Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Серый Тень - Аквариум

Серый Тень - Аквариум

 
Странный это был мир. Огромные города, насёленные заржавевшими роботами. Магазины и супермаркеты от горизонта до горизонта. Лабиринты коммуникаций под тем, что было принято называть землёй. И небо. Небо без единой звезды. Небесная твердь. Он помнил, как здесь кипела жизнь. Помнил он, и как жизнь вдруг окончилась. И на её месте остались только развалины. Руины канувшей в лету цивилизации. Никому не нужные, кроме детей. Детей, которым здесь жить.
 
Поль сидел сложив ноги по-турецки и смотрел прямо перед собой. Он не помнил, когда в последний раз ел. Может быть, это было сегодня, а может – вчера. Завороженный открывшимся ему зрелищем, Поль потерял счёт времени. Огромный багровый круг на иссиня черном фоне – это должно было что-то значить, но что? Нечто подобное ему однажды уже приходилось испытывать. В тот раз они с ребятами забрались чертовски далеко от дома, в город, носивший имя Галерея. Галерея походила на лабиринт из домов с фальшивыми окнами, на которых неизвестный хулиган нарисовал сцены из жизни людей и зверей, а также многое другое, чего ребятам так и не удалось понять. Например, в одном окне виднелся клочок засушливой земли, на этой земле было так жарко, что положенные кем-то на камень часы расплавились и потекли. Поль не понимал, как могли расплавиться металлические часы, но подозревал, что именно отсюда пошло выражение "как быстро течёт время", которое он услышал от Андрея.  
Андрей был старшим в их группе и многое знал, но не помнил. Называл он это мудрёным словом "амнезия". Именно Андрей рассказал, что окна на самом деле называются "картинами" и то, что изображено на картинах, не всегда является правдой, но при этом несёт скрытый смысл. Смыслом, по словам Андрея, обладало даже полностью чёрное окно квадратной формы, на котором ровным счётом ничего нарисовано не было, а также и другие картины, состоявшие из разноцветных брызг и разводов. Правда, объяснить этот смысл он затруднился, приведя в пример Суслика, парня, который жил отдельно от нашей группы, но иногда присоединялся к походам в соседние города. Видишь Суслика? – многозначительно вопрошал Андрей и не дожидаясь ответа добавлял: А он где-то неподалеку. Вот и со смыслом также.  
В чёрном окне Поль смысла так и не доискался, вокруг было много других интересных картин. Но сейчас его взгляду открылась воистину завораживающая картина. Что-то грозное таилось в этом багровом круге. От него веяло опасностью, как от железных машин Арсенала. Но если с машинами всё было ясно – не лезь, и они тебя не тронут, – то загадка огромной картины пока что оставалась не разгаданной.
Поль потянулся и решил сменить позу.
Самым разумным было бы пригласить ребят, которые даже не подозревают, что Такое находится у них под носом, и попытаться взять загадку багрового круга общим штурмом, но у Поля взыграло самолюбие. Он сидел здесь по праву первооткрывателя и должен был сам прийти к какому-нибудь разумному объяснению, которое не стыдно было бы выложить ребятам.
Размышления Поля прервали самым неожиданным образом. Позади него раздались осторожные шаги. До люка, через который в зал попал он сам, было не меньше двадцати минуть ходьбы и, чтобы подойти к нему незамеченным, шагавший должен был идти очень тихо. Поль резко обернулся.  
– А, это ты… – с облегчением выдохнул он. – Посмотри, что я отыскал! Как думаешь, что это?  
Раздался тихий хлопок, и Поль свалился на пол.
 
Лиза бежала к универмагу. Сегодня был День Открытых Дверей, и потому все ребята разбежались по городу. Игорь и Дэн, как самые сильные, помчались к продуктовому. Азия решила попытать счастья в отделе одежды. Впрочем "Одежду" в последнее время постоянно клинило, и на то, что в этот раз стальные двери магазина откроются, ребята особо не рассчитывали. Андрей, вернувшийся под утро и принёсший весть о Дне Открытых Дверей, пошел к отделу техники. Умом Лиза понимала, что от работоспособности снаряжения их команды – и в частности изобретений Андрея –  напрямую зависит возможность делать вылазки в другие города, но…Ведь на широкой спине Андрея можно было унести столько продуктов, что их хватило бы на месяц! А в результате вместо еды он приносил железяки. Продукты же тащили пусть не хилые, но не такие взрослые Игорь, Поль и Дэн. На попытки поменять обязанности Андрея и кого-нибудь из мальчишек местами, он обычно отмахивался и говорил, мол, "они не знают, что искать". А зачем они тогда торчат с тобой всё время? – хотелось спросить Лизе, но это, пожалуй, было бы уже чересчур. Девочка с детства привыкла, что Андрей старший и он командует. И у ребят из других городов нет такого знающего командира. Так что не стоит выводить его из себя неподчинением, а то уйдёт, как он не раз грозился. Грозился, правда, в шутку, с улыбкой. Но Лизе даже подумать об этом было страшно.  
Лиза вздрогнула и прибавила ходу. Из-за поворота вылетел Суслик. Он, как всегда, был взлохмаченный, и одежда висела на нем как на крючке вешалки.  
– Привет! – крикнул он. – Давай быстрее, будет очередь!
Удивительным в Суслике было не только то, что он жил хоть и неподалёку, но в одиночку, но и тот факт, что он всегда знал, какой магазин откроется, а какой – нет. Однажды Дэн учинил ему допрос с пристрастием, но Суслик только шмыгал разбитым носом и невнятно бормотал про нелинейные зависимости и какие-то ряды. Предупреждать других о Дне Открытых Дверей, как это делал Андрей, он не стремился, но и "конкурентам" не мешал.  
– Вот гадство! – выругалась на бегу Лиза.
Очереди она не любила. Терпеть она очереди не могла! Кому будет приятно, если по нему, нагруженному сумками с различными нужными в быту мелочами, вдруг начнут стрелять резиновыми пулями? Андрей как-то объяснял, что очереди возникли из-за сбоев в программе охранных роботов магазина. Мол, роботов делали, чтобы предотвратить возможные беспорядки и мародёрство, если продуктов станет не хватать на всех. В случаях массового скопления робот выкрикивал предупреждение и через пять минут двери магазина закрывались, а по толпе давалась очередь. Давным-давно во время первых походов в универмаг Лиза едва не застряла в магазине из-за очереди. Нагруженная вещами, она в последний миг выбежала на улицу, но далеко убежать не успела. От боли она потеряла сознание. Потом её целый месяц лечили от синяков и трещин в рёбрах.  
Когда они с Сусликом подбежали к универмагу, двери ещё оставались закрытыми. Суслик снял с плеч рюкзак и достал оттуда две вместительных сумки.
– Я смотрю, ты полмагазина решил с собой унести, – пошутила Лиза, доставая из кармана пластиковые мешки.
– Надо запастись…разным, – покраснел мальчишка. – Сегодня праздник, надолго откроются.
– Откуда знаешь? – впилась взглядом Лиза. – Опять эти твои нелинейные зависимости нашептали?
– Не, – замотал головой Суслик и показал на небо. – Дни стали долгими, значит сейчас лето. А летом есть большой праздник. Сегодня ещё салют должен быть.
– Уж ты! – обрадовалась Лиза.
– Может сходим с тобой вечером на башню? – ещё больше покраснев, спросил Суслик. – Оттуда лучше видно.
Ответить Лиза не успела. Зашипели насосы и стальные створки начали расползаться в стороны. Универмаг открылся, Лиза ринулась внутрь.
– Сорок минут! – крикнул ей вслед Суслик.
 
А вечером был салют. Ребята расположились на верхней площадке башни и смотрели, как в небе расцветают разноцветные тюльпаны. Дэн и Лиза стояли в обнимку. Неподалёку от них устроились порознь Игорь и Азия. Суслик тоже был здесь и украдкой бросал несчастные взгляды на обнимающуюся парочку, пропуская редкое зрелище.  
Андрей, усмехнувшись, чиркнул зажигалкой и прикурил сигарету. Курил он редко, но сегодня был праздник. Великий Их праздник, – отметил Андрей. – Впрочем, ни Их, ни Нас здесь уже нет. Остались одни лишь дети.
Поглядывая на салют, командир не забывал следить за тем, что происходило внизу, и поэтому сразу заметил маленькую фигурку бегущего человека. Фигурка не пряталась, из чего можно было сделать вывод, что это не разведчик соседей, а гонец одной из подшефных групп. Случилось что-то важное.
Вторым гонца заметил Суслик.
– Кто-то бежит! Вон там, между домами.
– Поль! – обрадовалась Азия и вскочив стала вглядываться в полумрак.  
– Н-нет, – покачал головой Суслик. – Это Конг.
Азия разочарованно поморщилась. С кланом Приматов, к которым относился рослый парень Конг, – так в их группе называли тех, кто жил в соседнем Парке – у них была дружба. Иногда Андрей помогал Приматам в ремонте снаряжения, а они в ответ ходили в совместные походы. Однако в их клане не было девочек, и это с каждым годом делало отношения между ними и группой Андрея всё напряженнее. Но пока что командира боялись и уважали.
– Поль уже четвёртый день где-то пропадает, – подала голос Азия. – Вдруг с ним случилась беда?  
– Сам виноват! – буркнул Игорь.
Именно из-за ссоры с Игорем Поль хлопнул дверью и пошёл "прогуляться". Причина этой ссоры, как отметил про себя Андрей, сидела как раз между Игорем и Лизой и ни о чём не подозревала. Но вмешиваться в чужие амурные дела у Андрея не было никакого желания.  
– Если до завтра он не вернётся, пойдем на поиски, – ответил командир. – Но сначала выслушаем, что скажет Конг.
Конг, не смотря на атлетическое сложение, был превосходным бегуном. Отчасти это объяснялось тем, что в Парке, где обитали Приматы, местность была открытой и от магазинов до ближайшего укрытия приходилось бежать, непрестанно петляя. Иначе челнокам грозило получить не один заряд резиновых пуль по не прикрытым рюкзаками и сумками тылам. На верхушку башни парень взбежал практически не запыхавшись. Любой другой на его месте после такого минут двадцать ловил бы ртом воздух не в силах ничего вымолвить. Но Конг пришёл в себя быстро.  
– Здравия желаю, товарищ командир! – без запинки оттарабанил он.
– И тебе не хворать, – кивнул Андрей. – Что у вас на это раз случилось?
– Происшествий нет. Окружающие группы активности не проявляют…
– И?..
Конг недоверчиво покосился на ребят, навостривших уши.
– И Леонард обнаружил кое-что, требующее вашего внимания.
– А точнее?
– Длинный подземный ход, а в конце запертую дверь. Мы её вскрыли, и за ней оказался зал со странным оборудованием. Техникой. И эта техника работает.
Андрей молча затянулся сигаретой. С минуту он безмолвствовал, а затем произнёс:
– Техника, значит…Техника – это любопытно.
– Вот и мы о том же подумали!
– Ладно, завтра мы выходим. Лиза и Дэн собирают провизию. Азия и Игорь подготовят снаряжение. Суслик?
– Я с вами!
– Понесёшь палатку.
– А как же Поль? – возмутилась Азия. – Он вернётся, а нас нет!
– Оставим записку. Конг, пойдёшь с нами, покажешь дорогу.
Командирский тон Андрея однозначно давал понять, что возражения не принимаются. Обиженная Азия закусила губу и ушла писать записку на случай возвращения Поля. Все остальные разбрелись готовиться к походу.
А тем временем салют закончился, оставив после себя темное без единой звезды небо.
 
К намеченной цели Конг повёл их окольными путями, в обход Парка и других городов. Первый день пути ушёл на то, чтобы выбраться за городскую черту, но уже на второй день отряд отклонился от обычного маршрута и под руководством Конга свернул на Плавуны. Плавуны представляли собой огромное пространство, заполненное водой, через которую были переброшены магистрали-мосты. По словам Андрея, изначально мосты покрывали водное пространство, как линии – тетрадный лист, но со временем во многих местах образовались дыры, и на сей день Плавуны представляли собой запутанный лабиринт. Не совсем доверяя памяти Конга, предводитель Приматов снабдил того нарисованной от руки картой, по которой он должен был вести отряд. Никаких иных опасностей, кроме риска заблудиться здесь навсегда, в Плавунах не имелось. Впрочем, искать здесь тоже было нечего, и наличие подробной карты этого участка у Приматов немало удивляло ребят.  
– Мне одно непонятно, что вы здесь искали? – спросил на привале у Конга Андрей. – Здесь же кроме воды ничего нет.
– А-а, – лениво отмахнулся парень, растягиваясь на расстеленной прямо на мосту лежанке. – Это идея Леонарда. Мы уже давно обнаружили, что здесь самая чистая вода, ну и таскали, значит, её отсюда канистрами. И что странно, если вода из других источников через неделю уже воняла, то эта хранилась месяцами и хоть бы хны ей. Ну Лео и решил доискаться, почему так происходит.  
– Доискался?
– Неа. Зато уже через месяц мы дороги в три новых города обнаружили. Вот к вам, например, через Плавуны идти дольше, но безопаснее. Ни очередей тебе, ни шпаны местной, да и полосатой машине неоткуда вылезти. Плавать эта зараза ещё не научилась.
– Так я же машину в прошлом месяце поймал и перепрограммировал.
– Может оно и так, только она всё равно ребят ловит и полдня в себе держит, гадостью всякой поливает, от которой потом неделю нос запахов не различает.
На этом Андрей отстал от проводника и о чём-то задумался. Ребята жевали обед и еле слышно переговаривались, пока командир не объявил привал оконченным.
Конг вёл отряд уверенно и ни разу не ошибся в нужном направлении, хотя по утверждению Игоря любому нормальному человеку нескольких поворотов хватило бы, чтобы перестать отличать восток от запада. Ко второй половине дня выяснилось, что бесконечное открытое пространство несёт ещё одно неудобство. Из-за наличия девчонок в группе открыто справить нужду не получалось. Первое время Конг откровенно потешался, а затем начал бурчать про то, что надо потерпеть, идти осталось недолго и "вообще-то люди отсюда воду берут". К концу дня половина отряда готова была убить Конга за то, что их не предупредили заранее, и внезапно показавшийся из тумана берег вызвал приступ буйного восторга. Разбежавшиеся по кустам члены отряда вскоре вернулись довольные и объявили, что неподалёку имеется неплохое место для ночёвки.
 
Какой болван придумал, что утро вечера мудренее, этого Суслик не знал. Но проснувшись от громких криков командира, он далеко не сразу смог сообразить, кто он есть и где, а главное – зачем он здесь находится. Вечером ребята устроились на ночлег в большом деревянном доме со скрипящими половицами. Андрей назвал его Домом с привидениями, а затем ещё долго объяснял ребятам, что такое привидения и половицы. Суслик любил слушать Андрея, от него он узнавал много нового, почти столько же, как от дряхлого робота, обучившего его математике. К сожалению, робот хоть и помнил всё, но кроме чисел ни о чём больше не знал. С командиром всё было в точности наоборот.
– Подъём! Вставайте, лежебоки! – надрывался Конг. – Недалеко осталось.
Наскоро позавтракав, группа отправилась в путь. Дома вокруг были незнакомые, деревянные со следами облупившейся краски. Суслик, в своё время облазивший все ближайшие окрестности, в подобном городе ещё не бывал.
– Где это мы? – глазея по сторонам, спросил он у Андрея.
– Коттеджи. Элита, – горько усмехнулся капитан. – Здесь не работали, а отдыхали. Конг, ты точно уверен, что мы не заблудились?
– Почти пришли, – в ответ буркнул парень.
Дом, напротив которого он остановился, по мнению Суслика, ни чем не отличался от прочих. Но Конг махнул рукой, чтобы шли за ним. В парадную дверь он входить не стал. Свернув за угол, парень откинул крышку люка, ведущего в подвал, и нырнул внутрь.
В подвале оказалось совсем не так, как ожидал Суслик. Никакой пыли, ржавых труб или гор непонятного мусора. Только ровные матовые стены и коридор, равномерно освещённый вытянутыми цилиндрическими лампами.
– Ого! Нифига себе! – зашептались ребята.
– Как вы это нашли? – громко удивился Игорь.
– Это всё Лео, – довольно ухмыльнулся Конг. – У него чутьё на такие вещи. Дальше ещё интереснее, пойдём.
За коридором оказался громадный зал, уставленный мигающими панелями. Тут и там на панелях горели красные пятна. Немало было и жёлтого, а вот зелёного почти не было. Посреди всего этого разноцветья сновали ребята из клана Приматов. Некоторые при виде группы стали приветливо махать руками, но Конг не останавливался. Он вёл их к середине зала, где в кресле сидел белобрысый паренёк. При виде гостей парень встал и приветливо улыбнулся.  
– Ну наконец-то! Андрей, мы уж тебя заждались.
– И тебе не хворать, Леонард, – командир махнул рукой. – Как же вы набрели на это богатство?
– Случай. Исключительно случай, – пожал плечами предводитель Приматов. – Обследовали с ребятами Плавуны и наткнулись на этот город. Городишко-то любопытный и никаким кланом не занятый. Вот я и решил, что надо бы сюда отрядец на постоянное проживание отправить. Пусть, думаю, осмотрятся, попривыкнут, а мы потом сюда всем кланом и переберёмся. Всё лучше, чем в Зоопарке жить.
– А мне не сказал, – укоризненно покачал головой Андрей.
– Извини, собирался да всё никак собраться не мог, – развёл руками Леонард. – А потом, в один день, мне ребята и доносят, мол, повадился сюда Поль из вашей группы шастать. Вынюхивать что-то да разыскивать.  
– Поль?! – встрепенулась Азия. – Поль здесь? Где он?! Немедленно его отпустите!
– Тихо! – цыкнул на неё Андрей. – А дальше?
 – А дальше забеспокоился я. Сам пойми, место хорошее, вода питьевая недалеко. Опять же мосты в любую сторону. Начали мы следить за Полем, а он в подвал здешний ходить стал, постоянно. А в последний раз пришёл и с концами!  
Леонард невинно уставился на Андрея.
– А потом, значит, смотрим – ты вслед за Полем идёшь. Ребятам интересно стало, зачем. Вот они и проследили за тобой. Всё видели.
– Всё? – желваки на скулах Андрея напряглись.
Девчонки беспомощно переводили взгляд с Андрея на Леонарда и обратно. Никто ещё ничего не понимал, но Суслик заметил, как к ним подтянулись окружающие.
– Всё, – кивнул Лео. – Видели, как ты подошёл к нему сзади. Это было в соседнем зале с чёрным стеклом до горизонта и красным кругом посредине черноты. Длинный зал, ляжешь на пол – тебя и не заметно в тени. Видели, как ты ударил его это штукой! Взять его!!!
Всё произошло очень быстро. Андрей выхватил из-за пояса продолговатый металлический цилиндр, раздался хлопок и набросившийся на командира Конг отлетел в сторону, разнеся вдребезги стеклянную перегородку, но в этот момент на него навалились ещё трое приматов. Цилиндр откатился в сторону, но Андрей тем временем успел отшвырнуть от себя троих здоровенных парней и бросился прочь к выходу. Это было совсем просто: направить цилиндр в спину Андрея и нажать кнопку, но Суслик не смог.  
Оружие схватила Азия.
– За Поля! – взвизгнула она, и Андрей, пролетев половину зала, шлёпнулся на пол.
Ребята ошарашено замерли. Лампы на стенах и перегородках перемигивались между собой. С пола поднимались помятые командиром Приматы.  
– Он мёртв? – пискнула Лиза и в ужасе зажала рот ладонью.  
Леонард осторожно приблизился к телу Андрея и пощупал пульс.
 
* * *
 
В капитанской рубке космического крейсера "Ковчег" царила будничная суета. Большинство экранов жизненного обеспечения корабля светились изумрудным, а это значило, что население "зелёных" секторов полностью обеспечено продовольствием, электроэнергией и всем остальным, что бывает необходимо человеку для нормальной жизни. Бригады психологов, анализирующие обстановку в "городах" – так люди между собой называли громадные палубы "Ковчега", – докладывали об отсутствии этнических и других конфликтов да и просто недовольств. Лишь в нескольких местах дисплеи горели тревожным жёлтым цветом.  
– Товарищ адмирал, – к столу, стоящему в центре рубки (на самом деле громадного зала), подошёл один из адъютантов. – С палубы "три Цэ" сообщают о сбоях в системе питания. Поступил запрос на доставку запасных частей для автоматов с палубы "Е". Население, вероятно, останется без еды как минимум на сутки, потому ремонтники просят экстренно навести мост для прямой доставки через сектор водоснабжения. Разрешить?  
– Разрешай, голубчик. Нам голодовки ни к чему. Могут пойти слухи.
– Так точно! – адъютант щёлкнул каблуками и ушёл, а на его место тотчас прибыл второй адъютант.
– Разрешите доложить?
– Разрешаю.
– С палубы "Эф" жалуются на неправомерное принудительное задержание в целях санитарной обработки?
– Это как же?
– Вчера медики зарегистрировали в секторе единичный случай дизентерии и установили Санитарные машины в "красный" режим. Теперь машины хватают каждого третьего прохожего, не помывшего руки, и по полдня обрабатывают антибактериальными мылами. Приказать техникам снизить режим до "жёлтого"?  
– Нет. Единичных случаев дизентерии не бывает. Оставить "красный". Эпидемии на корабле совсем не нужны.
День шёл своим чередом, и адмирал проследовал на время обеда в соседний зал. Он хотел побыть в одиночестве, и потому с утра попросил жену упаковать ему бутерброды и налил в термос чай. Обычно этот зал пустовал. По словам ученых, он должен был понадобиться в будущем, когда население корабля вырастет, но сейчас огромный полутёмный зал был абсолютно свободен, и адмирал использовал его, чтобы посидеть в тишине. На корабле было много таких мест, но их держали закрытыми, чтобы не напоминать людям о причине Бегства. А причина находилась напротив адмирала, снаружи, за бронированным стеклом. Багровое Солнце родной Солнечной системы доживало последние тысячелетия. Сейчас оно спокойно освещало космический крейсер, построенный совместно всеми космическими державами Земли, но когда-нибудь…Когда-нибудь оно взорвётся, и тогда человечеству лучше быть подальше отсюда.  
Тишину уединения нарушили уверенные шаги. К адмиралу шли начальник безопасности крейсера Громов и старший сотрудник научного отдела Гаевич.
– Андрей, Егор Никитич, рад вас видеть, – поприветствовал их адмирал.
– Здравия желаю! – щелкнул каблуками Громов.  
Чем-то озабоченный Гаевич промолчал. Близоруко сощурившись, он принялся доставать из папки распечатанные листы.
– Что ж вы, Егор Никитич, – нахмурился адмирал. – Столько месяцев ко мне не заходили, а как пришли, сразу о делах говорить вздумали? Не по-дружески это.
– Беда, Антон Филипович, – только и смог выдавить Егор.
Дрожащими руками он сунул листы адмиралу.
– Пропали мы!
Главнокомандующий "Ковчега" выпрямился и перевёл взгляд на начальника безопасности.
– Что происходит, Андрей? Авария? Эпидемия? Толком доложить можешь?
– Так точно, товарищ адмирал. Могу. Как вы знаете, полгода назад "Ковчег" приблизился к краю Солнечной системы и мы вскоре должны были выйти в открытый космос.
– Должны? Значит, не вышли?
– Не вышли, – кивнул Андрей. – Научный отдел взялся за выяснение причин и причины отыскал…
– Ой, мы идиоты! – внезапно завыл, схватившись за голову, Егор. – Тупицы! Двоишники!  
– Отставить панику! – рявкнул побледневший адмирал. – Почему мне сразу не доложили?!
– Проверяли, не хотели поднимать тревогу. Но расчёты оказались верны... Нам никогда не выйти за пределы Солнечной системы. Не хватит мощности двигателей.  
– Это точно?
– Расчёты у вас в руках. Мощности вдвое меньше необходимого. И это по самым оптимистичным прогнозам.  
Адмирал выдохнул и присел на пол.
– Варианты? – спросил он. – Что, если сбросить весь балласт? Отцепить пустые палубы, в конце концов?  
– Куда сбросить? – замотал головой Егор Никитич. – Ну отцепим мы, оно же всё за нами полетит! На границе системы "Ковчег" единственный крупный центр массы.
– Думайте! – рявкнул адмирал. – День и ночь думайте! И чтобы панику не поднимать! Андрей, головой отвечаешь!
 
* * *
 
– И он придумал, – горько усмехнулся Андрей, обводя ребят взглядом: Леонарда, Лизу, Азию, хромающего Поля, как оказалось, прятавшегося в том самом соседнем зале...
– Он придумал, сумасшедший трус. Он собрал вокруг себя таких же чокнутых сторонников и подключил к системе отчистки воздуха цистерны с азотом. Он кричал, что лучше умереть сейчас, чем веками жить с осознанием своей беспомощности. Я был там и слышал. А потом я собственноручно вышиб ему мозги. Ему и всем остальным. Только я опоздал. Газ успел убить всех.  
– Неправда! – крикнула Лиза.  
– Ага, – поддержал её Суслик. – Мы ведь живы.
– Живы, – улыбнулся Андрей. – Только вы и остались живы. Маленькие дети, каким под стол ходить. Егор просчитался. Снова просчитался, чёртов двоечник. Он забыл элементарную вещь, что этот газ легче воздуха. Взрослые в панике метались, не зная, что это за напасть такая и куда от неё прятаться. И задыхались. А ничего не понимающие дети, до которых лёгкий газ не мог опуститься, выжили.  
– А те, кто был внизу? – встрял Поль. – Они ведь тоже должны были выжить.
Командир мотнул головой.
– Нет, это он учёл. Газ подавался во все помещения одновременно. В технические – в первую очередь. Чёртов псих заблокировал половину корабля, чтобы никто не мог спрятаться или взять скафандр…
– Что взять?
– Не важно. Сам он умирать побоялся. Закрылся с соратниками в герметичном помещении. Он не учел только одного, что я окажусь рядом...Когда на следующий день я вышел на палубу, повсюду были тела. Но ненадолго. За двое суток роботы всё убрали. Ну и вы были, дети. Маленькие, ничего не понимающие и не умеющие. Пришлось вас учить. Создавать группы, чтобы один за всех и все за одного. Но ко многим я не успел, ведь "Ковчег" очень большой корабль.
Ребята потрясённо молчали. Кто-то ошарашено озирался, пытаясь по-новому взглянуть на окружающие вещи.
– И что теперь? – спросил хмурый Леонард.
– Ничего. Будем болтаться на границе Солнечной системы, как рыбы у стенок аквариума. До тех пор, пока Солнце не сожжёт нас или корабль не развалится на части.
– А когда это произойдёт, ну Солнце там взорвётся или ещё что? Когда именно? – поинтересовался Суслик.
– Не знаю, – пожал плечами Андрей. – Через тысячу лет, две, десять…
– Ага, – кивнул паренёк, подсчитывая в уме. – А нам сейчас, стало быть, лет по шестнадцать…
До ребят начал доходить смысл сказанного. Вскоре все уже гомонили.
– Да они ненормальные!
– Тысячи лет!
– Нет, я, конечно, думал жить вечно, но чтобы столько!
– А насколько это больше десяти?..
– Тихо!!! – гаркнул Лео. – Ну так вот, Андрей. Я думаю, все меня поддержат. Нам наплевать на то, что произойдёт через тысячи лет. Мы живём сейчас и сегодня. Пусть "Ковчег", корабль, и не может куда-то там улететь, но это наш дом. И нам здесь жить! Если и ты хочешь жить, присоединяйся. А если тебя пугает Солнце, которое взорвётся через чёртову тучу лет, оставайся здесь и жди смерти как дурак. Всю тысячу лет!
В зале раздались первые смешки и скоро все вокруг хохотали. К Андрею подошёл Суслик и протянул руку.
– Ну что, хочешь жить? Давай за мной!
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования