Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Артур Кузнецов - Пора домой

Артур Кузнецов - Пора домой

 
Было темно. В ушах звенело, голова ужасно болела, а сердце норовило вот-вот вырваться из груди. Я очень часто дышал, и это сильно мешало мне собраться с мыслями. Почему-то меня трясло, но я никак не мог понять причину охватившего меня недуга. Какие-то вспышки воспоминаний периодически возникали у меня в голове, однако собрать их воедино или хотя бы понять не получалось.
Постепенно трезвость мыслей стала возвращаться, и я попытался оценить обстановку. Непроглядная темнота не собиралась помогать мне. Я вытянул руку вперёд и коснулся чего-то твёрдого и гладкого. Скользнул рукой в сторону – предмет моих исследований на ощупь остался прежним. Моя попытка сделать шаг успехом не увенчалась, так как я упёрся спиной в стену или что-то подобное.
Вскоре я сообразил, что нахожусь в очень маленьком помещении. Настолько маленьком, что у меня не получалось даже повернуться, а до потолка я свободно доставал макушкой головы лишь слегка привстав на цыпочках. Новая волна паники начала стремительно накатывать, но мне удалось быстро взять себя в руки.
Судя по всему, я не по своей воле очутился в этой тесной коморке. Значит, этому была какая-то своя причина. Однако в данный момент этот вопрос меня мало волновал. Необходимо было срочно найти выход отсюда, потому что с каждым мгновением мне становилось сё хуже.
Я принялся методично ощупывать стены – никакого результата. Попытался присесть – не получилось. Надежда гасла с каждым вздохом, а способ выбраться из камеры так и оставался для меня загадкой. Обессилев, я облокотился затылком о стену и уставился куда-то в темноту. В голове не было ни одной мысли. Я стоял и смотрел на чёрный потолок.
К моему великому удивлению, небольшой участок стены под потолком оказался ещё темнее окружающего пространства. Это могло означать только одно: я обнаружил выемку в стене. Изо всех сил стараясь вытянуть руку вверх, я извивался как мог. Наконец-то мои усилия были вознаграждены, и я засунул палец в это чёрное отверстие. Оно оказалось совсем маленьким, и никаких кнопок или рычагов я не нащупал. Но так просто сдаваться я не собирался, и с силой надавил на нижнюю грань выемки.
Вначале меня по ушам резанул резкий шипящий звук, а следом за ним по глазам ударил ослепительно яркий свет. Несколько секунд я пытался прийти в себя, облокотившись рукой о стену. Когда мои глаза стали привыкать к изменившемуся освещению, я осмотрелся.
Вокруг было много светильников, которые располагались буквально везде: вдоль стен, на потолке и даже под ногами. Я стоял в очень длинном коридоре. Он постепенно поворачивал, так что конца его не было видно. С другой стороны картина оказалась аналогичной. Камера, в которой я недавно находился, закрылась, как только я из неё вышел. Теперь невозможно было определить даже очертания двери.
Я прислушался в надежде получить хоть какую-нибудь подсказку о дальнейших действиях, но ничего не услышал. Что же, придётся выбирать направление и идти, пока что-нибудь не найду. А может быть, мне посчастливится, и я встречу кого-то, кто объяснит мне, где я и почему ничего не могу вспомнить. Повернув налево, я двинулся вперёд.
Скорее всего, я попал на какую-то космическую станцию. Вот только что это за станция, и зачем я здесь – мне не известно. Кроме того, мне не известно даже то, кто я такой! Я вообще ничего не помнил. В голове вертелось только одно – я потерялся. И чем больше я думал об этом, тем сильнее становилась моя уверенность в том, что я заслужил быть здесь.
Коридор продолжал тянуться далеко вперёд, и меня уже начало бесить бестолковое блуждание вдоль светлой полоски под ногами в полном одиночестве. Неужели на этой станции нет ни одной живой души? Я встряхнул головой и остановился.
Передо мной находилась металлическая дверь с кодовым замком. Над дверью горела зелёная лампочка, а это означало, что дверь не заперта. Коридор тянулся дальше, но я решил не упускать появившийся шанс расставить всё на свои места, и нажал на кнопку входа. Дверь с шипением поднялась и впустила меня в просторную комнату.
Я решил, что комната была чем-то наподобие художественной галереи: свет в комнате был приглушённым, лишь продолговатые светильники, прикреплённые к стенам, освещали многочисленные картины. Посреди галереи возвышалась статуя. Она в подсветке не нуждалась, так как свет лучился прямо из неё. Я подошёл к ней ближе, чтобы лучше рассмотреть.
Скульптура изображала человека, сидящего на широком и богато украшенном троне. В руках у этого человека находился некий шар. Я присмотрелся и понял, что шар символизирует космос, а точнее вселенную: на нём были изображены многочисленные созвездия из различных галактик. Лицо у человека было удовлетворённым и расслабленным. Он с довольной улыбкой взирал на шар, лежащий у него в руке. Скульптура была воплощением гордости и величия.
Я решил пройтись вдоль стен и взглянуть на картины. Оказалось, что галерея отнюдь не маленькая, как я предположил вначале, а занимает несколько комнат. Картин было огромное множество, и все они были совершенно разными как с точки зрения исполнения, так и с точки зрения сюжета. Однако было у них кое-что общее. Все картины, так или иначе, изображали господство человека в космосе. Будь это пейзаж причудливой планеты, изображение легендарной битвы времён Первых Завоеваний или фантасмагория на тему далёких галактик – от каждой из них веяло чрезмерной гордыней.
Чем больше я бродил по галерее, тем меньше мне хотелось в ней оставаться. Во мне стало зарождаться чувство, очень похожее на брезгливость. Наконец-то, после очередного поворота, я нашёл выход, а точнее несколько выходов. Я стоял перед четырьмя одинаковыми дверьми. Над каждой из них весело по картине. Самая крайняя слева картина сразу же приковала мой взгляд. Я присмотрелся и улыбнулся.
Над дверью висело изображение Земли. В памяти вдруг начали всплывать забытые факты о родине людей. Когда-то, до экологической катастрофы, она была цветущей и величественной планетой. Но это было очень давно. Со временем о ней забыли, и сейчас Земля – забытый и заброшенный уголок вселенной. Туда уже почти никто не летает, а оттуда и подавно. Говорят, что выжить на Земле не реально: климат ужасный, вода отравлена и везде бродят страшные твари, от которых не убежишь.
Художник же изобразил старую добрую Землю. Она была великолепна! Глубокая синева океанов, неровные очертания материков и островов, белизна парящих в атмосфере облаков – всё это притягивало и манило. Горькая ностальгия овладела мной. Мне вдруг стало очень стыдно перед покинутой Родиной.
Из задумчивости меня вывел звук поднимающейся двери, за которой находилось просторное помещение. Без сомнения это был командный штаб: вокруг находилось множество карт и схем, на одной из стен располагался широкий экран, а возле него находился большой стол совещаний. Безусловно, здесь можно было добыть много полезной информации, но сюрприз меня ждал со стороны подъёмника. Там стоял глид. Как и все глиды, он был высоким, худощавым, с длинными руками и большой головой. С радостной улыбкой я направился к нему в надежде получить ответ на терзавшие меня вопросы, но глид мигом вскочил на подъёмник и скрылся наверху.
Я ринулся за ним следом. Когда я вышел из подъёмника, то чуть было не потерял равновесие от неожиданно открывшегося вида бескрайнего космоса. Со всех сторон на меня смотрели далёкие звёзды. Безграничность космического пространства физически давила. Я не был готов к увиденному, и поэтому растерялся. Оглядевшись в поисках глида, я никого не нашёл. Куда он мог деться?! Ведь вокруг просто негде было спрятаться. Злость овладела мной, и я громко выругался. Бесконечные блуждания по безлюдной станции уже порядком надоели. А шутник-глид вообще вывел из себя. Я в сердцах сплюнул и сел на пол, прислонившись к стене и уставившись вверх, на звёзды.
Как ни странно, но они подействовали на меня успокаивающе. Откуда-то даже появилось чувство уверенности, что всё будет хорошо. Звёзды подмигивали мне и смеялись. Пропали тревога, сомнения, страх. Они исчезли бесследно. Я вдруг почувствовал себя маленькой песчинкой в огромной, необъятной пустыне. Мои заботы оказались ничем по сравнению с бесконечностью Вселенной. Будь со мной хоть миллион таких, как я, и каждый со своей великой мечтой и огромными сомнениями, будь мы все объединены одной заветной целью или ввергнуты в пучину войн и раздора, пытаясь выяснить, чей взгляд на жизнь правильнее, – Вселенная даже не заметила бы нас, примитивных букашек, а её покой не был бы нарушен.
Так, сидя на полу и размышляя о бытии, я увидел странное свечение, которое с каждой секундой становилось всё ярче. Оно приковало мой взгляд к себе. Оно манило меня, обещая поведать мне что-то важное. Оно играло со мной и танцевало в чарующем танце. Что-то волнительное было в этом свечении. Что-то, что могло дать ответ на все мои вопросы. Я с нетерпением ждал, когда источник этого свечения приблизится на достаточное расстояние. А когда дождался – у меня перехватило дыхание.
Прямо на меня смотрела Земля! Она была окружена ореолом света, который мягко пульсировал, гипнотизируя. Планета была точно такой же, как на картине, которую я недавно видел. Такая родная и одновременно такая чужая. Чувство безмятежного покоя овладело мной, волна блаженства нежно подхватила меня и понесла навстречу вечному наслаждению…
 
 
***
 
 
Очередной раз, делая обход, доктор с досадой подумал, что пациент уже слишком долгое время находится без сознания. Сделав пометки об осмотре в журнале, доктор уже собрался уходить, как вдруг остановился и внимательно посмотрел на лежащего в койке мужчину. Врачу показалось, что веки у пациента дрогнули.
Доктор низко склонился над мужчиной и чуть было не вскрикнул от неожиданности, когда тот резко открыл глаза. Врач улыбнулся, пододвинул к койке стул и присел.
— Рад видеть вас в сознании, капитан.
Мужчина медленно осмотрел палату и уставился на доктора непонимающим взглядом.
— Простите, я не представился. Меня зовут Стэн Смит. Я ваш лечащий врач. Вы были ранены во время боевой операции. Кстати, как вы себя чувствуете, капитан?
Мужчина ничего не ответил и лишь опустил взгляд. Стэна немного насторожило странное поведение пациента, но он решил списать это на шок.
— Джим, вы провели без сознания четыре дня. Мы уже начали волноваться, но теперь всё в порядке. Жизненные показатели у вас превосходные, так что очень скоро мы сможем выписать вас. Вообще очень странно, что вы выжили, — доктор немного смутился. — Простите, я хотел сказать, что когда вас доставили ко мне, то ваши шансы на выживание были крайне малы. Однако я сделал всё, что было в моих силах, и теперь я вижу, что постарался на славу.
Доктор улыбнулся, но вскоре о чём-то задумался и начал теребить листы журнала.
— К сожалению, все ваши бойцы погибли. Вы единственный, кому удалось выжить, капитан. Глиды окружили ваш отряд и применили какое-то психотропное оружие, а после этого расстреляли. Если честно, то я не понимаю, почему они оставили вас в живых. Скорее всего, глиды просто вас не заметили, когда производили зачистку.
Врач вновь взглянул на пациента, который о чём-то напряжённо вспоминал. Решив, что парня сейчас лучше оставить одного, Стэн встал и произнёс:
— Простите, Джим, но мне надо доложить о вашем пробуждении начальству. Если что-нибудь понадобится, то вызовите дежурную медсестру, нажав на кнопку под вашей койкой.
Капитан взглянул на удаляющегося доктора и наконец-то произнёс:
— Домой!
Стэн обернулся и спросил:
— Простите, что вы сказали?
— Кажется, нам уже пора домой.
— Безусловно, Джим. Скоро вы сможете вернуться к родным. Я вас уверяю, — произнёс доктор и вышел из палаты.
 
 
***
 
 
Эндрю Браун  
"Великое Возращение или  
долгая дорога домой"  
(отрывок из предисловия)  
 
 
Безусловно, считать, будто Великим Возвращением человечество обязано только Джиму Элдеру, нельзя. Однако стоит признать, что капитан сыграл немаловажную роль в этом деле. Прежде всего, стоит разобраться со сложившейся в то время ситуацией.
Человеческая цивилизация в рассматриваемый период времени находилась в глубоком духовном кризисе: оно достигло небывалого могущества и перестало к чему-либо стремиться. У людей было всё, и они ни в чём не имели нужду. Чувство собственной неуязвимости опьяняло их, а безграничная власть кружила им головы. То время можно охарактеризовать беспредельным расцветом человеческой цивилизации и ужасным моральным падением самих людей.
Когда-то человечество открыло для себя космос и принялось с жадностью его исследовать. Столкнувшись с новыми цивилизациями, оно начало пытаться сотрудничать с ними. Но дикое чувство власти одержало верх над любопытством и благоразумием, в результате чего началась эпоха Первых Завоеваний. Постепенно люди начали покидать Землю, а позже и Солнечную систему в погоне за новыми мирами и открывшимися возможностями. Усугубило ситуацию череда "трагических случайностей", в результате которых Земля потерпела экологическую катастрофу и была окончательно покинута. Необузданная алчность людей двигала ими на захват новых территорий, а неизлечимая слепота не давала им почувствовать приближение неминуемой гибели.
Я не буду рассуждать о причинах, приведших человечество к такому положению, т.к. это не является целью моего исследования. Я лишь обращу внимание читателя на то, что в то время люди вплотную подошли к грани, за которой их ждала только погибель. Под блестящей маской величия пряталась смертоносная гниль, которая разрушала цивилизацию изнутри.
Неудивительно, что в сложившейся ситуации в обществе стало зарождаться движение Несогласных, которые не желали закрывать глаза на существующий порядок вещей. Они выступали против бесполезных завоеваний, призывал к дружественному контакту с другими цивилизациями и, конечно же, без умолку твердили о внутренних проблемах, которые нужно было решать в первую очередь.
Однако только капитан Джим Элдер обратил внимание общественности на проблему покинутой Земли. Это ему принадлежит фраза: "забыть о своих корнях – значит похоронить себя заживо". Этот человек обладал огромной харизмой. Именно благодаря ему были организованы первые экспедиции в Солнечную систему.
На вопрос о том, что его заставило вспомнить о Земле, капитан Джим Элдер любил повторять историю о странном сне про безлюдную космическую станцию. Что же, очень часто гениальные идеи приходят людям именно во сне.
Благодаря Джиму и многим его сподвижникам удалось остановить агрессивную внешнюю политику людей и все силы бросить на обустройство первой планеты человечества, а также других планет солнечной системы.
Это помогло людям на долгое время вновь сплотиться в стремлении к общей цели, что, в свою очередь, поспособствовало созданию Первой Межгалактической республики. Вселенная огромная, и в ней хватит места для всех!

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования