Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

А-РЫК - Линии жизни

А-РЫК - Линии жизни

 
Get ready? Go!
 
Что наша жизнь? — падение. Начав движение, остановиться уже невозможно, и все твои "коловращения" предопределены. Древнейшее из учений – Теория линий, говорит, что путь надо пройти со смыслом, не абы как. "Мы все равны, — гласит оно, — ибо состоим из четырех первоэлементов, и в то же время, у каждого – свое предназначение". За краткий миг бытия ты должен "увидеть" ту область, в которой окажешься наиболее полезен, внести свой вклад. И тогда жизнь пройдет не зря – пусть сгинешь навсегда, но вместе с тем нанесешь удар по энтропии.
Теория цифр утверждает обратное — будто истина кроется не в самой жизни, а за ее пределами. Важно одно – прервать цикл, остановить колесо бесконечных перерождений. Первоэлементы самодостаточны, следовательно, весь смысл заключен внутри тебя, а не извне. Даруй элементам свободу, и обретешь свободу сам.
Сколько себя помню, всегда был линейщиком, а не цифровиком. Как гласит один из постулатов Теории линий: "Взаимодействие – вот истина истин, и нет смысла, превыше этого". Быть кирпичиком в стене мироздания, продолжать дело предтеч — именно в этом я вижу предназначение каждого из нас. Пусть неведомо, куда все идет, чем завершиться, но Игра не может быть лишена смысла. И допустимо ли в таком случае думать лишь о личной выгоде? Подобные установки, на мой взгляд, ведут исключительно к саморазрушению. Именно из таких зерен произрос в предвечные времена Первый конфликт, что, в свою очередь, привел к Проклятию Чаши. И сказано в Теории линий: "Бойтесь времени, когда Чаша переполнится во второй раз, ибо вместе с этим Игра будет окончена навсегда".
Вот поэтому я и следую на самое дно, пролетая сквозь кромешную тьму. Говорят, что темп жизни невероятно возрос за последнее время, и я нахожу, что это действительно так. Если раньше бытие протекало плавно, то теперь напоминает яркий проблеск. Не каждому под силу выдержать эту гонку – многие запутываются в мелкой суете, и путь их завершается вовсе не так, как было предначертано. За ошибки предков расплачиваются потомки — латают дисгармонию своими жизнями. Таковы уж суровые законы этого мира, ничего не поделаешь.
И вот пришло мое время. Будто некая сила ведет, направляет меня. Надеюсь, что все рассчитал верно, ибо второго шанса, как известно, никому не дается. В последний миг одолевают смешанные чувства: с одной стороны, грустно, что все так быстро закончилось, а с другой – переполняет трепет от чувства выполненного долга. Я останавливаюсь навсегда, и пробегает искра, что разделяет мое существо надвое. Часть остается, распадаясь на элементы, а часть исчезает, переходя в иную форму бытия.
 
Линия 1: ЕДИНИЦЫ И НУЛИ.
 
Как это происходит? Некоторые говорят о полете, о движении через тоннель к точке нестерпимо яркого света, но все гораздо проще. На самом деле ты сразу же ощущаешь себя в иной ипостаси. Происходит это так быстро, что момент перехода невозможно отметить, зафиксировать в памяти. Там, в Игре, балом правит движение, здесь царит холодный покой. Это – Программа; своего рода город, что состоит исключительно из единиц и нулей.
В центре цифрового мегаполиса расположена башня Генератора случайных чисел. Данное устройство пребывает в постоянной работе, и от него зависят судьбы всей директории. Над городом – извечное марево переменных, а покоится он на прочном фундаменте констант. По магистралям мчатся потоки данных, многоэтажки кластеров выстроились идеально ровными рядами.
А что же жители? Все мы покоимся в компактных ячейках, фиксированные волнами магнитного поля. Больше всего наше состояние напоминает сон, но сравнение приблизительное. Находясь в цифровой своей ипостаси, каждый из нас способен охватить картину мироздания в целом. Среди цифровиков полно безумных пророков, что утверждают, будто есть жизнь за пределами Третьего кольца, и Операционная система гораздо шире, чем мы можем себе вообразить, но я, как любой здравомыслящий индивид, не склонен верить во все эти басни.
Будучи в цифровой форме, я точно знаю, как выгляжу – одни параметры кода отвечают за мою структуру, другие – за цвет. Сама Чаша представляется не черным провалом, но размеченной сеткой. Глубина ее – двадцать клеток, ширина – десять. Я даже знаю, что одна линия дает сто очков, а две – триста; другое дело, что когда окажусь в чаше, и снова буду падать, то напрочь забуду об этом.
"Кто установил законы Вселенной?" — спрашивают одни. "Какой же во всем этом смысл?" — бьются над разгадкой другие. Магнитная статика позволяет нам размышлять, и даже общаться, из чего выросло в свое время движение "Антипод", что провозглашает жизнью именно цифровое состояние, а нахождение в Чаше считает не-жизнью. Эти экстремисты устроили не одну акцию саботажа, самой громкой из которых стала атака Генератора, но сейчас они ведут себя тихо. То ли готовят что-то новенькое, то ли предпринятые против них меры оказались чересчур действенными. Отладчики не спят, и строго следят за порядком. Нет, прав на стирание у них по-прежнему не имеется, зато любого правонарушителя-бага могут заточить на долгий срок в пространство отладки, или, того хуже, направить на исправительные работы во внешние оболочки. По слухам, каждый, кто вернулся оттуда, уже не похож сам на себя, и представляет жалкое зрелище.
Не знаю, как другие, а я в своей цифровой ипостаси предпочитаю путешествовать к корневым каталогам. Пусть многие архивы засекречены, но мне вполне достаточно того, что имеется в залах общего доступа. Это так увлекательно – из обрывочных сведений пытаться сложить картину исходного кода! Порой информацию приходится вычерпывать не то что по биту, а по жалкому символу, но оно того стоит. Перед тобой будто распахиваются картины незапамятных сессий; упрятанные за семью цифровыми печатями истоки первой загрузки…
 
Линия 2: ПРАОТЕЦ И ПРАМАТЕРЬ.
 
"Вначале сотворены были праотец и праматерь, — учит нас Теория линий. — Имя им – Красная палка и Синий квадрат. По образу и подобию их возросла Чаша, и установились законы". Таков канон, и он, по определению, непреложен, хотя, в залах компиляции мне попался в свое время один интересный труд, где утверждалось, что вначале были сотворены законы, и уже на их основе – прародители. О том, что такое предположение имеет право на жизнь, может говорить то, что опус уже давно удален из общего доступа.
Я останавливаюсь напротив стеллажей, что заставлены монографиями и диссертациями на тему Первого конфликта. Обращаюсь к каталогам, листаю метки и маркеры. Вот доклад одного из толстолобых цифровиков, в котором утверждается, будто главной причиной Первого конфликта послужил вирус; так называемый червь, или же полиморф. О да, цифровики во всем винят вирусы – даже в малейшем системном сбое, что уж говорить о Первом конфликте! Дело дошло до того, что появилась секта червепоклонников, и они на полном серьезе приносят вымышленному созданию жертвы.
Беру один из ортодоксальных трудов по Теории линий, читаю: "И взмолились они, и вопрошали о том, почему прокляты. И был ответ: - По гордыне вашей прокляты вы. Уразумели они, что нет первых, как нет и последних, и раскаялись, но было уж поздно – переполнилась Чаша. Так ушло блаженное время четырех линий, ибо исказились судьбы мира, и деградировали великие племена. Народ Красной палки выродился в расу зигзагов, Синие же квадраты на угольники раскололись".
С сожалением ставлю увесистый том на место, поскольку тайминги сообщают, что лимит моего пребывания в библиотеке на сегодня исчерпан. Донимает неприятное чувство, что в древних текстах многое недосказано. "Была ли она, альтернатива? — думаю я. — Отличалась ли, так сказать, "красная пилюля счастья" от "синей"? Ведь не мог же возникнуть Первый конфликт на пустом месте, и одной лишь гордыней его не обосновать".
 
Линия 3: УГОЛЬНИКИ И ЗИГЗАГИ.
 
Возвращаюсь в массив, и продолжаю цикл раздумий. Итак, падение Красных и Синих будто бы ничему не научило потомков, ибо довольно скоро меж ними вспыхнуло два локальных конфликта. Угольники разделились на "левых" и "правых", а зигзаги — на "зеленых" и "голубых". Противостояние шло по всем фронтам, и казалось, что Чаша вот-вот переполнится во второй раз, но пришел Бонус. Природа этого существа до сих пор не изучена, и достоверно известно лишь одно – ценой своей жизни ему удалось не только предотвратить катаклизм, но и примирить враждующие стороны. К тому же периоду относят и появление в Теории линий предсказания о Втором переполнении Чаши.
Тут размышления мои принимают неожиданный оборот. "Получается, что склонность к конфликту заложена в нас изначально, — думаю я. — Ведь если бы квадраты и палки не стали противодействовать друг другу, то Чаша не заполнилась бы никогда. Значит, весь смысл в том, чтобы однажды ее заполнить, и этим самым остановить Игру?" Подобные мысли пугают меня, приводят в трепет – почему я не задумывался об этом раньше, и что изменилось сейчас?
"Нет, — успокаиваю сам себя, — мы различны исключительно для того, чтобы имелась возможность помогать, содействовать друг другу. Именно этому и учит нас Теория линий". Но войти в состояние покоя не удается – терзает осознание того, что оба пути фундаментальны. Их противоположность и дает возможность Программе работать, раскачивает извечный маятник Игры.
Я – на грани. Если не прекращу свою крамольную аналитику, то рискую вызвать ошибку, а потому переключаюсь. Начинаю думать о феномене перерождения — этой тайне всех тайн. Дело в том, что в цифровой ипостаси каждый из нас помнит все свои воплощения. Единство во множестве, и множество в единстве; один плюс один равняется здесь единице. Нас, угольников, целое племя, и в то же время, я только один. Копии вытекают из колыбели шаблона, но каждая из них, завершив путь, возвращается в лоно формы. Этот парадокс отнюдь не смущает, но и разгадать до конца я его не могу. Память словно бы перегружается, не выдерживает, и сбрасывается в ноль. Магнитная статика переходит в стазис, и пустота заключает в свои холодные объятья.
 
Линия 4: ВДОЛЬ И ПОПЕРЕК.
 
Выхожу из сна в неположенный срок, и долгое время не могу сообразить, что происходит. Серое небо будто расколото, шпиль Генератора раскачивается из стороны в сторону. Кажется, нестабильно работает вся Программа – странно, очень странно… Стоит монотонный гул, из которого выхватываю отдельные потоки. Цифровики голосят о второй волне вируса, "антиподы" подверглись жесточайшим репрессиям, поскольку их подозревают в поломке Генератора, червепоклонники ликуют и поют песнопения. Я совершенно сбит с толку, но тут замечаю корень проблемы, настраиваюсь на канал.
"Как тать в ночи", пришла новая раса — Седьмая. Это – перпендикуляры, их учение – "Путь наверх", а еще они способны с одинаковым успехом действовать как в одной, так и другой плоскости. "Нет в Игре смысла, — утверждают они, — ибо не мы играем, а нами играют! Так нарушим же правила, будем поперек, а не вдоль, и поднимемся со дна Чаши, дабы выбраться из узилища вечного!" Не могу поверить, что часть "голубых" зигзагов уже на их стороне, да и "правые" угольники готовы вот-вот перекинуться. А самое странное, что все это произошло за короткий период моего "сна" — или же я чего-то не понимаю?.. Быстро пролистываю хронологию недавних событий, и прихожу в еще больший ужас. Каким-то непостижимым образом перпендикулярам удалось захватить контроль над Генератором, и теперь тот "штампует" почти только их. Иные расы попробовали, объединившись, дать общему врагу отпор, но потерпели неудачу. Неужели пришло время Игре завершиться, и всему наступает конец?
Захлестывает, накрывает с головой волна черного отчаяния, но чувствую, как один из импульсов Генератора выбирает меня, а другой облекает в форму. Я – Фиолетовый угольник, и пришло время вступить в Игру. "Готов ли ты пожертвовать жизнью ради Игры?" — спрашиваю я себя, и понимаю, что очень даже готов. На смену слабости приходит решимость, делает прочнее стали.
Система нестабильна, и я частично осознаю переход в Чашу. Почти сразу становится ясно, что спасение уже невозможно – слишком много черных дыр в ткани мира. О нет! я не новый бонус, а та последняя капля, что переполнит Чашу во второй раз! Ни одна из траекторий не даст результата, и потому я неподвижен, но какая-то сила подхватывает, дергает из стороны в сторону. Эти манипуляции пугают, приводят в еще больший ступор. "Неужели правы ренегаты, — думаю я отчаянно, — и мы в этой жизни совершенно ничего не решаем?.." Домыслить не успеваю, ибо падаю на тело верхнего перпендикуляра, и извечной Игре наступает конец.
 
Game over
 
Ничто, чернота, а затем вспышка сочных, жизнерадостных красок. Над головой нависает конструкция из бетона, камня, стекла, в которой прячутся проклятые зеленые свиньи. Все, что я знаю – они разоряют наши гнезда, и пожирают яйца. Что же, пришло время для мести, и она будет жестокой! Мой цвет – фиолетовый, а глаза скрыты за прямоугольниками авиационных очков. Тараном ударяет иррациональное чувство, что когда-то жизнь моя заключалось в падении, и тогда мечта была лишь одна – летать. Осознание того, что мечты все же сбываются, почему-то не радует, а пугает.
Нахожусь я в жестком кожетке огромной рогатки, и вот эластичный жгут растягивается, скрипит. Удар! — и лечу вверх, и меняю в полете траекторию, и звонко кричу от восторга. Свиньи визжат, но не могут сдвинуться с места, и я разбиваю их мерзкий оплот. Со звоном разлетаются стекла, хрустит древесина, бетонные блоки сыплются градом осколков. С чувством выполненного долга завершаю полет, а Игра продолжается – она не может быть остановлена. Нет-нет, никогда.
 

Авторский комментарий: С такой шикарной темы пробило на философию. Не обессудьте.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования