Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Братец Гримм - Рожденный по ту сторону неба

Братец Гримм - Рожденный по ту сторону неба

 
— Срок ультиматума истек, — буркнул адмирал, стоя на верхней палубе парового корабля. С самодовольной ухмылкой посмотрел он на свой небесный флот, готовый по мановению руки ринуться в бой. Ветер теребил седые волосы. Еще один вдох - полной грудью. Чтобы ощутить всю мощь, словно в небе больше никого нет, только он и ветер. Выдох. Адмирал волевым движением надел форменную фуражку.
— Всем приготовиться! Огонь открывать по моей команде! — гаркнул он в переговорное устройство.
Невесомо, словно пантера, к адмиралу подошла адъютант, держа на посеребрённом подносе чашечку горячего чая со сливками.
Главнокомандующий смачно отхлебнул чаю и удовлетворенно вытер пышные усы платочком.
Прищурившись, адмирал пригляделся к флоту противника, который дрейфовал на другой стороне облака.
— Посмотри на них, — проворчал он, обращаясь к офицеру. — Кривые, угловатые. Даже трубы, и те квадратные! Кто же паровой нагнетатель корабля ставит сзади? Он же тянуть должен, а не толкать! Глупость. Куда им да наших округлых красавцев. Эти республиканцы познают весь гнев облачный рыцарей Её Величества!
— Как вы думаете, почему они не открывают огонь? – спросила офицер, тоже всматриваясь вдаль, подражая адмиралу.
— Ясно дело – боятся!
— Адмирал, тут с радаром что-то странное, — из переговорного устройства донёсся встревоженный голос. – Только что неопознанный объект двигался к нам от расположения противника.
— Снаряд?! – рявкнул адмирал.
— Нет, мы сперва подумали, что одиночный паролет, но объект показался лишь на несколько секунд. А потом исчез…
— Что значит исчез? – только и нашелся что спросить адмирал.
— Извините за беспокойство, господа! Кто тут главный? – раздался звонкий детский голос.
Командующий вздрогнул и выронил чашку с чаем прямо на свои кипенно-белые брюки. В метре от него, прямо на ограждении верхней палубы, уперев руки в бока, стоял мальчишка. Лет двенадцати от силы. Несколько темных локонов выбивались из-под кожаного лётного шлема. Очки подняты, а темно-синие глаза внимательно рассматривали Адмирала. Военные ботинки и штаны были ему явно велики и смотрелись слегка карикатурно. На плече висел большой тубус, как у взаправдашнего навигатора или художника. Но главное — это длиннющий белый шарф. Не меньше двух метров, он развевался на ветру, словно дракон из восточных сказок. Почему мальчишка не терял из-за него равновесия – было загадкой.
— Ты… вообще… кто? – пробубнил адмирал, борясь с желанием протереть глаза.
— Я – Майки! – малец вскинул голову и, прищурившись, улыбнулся, гордо показывая нашивку в виде больших белых крыльев на спине своей кожаной курточки.
— "Архангелы" — самая быстрая и надежная экспресс-доставка на всем Небесном Архипелаге! – продолжил он, гордо улыбаясь. — Тут депеша от вашей королевы, — мальчишка протянул адъютанту содержимое своего тубуса. – Доставка оплачена, так что не извольте беспокоиться. Республиканцам соответствующая копия уже доставлена.
— И да, если у вас есть заказы, то обращайтесь в Почтовую Гильдию на Небесном Острове Ариадна, — сказал Майки. — Счастливо оставаться!! Хэ! — добавил он, и с улыбкой показал большой палец опешившему адмиралу.
Не успел командующий спросить то, что собирался, как малец бесстрашно прыгнул с перил корабля вниз, словно за плечами у него были настоящие крылья.
Подавившийся вопросом адмирал и его помощница рванули к перилам, но успели увидеть лишь промелькнувший летательный аппарат, похожий на боевой паролет, только много меньше и с двумя крыльями вместо четырех.
— Адмирал! Вот опять мелькнуло, на радаре, да, также! – прозвучал голос из устройства.
Командующий тем временем отобрал у девушки сверток и, сломав печать, развернул послание.
" Засим сообщаю. Мы — вторая королева острова Навароне.  
Республиканский посол сегодня принес публичные извинения за то, что месяц назад оскорбил наши королевские туфли, назвав их вышедшими из моды. Мы, как знак доброй воли, отказываемся от претензий на островную гряду на западе в пользу наших Республиканских соседей.  
Засим заявляю, что война окончена. Всем спасибо.  
Королева. Число. Подпись. Печать."  
— Вот прямо на миг промелькнул же, — опять раздалось из переговорного устройства. — Ну не может это радар сбоить - шпион, наверное, республиканский. Хотя, что маленький паролет сделает военному крейсеру?
— Эм-м-м. Простите, что вас перебиваю, — в устройстве послышался уже другой голос. — Но орудийное отделение все еще на связи, и мы готовы открыть огонь. Не то чтобы мы негодовали, просто заряжающие все еще держат снаряды и ждут команды,… а снаряды тяжелые… сэр Адмирал….
— Огонь отставить, — приказал командующий, скручивая депешу в руке. – Возвращаемся домой, сынки.
 
***
 
Ветер. Теперь он – Бог. Воздушные течения меняются очень редко, и эти потоки позволяют быстро перемещаться по всему Небесному Архипелагу. Они достаточно велики, чтобы вместить в себя одновременно целый флот. Но не настолько сильны, чтобы повредить обшивку даже на маленьком паромоторном самолете.
Другое дело Восточные Штормы. Любой корабль, попавший в них – обречен. Ни один пилот не справится с постоянно меняющим направление потоком. Ни один механизм не выдержит этого терзающего урагана. Все попытки храбрых исследователей обернулись пылью, которую цинично унесли с собой потоки бездушного ветра.
На севере дела еще хуже. Ледяные острова. Они огромны. Многие смельчаки пытались пролететь мимо них, но вернулись лишь единицы. Невероятный холод, способный заморозить даже паровой двигатель, что уж говорить про бедных пилотов.
На юге исследовательские экспедиции продвинулись дальше всех. Но пустынные острова быстро сменились вулканическими. Пекло. Постоянные магматические выбросы. Обилие золы. Эти острова были абсолютно непригодны для жилья или геологических работ.
Несколько не вернувшихся экспедиций — и никто уже не решался финансировать новые исследования. Но даже при таких высоких рисках, все-таки находились смельчаки, движимые жаждой открытий и приключений. Уже не раз до ушей Майки доходили слухи об исследовательских базах, развертываемых близ ледяных и вулканических островов. Но мало ли что говорят, нельзя верить всем слухам таверны.
А вот про запад стараются молчать. Там расположена Коалиция. Нелюдимые, необщительные. Торгуют мало, только в случае необходимости. Дипломаты немногословны. А еще Коалиция обладает самым большим флотом на Небесном Архипелаге и вечно предъявляет претензии на новые и новые острова. Кто-то говорит, что это связано с непомерной агрессивностью. А кто-то - что они просто хотят уйти с запада. Словно бегут в ужасе от чего-то. И Майки знал причину их страха.
Еще говорят, что земли под облаками тоже нет. Майки и сам не раз пытался лететь вниз, но постоянно возвращался, когда топлива оставалось только на обратный путь. И лишь облака, облака.
Вынырнув из воздушного течения, Майки направил свой аппарат к одинокому летающему островку. Он был самым маленьким из всех, что знал мальчик. При желании его можно было бы пробежать по диагонали за пару минут. На этом парящем клочке земли едва умещался маленький домик и ангар. Большую часть пространства занимала бетонированная взлётно-посадочная полоса, на которую Майки приземлялся уже бесчисленное количество раз.
Ветряная мельница на домике послушно вращалась, обеспечивая островок электричеством. Её крепления проржавели, и при каждом повороте она издавала такой жалобный звук, что казалось еще немного и лопасти отвалятся. Само здание изрядно покосилось и просело. На стенах облупившаяся краска оголяла поросшие мхом кирпичи. Деревянная дверца была открыта настежь, приглашая любого гостя пройти внутрь. Но Майки проигнорировал её, и, ступив с бетонной площадки на мокрую от росы зеленую траву, направился прямо к ухоженному железному ангару.
— Эй, дядюшка Расти, ты тут? – с этим вопросом мальчик отодвинул блестящую дверь. — Аууу, есть кто?
Не услышав ответа, малец начал продираться через свисающие с потолка цепи, шланги и прочие приспособления. Намотав свой длиннющий шарф на руку - а то еще не ровен час зацепится за что-нибудь - Майки осторожно пробирался в глубь ангара. Но, как это водится, беда пришла не оттуда, откуда ожидалось. Споткнувшись о резко бросившийся под ноги мобильный паровой генератор, Майки кубарем полетел на пол, свалив по пути стеллаж со всевозможными ключами и молотками.
Разжимая сведенные судорогой руки, Майки ощупал себя в поисках повреждений. Не обнаружив ничего серьезного, он попытался встать. Неожиданно, он увидел огромную студенистую массу, склонившуюся над ним. Мерно покачивающееся желе бледно-розового цвета. Несколько щупальцев потихоньку начинали тянуться по направлению к Майки. Оно дышало, вздымаясь и опускаясь, постоянно норовя бесформенно растечься по металлическому полу ангара.
После минутной паузы огромное желе, издав звук похожий на брачный зов небесных китов, двинулось на Майки с явным намереньем его поглотить.
— Нет, спасибо, тётушка, я не голоден. И давайте обойдёмся без приветственных объятий сегодня, — ответил Майки, делая попытку встать. И на свою неуклюжую неудачу встретился темечком с висящим крюком. Раздался оглушительный удар кости о металл.
— Рааааакш! — жалобно ругнулся мальчик, сдерживая подкатившие слезы.
— Эй! Я те поругаюсь тут! Тут тебе не там! – раздался хриплый голос, сбивающийся на металлический скрип. — Ты еще до крыла не дорос, а туда же, ругаться! Разве такому я тебя учил?
Откуда-то из подсобки вылез гуманоидный робот в потертом фраке и мятом цилиндре, держа в железных руках стеклянную банку с жидкостью медового цвета. Он негибко передвигался, с хрустом осыпая пол ржавой пылью. Постоянно и несинхронно меняя фокусировку окуляров, он походил мимикой на хамелеона. Приковыляв к мальчику, робот выпустил из левого уха струю пара и с блаженной улыбкой отключил двигательный механизм.
Демонстрируя криво ввинченные болты на месте зубов, робот обратился к держащемуся за ушибленную голову мальчику:
— Так. Стой. А ну-ка в окуляры мне посмотри.
Дядюшка Расти нагнулся, обдавая Майки запахом смазочного масла.
– У тебя мешки под глазами, щеки немного впалые и сильное покраснение радужки… Ты опять синхронизировался со Стратосом?
— Ну, это была сверхсрочная депеша и… — начал оправдываться мальчик.
— Сколько раз тебе повторять, ты не должен использовать синхронизацию - только если твоей жизни угрожает опасность! Дождешься, что запрещу тебе вообще использовать Стратоса! – Расти назидательно погрозил пальцем.
— Эй, старик, не смей отбирать у меня небо, – Майки понизил голос и серьёзно посмотрел на робота. – Я прекрасно знаю, на что иду.
— Небо, небо, да что в нем все нашли? – пробурчал Расти отворачиваясь от взгляда мальчика. — Вон оно, небо. Всё в небе, куда не плюнь — небо! А земли не хватает, отсюда и войны, и злость вся.
Майки помялся на одном месте, виновато смотря под ноги. Он сожалел, что расстроил дорогого друга.
— Ладно, дядя Расти, я же тут по делу, — мальчик сменил тон на дружелюбно-веселый, уводя разговор в другое русло. – Стратосу не помешает калибровка, и запас топлива заканчивается. Хранилище в гильдии, надо пополнить… и нефти я тебе привез, пару галлонов. Ну, и подарок от главы.
— Да, Майки, как раз об этом я и хотел поговорить, — Расти кашлянул в сторону горелым дымом и продолжил. — Я старею. За собой-то еле слежу, а со Стратосом мне уже не совладать, поэтому…
Разговор был прерван появлением новой персоны. Из всё той же подсобки, протирая заспанные глаза, вылезла молодая девушка лет шестнадцати. На первый взгляд её можно было принять за парня, из-за не очень хорошо развитых вторичных половых признаков. Но огромные зеленые глаза и аккуратные черты лица выдавали в ней девушку.
На голове была рабочая кепка, из-под которой выбивались заплетенные в косу рыжие волосы. На плече висел патронташ с гаечными ключами и паровыми отвёртками. Неудобные мешковатые штаны были натянуты выше живота. Рабочие гоглы она подняла на лоб, чтобы лучше рассмотреть собравшихся.
— Так это ты тот самый легендарный почтальон, способный пролететь между двух сражающихся флотов? — в голосе девушки ощущалось разочарование: словно принцесса, ждавшая принца на белом коне, получила оруженосца на ослике. — Должна признаться, я думала, ты будешь выше, старше… мужественнее, в конце концов.
Но тут взгляд ее зеленых глаз упал на летательный аппарат, хорошо видимый в открытую дверь ангара. С радостным писком девушка метнулась к выходу, ловко лавируя между утварью, желеобразной тетушкой, роботом Расти и мальчишкой. Она выбежала из ангара, по пути грациозно перепрыгнув через мобильный паровой генератор, кинувшийся под ноги новой жертве.
— Это. Чё. Вообще. Такое? – выразительно и с большими паузами спросил Майки, глядя вслед убегающей девушке.
— Её зовут Нат, она племянница одного моего старого друга, — ответил Расти. – Словно сам "Deus Ex Mechanicus" создал её руки. Еще в пять лет она могла разобрать паровой двигатель. А в одиннадцать – от руки воспроизвести чертеж линейного боевого крейсера. Она вундеркинд от мира механики. И в день своего шестнадцатилетия была внепланово зачислена в Королевский Храм Технократов. Но я её переубедил, дав предложение получше.
Майки выразительно поднял правую бровь.
— Я предложил ей стать механиком Стратоса – наследия древних технологий, — уверенно скрипнул Расти.
— В Храме много рукописей о древних технологиях, даже есть действующие модели, — возразил Майки.
— Стратос — уникален. Полноценного летательного аппарата древних – нет. Если бы Храм знал о существовании этого механизма, то добыли бы его всеми правдами и неправдами.
Майки молча насупился.
— Ну же, дай ей шанс. Она не подведет! — Расти продолжал наседать, почувствовав в нем слабину.
Майки обреченно вздохнул и поплелся к выходу из ангара.
— Этот мальчик тоже уникален, — сказал Расти, обращаясь к желеобразному существу рядом. — И не потому, что может синхронизоваться, а потому что любим богом ветра. 
— Возможно, именно поэтому стоя на земле он очень неуклюж, — продолжил старый робот, глядя, как задумавшийся мальчик споткнулся на выходе о порог и кубарем вывалился из ангара.
Тётушка помутнела до темно-розового цвета и, встревожено подняв кастрюлю одним из щупалец, вновь издала звук похожий на брачный зов небесных китов.
— Да никто не голоден, говорят же! – раздраженно воскликнул дядюшка Расти. Но тут же спохватился, и, пшикнув струёй пара из левого уха, побежал успокаивать жену, которая уже сменила цвет на расстроенно-голубой.
В это время Майки, потирая ушибленное колено, приковылял на бетонную полосу, где Нат вилась вокруг Стратоса аки пчелка вокруг вожделенного цветка.
— "Stratos" — с придыханием прошептала она, проводя пальцами по гравировке на боку. – Так вот как он называется… летательный аппарат древних. Вууух! Хорошо. Так. Размер. Меньше обычного паролета почти вдвое. Но двухместный. Один человек впереди, другой сзади. Крыла два, не четыре. Пропеллера впереди тоже нет. Движущая сила – турбина в хвостовой части. Редкость. Видимого вооружения нет. Мотор – не паровой. Внутреннего сгорания. Редкость. А это что? Реактор? Какой маленький! Уже не редкость, уже уникальность. Управление. Привычного вида штурвал – отсутствует. Два очень гибких рычага. Предположительно могут перемещаться в трех плоскостях. Топливо, скорее всего керосин, которым полон подвал. Форма очень обтекаемая. Нет следов от заклепок или спаивания. Так, металл… На глаз не определить. Хм…
Майки слушал этот сверхскоростной поток слов с удивлением в широко раскрытых глазах.
— Но все же рискованно показываться с таким механизмом на людях, — подытожила Нат.
— Архипелаг бороздят сотни самодельных паролетов. Разных размеров и конструкций. Так что на меня никогда не обращали внимания. Вдобавок, турбина может задвигаться внутрь, а на нос я вешаю фальшивый деревянный пропеллер. Ну, это, если мне надо остановиться где-то в незнакомом месте. Но даже так я никогда не отхожу далеко от Стратоса. Вот.
— Да, умно… — Нат сощурившись, закусила губу и выхватила из-за пояса несколько отверток с явным намереньем пустить их в ход.– Мне нужно срочно посмотреть, что у него внутри, иначе я не могу… Просто дрожь не пройдет…
— Постой, — сказал Майки.
Мальчишка вскарабкался на крыло и сел в кабину на кресло пилота. Быстрое нажатие кнопки и мотор, специально приготовленный для осмотра, заехал внутрь.
— Садись. Прежде чем ты начнешь, я хочу тебе кое-что показать, — голос Майки был спокоен и серьезен. Нат незамедлительно прыгнула на заднее кресло и принялась возиться с ремнями.
На удивление Стратос был почти бесшумен. Даже пламя, вырывавшееся из разогреваемой турбины, не оглушило всю округу. Майки затащил свой двухметровый белый шарф внутрь, и стекло кабины закрылось.
Нат уже доводилось сидеть в самых разных паролетах, и она не понаслышке знакома с перегрузками. Но то, что она ощутила при старте Стратоса, не шло ни в какое сравнение. Стоило аппарату оторваться от бетонной полосы, как он вертикально взмыл ввысь, нарушая все представления о правильном пилотировании.
Девушка уже открыла рот, чтобы закричать от испуга, но остановилась на полувдохе, ибо увидела работающую кабину пилота.
Десятки прозрачных экранов мелькали вокруг Майки. В парочке из них она даже успела разглядеть схему двигателя и показания давления, но они мерцали слишком быстро, чтобы разобраться во всех одновременно.
А Стратос поднимался сквозь бесконечные облака, все выше и выше. Кабину начало трясти.
— Прекрати, паролеты выше подняться не могут, — взмолилась Нат.
— Стратос, синхронизация семьдесят пять процентов! – прошептал Майки, опуская на глаза очки.
Нат увидела, как из кресла пилота выехал гибкий кабель с железным наконечником, и, юркнув под летную шапку, вонзился прямо в затылок мальчика. Миг, и кабина просто засветилась от сотен экранов. Виднеющиеся по бокам крылья аппарата изогнулись, придавая Стратосу более обтекаемую форму. И в этот момент Майки толкнул рычаги от себя, и послушный воле пилота аппарат, словно пробившись через невидимый барьер, рванул ввысь в разы быстрее.
Нат почувствовала, что начинает терять сознание.
— Что-то мне нехорошо, — одними губами прошептала Нат за миг до того, как они вырвались из пелены облаков.
Давление пропало. Нат почувствовала себя невесомой. Её руки сами собой поднялись вверх. А потом девушка перевела взгляд и увидела своими глазами то, про что читала только в редких книгах.
Черный. Но прекрасный. Миллиарды звезд и самые разноцветные туманности сплетались в дивный узор. Нат не дышала. Она забыла все мысли. Она забыла все чувства. Она просто смотрела на то, что всегда скрыто от других жителей Небесного Архипелага, под толстым слоем облаков.
Майки отпустил рычаги и протянул руки к герметичному стеклу кабины, словно стремясь прикоснуться к бескрайнему космосу. Миллионы огоньков смотрели на них, разноцветные туманности извивались змеями и рассыпались хаосом. Мальчик сжал руку в кулак, словно пытаясь схватить туманность за хвост.
— И не сегодня, — прошептал паренёк перед тем, как Стратос окончательно заглох и начал падение обратно вниз.
Нат полностью пришла в себя от шока и издала оглушительный визг. Но летательный аппарат завелся довольно быстро, и падение сменилось плавным спиральным спуском.
Вот и родная бетонная полоса. И домик с мельницей, и ангар. Стекло кабины отъехало, выпуская детей.
— Отныне ты знаешь, что находится по ту сторону неба, — совсем по-взрослому сказал Майки. – Только теперь ты можешь работать со Стратосом…
Его лицо было бледным, словно у человека, потерявшего немало крови. Он спрыгнул на землю и, пошатываясь, пошел к дому.
 
***
Прошел не один день. Все это время Нат не смыкала глаз и трудилась в поте лица, пытаясь изучить Стратоса. Она разбирала некоторые части мотора, протирала и в точности собирала обратно. Казалось, стоит ей увидеть что-то, и она уже понимала, как это работает. В её голове крутились схемы, она делала редкие записи в блокнот, который хранила в нагрудном кармане. Но Майки знал. Он видел это в её глазах. Теперь в ней живут не только схемы и механизмы, теперь в ней есть и та сторона неба. Как и в нем самом. Хоть она и не сказала ни слова о том полете к звездам, Майки все понимал. Она станет лучшим механиком для Стратоса. Она – первая, кому он показал свою мечту.
— Он великолепен, — сказала Нат, заглотив бутерброд, принесенный желеобразной тётушкой.
Майки сидел на траве и читал старую книгу, привезенную в подарок дяде от главы почтовой гильдии. Повинуясь руке мальчика, исписанные замысловатыми рисунками страницы увесистого трактата переворачивались одна за другой.
— Я изучаю наследие древних технологий! Могла ли я о таком мечтать?! — продолжила она выплескивать свое счастье. – Наверное, это даже лучше, чем побывать на Черном Острове.
Майки вздрогнул, как от удара хлыстом, и чуть не вырвал старенькую страницу.
— Что? – со сбившимся дыханием переспросил мальчик.
— Ну, Черный Остров – байка механиков, — повторила Нат, поправляя рыжий локон, вылезший из-под кепки. – Там, на западе, за территорией Коалиции находится блуждающий остров. Он огромен и является единственным целым механизмом древних. Изучить его – мечта любого техника. Да…
Майки разжал судорожно сведенные зубы.
— Раньше я с дядюшкой Расти жил на территории Коалиции, — начал он серьёзным взрослым тоном.— Я видел Черный Остров своими глазами. В тех краях его называют "Iron Ripper" — Железный Жнец.
Нат стояла на крыле Стратоса. Держа в руке недоеденный бутерброд, она слушала мальчика словно дитя, внемлющее Хранителям Знаний.
— Я был тогда еще очень маленьким, мне едва исполнилось восемь. Но я запомнил это на всю жизнь. Я стоял и любовался солнечным светом, пробивающимся сквозь кучевые облака, мечтая о дне, когда дядя разрешит мне летать и увидеть, что там на другой стороне. Я стоял прямо на краю обрыва, а внизу, на широком плато раскинулся крупный портовый город. Как раз прибыл грузовой корабль для обмена. Люди суетились, носили товары. Ругались. Смеялись. Жили полной жизнью. Какой-то старик, спешащий по тропинке вниз, в порт, смеясь, бросил мне красное яблоко. "В честь дня рождения, Майки",— сказал он. Я улыбнулся. И тут на моё лицо опустилась черная снежинка. Есть предание... Передающееся шёпотом и не выходящее за пределы Коалиции: "Когда ты увидишь черный снег – значит Железный Жнец пришел за тобой". В тот день мне довелось убедиться, насколько реальна старая детская страшилка. Переведя взгляд на облачную даль, я увидел его. Железный... Покрытый подобием черной смолы... Он был страшен. Я видел тысячи заводов на его поверхности. Они коптили небо золой и смогом. Целые облака пепла скрывали стальное чудовище. 
Он вбурился в наш остров. Силы самообороны пытались отбиться. В ход пошла вся имеющаяся авиация. Кто-то пытался спасти людей, кто-то посылал отчаянные сигналы SOS в соседние сектора, кто-то пытался драться. Но его обшивку не брал ни один снаряд. А тонкие красные лучи, что он испускал, не знали промаха - словно адские гончие, изрыгающие пламя. Базировавшиеся в доках три тяжелых военных крейсера были сметены первым же залпом. Не прошло и нескольких минут, как та же участь настигла все паролеты, что пытались атаковать. Но отчаянная атака горстки героев дала возможность другим жителям бежать с обреченного острова.
Я помню, как дядюшка Расти схватил меня и бросил на заднее сиденье в кабине Стратоса. Мы отлетали все дальше и дальше, а я все не мог оторвать взгляда от него. Я видел, как он потрошит остров. Тысячи зубчатых жерновов в его "пасти" перемалывали все подряд: дерево, глину, металл, руду… людей…
Железный Жнец — монстр, использующий для насыщения все, что найдет. Я не знаю, кто его создал. Может, остров существовал с сотворения мира... но это не тот механизм, который ты хочешь увидеть.
Нат молчала, не зная, что сказать. Майки выжидательно смотрел на девушку. Она не выдержала тяжелого взгляда его синих глаз и отвернулась.
— Значит, любой может управлять Стратосом, — девушка понимала, что пауза затянулась, и разговор нужно срочно перевести в другое русло. – Раз ты сказал, что аппарат принадлежал Расти, и он сидел в кресте пилота во время вашего побега.
Майки медленно встал и скинул куртку. На белой майке зияло множество дыр. Подобно истерзанной земле на Шахтерских Островах. Сквозь эти рваные прорехи виднелись металлические пластины, которые старый робот Расти называл "Портами".
— И еще один на затылке, прямо в мозг… Я – оператор Стратоса, только я могу с ним синхронизироваться. Держать высоту, лететь в заданном направлении и использовать весь потенциал — это совершенно разные вещи.
Нат снова онемела, хотя в глубине души ждала нечто подобного с момента их совместного полета. Мальчик, что стоял перед ней, сам являлся реликвией древних технологий. Но Майки был далеко за гранью обычного механизмостроения. Какими же знаниями обладали те, кто смог создать подобное? Мост между механизмом и человеком... это будоражило сознание девушки.
— Но все же такая малявка как ты управляет легендарным Стратосом, — Нат выбрала самый неверный путь, пытаясь разрядить обстановку и сменить тему.
— А ты вообще плоская как парень! – голосом полным обиды и негодования, крикнул Майки, теряя всю свою серьезность.
Прилетевший сию же секунду разводной ключ принес маленькому пилоту темноту и забвение.
 
***
 
Майки сидел на краю острова, свесив ноги вниз. Ночной воздух был свеж и прохладен. Но вечные облака заставляли мальчика грустить. Отхлебнув немного молока из кружки, он стал разглядывать, как из торчащей трубы временами вытекает немного жидкости.
Рядом, под Стратосом, мирно посапывала Нат. Она ворочалась и даже сквозь сон порывалась взмахнуть зажатым в руке гаечным ключом.
Майки потер ушибленную голову и несколько раз обернул длиннющий шарф вокруг себя, словно кутаясь от холода или стараясь защититься от возможной атаки.
Раздался скрипучий звук, перебиваемый посвистыванием вырывающегося пара. Занятная какофония медленно приближалась.
— Синхронизация вызывает сильнейшую нагрузку на твое тело. Стратос пьет твою жизнь, Майки, — удрученно произнес Расти, пристраиваясь рядом с мальчиком. – Раз за разом я говорю это. Постоянно угрожаю тебе, что запрещу летать. Но ты прекрасно знаешь, что я не могу так поступить, и мне остаётся лишь смотреть, как ты умираешь. Столько лет прошло с тех пор, как я нашел тебя закутанным в сверток внутри этого таинственного летательного аппарата. И механизм, что принес тебя мне, теперь медленно отнимает тебя.
— Я знаю, что не доживу и до двадцати лет, но время, которое у меня есть — оно все моё, без остатка, – серьёзным, взрослым тоном ответил Майки. — Стратос – исполнитель моей мечты и мой палач.
Расти хлюпнул вытекающим из носа маслом и перевел взгляд на предмет обсуждения.
— Она похожа на тебя, тоже стремится к мечте, несмотря ни на что, — скрипнул старый робот, кивнув в сторону спящей Нат. – Надеюсь, вы сработаетесь.
— Я еще не признал её механиком Стратоса, — насупился Майки, вспоминая брошенный в него ключ.
— Признал, — рассмеялся Расти. – Ты признал ее, когда показал ту сторону неба.
— Хэ, — улыбнулся мальчик, прижимая колени к груди.
— Ну, взваливай принцессу на себя и пошли в дом, — робот распрямился, пшикнув струей пара из левого уха.
— Ээээ, — только и нашел что сказать по этому поводу маленький пилот.
— Майки, я уже стар, прояви хоть немного уважения, — довольно булькнул Расти, ковыляя к дому.
Мальчик обреченно вздохнул и полез вытаскивать своего механика из-под Стратоса.
***
— Держись, заходим на посадку! – крикнул Майки, поворачивая управляющие рычаги Стратоса.
Под крылом аппарата развернулся Небесный Остров Ариадна – один из крупнейших независимых портов на всем Архипелаге. Каждый гектар земли был застроен ухоженными домами. Крыши большинства переплетались, создавая единый комплекс.
Но целью Майки было конкретное здание, стоявшее на небольшом летающем островке, прикрепленном к Ариадне стальными тросами.
Этот одинокий дом и был знаменитой Почтовой Гильдией "Архангелы".
Стратос припарковался на большущей бетонной полосе вместе с десятком других разномодельных паролетов.
— Вот мы и на месте, — Майки выпрыгнул из кабины и упер руки в бока.
— Значит, тут ты и проводишь большую часть времени, — Нат увернулась от длинного шарфа, который из-за порывов ветра норовил хлестнуть её по лицу. – Пойдем, познакомишь меня с остальными.
Деревянные створки раскрылись, впуская Майки и Нат внутрь.
На первом этаже гильдии располагался бар. Запах легких алкогольных напитков и рабочего масла смешивался в причудливый букет. За барной стойкой стоял внушительно вида бармен. Свое массивное пузо он положил на прилавок и самозабвенно протирал стакан механическими протезами, заменявшими руки - которых, к слову, у него было целых десять. Удобно для профессии, ничего не скажешь.
На стойке сидел механический позолоченный ворон. Своим единственным глазом он привередливо осматривал стоящее перед ним пустое блюдце.
Хоть бар и был почти безлюдным в это время дня, немногие посетители создавали довольно шумную атмосферу.
Лавируя между столиками, поминутно цепляясь за все подряд своим шарфом, Майки направился прямо к барной стойке. До его ушей доносились обрывки разговоров, споров и прочего повседневного гама, который смешивался с чьим-то гоготом.
— Вот я и говорю, все дело в разнице температур. Ледяные острова на севере. Пустынные — на юге. Вот из-за них и появились Восточные Шторма, — шумел один из посетителей, в шляпе и круглых очках. — Это как молодая девка не знает, что одеть на первое свидание, и мечется между двух нарядов. Так и ветра в итоге закручиваются в чудовищные спирали.
— Не, ну а почему это произошло там, а не тут? – спросил второй собеседник, с густой черной бородищей, поминутно отпивающий пиво из кружки. — Почему на Архипелаге нет таких штормов? Мы ведь тоже, по сути, между ледяными и пустынными островами?
— Хм… Наверное, из-за атмосферы, климата самих островов. Их тысячи, и они создают свой микроклимат! — парировал первый, поправив очки.
— То есть тогда там, под Восточными штормами, нет земли, нет островов, — бородатый допил пиво и грустным взглядом уставился на дно кружки.
— Получается так... — подавленно согласился его собеседник.
Лежавший лицом на барной стойке человек в куртке с нашивкой гильдии вдруг резко встрепенулся и выдал очень пьяным голосом, явно обращаясь к "очкастому" и "бородатому":
— Все знают, что там, на востоке, огромное погодное устройство. На нем и держится вся атмосфера, ик!
— Ты еще про гремлинов, живущих в паровых двигателях, вспомни, — спокойно заметил бармен, не отрываясь от протирания бокала.
— Паровые гремлины существуют!!! Я их сам видел!!! Ик... – изрек пьяный и вновь упал лицом на стойку, блаженно засыпая.
Тем временем мальчик уже почти дошел до стойки — своей цели. Он, конечно, добрался бы быстрее, если бы постоянно не спотыкался и ударялся о столы.
— Сейчас познакомлю тебя с главой гильдии, — через плечо шепнул он.
Меленький пилот с трудом доставал до стойки, так что ему пришлось вскарабкаться на стул, чтобы вести нормальную беседу. Равновесие он держал плохо, но старался выглядеть гордо, дабы не ударить в грязь лицом перед своим новым механиком.
Майки уже было открыл рот, чтобы обратить на себя внимание, как у стойки появился еще один пилот в куртке с нашивкой в виде белых крыльев.
— Извини, Майки, — бросил он мальчику и буквально упал на стойку. — В двадцать пятом секторе новый остров нашли. Добавь-ка его на карту. На него уже выказали претензии все "государства" сектора, - продолжил он, обращаясь уже к бармену. 
Бармен одобрительно кивнул, а его манипуляторы принялись за дело. Один ловко взял с полки поощрительную бутылку виски. Другой филигранным движением откупорил её, и жидкость полилась в рюмку, подставленную третьей "рукой". А остальные уже расчехлили тубус с картой и делали карандашом соответствующие пометки.
Пилот пригубил виски и блаженно улыбнулся, предвкушая заслуженный отдых.
— Майки, — сказал бармен. Закончив с раздачей выпивки, он повернулся к мальчику. – Слыхал, ты помирил Республику и Королевство. Два сборища мелких островков, а туда же. И флот строят, и парады устраивают, и в войнушку играют.
— Да, хэ, есть такое дело, — усмехнулся мальчик. – Но я не за похвалой приехал, а привез своего нового механика. Вот, познакомься - это Нат.
К своему удивлению Майки не обнаружил рыжеволосую девушку за своей спиной. А ведь то, что всю дорогу он не услышал от неё ни звука, должно было его насторожить. Пробежавшись глазами по залу, мальчик быстро нашел "пропажу".
Кучка механиков притащила с собой в уголок небольшой паровой насос и усердно обсуждала причину поломки. Рыжеволосая Нат растолкала их, быстро отвинтила элемент двигателя и с победным выражением лица показала остальным механикам проржавевшую пружину.
— Вот, я же говорила. А вы заладили "поршень - поршень"!
— Я смотрю, она еще тот самородок, — одобрительно заметил бармен. — Отчего ж не в Храме Технократов?
— Люди хотят свободного полета, — ответил ухмыляющийся Майки, глядя, как Нат пробирается к стойке.
— Кстати о Храме, — встрепенулся пилот с рюмкой виски. — А вы слышали про прототип, работающий на свином метане?
— Ну, — заинтересованно отозвался бармен.
— Далеко он не улетел, ыыы, – рассмеялся пилот. — Уж не знаю кто как, а я на кизяке как летал, так и буду летать!
Майки с барменом переглянулись и хохотнули. Как раз в этот момент к ним подошла Нат.
— Вот познакомься, — сказал ей мальчик. — Это глава почтовой гильдии "Архангелы".
Девушка смерила бармена оценивающим взглядом.
— Паровые манипуляторы. Разработаны в Храме Технократов. Основано на древних технологиях. А где нагнетатель? Под стойкой? – принялась тараторить Нат.
— Придержи паролеты, красавица, а то еще разбирать их начнешь, мне же работать надо, — испуганно пробасил бармен, отступая назад.
— Ну, глава гильдии может себе позволить и отдохнуть немного. Не волнуйтесь, я быстро и соберу обратно в лучшем виде,— Нат уже принялась доставать разводные ключи и отвертки.
— Погоди, — остановил её Майки. – Дядя Вильгельм просто бармен. Вот Глава.
Нат опустила взгляд на стойку и увидела механического ворона.
— Господин Хугин, как ваше ничего? –поинтересовался мальчик.
— Так это и есть тот механик, о которой рассказывал старый Расти? Забавная. Вы стоите друг друга, — проскрипел ворон, поглядывая на Нат единственным глазом. – Как там, кстати, мой старый приятель?
— Передавал привет и топливо. Я привез.
— Это хорошо, хорошо, — глава гильдии одобрительно кивнул клювом.
Нат смотрела на механического ворона и не могла определиться со своими ощущениями. Хочется ей его разбирать или нет? Роботы — они были на островах всегда, как и люди. Ей никогда не хотелось разобрать человека. Но она впервые видит такого робота...
Дверные створки бара шумно распахнулись, и в зал, споткнувшись, вбежал человек.
— Война, война началась! – прокричал он на весь бар.
— Да, да, - каркнул ему Хугин. – Междусобойчик за остров в двадцать пятом секторе.
— Нет, же, Западная Коалиция… огромный флот уходит с её берегов. А им на встречу экстренно собранный союз двух сотен королевств севера и наёмников центрального свободного региона. Тысячи кораблей!.. Это будет самое большое побоище за всю историю!!!
— Майки, — прохрипел ворон, словно подавился маслом. – Доставишь сверхсрочное письмо. Лети быстрее ветра!
***
Стратос рассекал облака, оставляя за собой белый шлейф. Поминутно перескакивая из одного воздушного потока в другой, он приближался к пункту назначения. Прошло уже несколько дней, но за все это время дети совершили лишь пару посадок для дозаправки. И все время Майки не смыкал глаз.
"— Королевства Севера в большинстве своем чтят волю предков. Сто лет назад уважаемый правитель того времени Король Александр подписал договор с советом Коалиции. Этот договор, под названием "Исход", хранился в тайне и был отдан на хранение мне - Главе Почтовой Гильдии. И я обязан огласить его в случае войны", - вспомнил Майки слова Хугина. 
— Значит, нам просто надо отдать это запечатанное письмо на флагман северян? – спросила Нат, заглядывая через плечо в кабину пилота.
— Коалиция не хочет завоевать весь Архипелаг. Они просто бегут от Железного Жнеца. Но они прекрасно понимают, что им никто не поверит. А вот печать и подпись короля Александра уже весомый аргумент. Если он поверил в древнее чудовище, то поверят и остальные. Война сейчас никому не нужна.
Вынырнув из очередного облака, Стратосу открылась панорама битвы, поражающая своим масштабом. Несколько больших кораблей уже заваливались набок и медленно оседали, погружаясь в облачное море. Мелкие паролеты роились в небе, норовя сесть врагам на хвост, словно два пчелиных роя, устроивших битву за красивый цветок. Спокойное небо наполнилось гарью и копотью. То тут, то там вспыхивали огненные цветы, топящие корабли в своем пламени.
— Опоздали! – крикнула Нат.
— Прорвемся! – ответил Майки.
— Мы не сможем пролететь прямо сквозь битву! – девушка натянула кепку сильнее, будто хотела в ней полностью спрятаться.
— Спорим? – маленький пилот с ухмылкой опустил на глаза очки. — Стратос, синхронизация пятьдесят процентов!
Майки влетел в битву. Он понимал, что сидит не в военном паролете, но в горячке боя Стратос будет врагом для всех.
Дыхание. Вдох-выдох. И хотя синхронизация невелика, перед глазами Майки были тысячи объектов. Воспринимать, анализировать и действовать. Желтые пунктирные линии – следы от пуль. Белые кучевые шлейфы – траектории движения паролетов. Все закономерно. Все последовательно. Изменения скоростей. Изменения направлений. Майки сейчас следил за каждым паролетом в зоне видимости. Совершая только легкие виражи, он уходил от пулемётных очередей еще до того, как они были выпущены. Скорость механизма – определяет победу. Скорость реакции пилота – определяет победу. Скорость…. Скорость…
— Страстос, синхронизация шестьдесят пять процентов…
Рядом взорвался паролет, но Стратос легко обогнал воздушную волну.
За линией роя уже начал виднеться флагман. Его построили несколько лет назад, как подарок в честь объединения двух северных королевств. Как символично.
— Соберись, мы приближаемся, — сказал Майки. Он очень тяжело дышал, словно ему не хватало воздуха.
— Им достаточно беглого огня, чтобы заполнить все пространство облаками шрапнели, — Нат взяла себя в руки и устремила взор на флагман, рядом с которым висело несколько фрегатов поменьше. – Поэтому паролеты и не рискуют к ним приближаться.
— Слепое пятно?
—Только по направлению огня главного калибра! — девушка-механик полностью задействовала свою память. Ведь чертежи этого корабля были доступны всем, как знак доброй воли северян. И она сама даже была на нем, один раз, в составе делегации независимых механиков.
— Характеристики!
— Пушка "Deus" - главный калибр флагмана. Диаметр ствола - десять метров. Скорость перезарядки - тридцать секунд. Заряжающий зал соединен непосредственно со складом. Использованные гильзы выбрасываются через открытый люк. Вся работа не автоматизирована. Для эксплуатации необходимо не меньше пятнадцати человек. И минимум два наблюдателя из храма.
— Как происходит перезарядка? – рядом взорвался еще один паролет, и Майки на секунду увел Стратоса в сторону, уходя от новой волны.
— Тыльная сторона орудия открывается. "Вручную" вынимается гильза. И вставляется новый патрон. Очень примитивно. Но любой более сложный механизм не выдерживал нагрузок при непосредственном выстреле, — затараторила Нат.
— То есть, после выстрела пушка на несколько секунд становится открытым тоннелем в заряжающий зал. А в зале есть еще и большой открытый люк?
— Да, — на автомате ответила Нат, но потом её пронзила страшная догадка. – Нет-нет-нет, ты этого не сделаешь!!! Это неправильно! Так нельзя! Есть много других вариантов!
— Мне нравится этот, хэ, — усмехнулся Майки. – Стратос, синхронизация сто процентов, критическую массу на полную!
Нат попыталась одновременно проститься с жизнью, поругать пилота и вспомнить все, что не успела сделать. Но все эти мысли рот воспроизвел как обычный оглушительный визг.
Обмануть время. Обмануть гравитацию. Обмануть все законы природы. Сейчас Майки мог все. Он словно своей кожей ощущал жар раскаленного ствола, когда Стратос пролетал внутри. Он видел лица заряжающих, которые управляли краном. Видел наблюдателей храма. Видел людей, везущих на погрузчике отработанную гильзу к люку. И сам открытый люк. Каждый болтик, каждую царапину.
Миг - и Стратос вылетел из люка, обгоняя падающую гильзу. Созданный воздушный поток, наверное, перевернул в зале все верх дном. Но этого Майки не видел. Он уже заходил на вираж, целясь прямо на командную палубу. Можно праздновать победу.
Тут сердце маленького пилота сильно забилось. Полная синхронизация еще не завершилась, и благодаря ей Майки увидел вдалеке то, что никогда больше ни с чем не спутает. Черное облако. Из которого медленно, по-хозяйски выныривал Железный Жнец.
Стук сердца ускорился, но мальчик продолжал направлять Стратоса к мостику.
— Что случилось с силами Коалиции? Они что, отступают? Они бегут? Мы победили? — суетился тощий генерал, поминутно поправляя свой кружевной камзол.
— Никак не понять! – синхронно отозвались офицеры-близнецы, стоящие рядом по стойке смирно.
— Сверхсрочное послание для командующего флотом северян, — неожиданный голос заставил генерала подпрыгнуть на месте.
Майки держал Стратоса параллельно кораблю, переключив турбину на вертикальный полет. А Нат, накинув куртку гильдии почтальонов, уже бежала по палубе, прижимая тубус к груди.
— Чаво? Кто? Где? – в растерянности отшатнулся генерал. Но его офицеры уже загородили девушке дорогу и забрали из рук депешу.
— Оставайся на флагмане, — крикнул Майки и закрыл кабину.
— Куда ты? – только и успела проговорить обернувшаяся Нат, провожая глазами паролет Майка, рванувшего ввысь.
— Доверься мне, — прошептал мальчик себе под нос.
***
Черный остров не двигался. Его заводы коптили облака, но сам он не проявлял к флотам враждующих сторон ни агрессии, ни заинтересованности.
Майки был в режиме синхронизации. Он был готов увернуться от смертоносных лучей в любой момент. Но Железный монстр не стрелял. Молодой пилот никак не мог понять, почему он не летит на всех парах куда подальше, а направляется прямо в пасть смерти. Но сейчас, при полной синхронизации и в присутствии Железного Жнеца, Майки ощущал, что его словно притягивает к стальному монстру.
Крупнокалиберные снаряды обогнали Стратоса, когда он был уже на половине пути. Вспышки взрывов на корпусе Железного Жнеца и незамедлительная ответная атака. Красные лучи разрезали несколько фрегатов и пару тяжелых кораблей северян. Получив такие потери, они тут же решили ретироваться вслед за силами Коалиции, которые даже не подумали вступить в бой с Железным Жнецом.
Майки успел заметить, что флагман с Нат на борту не пострадал, и продолжил полет. На удивление Железный не стал открывать огонь по Стратосу. Наоборот. Он открыл огромный отсек на носу, словно приглашая незваного гостя внутрь.
Железная посадочная полоса. Она не отличалась начищеностью, но и не походила на грязную внешнюю обшивку. Внутри исполинского ангара висели огромные кабели. Они изредка потрескивали искорками при контакте друг с другом.
Майки вылез из Стратоса. Не удержав равновесия, упал на колено, но не из-за врожденной неуклюжести, а из-за сильного переутомления после долгой синхронизации. К горлу подкатила тошнота, в глазах помутнело, но он смог различить дорожку из огоньков на полу.
С трудом восстановив дыхание, Майки встал. Неровной качающейся походкой пошел по горящему следу из огоньков. Длинный белый шарф волочился по земле, словно пытаясь еще больше замедлить мальчика.
Перемигивающиеся огоньки на полу свернули в большой просторный коридор.
На его стенах были выплавлены горельефы. Крепко сложенные люди с копьями в руках. Деревянные корабли, плывущие по воде. Угловатые железные коробки, ощетинившиеся орудиями. Еще люди. Причудливые квадратные строения. Другие люди… люди... люди… В конце коридора был изображен корабль летящий к звездам от разваливающейся планеты. "Проект Ной" — прочитал Майки, прохрамывая мимо и даже не задумываясь о том, что смог прочитать письмена, которые видит впервые.
Коридор плавно перетек в плохо освещенный зал. Посреди него на некоем подобии трона сидел человек. Очень худой. Под кожей виднелись кости, а тонкая ткань одежды не могла сокрыть выступающие ребра.
Он устремил взор голубых глаз на гостя. Майки невольно сглотнул.
— Готов ли ты дать ответ? – вопросил он громогласно. Казалось, его голос раздавался со всех сторон одновременно. Губы "скелета" были плотно сжаты.
— Кто ты? И какой ответ от меня хочешь? – голос Майки дрожал, ему было страшно. В глубине души мальчик уже жалел, что прилетел сюда.
— Я – Искусственный Интеллект корабля Ной. Сейчас четыреста пятьдесят третий год от Возвращения и двадцать тысяч триста второй от Упадка. Ной – проект спасения человечества с их умирающей планеты. Не имея достаточного технологического развития чтобы покинуть Солнечную систему, земляне создали хранилище - банк ДНК всех видов растений, животных и людей. Согласно программе, я должен вернуть корабль на Землю, чтобы возродить на ней жизнь.
Спустя заданное количество циклов началось выполнение поставленной задачи. Постоянно перестраивал корабль и добывал ресурсы для его полноценной работы. Вычислительная мощность повысилась, благодаря энергии дополнительных реакторов. Я стал умнее. Мои машины начали восстанавливать разрушенную атмосферу. Созданное ядро массы отчасти восстановило гравитацию. Через микрочипы в мозгу выращенным в капсулах людям была вложена необходимая для выживания информация. Очень скоро они смогли сами размножаться, заботиться о себе, и передавать знания своим потомкам. Затрата ресурсов была огромна. Ресурсов стало не хватать. И мне пришлось перестроить корабль для работы с органическим топливом.
— Ты стал использовать людей, – прошептал Майки.
— Еще и растительность. Все, что успело вырасти. Ради спасения. Пока у меня есть ДНК, людей можно восстанавливать бесконечно. Но моя потребность в ресурсах растет. Для сокращения потребления энергии было удалено несколько реакторов. Это помогло лишь частично, при этом моя вычислительная мощность значительно упала. Но я провожу миллиарды расчётов в секунду, чтобы решить, что делать с людьми. Длительные раздумья привели к выводу, что установочная программа неправильна.
Голос замолчал на несколько минут, словно собираясь с мыслями.
— Юрий Армстронг — единственный человек, оператор, оставшийся на борту Ноя во время отлета. Новейшая технология - синхронизация человека и машины – дала невиданные результаты. Тот, кто сидит в кресле перед тобой, – его клон. Такой же, как и ты.
— Что? – задыхаясь от удивления, прошептал Майки.
- ИИ лишь посредник, смотритель. Основную роль выполнял Юрий. Но синхронизация быстро тратит жизнь человека. С помощью капсул были созданы клоны Оператора. Через них я стал управлять Ноем. Но как предписывала программа, было введено несколько изменений в ДНК и в загружаемую информацию. Клоны - не полноценные люди. Без самосознания. Послушные батарейки, которые уже через пару десятков лет эксплуатации, теряют остатки человечности, и становятся частью машины, — словно для подтверждения своих слов, человек безвольно встал с железного "трона" и показал кучи кабелей, подключённых к его телу.
— Ты — один из них, — продолжил голос.
Майки вздрогнул.
— Но ты был аномальным: Признаки сознания. Реакция на раздражители. Слезы. Это первый раз, когда был получен клон с отклонениями. Я признал тебя дефектным и решил утилизировать. Но после долгих вычислений, поступил иначе. Один из челноков доставил тебя на остров, чтобы ты жил как человек.
— Спустя восемь лет я решил, что ты в состоянии дать мне ответ. Но потерял тебя, — металлический голос не выдавал никаких эмоций.
— Когда ты поглотил мой родной остров...Т-ты пришел за мной, — одними губами прошептал Майки.
— Но я знал, что рано или поздно ты сам сюда вернешься. И вот ты вернулся. Сейчас ты дашь мне ответ. Сейчас ты дашь мне ответ - как человек, а не часть моей системы.Программа ошиблась. Древние люди ошиблись. ИИ - машина, а машина не должна решать за людей. Таков вывод. Теперь ты знаешь все, и я жду твой ответ. Но ты должен понимать, что возьмешь на себя полную ответственность за него.
Майки усилием воли замедлил бешеное сердцебиение. Вдох. Выдох. Слова подбирались с трудом:
— Попытки восстановить этот мир несут лишь боль и страдания. Древние ошиблись. Они слишком цеплялись за прошлое. А смотреть нужно только вверх. В колыбели нам не место. Мы должны уйти, все мы…
Клон, что стоял перед Майки, поднял руки вверх.
— Сейчас все системы будут приведены в автономный режим, — в такт с голосом ИИ, от клона начали шумно отсоединяться кабели. — А свои системы отключаю навсегда. Тебе открыт полный доступ к управлению Ноем и любым архивам.
— Я приветствую нового оператора… и прощаюсь, — голос ИИ затих, и в зале настала тишина, а клон тихо отошел от кресла и отправился куда-то в темноту.
— Взять ответственность, да, — сказал Майки, подходя к железному креслу. — Хэ, ну, терять-то мне нечего.
Мальчик плюхнулся на "трон", позволяя кабелям подключиться к разъемам на его теле.
Знания. История. Физика. Математика. Кораблестроение. Астрономия… У Майки пошла кровь из носа, но это тело уже не чувствовало боли. Оно теперь едино с машиной. А его сознание теперь струилось по проводам всего корабля.
— Теперь я должен выполнить обещание. Я дам людям надежду и знания, чтобы отправиться к звездам. Первым делом, мне нужно отправить письмо. Да, я сам его доставлю, я же почтальон как-никак. Стоит лишь поместить частичку себя в один из шаттлов в ангаре. Хэ. Ей обязательно понравиться это письмо. Я приложу к письму вот эти чертежи, и вот эти, ну и конечно, же приглашение. Она будет так рада, что тут же примчится. Хэ. Да, Сотрудники Храма Технократов тоже, захотят это все увидеть. Но первой на борт Ноя ступит она... Ведь, в конце концов, это её мечта.


 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования