Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Курти Виктор - Выйди и поиграй со мной

Курти Виктор - Выйди и поиграй со мной

 
"Какие наглые пошли дети!"
 
Грюндель беззвучно проклял ненавистного мальчишку на мертвом языке, знакомом одному Грюнделю. Каких-то двадцать лет назад, чтобы сытно поужинать, достаточно было положить на подоконник разноцветную конфету и все —  ужин сам радостно бежит к тебе! А теперь, видите ли, нужен как минимум "PlayStation 3"!
 
— "PlayStation 4"! Третья платформа устарела, она не рулит.— Просипел маленький мальчик и продолжил играть в геймбой. Он ерзал на кровати и сильно долбил по клавишам, высунув язык от напряжения, иногда громко улюлюкая и вскрикивая: "Так тебе! Так!".
 
— Уже так поздно, почему же ты не спишь? — спросил Грюндель одним из своих очаровывающих голосов. Мальчик поглядел на наручные часы в виде головы Микки Мауса, всего-то полпервого-ночи, и покрутил пальцем у виска.
 
— А что ты делаешь?
— Играю в "Monsters of the Night 6", — пробурчал мальчик, с неохотой отрываясь от геймбоя.
— А ты не хочешь выйти и немного поиграть со мной? На улице так весело.. Просто открой мне окно.
 
Мальчик нажал на паузу и посмотрел на балкон. Днем этот самый балкон был скучной полутораметровой комнатенкой, заваленной всяким мусором, простой и понятной. А вот ночью..
 
Балкон оживал и разрастался на полдетской. Мальчик частенько ощущал пристальный взгляд из темноты дверного проема сквозь прозрачные веки штор. Косматые черные сгустки, бывшие днем разнообразным хламом и сломанными игрушками, шевелились, плавно перетекая один в другой. А за окном скалились и протяжно скрипели облезлые старые деревья, оставляя на потолке хищные тени.
 
Сейчас к тому же стало непривычно тихо — ни звука проезжающих машин, ни ночной возни птиц, ничего. Только тихий-тихий перестук дождика по карнизу нарушает тишину, да изредка жалобно завывает ветер. А в самом дальнем уголке окна — в том месте, где сплела свою паутину кромешная тьма — краснеют два злых огонька.
 
Мальчик плотнее закутался в одеяло и крепко накрепко сжал драгоценный геймбой — единственный источник света в комнате, не считая тусклых уличных фонарей. После слов "Спокойной ночи малыш" в детской должны царить мрак и безмолвие – это глупый взрослый закон!
 
— Или, может, ты меня впустишь, и мы поиграем вместе? — продолжил уговаривать распевчатый голос. Мальчик задумался, потом ответил:
 
— Тебе надо ты и иди! — И снова застучал по клавишам геймбоя.
 
Грюндель был готов съесть собственную голову, если минуту назад в этой его игре, мальчишка не зарубил двоюродного брата Грюнделя — демона снов Рюделя. Его кривую клыкастую морду ни с чем не спутаешь! Грюндель поежился и оценивающе посмотрел на мальчика.
Мальчик был хорош. Восемь лет – самый вкусный возраст, еще не перезрел и в самом соку.
 
— А у меня есть "PlayStation 4"..
— Покажи.
 
Грюндель прикусил от злости два из трех своих языка. Какой дотошный мальчишка! Хотя Грюндель двадцать лет провел в спячке, но не могли же дети так сильно измениться? Это всего лишь глупый маленький мальчик и Грюндель его съест! Обязательно съест.
 
— Вот же смотри!
 
Над подоконником возник железный ящик размером в два велосипеда, опутанный проводами, словно гигантский моток ниток, и усеянный цветастыми лампами, как бабушкины грядки огурцами. Грюндель был образованным демоном и понял, что "PlayStation 4" — это какой-то компьютер, а компьютер он уже видел, когда приходил в гости к мальчику, у которого папа был ученым. Тот компьютер назывался "Интерком-15", но какая детям разница? Они ведь все равно глупы и ничего не понимают в таких вещах. Последняя мысль привела Грюнделя в восторг и он довольно заурчал.
 
— Это пылесос на перфокартах, а не "PlayStation 4", тупая ты дубина!
 
Грюндель потерял над собой контроль и "Интерком-15" растворился в воздухе. Два красных огонька бешено заметались по окну и показался мутный силуэт, окружавший их. А еще мальчик успел заметить отвратительный зеленый палец с изогнутым ногтем, царапающий стекло.
 
Поцарапав стекло Грюндель успокоился. Раньше он собирался просто съесть мальчишку, теперь же он его еще и помучает, страшно помучает.
 
— Артемка! Артемка помоги! — От маминого голоса мальчик вздрогнул и обернулся к двери из детской в гостиную. На угловатом, слишком взрослом его лице быстро сыграли в чехарду радость, страх и сомнение. Мамин голос звучал не из гостиной, он звучал с улицы.
 
— Артемка, помоги, пожалуйста! Тут страшный дядя! Скорее открывай окно!
 
Мальчик импульсивно дернулся, даже привстал на кровати, но снова сел, до боли сжал край одеяла, выдохнул, затем поправил сбитую подушку и с двойным усердием погрузился в игру.
 
— Артемка, милый, что же ты сидишь? Иди сюда, прошу тебя!
 
Мальчик молчал и широко улыбался, поджаривая очередного монстра.
 
— Артемка, — строго сказал голос, — Как ты смеешь не слушаться маму?! Я всегда знала, что ты плохой мальчик!
— А голосом Сталина слабо? Нам в школе сочинение задали ..
— Слушай противный мальчишка, иди уже сюда, чтобы я мог спокойно тебя съесть! — взбесился Грюндель и заляпал стекло густой бледно-желтой слюной. Затем обрушил на мальчика такие страшные ругательства, что даже коллеги монстры засмущались бы, оскорблено закрывая щупальцами отверстия для звуков.
 
— Я тебе ща покажу, кто из нас жует козявки! — обиженно закричал мальчик. Он отложил геймбой и достал из-под подушки деревянный меч — обструганную ветку ясеня с велосипедной грипсой вместо рукояти, старательно покрытую лаком. Несмотря на внушительный вид, оружие не тяготило руку и было подогнано по размеру, однако юному кузнецу не хватило силы согнуть ветку до правильного полукруга. Но даже такой несовершенный ятаган сразил многих плюшевых тигров. Мальчик рубанул пару раз воздух и уверенным шагом направился к балкону.
 
Немногим мальчикам на памяти Грюнделя хватило смелости с ним сразиться. Это храбрый мальчик! А храбрость часто граничит с гордыней и безрассудством, которые сгубили многих человеческих детенышей.
 
Как только мальчик откинул тюль и ступил с мягкого ковра на бетонный пол балкона, из темноты выплыла страшная фигура, заслонившая собой большую часть окна.
 
 
Грюндель обожал момент, когда он показывался детям. Все как один они пугаются, зовут маму, но все равно не могут отвести взгляда. Вот и глаза мальчика расширились, лицо побледнело, а губы затряслись, стремительно синея. Сейчас его охватит ужас, он оцепенеет и тогда..
 
 
— Ну, и страшный же ты! — сказал мальчик и поудобнее перехватил меч. Грюндель от удивления заскреб вертикальными клыками по горизонтальным, чем издавал противный жужжащий звук.
— Ты такой страшный, что у тебя и подружки-то, наверняка, нет! — продолжил издеваться мальчик.
— Можно подумать у тебя есть, сопливый мальчишка!
— У меня есть! — мальчик гордо поднял голову и расправил плечи.
 
Если бы у Грюнделя была кровь, он бы стал пунцовым. Но морда чудовища по-прежнему осталась цвета перезревшей тыквы на Хэллоуин.
 
— Шутки в сторону! Открывай окно, и сразимся как взрослые!
— Хорошо. Ох, как я щас тебе задам!
 
Мальчик бегло оглядел балконный хлам. Подаренный на день рождения телескоп пылился в углу так и не расчехленный; красная "Десна" с покореженной рамой лечится после аварии и поэтому вся забинтована грязными тряпками; целая россыпь садово-огородных принадлежностей, включая ржавый черенок от лопаты и два мешка картошки, стратегически хранятся у батареи на случай ядерной войны.
 
Днем путешествие из одного конца балкона в другой совершенно безопасно, при должной степени гибкости и смекалки, но горе тому путнику кто дерзнет отправиться этой дорогой ночью — сотни маленьких предметов коварно ждут в засаде и сразу бросаются под ноги, как только учуют человека, больно кусая все выступающие места.
 
 
Поэтому пока мальчик искал ржавый табурет на трех ножках и ставил его к окну, балкон успел дать ему пару пинков и отвесить несколько подзатыльников, чтобы мальчик не терял концентрацию перед боем. Потирая ушибленные места свободной рукой, Артем ловко влез на табурет, вытянулся в струнку и повернул оконную ручку. Затем аккуратно слез и занял боевую стойку в дверном проеме.
 
Окно с визгом распахнулось и мальчику пришлось заслонить лицо ладонью от холодного ветра. Грюндель тем временем плавно и нарочито медленно вплыл в помещение, торжествующе хохоча из под широкополой шляпы, затемнявшей его морду. Длинный черный плащ с заплатками из детских пижам волочился по подоконнику, оставляя жирные разводы.
 
Когда монстр резко рванулся вперед, мальчик отскочил обратно в комнату и кувыркнулся через спину, умело, с оружием в руках, через секунду снова оказавшись на ногах, угрожающе подняв меч. А Грюндель застыл на том самом месте, где только что стоял мальчик. Монстр яростно задергался из стороны в сторону, не в силах покинуть прямоугольник дверного проема. Складки кожи, служившие ему веками, поползи вверх, где над дверью был прибит странный деревянный круг с пятью кисточками.
 
— Правильно смотришь! — мальчишка оскалился. — Индейский Ловец Снов, знаешь такой?
 
Грюндель прекратил дергаться и затих, внимательно разглядывая амулет над дверью.
 
— Марья Арсеньевна рассказала нам на прошлом уроке о народе лакота! —
мальчик ехидно улыбнулся. Он всегда считал, что родители отдают детей в школу только затем, чтобы потом самим вдоволь наиграться в игрушки, и что в школе ничему полезному научить не могут. Однако прошлый урок Истории оказался по-настоящему полезным.
 
 
— Ты бы знал, как трудно его сделать! Пришлось даже распотрошить папин бумажник, чтобы добыть оленьей кожи и двигать кресло, чтобы прибить амулет над дверью.
 
Но Грюндель уже не слушал. Он откинул складку плаща, сотканного казалось из чернил, и мальчик увидел десятки пузырьков разнообразной формы, всех цветов и размеров, аккуратно висящих на маленьких крючочках. Этикеток на пузырьках не было, но в детской резко запахло пряностями. Мальчик знал, что Грюндели носят с собой специи, чтобы вкуснее приготовить маленьких детей и, когда у мамы с кухни стали пропадать кари и гвоздика, а вчера на подоконнике Артем обнаружил щепотки корицы, стало понятно — Грюндель приценился и скоро придет за ним. Тем временем Грюндель вытащил маленькую черную склянку с мерзостным жуком внутри.
 
— Что это кориандр?
— Помолчи! — злобно прохрипел Грюндель и забубнил себе под несуществующий нос сухие шелестящие звуки. Кошачьи его глаза внимательно смотрели в разные стороны, левый следил за мальчиком, а правый за амулетом над дверью.
— А то что?! Посыплешь меня базиликом?
— Помолчи! Ты маленький сгусток.. — дальше Грюндель издал целую серию непонятных шипяще-шелестящих звуков.
— Сам такой! — искренне обиделся мальчик.
— Ты знаешь Крешнек?
— Пришлось выучить. — ответил мальчик с таким видом, будто его спросили "Вы что ходите на ногах?". Затем Артем издал цепь коротких звуков в той же шелестящее-шипящей манере. В ответ на заклинание его деревянный меч ожил и засветился мягким синим светом, освещая добрую половину детской.
 
— А теперь монстр, пора тебя победить! – мальчик поднял меч и ринулся в бой с воинственным кличем. До монстра оставалось всего несколько шагов, когда Грюндель жутко захохотал и разбил лапами пузырек. В комнате раздался протяжный волчий вой, задрожали декоративные стекла серванта, а мальчика опрокинуло навзничь. Светящийся меч отлетел далеко в сторону и сильно бухнул о прикроватную тумбочку, оставив на ней вмятину.
 
Когда Артем пришел в себя, отвратительный жук из пузырька Грюнделя уже наполовину сгрыз Ловец снов. Амулет стремительно чернел и на пол сыпалась зеленоватая труха. Артем швырнул в жука тапком, но промахнулся и тапок угодил в косяк над головой Грюнделя, монстр ловким движением перекусил падающий тапок надвое и с довольной ухмылкой посмотрел на мальчика.
 
— Какой же ты Артем вкусный, немного корицы, щепотку гвоздики и ням-ням — монстр с удовольствием зачавкал.
 
— Не дождешься! ты … — далее последовала такая невообразимая тирада, которую Грюндель вряд ли бы услышал от маленького мальчика двадцать лет назад. Значения некоторых слов Грюндель не знал, но пару раз похожие выражения онслышал из кухонь, когда закусывал детьми сапожников и моряков. К тому же Грюндель такого узнал о своей маме, что искренне обиделся и даже смутился. Хотя она и сожрала четырех его братьев еще до их появления во Тьме, но таких эпитетов она явно не заслужила.
 
Другой монстр на месте Грюнделя вспылил бы и сразу погнался за мальчиком со всех имеющихся ног, когда амулет над дверью почернел и рассыпался, но Грюндель был терпеливым монстром. Он осторожно продвигался по комнате, медленно скользя над полом. После позорного пленения в Ловце Снов каждая из хаотично разбросанных вокруг игрушек казалась ему подозрительной. Тем более что мальчик не убегал и не звал родителей, как обычно делают дети, а уселся на корточки рядом с кучей разномастных игрушек и сосредоточенно возился с какими-то проводами, явно что-то затевая.
 
Неожиданно, Грюнделя отвлек странный звук. Звук шел из стенного шкафа, что притаился в противоположном от кровати углу, и ощущение было такое, будто кто-то отчаянно царапает дверь изнутри. Грюндель нахмурился и подошел к шкафу, дико бегая глазами по всей комнате в поисках опасности. Внезапно двери шкафа распахнулись и Грюндель инстинктивно отпрыгнул.
 
В шкафу сидело нечто.
Ярко зеленое, больше всего нечто напоминало детеныша крокодила, но с чересчур большими лапами, покрытыми густой шерстью, словно крокодил носил варежки. Роговые щетинки, обильно утыканные колючками, покрывали все его тело, а вытянутая голова плавно переходила в длинную пасть с частоколом маленьких коричневых зубов. В отличие от обычного крокодила нечто могло сидеть и видимо передвигалась на задних лапах. Размером с десятилетнего ребенка оно свободно помещалось в боковом отделении шкафа, и ютилось между стеной и коробкой с надписью "Старые игрушки". Нечто в принципе выглядело бы страшно, если бы не туго связанные прыгалками лапы, да не моток грязных носков, забитый в уже практически беззубую пасть чудовища. К тому же у "крокодила" явно не доставало хвоста, а взгляд был настолько жалобный, что Грюнделя передернуло и он презрительно сплюнул. Затем монстр громко хлопнул дверью (в лязге несмазанных петель утонуло жалобное "Ойк") и выругался на все том же мертвом языке.
 
Пока монстр отвлекался на пленника в шкафу, Артем приготовился к бою. Три черные акулы, шесть разнокалиберных танков — вся техника на радиоуправлении и с "Корсарами-4" вместо ракет, девять средневековых катапульт заряженных пакетами с солью, игрушечный Калашников с магазинном из сорока пяти сплющенных кусочков чеснока и главное оружие — арбалет с серебряным болтом (Серебряный наконечник он выплавил из чайных ложек маминого подарочного сервиза, за что Артема выпороли, лишили карманных денег и месяц не пускали на улицу. Родители давно так строго не наказывали мальчика, со времен рисования защитных оберегов на стенах в прихожей). Весь арсенал многократно проверен и пристрелян на учениях, так же отработано групповое взаимодействие техники. Поэтому, обвешанный оружием как новогодняя елка гирляндами, с пультом радиоуправления в руках, Артем походил на заправского Рембо, который перед битвой с несправедливым миром посмотрел советский мультик про Маугли. Мальчик показал Грюнделю язык, воинственно оттопырив уши, и поднял вертолеты в воздух.
 
Диспозицию противника и его огненную мощь Грюндель недооценил с самого начала, ведь разведанных не было. Монстр делал ставку на свою ловкость, превосходство в возрасте и физической силе. Поэтому когда черные акулы обожгли ему морду взрывами, частично ослепив и сбив с головы шляпу, Грюндель впал в ступор. Жгучая острая боль плетью хлестала по коже. Опомнившись, Грюндель от злости резко рванулся вперед и его тут же обстреляли танки, жаля острыми иголками по всему телу. Обезумев от боли Грюндель сбивал лапами вертолеты, раздирая те об остро заточенные винты, и пытался переворачивать недоразвитыми нижними конечностями танки. При попытке отступить Грюнделя обстреляла артиллерия из катапульт и монстр взвыл -- это соль попала на ожоги, с шипением проедая дырки в плаще. Мечтая разорвать мальчишку на куски, Грюндель рванулся в контратаку, петляя в воздухе и уходя с линии огня, но все равно получил несколько очередей в голову, прежде чем подлетел к мальчику (у Артема затвор забился чесночными ошметками и автомат заклинило). Чеснок не произвел на монстра ожидаемого эффекта – монстр не отравился, однако от чесночного запаха Грюндель истерически замотал лапами и закашлялся, выплевывая ошметки детских пижам. К тому же весь его атакующий задор был напрочь выбит прикладом игрушечного, но все-таки Калашникова! Оглушенный монстр выпучил глаза и впервые за вечер опустился на пол, не в силах взлететь. А когда серебряная стрела пробила ему грудь как раз в том месте, где у человека сердце, монстр завизжал и рухнул навзничь.
 
Так больно Грюнделю никогда не было. Обожженная кожа щипала, отслаивалась и кусками падала на пол. Рваная рана в груди пульсировала, словно гнойный прыщ готовый вот-вот лопнуть, а тело билось в судорогах, отравленное серебром. Грюнделю вспомнилась первая охота.. толстый Чикагский мальчик до того набитый гамбургерами, что не потребовалось специй. Грюндель тогда еще практически не умел летать, а его голос был грубым и пугающим, но глупый толстячок слишком хотел новый велосипед! Грюндель застонал и жалобно завыл.
 
Артем тем временем прыжками несся к мечу, все еще горевшему тусклым светом у кровати. Другой бы монстр на месте Грюнделя благоразумно отступил, но только не Грюндель. Он хрипя выкрикнул самое простое из монстерских заклятий.
 
Внезапно детская комната расширилась и стала размером с футбольный стадион. До кровати бежать оставалось как от ворот до ворот, а вместо электронного табло, где-то у самого горизонта, одиноко мерцал выключатель люстры на потолке. Артем несколько минут в ужасе осознавал что происходит. Он все бежал, и бежал, и бежал к верному ятагану, но кровать нисколько ни приближалась, а спасительный синий свет тускло маячил далеко впереди. Тогда Артем закричал, но из горла вырвался лишь сухой треск и, как Артем не старался, кричать не получалось. Как будто сам крик кто-то забрал и положил себе в карман. Так мальчик поневоле успокоился и согнулся пополам, пытаясь отдышаться.
 
 
На неприветливом ночном небе как бы между делом взошла луна. Одинокий луч призрачного света змеей вполз в комнату из раскрытой двери балкона и легонько коснулся измученного тела Грюнделя. Монстр почувствовал приток энергии – это сама Царица ночи, уродливая сестра Солнца — Луна, протягивала ему бледную негреющую руку. Раны Грюнделя стремительно затягивались, а обожженная кожа прирастала обратно. К тому моменту, когда вязкие серые тучи спрятали луну этим вечером насовсем, Грюндель снова был в силах летать. Вытащив стрелу (процедура была болезненная, но Грюндель не подал виду, лишь отвратительно посмеивался для устрашения), монстр полетел за мальчиком, как старый опытный гриф, приметивший смертельную рану.
 
— Все-таки моя взяла! НИ В КАЖДОЙ СКАЗКЕ МАЛЕНЬКИМ МАЛЬЧИКАМ ВЕЗЕТ ДО КОНЦА!
 
Артем убегал так быстро, как не убегал от самой злобной собаки в чужом саду. Заклятье еще действовало и бежать к кровати не имело смысла, все равно монстр догонит раньше. Поэтому Артем круто развернулся и побежал в другую сторону, пытаясь добраться до компьютерного стола, где дремал перед занятиями школьный портфель. Новое еще не опробованное оружие хранилось в портфеле, надежно спрятанное в мешанине из учебников, тетрадей, ручек.
 
 
Но чтобы добраться до компьютерного стола мальчику надо еще благополучно миновать стеллажно-полочную секцию, гордо именуемую родителями "комбинированной стенкой". Вообще география Артеминой комнаты не отличалась оригинальностью и любая экспедиция туда заскучала бы уже на второй час исследований. Помимо кровати, прикроватной тумбочки и шкафа для верхней одежды у балкона, в комнате еще были шведская стенка и компьютерный стол у двери в гостиную. А между ними, соединяя один конец комнаты с другим, исполинским мостом растянулась комбинированная стенка, единственной стоящей деталью которой был ветхий библиотечный шкаф, перекочевавший из спальни родителей, потому что больше некуда поставить.
 
 
Заклинание Грюнделя превратило комбинированную стенку в бесконечную однообразную витрину магазина "Всякий хлам для дома". Большинство предметов до которых Артем мог достать были бьющимися, чем мальчик не преминул воспользоваться. Легкие предметы типа пепельниц и фарфоровых статуэток падали на пол, звонко трескаясь в темноте комнаты, предметы потяжелее вроде ваз и графинов летели в сокращавшего дистанцию Грюнделя. Артем в глубине души надеялся, что шум привлечет родителей, но опыт подсказывал, что все усилия тщетны. Родители никогда не просыпаются, пока все не будет кончено.
 
Как в плохом голливудском боевике, погоня была скучной и продолжалась дольше, чем требовалось по законам жанра. Артем бежал хорошо, но Грюндель все равно догонял. С каждой минутой мальчик все сильнее чувствовал зловонное дыхание за спиной, запах шампуня "Джонсон с Бэби" и гнилой воды, а так же вечный пряный аромат специй. Однако кульминация погони удалась — Артем споткнулся об собственный портфель и беспомощно растянулся на полу.
 
Грюндель навис над мальчиком и жирные капли слюны испачкали детскую пижаму. "Эх, укрыться бы одеялом, чтоб все исчезло" , — подумал Артем, а потом вспомнил какие шрамы остались у Васьки. Некоторые думают, что могут отсидеться под одеялом. Это ошибка всех новичков!
 
Из размышлений Артема выдернул хрипловатый хохот, затем длинные изогнутые когти потянулись к его голове…
В последний момент Артем сообразил и, откатившись в сторону, воткнул в розетку штепсель настольной лампы дневного света, которая служила ему верным помощником в борьбе с домашними заданиями.
 
Грюндель впервые пожалел, что выбрал для охоты именно этого мальчишку. Дневной свет не сжег монстра , не превратил в статую, он ранил в самую Тьму его существа и разрушил ее. Грюндель лишился чар и совершенно обессилел. Мальчик убежал, наверняка к очередной пакости, а Грюндель не может подняться, чтобы пуститься в погоню. Все-таки стоило выбрать ту пухлую девчонку из соседнего дома..
 
— Ты всегда был сопляком и неудачником, Птрщак — сказал кто-то третий на ухо Грюнделю. Голос был женским.
— Мама? — запищал Грюндель. — Как ты здесь..
— Ты позор всех Грюнделей, Птрщак. Я жалею, что ни съела тебя еще в детстве.
— Но мама! Он..он.. сначала вертолеты.. потом свет.. а меч?!
— Ничего ни хочу слышать! Иди и догони этого мальчишку, а потом слопай. Или ты мне больше не сын! — голос исчез.
 
Грюндель вытер трясущейся лапой жидкостные выделения с морды и попытался подняться. Получилось даже взлететь. Вряд ли люди представляют себе, что монстры тоже способны чувствовать головокружение, но одного взгляда бы хватило, чтобы понять – Грюндель теперь летает кругами не в целях конспирации. Однако странным образом разбитое вдребезги тело монстра задвигалось, силы понемногу возвращались. Мама – лучший мотиватор, будь ты хоть маленький слюнявый мальчик, хоть большой, и не менее слюнявый, монстр!
 
 
Грюндель с трудом отыскал на полу свою шляпу, кое-как нахлобучил шляпу на побитую голову и рванулся в последнюю атаку, вложив всю злобу и ненависть к этому мальчишке, а по злобе и ненависти у Грюнделя в школе всегда было отлично. Чтобы еще больше себя накрутить, Грюндель представил самую отвратительную на свете вещь – банановый пломбир с карамелью.
 
Пока монстр приводил себя в порядок, Артем забрал портфель и вернулся к кровати. Подобрав с пола меч (который теперь слабенько мерцал как звездочка в тумане) и вытряхнув на кровать содержимое портфеля, Артем стал рыться в куче школьных принадлежностей. Не найдя искомого секретного оружия, Артем дважды перетряхнул портфель, потом швырнул портфель в люстру, к счастью не попал, и яростно пнул кровать, захныкав от удара. Заметив, что монстр готовится к атаке, Артем занял привычную боевую стойку. Приближался последний бой.
 
Виляя зигзагами как подбитый Мессершмитт, Грюндель подлетел к мальчику и, выполнив обманное движение, наотмашь ударил острым когтем, целясь в горло. Однако Артем не стал блокировать удар, а подпустил монстра ближе, присел, уворачиваясь от когтя, и рубанул в упор. Грюндель омерзительно завыл, гораздо противней и оглушительней чем раньше, ведь он весь вечер распевался. Правая лапа монстра теперь была совершенно независима от тела и судорожно изгибалась на полу у тумбочки, как выброшенная на берег рыба.
 
 
Но неуклюжим броском другой лапы Грюндель все-таки достал мальчика. Артем кубарем полетел на кровать и вывихнул ногу, ударившись об бортик. Теперь его правую ключицу помимо нарисованных самолетиков украшали три глубоких борозды, стремительно алеющих. Артем взвизгнул и выронил меч. В живот ему больно врезались разбросанные по кровати учебники.
 
Грюндель не чувствовал боли. Подумаешь лапу потерял, зато ранил мальчишку! Пустил ему кровь. . вкусную сочную кровь. И долгожданный ужин наконец-то спокойно лежит прямо на обеденном столе-кровати, одеяло станет платочком, ведь Грюндель -- цивилизованный монстр! Осталось нанести последний удар..
 
Артем не видел занесенный для последнего удара коготь, не видел победоносный вид Грюнделя, его страшную улыбку и жадные глаза, мальчику просто было очень больно, к тому же в живот невыносимо кололи учебники. "Теперь понятно на чьей вы стороне" – подумал мальчик , тяжело перевернулся на спину и заплакал. Сквозь редкие, но такие искренние слезы, Артем заметил приклеившийся к животу квадратик и чуть-чуть подсветил его наручными часами. Смаковавший момент победы Грюндель замер и повалился на спину, в той же победоносной позе, словно статуя. Казалось кто-то залил его клеем или брошенный невесть кем манекен ожидает покупателей на полу. Артем облегченно выдохнул и закричал:
 
— Сработало! Сработало!
— Что-оо это-оо? — слова давались Грюнделю с трудом, он словно жевал пластилин.
— А это, мерзкая ты тварь, — кричал с кровати Артем, — фотография Марьи Арсентьевны — нашей исторички и по совместительству зауча! Мама говорит, один ее вид, особенно с утра, парализует все что движется. Ты бы знал Грюндель, чего мне стоило сделать эту фотографию!
 
Несмотря на вывихнутую ногу, Артем резво вскочил с кровати, подобрал меч, затем осторожно подошел к окаменевшему Грюнделю.
 
— Перед тем как ты меня убьешь, скажи мне, мальчик, кто обучил тебя Крешнеку? Этот в шкафу нас предал?
 
— Крешнеку меня обучил "Monsters of the Night 3",— ответил мальчик и одним быстрым движением отсек монстру голову. Потом устало опустился на пол, опершись спиной о тумбочку. За стенкой наконец-то зашевелились родители и через несколько минут зажегся яркий свет.
 
— Артемка, что тут у те.. — мама замерла на полуслове, ее глаза гневно сузились и запрыгали по комнате. Складывалось впечатление, что императорский флот Японии промахнулся и вместо Перл-Харбора разбомбил Артемину комнату. Из раскрытой двери балкона в помещение капал дождик, из-за этого дивный прозрачный тюль вымок и перепачкался в грязи. Ветер гонял по комнате обрывки тетрадных листов; разбросанные, к тому еще частично сломанные игрушки, валялись кто-где. Черный маслянистый осадок на потолке, говорил о многочисленных взрывах в атмосфере детской. В комнате царило что-то в миллион раз беспорядочней погрома и в сотни раз хаотичней бардака.
 
— Матерь Пушкина! Артем.. что здесь.. произошло. — Воспитывая сына, Артемина мама видела разные степени разрушения детской и научилась ругаться культурно, общеобразовательно, не травмируя нежной психики ребенка.
 
— Артемий опять ты за свое! Ну сколько можно! Завтра отец тебя выпорет и это не пустые угрозы! Ты разбил вазу?! А тетрадки зачем раскидал?! После того как получишь ремня, будешь пылесосить..
 
Артем уже не слушал стандартные мамины угрозы. У него болели царапины на плече и ныла подвернутая нога. Артем никогда не понимал родителей! Мама перед тобой лежит мертвый Грюндель, вот ты ходишь по его плащу, почему же ты не видишь? Но мама опять не обратила ни малейшего внимания на чудовище и спокойно подошла к кровати, уперев руки в бока.
 
— Ты опять полночи играл в геймбой? Ну, сколько можно так изводить мать! Артемка завтра же в школу.. — женщина устало опустилась на кровать, видимо тоже сражалась с монстром и не первый год.
 
— Артемка, ну зачем ты это делаешь? — мамин голос был на удивление ласковым. Мальчик шмыгнул носом и потупился.
 
— Мам, просто я опять видел..
— Монстра? Опять ты за свое, Артемка! Сначала наиграешься в этот, так его, геймбой, а потом монстры мерещатся?! Все. Хватит. Я его забираю и завтра же выкину. А теперь вставай и ложись немедленно спать. Через полчаса зайду обязательно проверю!
 
Уже у самого выключателя женщина обернулась и покачала головой.
 
— Сколько раз я тебе говорила, Артемка, ничему тебя эти игры не научат! Спокойной ночи малыш.. — свет в комнате несколько раз мигнул на прощание и погас.
 
Артем повалялся в постели минут пятнадцать, убедился, что мама больше не придет, затем достал из тумбочки банку с кока-колой и упаковку жевательной резинки. Открыл кока-колу, плеснул себе на руку и тщательно промыл рану на плече. Положил в рот несколько пластинок жвачки, некоторое время пожевал и залепил рану оставшейся безвкусной массой.
 
После оказания первой медицинской помощи Артем направился к шкафу. Буркнув крокодилообразному пленнику "Подвинься!", Артем достал коробку с надписью "Старые игрушки", порылся в ее содержимом, вытащил круглый предмет, разноцветный и какой-то нелепый на вид, и залюбовался им. Это был его первый трофей – голова подкроватного монстра. Он подпили ножки у кровати и просто сильно попрыгал. Мальчик вздохнул и положил голову обратно в коробку. Для Грюнделя еще хватит места, но скоро понадобится еще одна коробка. Затем Артем принес голову Грюнделя, аккуратно разместил среди других таких же, пересчитал все трофеи. Ровно восемь. У Кольки конечно десять, но Колька и на год старше! Зато Грюнделя у него нет. Мальчик довольно улыбнулся, закрыл коробку и поставил на прежнее место. Наблюдавший всю эту картину "крокодил" сидел тише самой тишины и, казалось, настолько съежился, что пытался втереться в дспшные стенки шкафа.
 
Когда с трофеями было покончено, Артем занялся телом Грюнделя. Он засыпал тело солью и перетащил поближе к балкону, чтобы первые солнечные лучи его сожгли. Отыскал среди покореженных танков и вертолетов серебряный болт, зарядил арбалет и положил рядом с кроватью, а верный Ятаган под подушку. Затем достал из тайника запасной гейбой.
 
"Вот мама постоянно зудит, почему я так много играю в геймбой? Почему-почему? Да потому что, если я перестану тренироваться, то могу вообще не дожить до одиннадцати лет! "
 
Артем глянул на наручные часы. Часы показывали 1:35, значит дежурить оставалось еще как минимум два часа.
 
"Надо бы завести себе кота, говорят они сильно облегчают жизнь", — Артем зевнул. — А еще надо попросить у Деда Мороза в этом году огнемет, с огнеметом ни одна тварь к нему не сунется."
 
Как и час назад комнату наполнил перестук клавиш. На пятом уровне Артему предстояло сжечь из огнемета Сценве — кухонного монстра живущего за плитой. Огнемет в игре был самодельный, из пылесоса, баллончика аэрозоли и зажигалки зиппо.
 
"Хм.. отличная идея ",— подумал мальчик и еще раз зевнул. — "Эх, скорей бы одиннадцать! Тогда уже, по словам мамы, можно будет пить кофе.."
 
А за окном какие-то странные тени беспокойно опускались на подоконник, может просто ветви деревьев, а может быть и нет..
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования