Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Дусичка - Пилот и фея

Дусичка - Пилот и фея

- Не понимаю я тебя, Арт, как можно не чувствовать азарта? Охота…это то, что в крови каждого мужчины…каждый из нас охотник, даже если ни разу не подстрелил даже самую завалящую пичугу, - Ниг зевнул, поправил шлем и перевернулся на спину. – А уж если представится случай, то каждый, слышишь, каждый им воспользуется. 
- Возможно, - Арт раздвинул стебли травы и оглядел пустую поляну. – Но у меня могут же быть другие увлечения, не так ли?
- Другие? Не смеши меня, какие здесь еще могут быть увлечения? Не гербарий же ты собираешь, - охотник опять перевернулся на живот и поудобнее устроился у своей винтовки.
- А он фею выслеживает, - лениво подал голос второй охотник и криво усмехнулся.
- Фею?! – Ниг даже дышать перестал на мгновение, потом шумно выдохнул и захохотал.
 Арт закрыл глаза и медленно сосчитал до десяти. С того момента, как эти двое ступили на борт его катера, ему то и дело приходилось прибегать к этому нехитрому упражнению. Нигги и Базил были, в общем-то, довольно добродушные ребята, вот только их не всегда безобидные шутки не нравились Арту. Поэтому пилот, доставив охотников на Динтрес, старался держаться подальше от их шумных развлечений. Но, к сожалению, удавалось это не всегда. Вот как сегодня. Утром Базил заявил, что им необходима его помощь, потому что пушистый лирд хитер и так просто не даст себя поймать. И Арту пришлось идти с охотниками, ведь в контракте у него черным по белому прописано: оказывать содействие клиентам. И он оказывал. Иногда. Если не удавалось отвертеться. 
- Нет, скажи, ты и вправду веришь, что у ручья живет фея? – отсмеявшись, Ниг шмыгнул носом и скосил на Арта хитрые глазки.
- Конечно, верит, - солидно прогудел Базил и сунул в рот розовую травинку. – Чего бы тогда он каждое утро в ту ложбинку таскается?
- Да ну…был я у того ручья, - гримаса разочарования на миг исказила пухлощекое лицо Нига. – Нет там никакой феи. И вообще: феи – сказка. А вот лирд – нет.
Охотник замер, вглядываясь сквозь кусты. Базил выплюнул травинку и напрягся, прикусив губу. Арт затаил дыхание: на поляну, покачиваясь при каждом шаге, медленно вышел шестиногий олень. Черная, с проседью, шерсть блестела под лучами белого солнца. Роскошные рога отливали серебром. Лирд наклонил голову к самой траве и пошел через поляну, шумно втягивая в себя воздух. Розоватые ноздри трепетали, уши подрагивали, большие миндалевидные глаза подернулись влагой. Зверь приблизился к большому цветку, появившемуся на поляне стараниями Арта. Он все утро провел, уничтожая следы свежей посадки. Коснувшись носом сиреневых лепестков, лирд блаженно зажмурился, потом протянул переднюю ногу: копыто раскрылось, выпуская четырехпалую кисть. Сорвав цветок, зверь поднес его к носу, вдохнул аромат и, запрокинув голову, громко, победно затрубил, преображаясь. Черная шерсть белела на глазах, через несколько мгновений на поляне стоял белоснежный красавец, похожий на одуванчик. Лирд еще раз понюхал цветок, открыл пасть, вздрогнул, взревел и рухнул в розовую траву. Шерсть на затылке зверя стремительно алела.
- Отличный выстрел, - небрежно бросил Базил, поднимаясь.
- Еще бы, - ревниво буркнул Ниг, подхватывая под мышку винтовку. – Не попасть в открытую пасть было бы глупо.
Охотники приблизились к мертвому зверю и, присев на корточки, стали из фляг поливать на окровавленный затылок, стремясь вернуть шерсти былую белизну. Арт подошел, наклонился и провел ладонью по белоснежной шкурке. Она была мягкая, пушистая, а серебряные ворсинки твердые. Именно из-за них шкура пушистого лирда, вдыхающего аромат сиреневого цветка, так ценилась любителями экзотических нарядов.
- Видишь, всего несколько часов ожидания – и мы богаты, - хвастливо почти пропел Ниг, пряча пустую флягу. – Ты тоже вполне мог бы заработать немало монет.
- Я пилот, а не охотник, - Арт отвернулся и зашагал к лагерю.
 
                                                                                *** 
Утро было на редкость свежее и ясное. Поеживаясь, Арт спустился в овраг, прошел вдоль ручья к старому развесистому дереву и с наслаждением погрузил лицо в прозрачную розоватую воду. Он открыл глаза и несколько секунд следил за призрачными тенями, скользящими по разноцветной гальке. Потом лег на бок и перевел дыхание. Травинки щекотали влажное лицо, розовая листва шепталась над самой головой. Здесь было хорошо лежать и ни о чем не думать.
- Почему ты приходишь только по утрам?
В развилке старого дерева появилась фея в платье из солнечных бликов, темных и светлых розовых теней. Она вопросительно наклонила голову и смешно сморщила носик. Сердце пилота замерло на мгновение, потом застучало быстро-быстро, словно хотело выпрыгнуть из груди. Он приподнялся на локтях, глубоко вздохнул и рассмеялся:
- Наконец-то я увидел тебя. Утром я свободен, никто меня не дергает, никому я не нужен. Вот и прихожу…Сказку о фее у ручья рассказывают охотники вот уже третий год подряд… Почему ты мне явилась?
- Ты пьешь, опустив лицо в ручей. И рассматриваешь гальку на дне. И играешь с тенями…
- Что же в этом особенного?
- Ничего…это так естественно, но другие приходят сюда только чтобы набрать воды…
Фея улыбнулась и легко спрыгнула с дерева. Арт не сводил глаз с изящной фигурки, которая скользила по траве, почти не сминая ее.
- Ты завтра снова придешь?
- Приду, куда я от тебя денусь, - пилот прикусил язык, испугавшись вырвавшихся слов, но фея только улыбнулась, бросила на него лукавый взгляд и ушла вниз по ручью.
 
 
***
Костер весело потрескивал. Огонь с удовольствием пожирал розовый хворост. Ниг и Базил увлеченно чистили свои винтовки, перебрасываясь беззлобными шуточками. Арт бездумно разглядывал звезды, чуть искаженные защитным полем. Последнее время он пребывал в странном настроении. Его переполняла приглушенная радость. Все мелочи, раньше казавшиеся незначительными, вдруг приобрели значимость: розовые луны, висевшие над самой головой, какая-то птичка, постоянно вертевшаяся около лагеря, легкие сны, заполнявшие его ночи. Даже охотники с их глуповатыми шутками уже не раздражали.
Мысли лениво трепыхались, как рыба в садке, и пилоту вдруг пришло на ум, что рыбу он представляет в розовой воде. Да…когда привез на Динтрес первую группу охотников, это было почти три года назад, розовая вода, как и трава, и деревья, ужасно раздражала его. Он не мог первое время сделать даже один глоток, хотя уж кому-кому, а ему-то было доподлинно известно (он внимательно читал документы, связанные с этой планетой), что и вода, и воздух, и почва Динтрес по химическому составу идентичны земным. Но вот предубеждение было, и прошло немало времени, прежде чем Арт научился безбоязненно ходить босиком по траве и пить воду из местных родников.
- Мечтаешь? О фее?
Арт вздрогнул. Неразлучная парочка подкралась неслышно, и на пилота с веселым любопытством взирали четыре хитрых глаза. Он вздохнул и сел, скрестив ноги. Прелесть вечера безвозвратно ушла, и ему стало очень грустно. Чтобы не стать в очередной раз объектом неумных острот, Арт спросил у Базила, постаравшись придать голосу деловую заинтересованность:
- На кого охотитесь завтра? Срок лицензии истекает, кажется, через неделю? А вы что-то последние дни с пустыми руками возвращаетесь.
Базил посерьезнел, кивнул и вопросительно глянул на Нига. Тот важно надул щеки, поправил воображаемые очки и заговорил тоном заправского лектора:
- Радужные пикты – растительноядные грызуны, обладают полными овальными телами. Размеры и вес…бла-бла-бла… Мех пиктов, как правило, длинный и мягкий со всеми оттенками серого. Места обитания пиктов включают в себя поляны, леса, луга, пустыни и водно-болотные угодья трех планет Системы Лидма: Динтрес, Солеспекс и Рингикс. Особенности: окрас меха может по не выясненным пока причинам становиться пестрым, цветным. Это делает радужных пиктов очень ценной добычей. 
Охотник перевел дыхание, а Арт с недоумением посмотрел сквозь защитный купол: два пикта, поводя длинными ушами, с аппетитом объедали густой куст, усеянный крупными бордовыми ягодами. Нигги проследил взгляд пилота, ткнул в бок Базила, и охотники весело хихикнули.
- Эти пушистики ничего не стоят, - снисходительно пояснил Базил. – Они серые, а нужна радужная шкурка. Хотя бы одна. Заказчик платит столько, сколько тебе и не снилось.
- Вот только радужного зверька мы ни разу здесь не встретили. Придется, видно, отправляться на Солеспекс или Рингикс.
- А когда они становятся радужными? – Арт оторвал взгляд от безобидных зверьков и подбросил в костер хворост.
Красные искры взметнулись к самому небу, ярко осветив ставшие серьезными лица охотников.
- А вот этого никто не знает. Было в свое время обнаружено всего три экземпляра. По одному на каждую планету. Но сведений о том, при каких обстоятельствах серый мех стал пестрым, нет. Или они засекречены, что, впрочем, одно и то же, - Базил потянулся, широко зевнул и поднялся. – Так что еще неделю ищем, и в путь. Готовь свою птичку.
Охотники скрылись в палатке, а Арт все сидел у костра, прислушиваясь к ночным звукам.
 
 
***
Фея перестала появляться. Целую нескончаемую неделю пилот приходил по утрам к ручью, пил воду, умывал лицо и без мыслей лежал на мягкой траве, прислушиваясь к журчанию. Одиночество иногда нарушали охотники, спускавшиеся к ручью с гулкими канистрами. Тогда голос ручья становился неслышным, а тишина пряталась в розовые заросли.
Она появилась неожиданно, когда Арт уже перестал ждать и все, что было, стало казаться сном, тихим и мимолетным, вроде тех, что заполняли его ночи.
- Почему ты не приходила?
Фея присела у ручья, поболтала ножками в воде, провела рукой по траве и улыбнулась:
- Все это требует присмотра.
Она обвела взглядом овражек, расправила подол легкого платья и серьезно посмотрела на пилота. Из-под ближайшего куста выбрался пикт, повел длинными ушами и взобрался фее на колени. Она ласково погладила его дымчатую спинку, почесала лобик. Зверек блаженно зевнул, глянул на пилота сонным взглядом и свернулся в пушистый клубок.
- Ему спокойно. Он знает, что в случае опасности я его успею предупредить.
-- Ты – богиня? У тебя есть имя? – Арт пытался шутить, но вдруг осознал, что серьезен как никогда.
- Конечно, Динтрес.
- Это твоя планета, - прошептал пилот. – Нет…планета – это ты…
Они замолчали, слушая тишину. Зверек посапывал, маленькая розовая ладошка гладила дымчатый мех, который становился все светлее, и вскоре на коленях у феи лежала, переливаясь, маленькая радуга. Арт еле слышно ахнул, любуясь.
- Ты…ты…
- Я в сердце твоем, - прошептала фея и подняла на него сияющие глаза.
Он кивнул, чувствуя, как душу переполняет счастье и слезы подступают к глазам. Запрокинув лицо, чтобы не дать им выбраться на щеки, Арт несколько мгновений следил за розовыми облаками, тихо и величаво скользящими по неожиданно голубому небу.
- Я сегодня улетаю…но я вернусь…
- Да, я знаю…
Арт поднялся, с сожалением осознавая, что ему действительно уже пора, и почувствовал на затылке тяжелый взгляд. Время остановилось. Он уловил ставшим очень чутким слухом, как щелкнул курок винтовки, как большая блестящая пуля начала свое неотвратимое движение. Пилот увидел внутренним взором, как она вонзается в радужного зверька, пронзает насквозь беззащитное тело феи и шагнул вперед.
Большая блестящая пуля горячим укусом вошла в его сердце, и он упал лицом в розовую траву, стремительно окрашивающуюся в алый цвет.
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования