Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Дарья Кошевая - Детка

Дарья Кошевая - Детка

 
Это была обычная забегаловка на замшелом космодроме тринадцатой солнечной системы. Судя по вывеске, заведение называлось "Звездная пыль", и если бы вы спросили официантку Дусю, она рассказала бы вам, что пыли здесь предостаточно. Основными посетителями заведения являлись, преимущественно, желтые слизни, появляющиеся всегда в изрядном подпитии. Плохо говорящие на общем языке, они все равно умудрялись пошло шутить, и высосав очередной бокал до дна, ходили под себя, оставляя прозрачные подтеки на барных стульях. Когда очередной слизень выползал вон, Дуся пинала ногой старого робота-уборщика, и тот со скрипом отправлялся в подсобку за шваброй. Если бы робот мог говорить, он давно бы разогнал редких посетителей самой отборной бранью, но говорить робот не умел. Поэтому, он выводил проклятия мокрой тряпкой на полу, и кроме Дуси этого никто никогда не замечал.
- Ей, землянка, слышала, что твориться во вселенной? – ворчливо крикнула Гутта из кухни. Большую часть времени она проводила, уставившись в информационный экран, и не жуя, глотала все новостные передачи подряд. Дуся ненавидела, когда жабоподобная хозяйка заведения называла ее "землянкой", на общем языке это слово имело то же значение, что и "углублённое в землю жилище, с перекрытием из жердей или брёвен, засыпанных землёй". Выходцев с планеты Земля называли "люди", но Гутта каждый раз заявляла, что не собирается вдаваться в тонкости перевода.
- Ну? – спросила Дуся, возя тряпкой по барной стойке, и даже не пытаясь изобразить интерес.
- Твои-то дружки опять корабль умыкнули!.. С вами держи ухо востро!..
- Какие "мои дружки"? – рассержено гаркнула официантка, - Сколько раз повторять, мы не…
- Да-да, знаю, что сейчас скажешь, - перебила Гутта, неторопливо выкатываясь в зал, складки ее зеленой, маслянистой кожи матово поблескивали в тусклом свете ламп, - И всё равно вы, земляне, все одинаковые.
Она окинула девушку критическим взглядом, и по обыкновению скривила бледные губы. "Жалкое ты существо", - без труда читалось в глазах хозяйки. Дуся хмуро вздернула острый подбородок.
Если уж говорить о внешности девушки, Дуся целиком состояла из углов и прямых линий. Гутта старалась лишний раз не сталкиваться с официанткой в тесных помещениях, боясь ее локтей и коленок. Кожа у Гутты была очень чувствительной. Кроме конечностей Дуси, Гутта боялась и саму Дусю, хоть ни за что бы в этом не призналась. "Землянка" была наглой и самоуверенной, хотя Гутта точно знала, что платит ей до неприличия мало. Кабы не это обстоятельство, Дусю давно выставили бы за дверь.
Землян Гутта не любила. Все они были мелкие, с вороватыми глазами, и двумя руками вместо четырех – вот уж уродцы! И никакого хвоста, а каждый жабоид знает, что хвост – образчик достоинства!.. Что можно ожидать от бесхвостых существ?! Кроме того, никогда не поймешь, о чем думают эти людишки, какую пакость замышляют!.. Пока люди не расползлись по вселенной, никто не знал, что такое космическое пиратство! Да, арахны иногда нападали на Содружество планет, но делали это только из-за жесткого контроля над рождаемостью, которое Совет навязал их расе. Людей же никто ни в чем ни ограничивал. Но вместо того, чтобы степенно копить богатства или обрастать знаниями, они принялись грабить и угонять торговые корабли, продавать в рабство наивных долгопятиков, ввозить на Бормотею запрещенный на этой планете сахар, и учинять множество других непотребств, о которых и подумать-то страшно!
- Значит так, - сказала Гутта, скрестив четыре руки на необъятной груди, - С минуты на минуту должен прибыть Гутах, будь с ним особенно приветлива! Я не хочу, чтобы на родной планете про меня говорили, что Гутту позорит собственный персонал!.. И протри стойку еще раз! Куда опять подевался робот? Здесь все должно блестеть, слышишь?!
Проворчав что-то неразборчивое, Дуся отправилась на поиски робота-уборщика. Тот, очевидно замыслив дерзкий побег, торчал из открытого окна, высунувшись из него на половину. Другая половина все еще оставалась в заведении, неловко перебирая колесиками.
- Попался! – воскликнула Дуся, и втащила робота обратно, - Хозяйка требует, чтобы ты убрал здесь как следует!
Придав роботу ускорение, официантка вернулась за стойку бара. С легким чмоком разъехались входные двери, и появился Гутах, огромный коричнево-зеленый жабоид в летной куртке с эмблемой, сообщающей, что ее хозяин занимается межпланетными перевозками. Бросив взгляд на пустые столы, потом на Дусю, Гутах сплюнул на пол, и проворчал:
- Что за дыра!
- Гутах, дорогой, - донеслось откуда-то из недр заведения, - Мы не ждали тебя так рано! Возьми себе что-нибудь выпить, я буду через минуту.
Жабоид медленно прошлепал к барной стойке.
- Атомный Взрыв, - потребовал он, - Перемешать, но не взбалтывать!
Руки официантки уверенно схватили початую бутылку с мутным содержимым. Не смотря на грозное название, коктейль, столь любимый жабоидами, по мнению Дуси походил на болотную жижу, заботливо налитую в стеклянную кружку. И конечно, не стоило забывать про зонтик.
Сделав большой и очень громкий глоток, жабоид наконец улыбнулся, будто встретил старого доброго друга. Закусив зонтиком, он задумчиво обмакнул палец в кружку, и принялся что-то рисовать на покрытой царапинами стойке бара. Вторая его рука покоилась на животе, третья держала напиток рядом с губами, а четвертая чесала спину.
- Гм, где только не встретишь теперь людишек! – ворчливо заметил Гутах, - Если бы спросили мое мнение, люди должны прислуживать жабоидам, вот как ты, например, а не рассекать по вселенной на дорогостоящих крейсерах! Как говорится, кто на что учился!..
- Ты совершенно прав, дорогой! – подтвердила вошедшая Гутта. Теперь на ней красовались разноцветные бусы, а губы приобрели ярко-бардовый оттенок. Гутта ослепительно улыбнулась. Ослепило, правда, только, Гутаха, официантка лишь поморщилась.
- Я училась на пилота межзвездного крейсера! – не выдержала Дуся, ударив острым кулачком по стойке, от чего напиток в кружке Гутаха едва не выплеснулся через край. Официантка не стала уточнять, что ее выперли из института за неуспеваемость. Жабоиды переглянулись, с одинаковым раздражением двигая кадыками, но ничего не сказали. Дуся была страшна в своем гневе. Люди – еще те расисты, но они же больше всего ненавидят, когда кто-то пытается принизить их расу.
Ночью Гутта впервые посетила официантку в ее скромной комнатенке, и, мимоходом поразившись убогости жилища, заявила, что та уволена.
- Гутаху ты не понравилась, - напрямик сказала она, - Я собираюсь составить с ним пару, и намерена прислушиваться к его замечаниям. О тебе он высказался, гм, недвусмысленно.
- Окей, - ответила Дуся, не поднимаясь с кровати, и даже не открывая глаз. Гутта выдохнула, она предполагала, что будет сложнее. Порылась в кармане передника и выгребла горстку жетонов. Ссыпала жетоны на стол.
- Вот деньги за половину отработанного месяца.
Вообще-то, вселенная давно перешла на универсальные карточки оплаты, но многие недобросовестные работодатели продолжали платить жетонами нищим бесправным эмигрантам. За один жетон можно было купить ночлег и одноразовое питание в захудалой гостинице. За четыре – билет на пассажирский крейсер.
- Чтобы с утра я тебя здесь не видела, - осмелев окончательно, добавила Гутта, и вышла за дверь.
- Окей, - донеслось с той стороны. "Странные эти земляне", - подумала хозяйка заведения, - "Заводятся из-за ерунды, но так спокойно реагируют в сложных ситуациях… Может зря я уволила Дусю? И слизням она нравилась… И робот только ее слушался…" Бормоча себе под нос, Гутта отправилась на кухню. Дуся, тем временем перевернулась на другой бок.
Рано утром Дуся проснулась, и вспомнила, что ее уволили. Да к тому же, горка жетонов на столе была смехотворно маленькой. Дуся ругалась, и кидала вещи в старую сумку. Брать с собой было особенно нечего, сумка так и осталась полупустой. Зато нести легче! Дуся шмыгнула покрасневшим носом, пнула ногой дверь, не дожидаясь, пока та полностью уберется с дороги, и покинула негостеприимную Звездную пыль.
"На этой планете делать нечего!" - думала девушка, шагая к остановке. Если бы она обернулась, то смогла бы полюбоваться на бескрайние грядки капусты, уходящие за горизонт. По грядкам трудолюбиво сновали желтые слизни… Дуся прибавила шагу.
Там, где кончались грядки, земля становилась безжизненной, ветер катал высохшие комья глины, из-под сапог взлетала белая крошка, кружилась в воздухе, оседала на одежде и волосах, хрустела во рту. Вот тебе и звездная пыль, собирай, сколько хочешь!.. Позади что-то загрохотало, заскрипело. Девушка резко обернулась, чтобы встретиться с немигающим взглядом робота-уборщика.
- Ты чего здесь? – буркнула Дуся, - А ну пошел обратно!
Она даже замахнулась, но сделала это как-то вяло и неубедительно. Робот остался на месте.
- Да ну тебя! Иди куда хочешь!
И девушка возобновила свое шествие. За спиной скрипели несмазанные колесики.
- Вот привязался!
Так называемая "остановка" походила на пластиковую коробку, брошенную кем-то посреди пустыни. Дуся смахнула песок с расписания пассажирских крейсеров. Зеленые буквы мигали, едва позволяя прочесть, что ближайший крейсер появиться здесь через неделю.
- … - выругалась Дуся.
В закрытой части "остановки" располагалось несколько автоматизированных мини-отсеков, стоимостью в один жетон, автомат с водой и робот-терминал по продаже билетов. Девушка туда даже не заглянула, задрав носик, она вышла на взлетную полосу. Площадка была огромной, необозримой, благо на планете с излишком хватало пустых безжизненных пространств. Вдалеке виднелся горб старого звездолета, накрытого брезентом. Этот памятник прошлого, неизвестно кому принадлежавший, кажется, стоял здесь всегда. Гораздо ближе к краю полосы, блестел на солнце торговый крейсер Гутаха, похожий на раскормленного кита. Глубокий синий цвет выделялся на фоне белой земли, как вспышка света выделяется в темноте. Дусю влекло к кораблю, округлые бока так и просили положить на них ладошку, кожей ощутить тепло нагретого метала.
- Ты посмотри!.. – не выдержав, обратилась девушка к роботу, - Какой он красивый! Вот бы мне такой!..
- Легче легкого, красавица! – донеслось откуда-то сбоку. Слова принадлежали человеку, стоявшему в тени хвоста крейсера, и поигрывающему чем-то маленьким и плоским, навроде прозрачного пульта. Человек был из тех, кого в новостях галактики именовали не иначе, как "криминальный элемент". Эдакий зеленоволосый парнишка, с карими в желтую крапинку глазами, серьгой в ухе, и белозубой улыбкой, враз покоряющей женские сердца.
- Ты откуда?- спросил парень, опередив бывшую официантку всего на долю секунды.
- Из России. Меня зовут Дуся.
- Я так и подумал, - хмыкнул незнакомец, рассматривая девушку. Взгляд скользил по огромным ботинкам, острым загорелым коленям, выцветшим шортам цвета хаки, впалому животу, белой вытянутой майке, не скрывающей отсутствия груди. По хрупким желто-коричневым ключицам, углу подбородка, ироничным губам, прямому носу и дерзким глазам, над которыми плясала спутанная рыжая челка.
- А я из Англии. Рочдейл – может, слышала?
Дуся кивнула.
- Лекс, - парень протянул руку, - А это что за хлам с тобой? – спросил он, заглядывая девушке за спину.
- Да вот, робот-уборщик из забегаловки, откуда меня сегодня выперли. Привязался, чего-то.
- А, - кивнул Лекс и потерял к роботу всякий интерес. Робот же напротив, подкатился ближе, и демонстративно распахнул дверку на пузе, куда полагалось складывать моющие средства. Вместо порошков, на полочках аккуратно лежали столовые приборы из редкого сплава, сохраняемые Гуттой для особых случаев, а так же несколько тарелок, батон, и бутылка дорогого вина из местной капусты.
Дуся попятилась, а Лекс рассмеялся:
- Да у тебя робот-клептоман! Ну, надо же! Никогда такого не видел!
- Это… Это ужасно! Они подумают, что я украла…
- Да брось. Ерунда! Робот пытается быть полезным, как ты не видишь?
По веснушчатым щекам девушки покатились слезы. Парень весело тронул ее за плечо:
- Не плачь! Смотаемся отсюда по быстрому!
Он снова извлек из карманов прозрачную панельку, и его пальцы заплясали чечетку по мелькающим кнопкам. Корабль вдруг издал звуковой сигнал, а в следующую секунду двери крейсера медленно поползли вверх.
- Ты что, хочешь его угнать?!
- Погоди ты орать, тут еще секретка! – пробормотал Лекс, не поднимая глаз.
- Но… но…
- Камеры я отключил, не волнуйся. Нас никто не увидит. Та-ак… Готово! Добро пожаловать на борт! – парень дурашливо раскинул руки в приглашающем жесте, и добавил глупое киношное, - Детка!..
Дуся только хлопала мокрыми ресницами.
Потом девушка так и не сможет вспомнить, как оказалась внутри крейсера, а двери за спиной мягко захлопнулись. Изнутри проходили, должно быть, миллиарды прозрачных труб, по которым перетекали какие-то жидкости. Дуся очень мало знала о таких системах, на земле учили управлять совсем другими кораблями. 
-Ты умеешь управлять этой штукой? – уточнила она.
- Не-а, - лениво протянул Лекс, размашисто шагая по стеклянным плитам пола.
- Тогда как ты намерен поднять эту махину в воздух?
- У жабоидов всем управляют роботы-автопилоты, - пояснил парень, - А вот и он!
Робот-автопилот жабоидов походил на огромную металлическую водомерку. Увидев людей, он застрекотал, спустился с потолка, и остановился в трех метрах, наклонив голову на бок.
- Он в недоумении, - прошептал Лекс.
- Я его понимаю!
- Не шевелись! Еще напугаешь! Ищи его потом по всему кораблю!..
- Я… - пробормотала Дуся, дернув плечом. Автопилот отпрыгнул назад, и цепляясь за трубы, забрался на стену.
Лекс потянул девушку за руку, увлекая в боковой коридор.
- Не обращай на него внимание. Тихо, спокойно идем в отсек управления. Сам прибежит.
- Конечно, странно, что это говорю я, но учитывая наше положение, стоило бы поторопиться!
Парень невозмутимо взглянул на свою панельку. Вместо кнопок появился экран, по которому бежали какие-то цифры.
- У меня все рассчитано, - самодовольно провозгласил новый знакомый, - Даже встреча с тобой входила в мои планы, как неожиданное событие, 5 минут. Через три минуты мы войдем в отсек управления, через четыре появится робот-автопилот, так что с планеты мы улетим через десять целых, и девять десятых минут. И только через одиннадцать поднимут тревогу. Так что не мандражируй, все под контролем!..
 
- Откуда ты так хорошо знаешь, как обращаться с инопланетной техникой?
- Мне довелось летать на многих кораблях.
- Ты их угонял?
- Я брал их взаймы. Это разные вещи, согласись.
- Хм.
- Я космический турист.
Коридор вывел людей в отсек управления, выглядящий, как лаборатория сумасшедшего ученого. Сотни колбочек переливали жидкости одна в другую, изрыгая то пар, то запах сирени, разноцветные потоки смешивались и расходились, меняя цвета от зеленого до ярко-оранжевого, бежали по трубкам, приводя в движение маховые колеса.  
- Ого! – только и сказала Дуся.
- Я и говорю, нужен автопилот. А что ты так смотришь, думаешь, я обязан разбираться абсолютно во всех механизмах?! Даже сами жабоиды признают, что без робота их корабль не поднять.
- Значит, будем ждать, - Дуся вскарабкалась на широкое кресло с четырьмя подлокотниками. Она вполне могла бы устроиться здесь на ночлег, кресло предназначалось для огромной туши жабоида, а вовсе не для худенькой человеческой девчонки. Лекс расхаживал взад вперед по отсеку, то и дело сверяясь со свей панелькой. Лицо его мрачено с каждой секундой.
- Когда, говоришь, он должен появи…
- Тш-ш, - парень прижал палец к губам.
В коридоре послышался какой-то шум. В Дусиной голове одна за другой начали появляться картинки, где межгалактическая полиция тычет в нее, Дусю, лазерным лучом, и требует поднять руки. Бывшая официантка икнула от страха и скатилась с кресла. Из коридора, спиной вперед, медленно выехал робот-уборщик, рассыпая по полу хлебные крошки. Гигантская водомерка бежала за ним, и втягивая хоботком кусочки булки, весело стрекотала.
- Вот так раз! – присвистнул Лекс.
Покончив с угощением, робот-автопилот занялся своими прямыми обязанностями – включил обзорную голограмму, и вывел крейсер на орбиту.  
 
- Что будет, когда жабоид Гутах обнаружит пропажу крейсера? – спросила Дуся. Она лежала в кресле, закинув ноги на широкий подлокотник. Перед креслом раскинулась голограмма звездного неба. Вокруг кресла катался на новеньких смазанных колесиках преданный и бессловесный робот-уборщик.
- Вызовет межгалактическую полицию.
- Нас объявят в розыск? – ужаснулась девушка. Лекс пожал плечами:
- Мне не привыкать. Не волнуйся, перекантуемся пару лет на Панацее.
- На Панацее?
- Ее еще называют Планетой Свободы. Там нет полиции, и каждый живет, как хочет. Свобода для свободных существ, так они говорят.
Парень мечтательно прикрыл глаза: - Я всю жизнь мечтал попасть туда! Говорят, на Панацее самые красивые рассветы!.. И самый спокойный океан во вселенной! Не бывает шторма, или плохой погоды. Там всегда тепло, а на деревьях растут райские фрукты…
- Похоже на сказку, - вздохнула Дуся.
- Все так и есть! - заспорил Лекс, - Сама увидишь! Эй, автопилот, курс на Панацею!
Гигантская водомерка застрекотала, и полезла вверх по стене, перебирая тоненькими лапками. Она откручивала и закручивала какие-то вентили, ловко наливала жидкости в стеклянные сосуды. Если бы Дуся могла предугадывать будущее, она точно не стала бы так умиротворенно наблюдать за ловкими движениями автопилота. Она бы уже вскочила и предалась панике. Но Дуся ничего не знала. Поэтому спокойно провела еще целых три минуты, пока Лекс не крикнул:
- "Горгона" по курсу!
И автопилот не застрекотал что-то непонятное на своем языке.
- Что?
- Линкор сомалийских пиратов, "Горгона"!
- Где?
- Я же сказал, прямо по курсу!
Дуся видела лишь маленькую точку на голограмме. Но эта точка неумолимо приближалась.
- Ах ты черт, мы же на торговом крейсере! А пираты, будь они неладны, постоянно грабят торговые крейсеры! – бормотал Лекс.
- Может, удастся как-то с ними договориться? – предположила Дуся.
- Договоришься с ними, как же! Это же пираты!
Точка на голограмме звездного неба становилась все больше и постепенно приобретала форму медузы. Дуся попыталась вспомнить все, что слышала о пиратах в новостях. Кажется, там говорили нечто вроде: "Живым к этим головорезам лучше не попадаться!"
- Мамочки!..
Лекс уткнулся в свою панельку и перестал реагировать на дрожащую девушку.
- Через десять минут они начнут стыковку, через тринадцать откроют люк, через пятнадцать будут тут… А мы тогда спрячемся в…
 
Через десять минут "Горгона" произвела стыковку с торговым крейсером типа "Косатка". По обыкновению взорвав дверь, боевики устремились внутрь. Они были очень удивлены, когда поняли, что корабль необитаем. Еще больше они удивились, увидев собственную "Горгону", удаляющуюся от них на огромной скорости, и капитана, что махал им из открытого космоса.
 
- Взорвем их? – спросил Лекс, положив руку на рычаг. Над рычагом весьма схематично была изображена боеголовка.
- С ума сошел?
Дуся посмотрела на робота-уборщика. А потом на робота-автопилота.
- Пиратам не улететь на "Косатке".
- И чего эти роботы так странно ведут себя рядом с тобой? Впервые вижу, чтобы уборщик воровал, а автопилот покидал корабль!
- Не знаю. Может, я им нравлюсь?
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования