Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Трушин Виталик - Не повторяйте наших ошибок.

Трушин Виталик - Не повторяйте наших ошибок.

 
Глава 1
 
-Знаешь, а я уже и не надеялся, что когда-нибудь смогу улететь с Земли.- задумчиво сказал я, внимательно вглядываясь в постепенно удаляющеюся Землю.
-Тём, я тоже так думал. Всё-таки когда отбор ведётся из нескольких миллионов человек, хочешь не хочешь, а обязательно будешь переживать. – Пробормотал в ответ Паша, не отрывая взгляда от приборной панели.
-Нет, у меня действительно был повод переживать… - Слегка замявшись, начал было я, но передумав продолжать, сел в кресло, рядом с Пашей. Он уже заканчивал последние настройки системы безопасности и жизнеобеспечения, как тишину на корабле, нарушаемую только мягким постукиванием клавиш, прервал сигнал входящего вызова.
Подойдя к пульту управления, я нажал кнопку приёма сигнала и на большом сером экране появился наш главнокомандующий, одетый по случаю в строгий и дорогой тёмно-синей костюм и наверняка безумно дорогой галстук в тон костюму. Его пронзительно зелёные глаза уставились на меня, и некоторое время он смотрел, молча, словно выискивал в наших глаза страх или уважение, что в его понимании не сильно отличалось друг от друга.
-Ну что ребята, у Вас всё готово? – Спросил он, и на его лице растянулась сдержанная, но, тем не менее, располагающая к себе улыбка.
Если сказать, что мы с Пашей были удивлены, то это значит, не сказать ничего. Все те три года, что он провёл рядом с нами, следя за нашей подготовкой к полёту, он ни то чтобы, ни разу не улыбнулся, но и его голос ни разу не опустился до обычного общения, к которому привыкли обычные люди.
До знакомства с ним, я всё время думал, что тип таких людей встречается только в старых военных кинофильмах, где полковник обязательно должен быть слегка тучный, с редкой шевелюрой волос, назревающим вторым подбородком и холодным и расчетливым взглядом, который, как иногда кажется, способен остановить наступление целого полка. Видимо окончание подготовки к полёту пошло ему только на пользу, как и всем нам, собственно говоря.
-Всё в порядке. Все системы поддержания жизнедеятельности и безопасности перепроверены и готовы к эксплуатации. – Отрапортовал Паша, и на его лице тоже отразилась лёгкая улыбка.
-Хорошо. – Сказал полковник. – А как вы себя чувствуете?
-В полном порядке, если не считать лёгкое волнение. – Сказал Паша.
-Артём, а ты что скажешь на этот счёт? – Спросил полковник и уставился на меня своим фирменным взглядом, не терпящем неповиновения.
-Всё в порядке. – Ответил я, стараясь скрыть лёгкое волнение в голосе.
"Интересно, а он может отменить наш отлёт?" пронеслась у меня в голове мысль, которую я старался игнорировать с самого начала операции.
"Конечно, может. Если потребуется, он сам достанет тебя с другого конца вселенной" Тут же нашёлся не прошеный ответ.
-Паш, сходи в грузовой отсек и проверь, всё ли там в порядке? – Сказал полковник.
-Так точно! – Сказал Паша и отправился выполнять приказ.
После того, как он ушёл, последовала невыносимо долгая пауза, которая сопровождалась пронзающим взглядом с другой стороны экрана.
-Артём. Ты мне ничего не хочешь рассказать?
И тут меня пробрало, и я расхохотался в полный голос. Такое иногда бывает. Когда то давно я читал, что это вполне нормальная реакция для человека, который долго время прибывал в довольно напряжённом состоянии , не имея возможности расслабиться. Тоже самое произошло и со мной, как только я почувствовал себя набедокурившим маленьким мальчиком, ростом с пол метра, и нависшем надо мной полковником, который исполнял в данном случае роль моего отца, и определённо хотел выругать меня за то, что я опять не принёс сдачу из магазина.
Успокоившись, я снова взглянул на экран, и тут меня уже действительно стало не до смеха. Он стал тем же полковником, который беспощадно гнал нас по беговым дорожка и прочим тренажёрам. Но после того, как я отсмеялся, у меня как будто упала гора с плеч, и я понял, что теперь мне нечего скрывать.
Собравшись с духом, я вновь посмотрел на экран, пристально вглядываясь в глаза полковника. Мы молча смотрели друг на друга с пол минуты, и как только я хотел было отвести взгляд, как первым заговорил полковник.
-Артём, ты хотя бы понимаешь, какому риску ты нас подвергаешь?
-Знаю конечно, но я увере… - Начал было я, но полковник быстро оборвал меня.
-Нет, ты не понимаешь. Мы искали кандидатов с идеальным здоровьем не просто так. И работали мы в такой спешке не просто так. Быть может, что у нас осталось всего лишь 5 лет. А с Вашим скачком, останется всего три года. Ты это понимаешь?
Ответить мне было нечего. Нам до самого конца не объясняли точной цели нашего полёта. Сказали только, что это испытание ретранслятора, в народе называемый телепортом. И конечно до меня доходили слухи, что наш полёт не просто экспериментальный характер. Говорили, что нас хотят отправить за сотню световых лет, так как наши учёный нашли возможный двойник нашей земли, и нам нужно будет проверить планету её на возможность дальнейшей эмиграции на неё, так как на нашей Земле, жить долго мы уже не сможем.
Конечно, никто в серьёз не верил этим слухам, на то они и слухи. Но семя сомнения было успешно посеяно.
-Я не уверен, что полностью Вас понимаю.
-Так что слушай. После скачка, вы должны были получить сообщение с заданием. И вы его непременно получите. В нём будет все вполне ясно расписано. Но сейчас я хочу вкратце обрисовать тебе всю ситуацию. – Он взял стакан с водой и одним махом осушил его. – У нас сна Земле ситуация более чем плачевна. Нефть закончилась очень давно, и это ни для кого не является секретом. А вот с альтернативными источниками дело обстоит куда хуже, чем было официально заявлено.
К тому же уровень населения на планете в этом году превысил двенадцать миллиардов человек. Ваш полёт является очень энергоемким, и на отправку повторной экспедиции у нас уже просто не хватит времени. Хотя войны не ведутся уже более 10 лет, но атмосфера очень сильно накаляется. Соединенные Штаты уже в открытую говорят о вторжении на наши земли, дабы хоть на некоторое время продлить своё существование. Тоже самое хотят предпринять Китай, Япония и больше половины стран Европы.
И вы отправляетесь не просто на проверку ретранслятора. Вы летите в первую очередь для того, что бы понять, сможет ли объект n759 стать нашим вторым домом, или нет. Теперь расклад вещей понятен?
Расклад вещей стал более чем понятен. Долгое время, я не знал что ответить, перебирая в голове многочисленные варианты развития событий.
Конечно, я знал, что возможно я не смогу добраться до финальной точки назначения, но я и не задумывался раньше о том, что всё это так реально. И эта реальность, которая меня не совсем устраивала, стояла у меня прямо перед глазами.
За последние три года, у меня просто не было возможности подумать о таком развитии событий. В течение трёх лет, каждый день подряд, мне приходилось врать, врать и ещё раз врать. Не то что бы у меня здоровье было никудышное, но для дальнего полёта через ретранслятор требовалось идеальное здоровье. А из-за врождённого сердечного порока, это полёт становился для меня невозможным.
Для меня это было бы сродни смерти, так как с одиннадцати лет я был влюблён в звёзды и космос в целом. Меня всегда притягивало холодное мерцание звёзд, их немыслимый узор на ночном небе и красота созвездий. В жизни меня ничего не вдохновляло больше звёздного неба. Если мне было плохо или грустно, достаточно было полежать на крыше дома и смотреть на бесконечное мерцание далёких и одновременно близких звёзд.
А на Земле меня ничего не держало. У меня не было девушки и тем более детей. Друзей я никогда не умел заводить, а если такие и находились, то надолго возле меня не оставались. Родители, избавившись от меня с моеи совершеннолетием сейчас жили спокойно, где то в Швейцарии, и за последние 6 лет ни разу не позвонили мне.
Я всегда был не "здесь и сейчас" а "где то там", что чертовски усложняло мне жизнь. И в одни день, когда меня сбила машина, не сильно, я тогда отделался лёгкими ушибами, я решил, что сделаю всё возможное, лишь бы улететь полететь к звёздам.
Вот я и сделал. Благо коррупция в нашей стране процветает превосходно, несмотря на возможно близкую кончину нашей цивилизации в целом. Мне пришлось проделать огромную работу, для создания новой личности, так как для старый Артём, был везде помечен как Негодный К Полётам Артём.
Собравшись с мыслями, я поднял взгляд на полковника и наконец-то произнёс.
-Полковник, я всё осознаю и понимаю возможный риск. Но что бы ни случилось, я уверен, всё будет хорошо.
-Уверен он. - Усмехнувшись, ответил он. – Мне бы твою уверенность. Ладно, сделанного не воротишь, поэтому я хочу пожелать Вам удачи. Через пятнадцать минут вы уже должны совершить прыжок, и через 16 минут будете уже на расстоянии двухсот семидесяти миллионов световых лет от нас. Чёрт, даже не верится.
-Спасибо Полковник. – Только и смог вымолвить я.
И в одно мгновение лицо полковника исчезло с экрана, и он окрасился в привычный серый цвет.
Я постоял в нерешительности перед экраном ещё некоторое время, и после отправился к гидрокамерам, в надежде найти там Пашу. Он конечно не будет требовать объяснений, но но тоже должен быть готов к тому, что после скачка, я не проснусь.
 
Глава 2
 
-Паш, я тут хотел тебе кое-что сказать, перед тем, кА нас прервал звонок.
-Можешь не объяснять мне ничего. Я всё слышал. Ты забыл перевести звук на встроенные нам наушники, и весь разговор был слышен па всём корабле. Мне нужно знать только одно, какого вероятность того, что ты не проснёшься?
-Примерно девятнадцать процентов того, что скачёк убьёт меня.
-Не очень обнадёживающая статистика. – Пробормотал себе под нас Паша. – Ну ладно, у нас есть ещё три минуты, так что давай укладывайся к себе в камеру. Поговорим после скачка.
-Хорошо. – Сказал я и посмотрел в экран, который служил нам окошком в открытый космос. Может быть в последний раз.
 
Глава 3
 
 
Сначала было очень темно и тихо. Так тихо, как никогда и нигде больше не будет.
"Может я умер?" - пронеслась в голове мысль. Но может ли мёртвый мыслить? Вероятно, что да.
Не было никаких ощущений. Я не чувствовал поры ветра, создаваемые мощной системой кондиционирования на корабле. Я не чувствовал на себе одежду и другие влияния внешних раздражителей. Я не чувствовал сердцебиения. В ушах стояла пронзительная тишина, а в глазах одна лишь тьма. Только сознание оставалось при мне. Как вдруг, мир, который окружал меня, стал более прорываться сквозь какую-то невидимую пелену. И эта пелена хоть неохотно, но сдавала свои позиции.
-Артём!
Мой взгляд начал проясняться, и я увидел над собой лицо Паши. Испуг в его глазах говорил мне о многом.
-Артём! Ты жив! - прокричал он мне на ухо и расплакался.
-Живой я, живой. – Сказал я и попытался подняться на ноги. После третей попытки я решил остаться на полу.
-Когда я вышел из камеры, первым делом подошел к тебе, и увидел что ты без сознания. – Начал говорить он, и с каждым словом приобретал более привычный вид невозмутимого космонавта 27 лет. – Когда я вытащил тебя и положил на пол, твоё сердце не билось. Я начал делать тебе массаж сердца и когда я уже отчаялся, послышался первый стук, потом второй и дальше оно забилось в нормальном ритме. Знал бы ты, как я испугался.
-Спасибо. – Сказал я. – Скажи лучше, мы прилетели?
-Наверное… Я же как очнулся, сразу к тебе кинулся.
-Помоги мне подняться и пойдём посмотрим где мы сейчас.
Он взял меня под ругу и помог встать. Сначала мир закружился и ноги снова стали почти ватными, но постояв секунд десять, он снова стал статичным и недвижимым. Каким ему и полагается быть.
Усадив меня в кресло, а потом и себя, он немножко поколдовал на пульте управления, и после нескольких томных минут на экране вспыхнула картинка, которая передавал изображение с внешней камеры высоко разрешения.
Помню, когда мне было всего 13 лет, я в первый раз увидел млечный путь. И так как я жил в Москве, небо нас радовало только парочкой светящихся точек на небосклоне, а спустя ещё несколько лет, и те пропали. Тогда я с родителями поехал на дачу к каким то их друзьям, и то что дорога была ужасная. А последние 50 километров напоминали лунные кратеры. Помню, как в тот вечер я лежал в густой траве, и втихомолку от родителей покуривал сигарету. Прикурив её и затянувшись горьковатым дымом, я откинулся спиной на газон и обомлел. Выдохнул я где то через пол минуты. Так сильно потрясло меня невероятно огромное количество звёзд, которые тянулись огромной вереницей сквозь всё небо.
Тогда я ощутил невероятно большой спектр эмоция, начиная от восхищения, заканчивая страхом. Именно тогда я осознал, насколько я маленький, и это не в силу своего возраста. Именно тогда ко мне пришла мысль, что нужно сделать что то большое и важное в своей жизни, что бы быть достойным увековечится в этих звёздах.
И сейчас, спустя 13 лет, я испытал то же самое чувство. Передо мной в миллиарде звёзд утопала точная копия Земли. Только сейчас моя родная плане казалась мне мешком для пылесборника в старинных пылесосах. Атмосфера в воздухе была настолько читая, что легко было разглядеть мельчайшие горы и реки. Обильные леса и поля.
-Я запуская на планету зонд. – Вывел меня из оцепенения Паша. – Надеюсь он покажет хорошие результаты… Больше всего мне не хотелось бы узнать, что атмосфера не пригодна для жизни.
-Я тоже.
Я нажал заученную комбинацию нескольких клавиш, и небольшая ракета отделилась от корабля и полетела к планете.
-Артём, сходи поспи часок, а я пока что посмотрю наше задание. Потом в вкратце перескажу его тебе.
Я хотел было отказаться от предложения, но только сейчас понял, насколько сильно я измотан.
-Хорошо. Только разбуди меня через час.
-И не надейся на то, что тебе удастся поспать подольше. Я не собираюсь делать за тебя всю работу. – Улыбнулся он мне в след и я поплёлся к себе в каюту.
Когда я до неё добрался, из моей головы окончательно улетучились последние мысли, и когда коснулся головой подушки, сразу же уснул. Перед сном, я только успел отметить, что в на душе у меня не всё так радостно, как должно быть. Там появилась грусть.
"Наверное, от того, что наша Земля была, когда то такой же, как и эта планета." - подумал на последок я и провалился в крепкий сон.
 
Глава 4
 
Проспал я без малого шесть часов, вместо обещанного часа. Когда я вышел к командному мостику, Паша метался от одного пульта управления к другому, постоянно что-то приговаривая себе под нос. Это было похоже на то, как дети ведут себя за день до дня рождения, в предвкушении вкусного торта и подарков.
-Паш, в чем дело? Почему ты меня не разбудил?
Он обернулся и одарил меня белоснежной улыбкой. Я даже успел подумать, не свихнулся ли он тут часом?
-Ты не поверишь! – Восторженно крикнул он. – Атмосфера на той планете идентична нашей! К тому же в ней нет примесей окиси углерода, двуокисей азота и остальной дряни, воздух которой пропитан у нас на планете!
Теперь я прекрасно понимал причину столь радостного поведения Паши. Конечно, прогнозы относительно это планеты были весьма позитивны, но никто и думать не смел о том, что всё получится так хорошо.
-Так, быстро иди перекуси и готовься к высадке. Я подготовил челнок, костюмы и всё остальное. У тебя есть час! – Выпалил он.
-Так быстро? Но мы должны провести ещё кучу исследований и тестов.
-Только ты мне не говори про нарушения уставного поведения. – Всё так же ясно улыбаясь произнёс он, и я решил не спорить по этому поводу.
Быстро перекусив завтраком в виде скомпресованной курицы и картошки в одном, я поспешил к выходящему шлюзу, где как я и ожидал, находился Паша, нетерпеливо ёрзая в кресле пилота.
-Давай садись, у нас посадка займёт полтора часа, как раз за это время я тебе обрисую всю ситуацию.
-Хорошо. – Сказал я и плюхнулся в кресло.
Завершив последние подготовки, мы пристегнулись ремнями безопасности и наш маленький челнок, который являлся усовершенствованной миниатюрной копией Байконура, вылетел из шлюза нашего корабля.
-В целом, - Начал Паша. – Практически всё мы знаем. Нам нужно осмотреть эту планету, собрать многочисленные пробы воздуха, воды, земли и растений, провести ещё больше экспериментов, на переносимость микроорганизмов на человеческий организм и отправить отчёт на Землю.
-А что же мы не знаем? – Спросил я, и по погрустневшему Пашиному лицу я понял, что мало хорошего.
-Отчёт мы должны отправить на Землю уже через неделю. Так что нам придется не поспать не одну ночь. Эта спешка вызвана тем, что времени у нас буквально в обрез. Как ты знаешь, на нашей планете население уже давно перевалило с 10 миллиард. Ресурсов не хватает, а энергетические запасы буквально на нуле.
-Я слышал, что в деревнях и городах с населением меньше пяти тысяч человек, уже как 5 лет забыли, что такое электричество.
-Да, так и есть. И эта планета в полтора раза меньше нашей. И наши хотят отправить сюда на переселение только полтора миллиарда человек из ныне живущих. Так сказать элиту. Эти люди уже оповещены, а огромный корабля на завершающей стадии постройки. Через год он уже сможет прибыть сюда.
Я смотрел в обзорный элюминатор на проплывавшие над нами леса и реки. На одном поле увидел стадо пасущихся животных, больше всего похожих на бизонов. Когда мы спустились ещё ниже, я увидел как в океане на глубине примерно пятидесяти метров проплывала огромная раба, размером превышающая земных китов в два раза.
Хоть наш корабль и был далеко не беззвучным, но животные не пугались нас. Они лишь лениво поднимали свои головы, что бы посмотреть, что может издавать столь громкий шум.
Полтора миллиарда. А что будет с остальными? Кто смог определить, что хирург из Нью-Йорка наиболее важнее хирурга из Ставрополя? Кто решил, что бизнесмен из Москвы, станет наиболее выгоднее для новой цивилизации, чем воспитатель в детском садике из Ижевска? А остальных оставить доживать свой жалкие век в борьбе за последнюю крошку еды?
-Элита. – Только и произнёс я в ответ.
-У меня в больнице имени Пирогова лежит мой сын, ему всего 11 лет. Мишкой звать. Три года назад у него лейкемию. Врачи говорят, что прогнозировать наверняка ничего нельзя, но шансов мало. – Сказал Паша, задумчиво глядя на пролетающие мимо поля и леса. – Я же только из-за него решился отправиться на эту миссию. Он мечтал о том, что бы его папа был космонавтом. Он сказал, что если я буду ближе к звёздам, то после смерти его смерти мы сможем быть ближе друг к другу.
Я видел, как крепкий и сильный мужчина, с короткой стрижкой и пронзительно зелёными глазами превращается в сломленного жизнью и обстоятельствами, превращается человека, оставившего позади себя более семидесяти лет своей жизни. Я даже раньше и не замечал, что у него уже проглядывают седые волосы и на его лице куда больше морщин, чем должно быть к 27 лет у обычного человека.
-Он с самого детства любил звёзды. Когда ему исполнилось семь лет, я подарил ему телескоп. И не дешёвый, а дорогой, импортный. Нам с Юлькой пришлось три месяца урезать себя во всём. Но в тот день, когда мы ему подарили подарок, то миг, когда он увидел что это, стоил всего этого. В ту ночь мы так и не смогли уложить его спать. Нам казалось, что он прилип к нему намертво. – Горько усмехнулся Паша, и тут у него из глаза потекла одна слеза.
Он не пустился в рыдания, как я ожидал. Одна единственная слеза, которая дороже тысячи слов.
-Ты бы видел его глаза в тот момент. А сейчас, он умирает, и с невероятным мужеством принимает смерть. Разве может мальчик, мечтатель, которому всего 11 лет быть готовым к смерти? И даже если он выживет, то он не сможет пережить этот полёт. – По его щеке стекла вторая слеза, после которой он замолчал и начал выводить наш челнок на посадку.
Я вспомнил себя в 13 лет. Вспомнил Мишку, который с раннего возраста был влюблён в звёзды. Наверное сильнее меня. Только почему он обречён на смерть, мальчик, у которого всё ещё впереди, а я, пустышка, должен жить? И неужели высшие мира сего, смогут жить спокойно, осознавая, что оставят Мишу, и ещё несколько миллионов таких же людей с мечтами и амбициями оставят Мишу, и ещё несколько миллионов таких же людей с мечтами и амбициями, с семьями и любимыми доживать свой небольшой остаток лет? Кто смог решиться на столь нужный, и одновременно зверский поступок?
Я был настолько погружен в свои мысли, что даже не заметил, как мы приземлились на небольшой полянке, окружаемой густыми деревьями, зелёной травой и многочисленными местными жителями, в виде животных.
-Так, за бортом температура 26 градусов по Цельсию. Воздух чист и пригоден для дыхания. – Сказал Паша, пытаясь унять лёгкую дрожь в голосе. – Вот, возьми пистолет и рюкзак, мы выходим.
Он поднялся из кресла, и я вслед за ним подошёл к шлюзовой двери. Положил руку на кнопку открытия шлюза, но задержался немножко, обернувшись ко мне.
-И прости меня за то, что…
-Не проси за это прощения. – Перебил я его. – Я готов тебя выслушать в любую минуту.
-Хорошо. И… Спасибо. – Сказал он и нажал на кнопку открытия шлюза.
Я был настолько удивлён таким свежим воздухом и тёплым ветром, который обдувал моё лицо, что не зразу заметил, что Паша потупил свою взгляд себе под ноги и странно топчет землю у себя под ногами. Посмотрев себе под ноги, я понял, что его так удивило. Под небольшим слоем земли, поросшей невысокой травой, виднелось бетонное покрытие. Точно такое же, как и на нашей взлётной площадке, с небольшим куском выцветшей белой краски. Очистив небольшой кусок бетонной плиты, местами потрескавшейся и разрушенной, мы увидели то, что ожидали увидеть меньше всего.
В белом круге была нарисована, когда то ярко красная ракета, летящая к единственной яркой звезде. Эта картинка была вышита и у нас на наших костюмах.
 
Глава 5
 
Спустя час, мы вышли к полуразрушенному зданию, перед которым на пятьдесят ввысь тянулся каменный обелиск, полностью поросший аналогом нашего вьюнка. Подойдя к нему, мы не нашли ни единого окна или хотя бы маленькой трещин. Лишь одну дверь.
Не сговариваясь, мы зашли внутрь, и увидели перед собой ступени, стремительно ведущие вверх. Через десять минут мы поднялись на самый верх обелиска, и вышли на небольшое плато, диаметром примерно 5 метров.
Единственное, что было там, так это выбитый из цельного камня небольшой прямоугольный столб, полтора метра в высотку. Подойдя к нему, мы увидели прибитую к ней металлическую пластинку, на которой было высечено несколько строк.
-Может я сошёл с ума, но тут написано на украинском языке. – Совсем тихо произнёс Паша, словно боясь потревожить старых призраков.
-Да нет же. Тут русскими буквами всё написано.
-Ладно, давай прочитаем, а остальное потом.
"Мы были венцом природы, но мы не смогли справиться с властью, дарованной нам свыше. Мы сами себя погубили, погрязнув во лжи и жадности. И Вы, нашедшие здесь свой новый дом, не повторяйте наших ошибок".
Подняв свою голову от доски в взглянув вперёд, на открывшийся нам вид, я потерял дар речи. Перед нами открывался древний город. Двух и трёх этажные дома, дороги, автомобили, утопавшие в захватившей всё флоры. Я видел перед собой не просто мертвый город. Я видел чужие жизни. Мечты и надежды, любовь и радость. И всё это ушло в небытиё из-за наидревнейших язвах нашего общества, которые были с нами наверное с образования первого государства на планете.
"Не повторяйте наших ошибок".
Смогут ли полтора миллиарда людей, элиты, основать новую цивилизацию, свободную ото лжи, зависти и злости?
-Артём. – Всё так же тихо окликнул меня Паша, выводя из глубокой задумчивости. – Как ты думаешь, получится ли у нас начать всё с чистого листа, не повторяя прошлых ошибок?
-Не знаю. – Ответил я. – Я слишком долго ненавидел людей, что бы мыслить столь позитивно, но, я думаю, что ненависть нужно оставить там, - я махнул куда то в космос, предполагая, что земля должна находиться именно там. – И мне остаётся только надеяться на лучше.
-Я тоже так думаю. – Произнёс он наконец, и достал из своего нагрудного кармана пачку Лаки Страйк. –Будешь? – Спросил он протянув мне пучку.
С удовольствием. – Сказал я и закурил сигарету всматриваясь в когда то мёртвый город.
 
Конец.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования