Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Синяя - Вуко

Синяя - Вуко

 
Никогда не подбирала случайных пассажиров в пути, тем более на подобной, едва живой, разбитой, забытой богом и людьми, дороге. Неблагодарное это дело в наше время и даже опасное. Для меня до сих пор загадка, зачем тогда остановилась? Парень как парень, невысокий, худой, промокший изрядно под нудной осенней моросью. Но пожалела скорее не его, а кота.
Морда круглая, что чайное блюдце из-за пушистых серых баков. Торчит из-под куртки у парня на груди, глазами лупает. А глаза удивительные – грустные прегрустные и разные. Один тёмно карий, другой совершенно голубой. Несёт хозяин котика бережно, укрывает насколько можно от дождя.
Всё это, конечно, я разглядела позже. Вот и говорю, зачем остановилась, непонятно. Парень подбежал, приоткрыл дверь машины. Спросил с сомнением, ещё не веря в удачу:
– до города подбросите?
При этом его разноглазый кот с отрешённым достоинством во взгляде не моргая уставился на меня. Хозяин его, напротив, зажмурился, тряхнул мокрой непокрытой головой и шумно фыркнул, сдувая скатившуюся на нос дождевую каплю. Их контрастный вид так позабавил меня, что последние сомнения отмелись сами собой.
– Подвезу, подвезу. Садитесь уже!
Парень юркнул на сидение рядом. Старенький жигуль послушно тронулся с места.
– Спасибо, что остановились. Это просто чудо!
– Ну, да, – невольно усмехнулась, – обычно я пассажиров тут не беру.
– Наверно Вуко постарался.
– Кто? – не поняла я.
– Вуко… а кота Кузей зовут. – Неожиданно перескочил он с непонятного имени на другое.
От такой его поспешности я странное "Вуко" сразу запомнила.
– А зачем, если не секрет, вы с таким красавчиком пешком и под дождём?
Ближайший участок дороги был сносно залатан, скорость я не превышала, так что могла спокойно разглядеть котяру. Его-то хозяин поначалу меня вообще не заинтересовал. Обычный, скромный деревенский парнишка.
– Нет, пешком мы не собирались. Сосед обещал довезти. Но вот… Кузя не смог. Совсем. Заорал страшным голосом, когти даже выпустил. Не захотел к соседу в машину, и всё тут.
Я с сомнением посмотрела на солидного с виду разноглазого. Тот почти полностью вылез из-под куртки. Дымчато серый пушистый красавец спокойно сидел на коленях хозяина. Помалкивал и когтей не выпускал. Разве что головой вертел без устали, словно выискивал лазейку и мечтал-таки удрать. Но парень крепко его держал правой рукой, а левой успокаивал, поглаживая за ухом.
– А если бы он и со мной не захотел ехать, вы бы что, все тридцать километров до города пешком бы шли? – усомнилась я.
– Не-ет, – протянул парень и улыбнулся, – бабушка сказала, иди, говорит, на дорогу, добрая душа остановится.
– Это как?
Парень несколько смутился и взглянул на меня с недоверием, может уловил насмешливые нотки в голосе, хотя я изо всех сил старалась выглядеть и говорить серьёзно.
– Добрая душа добрую всегда чует, бабушка так говорит. Вы же остановились! – выдвинул он, наконец, железный аргумент.
– За добрую душу спасибо, конечно. Только я всё равно не понимаю, зачем нужно было так рисковать? – продолжила я его подначивать. – Посадили бы кота в мешок, как все делают, и довезли бы до города без приключений с соседом.
– Что Вы! С Вуко так нельзя. Только лаской.
– Опять Вуко?! Кто это?
– Ну… только не смейтесь. Кузьма у нас не совсем обычный кот. В нём живёт душа Вуко. Что, никогда не слышали о Вуко? – в голосе парня прозвучало неподдельное удивление.
– Не слышала.
– Странно, я думал не только в нашей деревне, но и во всей округе про Вуко должны знать.
– А ты из какой деревни? Ничего что я на ты?
Внимательно глянула на парня. "Лет девятнадцати-двадцати, значит, почти в сыновья мне годится".
– Конечно можно, – его мой переход на ты, кажется, даже приободрил. – Я из Петровки. Это там, где Вы нас подобрали. Поворот рядом совсем.
– Знаю, где поворот на Петровку, – перебила я. Ты лучше про Вуко рассказывай. Заинтриговал же…
– Ну… – опять протянул неуверенно парень, – Вуко это, типа, душа кого-то очень древнего, очень мудрого. Я и сам не совсем разобрался, но, кажется, даже внеземная.
– Нехило! И как это, по-твоему, угораздило внеземную, да ещё и очень мудрую душу сюда попасть?
– Ну, бабуля говорила, что точно этого никто не знает. Но вроде как Вуко настолько старый, что блуждать по вселенной устаёт и к нам на Землю поселяется на время, отдохнуть.
– А почему в кота? И как вы догадались вообще, что именно в вашем Кузе живёт этот самый Вуко?
– Бабушка поняла. И… петровские все знают.
Паренёк пожал плечами, но сказал так утвердительно, что и не возразишь. И потом, мне действительно никогда не приходилось слышать ничего похожего про Вуко. Конечно, я давно вышла из возраста, когда открыв рот внимают деревенским байкам, но надо признать, среди них случаются весьма любопытные. Почему бы эту не послушать?
– Хорошо, допустим, петровские знают, что в Кузе поселилась душа древнего и мудрого Вуко. И что это значит? - со всей возможной серьёзностью спросила я. - В чём его присутствие для деревенских проявляется?
– Да вроде ни в чём, – парень снова характерно повёл плечами. Поджал губы и сосредоточенно уставился в автомобильный бардачок немигающим взглядом. Выуживал из себя нужную информацию он довольно долго. – Этот Вуко появился в деревне не так давно. Моему Кузе ещё четыре года только. Бабуля говорила, если к нему с уважением относиться, не тревожить, то ничего плохого не случится. Потому что вообще-то Вуко добрые. Просто нам их не понять, они другие совсем, и они к нам не очень-то серьёзно относятся. Ну, мы для них, что малые несмышлёные дети. От нас требуется только их уважать. Обычный человек может даже и не понять, что в коте поселилась душа Вуко. Поэтому к котам вообще всегда нужно относиться уважительно. Доброго хозяина Вуко всегда защитит, а злого может и наказать. В деревне разное говорят. Говорят, не помню в каком году, ещё до войны, в одну ночь вся скотина передохла, потому что мужик один Вуко обидел. Кот из деревни ушёл, а скотина сдохла.
Парень шумно выдохнул и умолк с выражением удовлетворения на лице, как будь-то отлично справился с нелёгкой работой. Напрасно он успокоился, ехать нам ещё было прилично, и мои вопросы не кончились.
– Серьёзный, выходит, парень – этот Вуко. А почему он в кота заселяется? Почему не в человека?
– А зачем ему в человека? В каждом человеке своя душа есть – земная.
– Ну да, ну да… А в других животных?
– Этого я не знаю! – озадачился парень. – Хотя в каких других то? В корову что ли?
– Зачем в корову? – было очень забавно наблюдать, как серьёзно мой пассажир относится к разговору, но я по-прежнему старалась держать исключительно серьёзное выражение и в лице и в голосе. – В собаку, например?
– Ага! А вы собаку в вольер запрёте или, того хуже, – на цепь пожизненно.
– Да, – пришлось согласиться, – котам из домашних животных, живётся вольготнее всего. А в диких?
– Ну… – растянул своё любимое мой пассажир
– Вяа-ау… – неожиданно перебил кот. Горловито и очень громко, я даже вздрогнула. И понеслось…
До сих пор не понимаю, с чего всё началось? То ли с того громогласного вяка котяры, то ли с моей собственной ошибки. Я так увлеклась разговором, что пропустила момент, в который закончилась приличная дорога, и начались колдобины. Машину здорово тряхнуло, и она пошла по мокрому асфальту юзом. Чёрный, идущий на обгон, джип нарисовался сзади вообще неизвестно откуда.
Дальнейшая действительность обернулась мрачной чудовищной мозаикой, из круговерти которой разум успевал выхватывать только фрагменты. Мохнато-серая тень проскользнула надо мной. Резанула боль – это острый коготь полоснул плечо. Дикий кошачий вопль над самым ухом. Но всё ушло на второй план, когда тошнотворное отчаяние накрыло сознание, и пришло понимание, того что машина больше не слушается меня. Невыносимо долго длился момент, когда казалось, что я напрасно выкручиваю руль, и привычные законы физики бездействуют. Но обошлось. Ещё несколько страшных мгновений, и с тихим скрежетом жигуль остановился. Мы даже каким-то чудом, удержались на дороге.
– Вяа-ау… – продолжал с короткими интервалами стенать кот, откуда-то из-под сидений заднего ряда. На парня я даже не взглянула.
С нарастающим ужасом я смотрела в зеркало заднего вида за тем, как тормозит джип. Очевидно, вихляния моего жигулёнка заставили его принять резко влево. Хорошо ещё, что не было встречных машин. Мы не закончили движение по небольшому мостку, вдоль которого шло ограждение. Его-то чёрный монстр и бороздил сейчас, обдирая лоснённый бок.
О чём я тогда думала? Не знаю. Кажется, в моей голове образовалась маленькая горячая пустыня, мозговые клеточки съёжились и потеряли на время способность мыслить. А жуткое действо никак не заканчивалось и тянулось слишком медленно, как в каком-нибудь дурацком фильме.
Наконец, джип нехотя оторвался от ограждения и ленивым зверем прошёл мимо. Мой несчастный жигулёнок, казалось, даже ужался в размерах, когда чёрный застыл перед нами, загородив необъятной глыбой полнеба.
Синхронно отворились и тяжело хлопнули глыбовы двери. А для меня словно некто ткнул в переключатель, в мир за хлёстким звуком вернулось прежнее течение времени. Два крепких мужика из джипа уверенно приближались. С пустыней в голове или нет, но необходимо было что-то предпринять.
Едва открыв дверь, я услышала:
– Сука...
… и не только. За первым словом последовала такая отборная русская речь, какую, и сильно постаравшись, мне не повторить.
Тем не менее, я заставила себя выйти из машины и изо всех сил старалась удержать нейтральное выражение лица. Уж не знаю, насколько хорошо мне удавалось последнее, но злости на мужских физиономиях с каждым словом только прибавлялось. Тот, что справа, высокий красавчик, вроде бы, даже получал особенное, понятное только ему удовольствие от происходящего. С его лица не сходила едкая слащавая ухмылка. Он ругался меньше и не так шумно, но охотно поддакивал бритоголовому крепышу слева.
Я и не пыталась вставить хоть словечко. Лихорадочно пыталась сообразить, что бы такого предпринять, чтобы перестать действовать на них как красная тряпка на быка. Но как часто со мной происходит, когда я растеряна, и боюсь наделать ещё больше глупостей, отвлекаюсь на самую, что ни на есть никчёмную мысль. Вот и тогда подумала: "а ведь при других обстоятельствах, мужики бы мне понравились. Холёные такие, моих лет. С высоким понятно, красавчики не про меня, а вот бритоголовый… несколько бандитский вид, но…"
– А можно без мата? – меня словно ушатом холодной воды окатило. Это прорезался тоненький голосок справа. Мой пассажир, о котором я и думать забыла, встал рядом.
Надо признать, мужиков его выход тоже впечатлил. На пару секунд они умолкли. Я с интересом посмотрела на неожиданного заступника. Паренёк вовсе не выглядел храбрецом. Едва согревшийся и просохший от дождя. Чёлка нелепо взъерошена, ощетинилась, как маленький бурый ёжик над скуластым бледным лицом. А вот глаза, в противовес, – живо блестят, и какая-то шальная смелость горячо плещет в них.
Меня парень здорово удивил, но не мужиков.
– Мамка твоя? – ехидно оскалился бритый.
– Не-ет, – мой неожиданный заступник с видимым усилием "держал лицо", – просто пассажир, а какая разница? Случайно вышло, я видел. Дорога… плохая… – последняя фраза, как он ни старался, прозвучала вовсе неуверенно.
Высокий внезапно шагнул вперёд и с силой толкнул парня в грудь.
– Не мамка, так и не лезь! Пошёл вон, щенок!
Парень отступил, иначе от тычка он бы просто упал, но упрямого взгляда от высокого не отвёл и уходить, похоже, не собирался.
А у того глаза застекленели. Намертво. Живые чувства остались в зловещей ухмылке, но лучше бы я их не видела. Так изуродовали они лицо.
Меня, будь-то, плетью кто стеганул.
– Оставь парня!
Движение было не вполне осознанным, сработало что-то сродни материнскому инстинкту, я думаю. Не успевая вклиниться между мужчинами, вскинула руку. В глаза высокому смотреть больше не могла, поэтому крикнула крепышу:
– Давай гаишников вызовем!
– Гаишников?! – оживился бритоголовый и тоже подошёл слишком близко – Они что ли мне заплатят? Да у меня одно крыло дороже всего твоего корыта стоит! – просипел мне в лицо.
У меня от его слов заледенела душа. Высокий, между тем, на разговоры вообще отвлекаться не собирался. Он вцепился ручищей в моё запястье и дёрнул на себя. Я споткнулась и упала бы, если бы не капот жигулёнка. Ударилась. Упёрлась, пытаясь освободиться. Какое там…
Я заорала – дико, громко, как никогда в жизни наверно не орала. 
Опять не сразу поняла, что случилось, но внезапно моя рука освободилась и я, не перестав упираться, по инерции полетела назад. Взметнулся какой-то мусор, листья. Зажмурилась. Хватала руками воздух, но не нашла опоры. Упала на спину. А когда приподнялась и открыла глаза, мир вокруг снова неузнаваемо изменился.
Прямо над нами страшно завывал ветер. Небо почернело.
– Лежи! – прокричал мне в ухо парень и толкнул в плечо. – Лежи! Это Вуко!
Послушно прижалась к земле, но никак не могла оторвать взгляда от происходящего впереди. Высокий, который секунду назад сычом нависал надо мной, оказался теперь метрах в пяти на противоположной стороне дороги. Сильные порывы ветра валяли его в грязи на обочине. Мужик крепко вцепился обеими руками в последнюю поперечину дорожного ограждения. Что-то орал, но сквозь вой ветра я не могла разобрать слов. Непонятно как возникающие воздушные хлёсткие вихри с огромной силой снова и снова обрушивались на него, пытаясь разлучить с опорой и выбросить с дороги прочь.
Близкие тонкие придорожные берёзки гнуло легко и низко как траву. Последняя листва срывалась с них, пускаясь в круговерть, смешивалась с лежалым лесным мусором и мчалась бурой тенью на дорогу, казалось с одной целью – отхлестать высокого, погрести его под собой.
Я перевела взгляд на крепыша. Тому доставалось не меньше. Бедняга хотел, наверно, заскочить в машину, но не успел или не смог. Он держался за дверную ручку, но видно было, что из последних сил, так что даже не орал. Он и смотреть не мог. Побледневшее лицо плющило ветром и тоже закидывало лесным мокрым сором.
Какой-то слабый звук сквозь шум донёсся до меня справа. Я обернулась и услышала чётче.
– Вуко! Вуко! Пощади их Вуко! Пощади Вуко!
Проследила взглядом направление, в котором сквозь непрекращающийся вой ветра орал мой пассажир, и увидела кота.
Кузя, про которого все забыли, сидел на корточках прямо перед жигулёнком. В тот момент он смотрел в сторону бритоголового. Я со своего места глаз кота видеть не могла, а в профиль он выглядел вполне обычно, только хвост нервно подрагивал.
Но отчего-то, глядя на него, я внутренне сразу успокоилась. Уверенность пришла, что для меня опасности никакой нет. И только после этого передо мной открылось самое поразительное свойство во всей видимой картине. Граница действия бешеного вихря пролегала у лап кота. Меня и его хозяина, можно сказать, лишь слабое подобие того ветра гладило по головке. По-настоящему туго приходилось одним нашим обидчикам.
Но и на этом странность не заканчивалась. Повертев головой, я убедилась в том, что странный ураган и вправду сильно ограничен в размерах. И небо вовсе не всё чёрное. Нечто похожее на густой тёмно серый туман сгустилось сугубо над нашим пятачком дороги и имело форму скорее эллипса, чем круга.
Пока я так рассуждала лёжа в относительно безопасном месте, ураган внутри эллипса усилился. Крепыша оторвало от джипа и будь-то лёгкую кеглю покатило по дороге. Тут уж я не выдержала и закричала тоже:
– Вуко, пожалей их! Вуко-о-о…!
Я подползла вплотную к парню, и мы как ненормальные, обращаясь к коту, орали теперь вместе. Может мой голос что то значил, а может и нет, только ураган начал утихать.
Я видела, как бритоголовому удалось встать на четвереньки. Потом он, битый ветром, мелкими ветками и листвой, всё ещё кружившими в воздухе, медленно пополз обратно к машине. Высокого тоже перестало вихлять по обочине, он обрёл вес и лежал теперь мешком, плотно облепленный грязным мусором. Мужик больше не орал. На лице его застыло скорбное выражение боли и усталости, зато оно вновь походило на человеческое. Поперечину он решился выпустить из рук только тогда, когда убедился, что бритоголовый благополучно добрался до машины. Резко поднялся и, нелепо размахивая руками, словно пловец, зашагал к джипу.
Ветер был ещё силён, и я боялась, что высокий упадёт. Не упал. Он мог что-нибудь нам крикнуть. Шум утихал вместе с силой ветра, и мы могли бы услышать его. Но тот молчал, старательно делая вид, что вообще нас не видит. Дойдя до джипа, он мгновенно исчез в его чреве.
Вот и всё. Больше тех мужиков я в жизни не видела. Кузя… а что Кузя? Вскоре ураган утих, словно его и не было. Только берёзки в ближайших метрах десяти от того места, где мы стояли, так и остались стоять низко согнувшись, да по-сиротски оголёнными. Кузю, паренёк подобрал. Гладил, обнимал, слова ласковые нашёптывал. А он кот, как кот – мурлычет, радуется.
Я в глаза Кузины глянула – ничего особенного. Нет, глаза то особенные – один карий, другой ну совершенно голубой. А в остальном обычные глаза, кошачьи. Довезла я и кота и парня до города в целости. Про Вуко мы больше и слова не вымолвили, только я с тех пор очень уважительно к котам отношусь, ко всем без разбора. И заметила ещё одну за собой странность. Мне теперь совершенно не страшно незнакомцев в дороге подбирать, не всех подряд конечно. Если хочется остановиться – остановлюсь. Как там паренёк сказал? Добрая душа добрую всегда почует…
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования