян пока отсутствовали. – Мы желаем поговорить с вами за правила Большой Игры. Мы вас за поцев не держим и сейчас нормальненько все обсудим, как шпильман со шпильманом. У вас ведь таки тоже существуют жалкие подобия Игры – керлинг, петанк, бильярд. Так шо, думаю, вы понимаете, шо мы имеем в виду. Это сделает нашу беседу задушевней. Сказать по правде, разъяснение аборигенам правил Большой Игры, как и скушать традиционные клецки перед ее началом, тоже входит в обязанности Главного Игрока.
Тут пришелец остановился, чтобы хлебнуть какой-то желтой гадости из прозрачного сосуда, а затем продолжил:
– Категорически вам заявляю – цикл состоит из нескольких ходов. Цель двадцать третьего цикла – ваше Солнце. Да, да, мне кажется, вы уже догадались. Главный Игрок должен нанести гравитационный удар так, что бы одна из планет системы в результате столкнулась со светилом. Высшим мастерством является удар третьим или четвертым шаром. Однако в нашем с вами случае все гораздо проще: пользуясь вашей терминологией, битком будет четвертая планета, а Земля упадет в лузу. Дополнительный цимус в том, что на планете-мишени есть некоторое количество разумной жизни, что таки ужасно смешит наши тапочки. Я таки очень не советую подымать кипеш, ибо ваше время уже и так на исходе. Игра превыше всего, так будьте достойны. И да сопутствует нам удача!
Эхо последних слов трехглавого монстра еще витало под потолком, когда генерал Баткиссинджер, рыча и изрыгая пламя проклятий, набросился на растерянного президента. Расшвыривая повисших на нем, будто бультерьеры, охранников, он натужно хрипел:
– Просто игра, говоришь, ах ты, бесхребетный ублюдок!!! Пулю на тебя тратить жалко!!! Задушу, собственными руками задушу, ей богу!
 
***
 
– Ростик, ты сволочь! В кои-то веки выбрались отдохнуть, и на тебе!!! – вопила Алена и молотила по спине мужа маленькими твердыми кулачками.
Ростислав, втянув голову в плечи, запер за собой дверь номера, перехватил запястья жены и виновато промямлил:
– Ну, котик, дело всепланетной важности. Честное слово, я завтра же вернусь, а ты пока поплещешься в бассейне, выпьешь пару коктейлей…
– …Переспишь с половиной команды, – добавила Алена.
– Переспишь с половиной … – начал было повторять кругом виноватый десантник, но вовремя спохватился. – Лелик, кончай, я, правда, постараюсь вернуться так быстро, как смогу.
Он нежно отставил супругу в сторону, подошел к постели и сбросил с нее матрас. Под ним располагались два огромных баула. Вытащив их наружу, Ростислав расстегнул молнии и извлек на свет божий пару тускло блеснувших лучеметов.
– Мои ж вы хорошие! – обратился он к машинам смерти и бережно положил их на место.
– Вот, а я-то думаю, отчего в спальне так смазкой пахнет! – негодование Алены вновь грозило перерасти в рукоприкладство. – Решила, что у мужа что-то этакое на уме. А у него под кроватью что-то этакое! Ты зачем целый арсенал с собой притащил?!
Десантник виновато пожал широченными плечами:
– Леля, я без оружия, как голый, ей богу.
– Так вот знай, сержант Сосновский, – ткнула его "Леля" пальчиком в грудь. – Ты – невероятная свинья, и я с тобой не разговариваю, – и окончательно раздосадованная женщина заперлась в ванной комнате. Спустя несколько секунд оттуда послышался плеск воды, исключая последнюю возможность общения.
Ростислав печально вздохнул и вышел в другую комнату. Там снял со стены портрет обнаженной девушки, достал из секретного сейфа крошечную бутылочку виски и залпом осушил ее. Затем повесил картину на место и на прощание игриво похлопал по филейной части изображение юной красавицы. Вернувшись в спальню, он схватил баулы и пулей вылетел за дверь.
Угнать один из спасательных ботов не составило труда. Его даже удивило, как до такой забавы не додумались местные кутилы.
Отчалив и взяв курс на инопланетную армаду, он закрыл глаза и стал обдумывать план проникновения.
– Ну, что, мы уже далеко от лайнера? – раздался из-за его спины знакомый женский голосок. Ростислав от неожиданности подпрыгнул в кресле. Только попутчиков ему не хватало! Да и откуда им взяться, попутчикам?!
– Для жутко умных подсказываю – я в бауле, – скромно добавил голос. – Открывай давай, а то ведь сама выберусь – попорчу тебе сначала сумку, а потом физиономию!
Бравый вояка поставил корабль на автопилот, выбрался из кресла и расстегнул молнию на одном из баулов. Там оказалось все тоже смертоносное наполнение – гранаты, взрывчатка и прочие забавные игрушки. Вряд ли что-то из этого умело разговаривать.
А голос все не унимался:
– Не угадал, солдатик, советую поискать в остальном багаже.
Из второго баула выбралась его супруга с идиотским пестрым зонтом в руках.
– Лелик?! Ты чего здесь делаешь?! – удивление Ростислава граничило со злостью.
– То же, что и ты. Думаешь, тебе одному можно Землю спасать?
Ростислав недоуменно заморгал глазами, а затем спросил первое, что пришло в голову:
– А зонтик тебе на что?
– Зонтик, говоришь… – Алена нажала на кнопку в ручке зонта, и тот с тихим щелчком превратился в катану. Она тут же провернула ее несколько раз вокруг запястья и сделала в воздухе восьмерку. – Еще вопросы есть?
Ростислав вернул на место упавшую челюсть:
– Так ты…
– Ага, и еще кое-что умею, – Алена хитро подмигнула огорошенному мужу. – Так что не волнуйся, обузой тебе не буду.
– А почему не говорила никогда?
– Да как-то повода не было, – пожала плечами благоверная. – Ты все время в рейсах, и вообще – должна же быть в женщине какая-то загадка? Шутка. Спящий агент – слышал когда-нибудь о таких?
Ростислав кивнул.
– Так вот, блин – разбудили, – хмыкнула Леля
– Но эти жабы, они жутко здоровые, а ты у меня вон какая хрупкая, – решился на последний, самый весомый довод Ростик.
На это Алена лишь недобро улыбнулась:
– Мы в детстве, помнится, лягушкам в жопку соломинки совали. Придется навыки вспоминать.
 
***
 
Вблизи корабли оказались ноздреватыми, как качественный сыр. Место расположения жабьего начальства вычислили, исходя из явного стремления инопланетян к гигантизму. В легких скафандрах – Ростислав долго сокрушался, что не нашлось массивных штурмовых – они перебрались на поверхность самого огромного шара и нырнули внутрь. Естественно, в тускло освещенной норе воздуха не было, а вот собственная гравитация имелась.
Казалось, их прибытие попросту проигнорировали. Алена, теперь, так же, как и супруг, обвешанная оружием, даже пожаловалась:
– Тихо как! Хоть бы кто с хлебом-солью вышел. Ну, или напалмом плеснул, все спокойней.
– Погоди, все будет – носом чую, – успокоил ее Ростислав, устанавливая на стене взрывчатку.
Натренированный нос не подвел. Первое ментальное сканирование показало, что к точке высадки стекаются представители местного населения. А второе уже не понадобилось – в тоннеле показались размытые тени.
Ростислав упал на колено и крикнул:
– А ты говоришь "тихо". Огонь, чтоб их кошки драли!
Во тьму, одна за другой, отправились две реактивные гранаты, а вслед за ними полетели голубые шары плазмы.
– Сначала зачищаем путь, потом по очереди продвигаемся.
– Не учи ученую, – Алена пустила в тоннель еще одну ярку ленту и понеслась вперед. Пробежав метров двадцать, она плюхнулась на пол и кокетливо проворковала. – Догони, противный!
Так они преодолели метров триста, выкашивая ряды амфибий-переростков. Хозяева огрызались языками фиолетового пламени, но пока неудачно.
Во время очередного короткого затишья, Ростислав мрачно сообщил:
– Беда, Лелик, надо что-то решать – и быстро.
– Что случилось? – насторожилась спутница.
– Эти стервецы зашли нам в тыл. Наверное, по поверхности корабля перебрались. Я подстрелил несколько штук, но будет больше. Если так пойдет, нас раздавят, – и он хлопнул кулаком о ладонь.
Алена пожала плечами:
– Ты тут главный, предлагай.
– Варианта два: либо без оглядки вперед, – десантник озабоченно вздохнул, – либо никуда не идем – просто взрываем все к чертовой бабушке. Не знаю только, хватит ли установленной взрывчатки, чтобы разнести их главнюка.
– Очень романтично, конечно, – Алена вскинула одну бровь, хотя через стекло скафандра трудно было рассмотреть этот мимический пассаж. – "И пока смерть не разлучит нас…", и все такое. Однако я на подобные вещи предпочитаю смотреть в космооперах. Так что давай вперед со всей дури.
И они ринулись на не желающие редеть полчища мерзких жаб. На бегу швыряли световые бомбы, уворачивались от фиолетовых сполохов и прорубали себе дорогу потоками плазмы. Оказавшись в самой гуще врагов, Алена сняла со спины меч и закрутилась среди уродливых, нависающих над ней тел, высекая фонтаны крови и вызывая дождь из отрубленных голов и конечностей. Муж помогал ей штыком и прикладом, не гнушаясь время от времени использовать кулаки и колени.
Они прорвались. Впереди появился яркий свет, от него их отделяла колышущаяся, будто поверхность воды, прозрачная пленка. Времени на раздумье не было, сзади накатывала следующая волна пришельцев. Супруги, взявшись за руки, нырнули сквозь эту мембрану…
 
***
 
…И застыли в нелепых позах. Причем ноги их даже не касались поверхности пола – как две бабочки в коллекции энтомолога. Очень удобно: хочешь – любуйся, а хочешь – отрезай крылышки.
Пользуясь их полной недееспособностью, набежали инопланетяне – приземистые, коренастые, не те, что в тоннеле – и первым делом сноровисто отобрали все имеющееся в наличии оружие. Потом, чуть посовещавшись, стащили и скафандры, благо дышали силялюляки также смесью кислорода и азота. Одежду снимать не стали, обыскали для порядка и оставили в таком же подвешенном состоянии.
Приблизительно через полчаса явилась та самая огромная жаба, которую запечатлели на видео. Она подала знак прислуге, те поколдовали на переливающихся огнями пультах, и оцепенение спало. Ростислав и Алена растянулись на полу. О том, чтобы напасть на Кай-Кхо, нечего было и мечтать – между ними и императором собралось столько зеленых тварей, что дернись они – и их бы тут же разорвали.
Вслед за Главным Игроком их отвели в зал, размером чуть поменьше предыдущего. Там Кай-Кхо уселся в широченное кресло, больше походившее на диван, извлек третью голову, поместил ее к себе на колени и обратился к Ростиславу:
– Имею поприветствовать, хотя вы таки заставили себя ждать. Планеты как раз стоят себе почти готовенькие. Тебе и твоей дамочке повезло – поприсутствуете на церемонии Первого хода. Свой ход вы сделали, имеете понаблюдать наш за ваши же средства.
– Какой ход, что ты мелешь? – зверея от бессилия что-либо изменить, прорычал Ростислав.
– А что вы себе думаете? Вы же буквально только что уничтожили целую кучу клонов. Это и был ваш ход, теперь я хочу в очередь. "Раса, вовлеченная в Игру, имеет право на упреждающий Ход". Параграф двести четырнадцатый. Все буквально так, как Первый Игрок сказал, когда мой прапрадедушка был еще малюсенькой икринкою.
– А ты не мог бы поточнее объяснять правила? – прошипел сквозь стиснутые зубы Ростислав.
– "Главный Игрок имеет право огласить регламент частично в случае его явного интеллектуального превосходства над вовлеченной расой" – параграф одна тысяча четыреста второй, мелким шрифтом, - жизнерадостно проквакал Кай-Кхо
Он обернулся к пульту управления за своей спиной, поводил по нему бородавчатой лапой и вновь обратился к приунывшему десантнику:
– Раз, и готово, как говорил мой пращур Сай-Вах, теперь только на рычажок нажать. Но будем только еще немножечко подождать, вы ведь не торопитесь? А то клецки стынут.
– Протестую, господин Главный Игрок! – Алена подняла вверх руку.
Кай-Кхо осведомился у десантника:
– У ваших дамочек есть право говорить?
Ростислав утвердительно кивнул.
– Тогда пусть квакает по-быстрому, дяде не терпится.
Алена обворожительно улыбнулась. Хотя кого ей тут было обвораживать?
– Вы вот заявили, что явно превосходите расу землян по интеллекту, так? Поэтому правила огласили частично.
– Точно так, – Кай-Кхо развел лапы в стороны, мол, это же и головастику понятно.
– А с чего вы это взяли? – голос Алены зазвучал еще уверенней, даже наглее. – Мы что – мозгами мерялись?
Главный Игрок нетерпеливо ответил:
– Все и так ясно, как под микроскопом у профессора – у меня три головы, а у вас одна.
– Протестую, кто вам сказал, что одна?– Ростислав не понимал, к чему клонит его супруга, но виду не подавал.
– Ну, с виду таки ваш организм намекает, – ответил император.
– Вот тут она у людей спрятана, – и Алена похлопала себя ладошкой по ягодице. – У нас даже поговорки есть – "задним умом крепок" и "задницей соображает".
Главный Игрок задумался, затем неохотно ответил:
– Если так, то я буду посмотреть. Может, и переиграем. Но если ты меня за фраера держишь…
Алена кивнула и стала расстегивать узенькие брючки.
Кай-Кхо заинтересованно уставился на Алену.
– Ша, вопрос спорный, сейчас мою голову поднесут поближе, – и он отдал приказ на своем лягушачьем наречии. Один из прислужников с поклоном принял голову из рук Кай-Кхо и поднес ее почти вплотную к Алене. Та все это время делала вид, что пуговка на брюках не желает расстегиваться, и приговаривала:
– Вспоминай, муженек, за что я тебя ругаю.
В голове "муженька" лихорадочно носились мысли: "За что ругает…за пиво…за незакрытую зубную пасту…за носки…за футбол по телеку…за то, что на соседкин бюст заглядываюсь... ЗА ФУТБОЛ!!!"
Он сообразил вовремя, потому что в этот момент Алена крутнулась на месте, схватила голову "венценосного императора" и швырнула мужу. Тот принял ее на грудь и пробил в сторону Кай-Кхо. Голова пушечным ядром пролетела через весь зал и ударила по пульту, спуская с цепи гравитационную волну.
 
***
 
Президент Земли развалился в кожаном кресле и смотрел на мир одним глазом. После того, как его ощутимо приложил разбушевавшийся Баткиссинджер, второй глаз превратился в багровый кровоподтек и перестал открываться. Кабинет был пуст: дожидаться конца света в президентской компании никто не стал. На полу валялись оторванные лоскуты одежды, пуговицы и шевроны. Самое противное, что где-то там, среди этого мусора, валялся его зуб. А возможно, и не один – время покажет. Ну и кулачищи у этого солдафона!
Прервав его мрачные мысли, в кабинет, осторожно оглядываясь по сторонам, вошел секретарь.
– А, это вы, Густав, – удивительно, оказывается, президент все это время знал его имя. – Есть у нас что выпить?
– Прикажете шампанского, сэр?
– С какой это радости?– глава Земли попытался презрительно скривить губы, но это снова вызвало несильное кровотечение и приступ боли. – Неси водку!
– У меня хорошие новости, господин президент.
– Женщины на улицах по случаю конца света стали отдаваться первому встречному? Так что же мы сидим?! – он картинно приподнялся на локтях, но тут же упал обратно в кресло.
Секретарь немного смутился – видимо, представил себе подобный оборот дела, – но продолжил:
– Нет, сэр, презабавно было бы, но нет. Дело в том, что апокалипсис отменяется.
– Как?!!
– Эти мерзкие жабы прислали очередную депешу. Я вам ее сейчас поставлю…
В этот раз на проекции вместо одного "венценосного императора" стояли двое, причем оба одноголовые. Должно быть, наличие запасных органов мышления у пришельцев являлось признаком высокого социального статуса. Говорил один из них и делал это напрямую, без всякого съемного посредника:
– Ход сделан, земляне. Бывший импэратор Кай-Кхо – шоб ему комплект галстуков типа "Задуши себя сам" подарили! – облажался и покрыт позором. Его таки развенчали и приговорили за превращение в дамочку. После принудительно-показательного оплодотворения бывшего импэратора сошлют на Хатовар. Там этот шлемазл остаток дней своих станет работать на наше благо без зарплаты и выходного пособия. Это будет шо-то с чем-то! Следующий тур Игры ожидается где-то приблизительно через миллион лет, так шо до встречи в прямом эфире. Наше вам с кисточкой, просим за нами не скучать.
Затем жабы торжественно квакнули слаженным дуэтом:
– Игра превыше всего, вы оказались достойны. И да сопутствует нам удача!
На этом месте трансляция закончилась. Еще не включив освещение, секретарь торжественно обратился к главе Объединенного правительства Земли:
– Поздравляю, вы победили, господин президент, – флотилия пришельцев уже покинула Солнечную систему.
"Господин президент" не слышал его голоса, поскольку, распрощавшись с сознанием, сполз на пол и безразлично уткнулся носом в пушистый ковер.
 
***
 
– Как мило с их стороны было доставить нас на спасательный бот, ты не находишь, дорогой? – Алена сидела в кресле пилота, а Ростислав рыскал повсюду в поисках чего-нибудь съестного и, если очень повезет, спиртного.
– О, да, так удачно все получилось! – ответил супруг, не отрываясь от поисковых работ. – Или, как эти зеленые сказали, – "согласно своду правил". Удар был произведен – это раз; он прошел мимо цели – в спорте всякое случается – два. Ну, а наносил удар Главный Игрок, по крайней мере – его часть. Умница моя, как ты все так здорово придумала?!
Алена ехидно усмехнулась:
– Что-что, а уж заставить мужчину, пусть и жутко бородавчатого, потерять голову и запудрить ему мозги – пара пустяков для настоящей леди.
Ростислав звонко чмокнул Алену в щеку. Потом чуть подумал и впился в губы долгим, нежным поцелуем. Когда он отстранился, Алена хитро посмотрела на него и напомнила:
– А, кстати, у кого-то еще должок за сегодняшнее утро. Причем проценты растут. И если этот кое-кто поторопится доставить меня на "Анну Семенович", он вполне успеет его вернуть.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования