Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Алексей Мельник - Православный полтергейст

Алексей Мельник - Православный полтергейст

 
Света резко поднялась в постели, замерла и прислушалась. Не раскрывая сонных глаз, она сосредоточилась на звуках в квартире, но отчётливо слышала только собственное сердцебиение. Также рядом похрапывал муж.
Не шевелясь, Света просидела еще с десяток секунд и стала успокаиваться. Звук, резкий и звонкий, прорвавшийся сквозь сон, не повторился. Желание откинуть теплое одеяло и проверить причину ночного беспокойства, отсутствовало как таковое. Она не могла назвать себя трусихой, однако каждый раз с наступлением темноты чувствовала себя некомфортно. Пока муж целыми днями пропадал на работе, ей только и оставалось посещать по вечерам различные сайты для будущих мам. Находясь на третьем месяце беременности, Света пока еще слабо представляла, с чем ей придется столкнуться.
Она перевернула подушку прохладной стороной, улеглась на спину, укрывшись одеялом, и отпустила мысли в свободный полёт.
Мгновенно подскочив, Света испуганно прижала руки к груди. От сонливости не осталось и следа, в голове окончательно прояснилось. Звонким эхом в ушах затихал раздавшийся несколькими секундами ранее звук битой посуды. Рядом продолжал, как ни в чём не бывало, сопеть муж. Света не стала с ним церемониться и энергично потрясла за плечо.
- Проснись уже, ну же, - прошептала она, словно чего-то опасалась.
Алексей заёрзал, перевернулся на другой бок и проговорил что-то нечленораздельное. От досады Света стукнула его кулаком. Стараясь взять себя в руки, она скинула одеяло, встала босыми ногами на пол, даже не думая искать в темноте тапочки, и направилась к выключателю. Разбушевавшееся воображение рисовало всякую чертовщину и Свете то и дело казалось, что вот-вот на неё кто-то набросится. Но расстояние от окна до двери спальной комнаты она преодолела без кошмарных сюрпризов. Рука автоматически потянулась к стене и заскользила вверх по шершавым обоям.
Выключателя на месте не оказалось.
Света еще раз поводила рукой, изо всех сил желая отыскать заветную кнопку, и замерла. Ей вдруг сделалось очень страшно. Так, что она не могла открыть рот. Муж показался далёким и нереальным, будто черно-белый снимок. Она боялась его позвать, но и на то, чтобы вернуться к нему в кровать, тоже не хватало воли. Оставалось только стоять и ждать.
В голову полезли дурные мысли. Света пыталась отвлечься на что-то хорошее – дом, семья, дети – однако перед глазами закружился вихрь из фильмов ужасов, когда-то напугавших её, несмотря на устаревшие спецэффекты: "Кошмар на улице Вязов", "Звонок", "Паранормальное явление", "Вий" в конце концов. Зачем она только смотрела их?
По ноге что-то скользнуло, мягкое и пушистое. Не помня себя от страха, Света завизжала. Алексей вскочил, как по команде "Рота, подъем!", и бросился к супруге, едва не сбив её. Он нащупал выключатель, после чего комнату пронзил свет, заставив зажмуриться. Когда глаза привыкли, Алексей увидел перед собой перепуганную и всхлипывающую Свету. Под ногами мешался кот.
- Что такое? Что с тобой? – Алексей был напуган не меньше жены. С просони он соображал недостаточно ясно, но, по крайней мере, видел, что в физическом плане со Светой всё в порядке. Может, кошмар приснился? - Успокойся, я рядом.
- Там, на кухне, что-то случилось… - Сквозь слезящиеся глаза Света посмотрела на мужа. – Я слышала, как разбилась посуда. Не ходи туда.
Алексей широко улыбнулся, приобняв супругу, но, заметив, что та готова вновь разреветься, отпустил её и сделался серьезным. Ему не нравилось, что его разбудили среди ночи из-за какой-то ерунды, ему не нравилось, что Света так сильно испугалась и впереди маячила перспектива её долгого успокоения, но еще больше ему не нравилось, что беременная жена оказалась на грани срыва и неизвестно как это может сказаться на будущем ребенке.
- Так, мы сейчас идем на кухню, и я показываю тебе, что ничего страшного не случилось. Затем мы выпиваем по чашечке чаю, желаем друг другу спокойной ночи и спим до утра, как убитые.
- Но…
- И никаких "но". У меня завтра важный день, я должен выспаться. Поэтому постарайся заснуть и ты. Надеюсь, никакие кошмары тебя больше не побеспокоят.
- Мне это не приснилось…
Алексей размазал по щеке жены дорожку от слез и ласково произнёс:
- Даже если и так, всему найдется своё объяснение. Идем.
Он взял её за руку и повел, по пути включив свет в коридоре, а затем и на кухне. На полу множеством осколков раскинулись несколько разбитых тарелок, определить количество которых было сложно, да и желания не возникало. Алексей ухмыльнулся, довольный подтверждением своих догадок.
- Вот видишь, Светик, это Барон постарался.
Словно оправдываясь, позади мяукнул толстый рыжий кот.
Алексей поставил чайник на плиту и направился в туалет. Проходя мимо Светы, он удовлетворённо отметил, что та потихоньку успокаивается. Вот и славненько. Но едва он вернулся на кухню, как супруга озадачила его:
- Лёша, а разве могло получиться столько осколков? Это же с какой силой надо было запустить тарелки… Барон мог их только скинуть со стола.
- Не знаю, - признался Алексей. – Да и не должно нас это волновать – уверен, без кота не обошлось. Совсем обнаглел. – Он сделал себе и жене чай и присел за стол. – В общем, не бери в голову. Завтра разберёмся, когда вернусь с работы.
Света сделала глоток, при этом слегка обожгла язык, и отправила конфету целиком в рот. Как ей показалось, она стала успокаиваться. Слова мужа несли в себе логику, но где-то на задворках подсознания она не до конца согласилась с ним. Кот просто не мог сотворить такое. И не стоит говорить о внезапно пропавшем выключателе. Наверное, тоже Барон виноват.
Света улыбнулась несколько обречённо, Алексей посмотрел на неё с удивлением.
 
***
Утро встретило Свету солнечным лучом в левый глаз и отсутствием мужа. Тот, как обычно, убежал на работу, умудрившись не разбудить супругу, что для её подруг являлось непостижимой загадкой и предметом зависти. Света потрогала уже остывшую рядом с собой постель и потянулась за мобильным. Цифры на нём показывали девять утра. С тех пор как она покинула из-за беременности работу, так рано еще не просыпалась. Наверное, дала о себе знать нервная ночка.
То, что произошло с ней, сейчас казалось дурным сном, чем-то неправдоподобным. Пережитые эмоции улетучились, остался только неприятный осадок. И чего она так распереживалась ночью?
Рядом мяукнул Барон, давая понять, что проголодался.
Света надела на босые ноги тапочки и отправилась на кухню. От битой посуды не осталось и осколка. Муж, не перенося беспорядка, тщательно всё подмел, а заодно и выбросил по пути на работу мусор. Как любил он говорить в таких случаях, черный пакет для мусора отлично гармонирует с его дорогим костюмом.
Первым делом Света накормила кота – тот принял еду с видом важной персоны - и отправилась в душ. В голове всё еще всплывали воспоминания о ночном переполохе, но при этом ничуть не пугали. С рассветом любой трус чувствует себя в относительной безопасности. Света улыбнулась. Да, она много чего боялась: пауков и змей, высоты и землетрясений, просроченного кредита и вождения автомобиля (именно поэтому и не думала сдавать на права), а также еще с детства темноты. Поразмыслив немного и прикинув, она решила, что до вечера, пока не вернётся с работы муж, лучше будет уйти из дома - отличный повод навестить подруг и просто проветриться.
На время прогулки по парку неприятные мысли скрылись сами собой, оставив Свету наслаждаться буйством осенних красок.
Вечер наступил неожиданно быстро, накрыв округу чёрным одеялом. Света обратила внимание на часы и заторопилась домой во избежание лишних расспросов мужа. Тот должен был подъехать через час.
Темнота начинала давить.
Света несколько раз провернула ключ, открыла входную дверь и нащупала выключатель. Ярко вспыхнул свет, явив в конце коридора Барона, тут же подавшего голос. Словно проводя ежедневный обряд, она включила в каждой комнате свет, несмотря на неоднократные замечания Алексея о расточительном использовании электричества. Затем, наконец, переоделась и вернулась на кухню к голодному коту. Также следовало приготовить ужин.
До прихода мужа оставалось минут пятнадцать, тот был пунктуален и точен, как швейцарские часы, и Света заторопилась с готовкой. Тишину разогнали знакомые звуки приготовления пищи. Отвлёкшись на секунду, она дотянулась до пульта, нащупала пальцем нужную кнопку и включила телевизор. На экране замелькали кадры из какого-то телесериала. Света оставила его шумовым фоном и сосредоточилась на сковородке и кастрюле.
Она старалась не думать ни о чём постороннем, но мысли о разбитой ночью посуде лезли в голову сами собой. Отогнать их оказалось не под силу, над ней словно сгущались тучи. Так происходило всегда, едва за окном темнело. И зажжённый по квартире свет являлся слабым утешением.
Вдруг и он замерцал, будто находился на последнем издыхании. Света напряглась. По кухне запрыгали тени, в глазах зарябило. Обе лампочки в люстре, подаренной родителями, издавали звуки, похожие на стрекот насекомых. Но всё закончилось также внезапно, как и началось. Света с облегчением выдохнула и повернулась к плите.
Провозившись несколько секунд с яичницей – у нее никогда не получалось аккуратно разбить скорлупу – она поняла, что шума на кухне стало заметно меньше. Не работал телевизор. Точнее, на экране виднелись только помехи, напоминающие метелицу. Переключение каналов не помогло.
- Да что с тобой такое? – Света подошла к нему и стукнула. Когда-то, во времена её родителей, такой способ помогал. Современное же чудо техники не поддавалось ни в какую.
Она с досадой выключила телевизор, оборвав его жужжание, и вернулась к готовке. До приезда мужа оставалось минут пять. Ароматный запах витал по кухне и будоражил аппетит. И только возрастающее по непонятной причине чувство тревоги заставляло ёрзать у плиты.
Наконец выключив обе комфортки, Света накрыла на стол и взглянула на часы. Алексей должен появиться с минуты на минуту. Очень хотелось, чтобы он поскорее оказался рядом. Находиться в пустой, будто вымершей кухне становилось всё тягостнее. Даже Барон куда-то запропастился.
Вдруг сам собой включился телевизор. От неожиданности Света дёрнулась, чуть не опрокинув тарелку. Пульт находился рядом, но она к нему не прикасалась. Или всё же задела?
Словно помех до этого не было, экран показывал на удивление чётко и красочно. Света обратила внимание на канал – крест в правом верхнем углу указывал на то, что включен "Православие ТV", - после чего переключила. И снова показалась церковь с куполами – на этот раз она попала на "Православие History". Еще щелчок по пульту – "Православие News", затем "Православие 24", "Православие Science", "Православие Shop". Света остановилась. Она впервые оказалась на этом диапазоне каналов. Что-либо смотреть совсем перехотелось. Палец потянулся к красной кнопке на пульте и медленно на неё надавил.
Телевизор выключился, словно оборвалась чья-то жизнь.
Вдруг дверца настенного шкафчика над раковиной отворилась. Тарелки и чашки повылетали оттуда, казалось, за одно мгновение и разбились о кафель противоположной стены. Посыпались колючие осколки. Света успела пригнуться, прикрыв голову руками. Бешено застучало сердце. Хотелось, во что бы то ни стало, выбраться из кухни, покинуть это проклятое место. Она открыла глаза, с опаской посмотрела на шкаф, дверца которого продолжала слабо раскачиваться, издавая жалобный скрип, и поспешила в коридор. Неприятно заскрипели под ногами осколки посуды. Не оборачиваясь, Света поняла, что на плите зажглись комфортки. Пронзительно засвистел чайник. Снова включился телевизор, и послышалась реклама церковных свечей. Упали со стола тарелки с едой. Замигал по квартире свет.
Проскочив коридор и зал, Света забежала в спальню. Ноги дрожали, а в горле пересохло. Она облокотилась спиной о дверь, стараясь совладать с собой. С другого конца комнаты на неё подозрительно смотрел Барон.
Зазвонил мобильный. Не с первого раза попав рукой в карман, Света вытащила его и с надеждой взглянула на высветившуюся строчку. Звонил муж. Нажав на нужную кнопку, она поднесла телефон к уху.
- Дорогая, - заговорил Алексей, не дав, как обычно, сказать жене даже "алё", - у нас тут непредвиденные обстоятельства на работе, может сорваться сделка, мы все на ногах, пытаемся выкрутиться. В общем, я сейчас отправляюсь к заказчику. Он из другого города, так что меня не будет пару дней. Но ты ведь умничка, побудешь и сама.
- Но… - слова Алексея ошарашили.
- И да, Светик, извини, что утром не убрал разбитую посуду, торопился сильно. Всё, меня уже зовут, так что до встречи. Не скучай. Целую.
Мобильный едва не выскользнул из руки, когда послышались гудки. Жалобно мяукнул Барон, будто понял смысл происходящего.
Света не могла поверить в произошедшее, также, как минутой ранее в творившийся на кухне полтергейст. Поступок Алексея воспринялся ею как предательство. Впервые она почувствовала себя с ним незащищённой, уязвимой. В голове не укладывалось как он мог так поступить с ней. Тогда, когда его присутствие необходимо большего всего.
Подойдя к Барону и почесав того за ухом, Света ощутила как продолжает ускоренно биться сердце. Состояние, в котором она находилось, напоминало ей нервный срыв. Хотелось завалиться спать, забывшись до утра.
Она уселась на кровать – Барон тут же залез на колени – и полностью накрылась одеялом. Несмотря на духоту, ей немного полегчало. В детстве она постоянно так делала. Со всеми этими ужасами, появлявшимися в её воображении перед сном, когда она оставалась в комнате одна, Света боролась с помощью одеяла. Укрывшись им с ног до головы, она верила, что таким образом находится в безопасности, что никакие монстры ей не страшны. Вот и в этот раз, не особо задумываясь, она решила прибегнуть к старому проверенному способу.
Кот принялся вылизываться. Благодаря его движениям Света не давала себе уснуть, отвлечься на что-то постороннее. Сознанием завладела одна-единственная мысль – дотянуть до рассвета. Потом как можно скорее перебраться к родителям. Временно конечно. А муж, этот слепой атеист, пускай ночует здесь.
Барон перестал вылизывать лапу, напрягся и зашипел. Света замерла, затаив дыхание. Под куполом одеяла вдруг стало невыносимо жарко, захотелось глотка свежего воздуха. Сдерживаясь из последних сил, она сидела, не шевелясь, и удерживала кота. Тот не переставал шипеть и норовил вырваться.
По комнате разнёсся еле слышный, но оглушительный в сознании Светы звук открывшейся двери. Барон прекратил сопротивляться и затих. Одна за другой проходили секунды, растянувшись вдоль невидимой шкалы времени. В организме бурлил адреналин, пытаясь найти выход наружу, но Света продолжала сидеть, словно статуя.
Зашаталась люстра. Послышался звон ударяющихся друг о друга стеклянных висюлек. Света буквально ощущала телом чьё-то присутствие. Обжигало чувство, будто на неё смотрят, будто вот-вот сорвут одеяло, единственное убежище от происходящего снаружи кошмара… Если бы она знала хоть одну молитву, то непременно прибегнула бы к ней.
Барон рванул так внезапно, что Света не сумела среагировать. Выскочив из-под одеяла, он ринулся вон из комнаты, забыв за долгие годы ленивой жизни, что такое бег. Мгновение спустя послышался стук по паркету, будто кто-то на каблуках или на подковах бросился вдогонку за котом. За дверью звук утих, а затем и вовсе пропал.
Свежий воздух обдал лицо прохладой. Света зажмурилась, подсознательно опасаясь яркого света, но того не было и в помине. Комната, объятая темнотой, напоминала глотку твари, разинувшей пасть. Слегка отдышавшись, Света снова нырнула под одеяло. Лихорадочные мысли в голове частично успокоились, образовав подобие порядка. К своему стыду она осознала, что совсем не переживает за Барона. Её не волнует, что с ним стряслось. Главное, что с ней и будущим ребенком всё в порядке. Не считая психологического состояния.
Кровать казалась Свете единственным островком спасения в творившемся океане сверхъестественного. Когда разом все представления о жизни, о той, в которую она верила, рухнули. Она жестоко заблуждалась, обманывала сама себя, была слепа, как новорожденный котенок. Они все ошибались: родители, муж, друзья.
Рассуждения Светы прервал раздавшийся из соседней комнаты пронзительный звонок. Домашний телефон, которым никто почти и не пользовался, истошно надрывался. В его трезвоне чудилось потустороннее. На Свету нашёл жар, некстати вспомнился старый фильм "Звонок", который она смотрела вместе с Алексеем. Вот сейчас снимет трубку и услышит голос… По телу прошла дрожь. Нет, она этого не сделает.
Света принялась считать до ста, представляя переходящих через дорогу людей, но это не помогало отвлечься. Отвлечься от доносившегося снаружи, неумолкающего звонка. Он действовал на нервы, пугал, отталкивал и одновременно притягивал к себе.
Она провела ладонью по вспотевшему лбу. Под одеялом снова становилось невыносимо душно. Наплевав на всё, она сбросила его с себя и облокотилась о стену. По телу расплылась приятная слабость. Не переставал сверлить мозг раздававшийся из зала звонок.
Спустя минуту глаза привыкли к темноте, показались отдельные силуэты – стол, кресло, трюмо, шкаф – и Света, удивляясь своей решительности, встала. В конце концов, если звонок не прекратится, то она попросту сойдёт с ума. Вытянув руки вперёд, продвигаясь медленно и осторожно, она слышала, как бьётся в груди сердце. Звонок на время отошел на задний план. Шаг за шагом она приближалась к двери, чтобы затем оказаться в зале, где возле ближайшей стены находился телефон.
Его пластмассовые кнопки отдавали зелёным свечением, слабо освещая угол, в котором он изо дня в день пылился. Света подошла вплотную. На телефон захотелось обрушить кулак, скинуть на пол и растоптать. Но вместо этого она потянулась к проводу и выдернула его. Тишина обрушилась на Свету гулким эхом в голове. Однако едва она вздохнула с облегчением, как телефон снова затрезвонил.
Пялясь непонимающим взглядом на светящиеся кнопки и экранчик с мигающим на нём неопределённым номером, Света, будто во сне, потянулась к телефону. Прохладная трубка коснулась уха. На том конце провода царила могильная тишина. Света напряглась, готовая услышать жуткий голос, из-за которого её сердце уйдет в пятки. Но с ней так никто и не заговорил.
- Алё, - сказала она неуверенно, после чего сглотнула.
Время шло. В какой-то момент ей даже захотелось, что бы кто-то ответил. Напряжение, которое она испытывала, ожидая услышать голос, поглощало с каждой секундой всё сильней. Еще немного и она либо взорвётся, либо погаснет, как спичка.
Вдруг Света поняла, что позади кто-то находится. Она затылком ощущала чужой взгляд, спиной чувствовала чьё-то незримое присутствие. Обернуться не хватало смелости, слова будто стерлись из памяти. Самое большее, на что она была способна – простонать.
Потусторонняя, не поддающаяся восприятию сила обрушилась на неё, заставив пролететь до середины комнаты, после чего еще с метр проехать по паркету. Машинально прикрыв одной рукой голову, а второй живот, она приготовилась к тому, что ее будут избивать, месить до потери сознания, но вместо этого почувствовала как её потащили, едва не отрывая от пола. Быстро, бесцеремонно, в направлении кухни.
На первом же повороте Света вцепилась в диван, сомкнув на нем пальцы, словно зубья капкана. Давление усилилось. В какой-то момент одна нога высвободилась, после чего Света задергалась, извиваясь подобно змее. Ей удалось вырваться, и она ринулась в спальню. Как только за её спиной захлопнулась дверь, снаружи стали ломиться.
Тяжелые, мощные удары один за другим обрушивались на дверь, заставляя её плясать ходуном. И вдруг всё прошло. В одно мгновение, как это бывает, когда человек просыпается от кошмара.
Света, наконец, дала волю эмоциям и заплакала.
Спасение. Её спасение находится в тумбочке среди прочей макулатуры. Срочно бежать туда, перерыть всё, отыскать.
Она достала дрожащей рукой мобильный телефон, нажала первую попавшуюся кнопку и направила слабый свет вглубь комнаты. Не теряя ни секунды, бросилась к спасительной тумбочке и кое-как достала тяжелый ящик. Гружённый различными бесплатными газетами рекламного типа, брошюрами и листовками, которые непонятно зачем она откладывала, ящик с глухим стуком свалился на пол.
Одной рукой Света беспорядочно перебирала скопившиеся за годы бумажки, надеясь отыскать ту самую, которую обнаружила в почтовом ящике совсем недавно. Она кинула на неё мимолетный взгляд, отправила в тумбочку и забыла. Забыла до сегодняшней ночи. Но выделенные жирным слова "потусторонние проявления" и "очистим ваш дом" запечатлелись в памяти, будто выжженное тавро.
Вот оно! Света замерла, разглядывая драгоценную листовку. Ничего особенного, такая, каких миллионы, нацеленных на различные сферы жизни. На этой в свете экрана мобильного телефона виднелся крест на фоне небольшого дома. В нижней части изображения, неподалёку от указанного номера, корчилась адская тварь. Посредственная листовка, скорее напоминавшая агитплакат времен Великой Отечественной войны – "Смерть фашистской гадине!", - произвела на Свету большое впечатление и зародила в душе надежду. Она прошлась взглядом по тексту, стараясь не упустить ни слова. Так и было – предлагалась помощь в избавлении от потусторонних сил.
Пальцы сами собой заходили по кнопкам телефона. Раздался гудок, ещё один и ещё. Света взмолилась, чтобы ей ответили. И она, наконец, услышала женский голос:
"Вы позвонили в Русскую Православную церковь. Если желаете сделать пожертвование - нажмите цифру "1", если хотите заказать церковный товар – нажмите цифру "2", если целью звонка является исповедь – нажмите цифру "3", для связи с ближайшей церковью нажмите цифру "4". И да хранит Вас Господь".
Растерявшись на несколько секунд, Света убрала телефон от уха и с силой надавила на нужную кнопку.
- Церковь святого Павла Мецената слушает, - послышалось почти сразу. Снова женский голос. На этот раз более старший.
- Помогите, у меня здесь… - разнервничалась Света, перевела дыхание и продолжила: - У меня здесь нечистая сила. Сделайте что-нибудь!
- Молись, лишь вера в Господа нашего поможет тебе.
- Но я…
- Или молитву, изгоняющую адских тварей, может прочитать наш батюшка. Согласно тарифам церкви, минута молитвы обойдется в…
- Скорее, пожалуйста!
- Что ж, тогда переключаю. И да хранит тебя Господь.
Раздался очередной гудок. Света, не убирая трубку от уха, пересела на кровать. Сердцебиение выровнялось, но чувствовала она себя истощенной.
- Отец Кирилл слушает, - голос мужчины вселил в Свету уверенность в благоприятном исходе. – Поставьте телефон в режим громкой связи. Когда начнётся молитва, пройдитесь по всем помещениям, где был замечен всплеск активности потусторонней силы. После прочтения сообщите мне что происходит.
Света поспешила включить громкую связь и приготовилась. Отчетливо послышалось, как Отец Кирилл перелистывает страницы. Спустя секунды громкий, вселяющий благоговейный трепет голос разнёсся по комнате. Разобрать слова было столь же трудно, как и почерк у врача. Света перестала вслушиваться и поднялась с кровати.
По всей квартире зажегся свет, будто он и не переставал гореть.
- Помогает! Действует молитва! – не скрывая радости, поделилась Света происходящим. Уверенным шагом она вошла в зал, заметила как раскачивается люстра и, словно прожектор, направила телефон в сторону потолка. Несколько секунд ничего не происходило, но затем люстра, подаренная на годовщину свадьбы, замедлила движение и повисла, едва заметно покачиваясь.
На кухню Света ворвалась, готовая застать врасплох материализовавшуюся под действием молитвы нечисть, однако кроме разбитой посуды ничто не указывало на присутствие потусторонней силы. Осмотревшись, она заметила Барона. Тот удивительным образом пролез в небольшую щель у плиты и теперь жалобно мяукал, не в силах выбраться.
- Отец Кирилл, - обратилась она шёпотом, но в трубке телефона продолжали раздаваться слова из молитвы. – Отец Кирилл, мне кажется, молитва помогла. Никакой чертовщины нет.
Батюшка прервался, сделал глоток воды и проговорил:
- Дочь моя, молитву следует прочитать трижды, чтобы адские исчадия сгинули.
- Но… я думаю, у меня нет столько денег на счету. – Света почувствовала как на лбу выступили капли пота.
- Не переживай - церковь, как и Господь наш, не оставит в беде. Можно заказать текст молитвы через освященную СМС. Тебе даже не придётся её читать, просто пускай виднеется на экране мобильного. Не убирай ее до самого утра.
- Спасибо, батюшка, я так и поступлю.
- Диктую номер. – Отец Кирилл раскрыл записной блокнот на нужной странице и дважды повторил несколько цифр. – Утром же, дочь моя, обязательно купи домой и расставь в каждом углу свечи церковные, освященные. Да про иконы не забудь, чудотворные.
- Хорошо, батюшка.
- И не скупись, ибо неисповедимы пути Господни. - После небольшой паузы Отец Кирилл продолжил: - А ближе к обеду наведаюсь к тебе я сам: злых духов изгоню, да квартиру освящу, чтобы впредь не беспокоили.
- Как скажете, Отец Кирилл.
- В общем, жди. А пока СМСочку не забудь заказать, да раскрой её, чтобы оберегала от сил сатанинских.
Попрощавшись, Света с заметным волнением набрала необходимую комбинацию, чтобы проверить остаток денег на счету, и с облегчением вздохнула – на СМС хватало. А завтра можно будет пополниться.
Понять текст молитвы смог бы только специально обученный человек. Света вернулась к себе на кровать, держа телефон аккуратно, будто последний экземпляр Библии. Первые полчаса она ещё пыталась сопротивляться сну, периодически нажимая на любую из кнопок, чтобы экран не погас, но затем голова опустилась на подушку, веки сомкнулись и Свету закружило в водовороте обрывочных воспоминаний за день.
 
 
Проснулась она в одиннадцатом часу. Телефон с текстом молитвы валялся на полу, голову будто бы сдавили невидимые тиски, а под боком умостился Барон. Света протёрла глаза, нехотя поплелась в ванную и закрылась в ней на полчаса. Ночные события ни в какую не желали покидать мысли. Правда, при свете дня она чувствовала себя уверенней, убежденная, что ей ничего не грозит.
На лёгкий завтрак она впервые потратила не больше десяти минут. Ещё столько же понадобилось, чтобы навести на кухне порядок. Почти все тарелки и чашки были перебиты, их осколки заполнили мусорное ведро, которое Света намеревалась вынести по пути за свечами и иконами. Благо, сеть круглосуточных церквей у дома охватила паутиной каждый город страны и приобрести тот или иной товар не составляло труда. "Верующий всегда прав", гласило правило, которому беспрекословно следовали продавцы любой из церквей. Цены, порой, поражали, заставляя недоумевать, однако за брендовый товар, будь то любой другой бутик, всегда приходилось раскошеливаться.
Света прихватила с собой карточку и, не думая о таких мелочах, как количество цифр на ней, вышла из подъезда будто бы отрезвленная. Прохладный ветер врезался в лицо, обозначив время перемен.
Домой она вернулась с двумя тяжёлыми пакетами, которые так любезно помогли донести до дверей работники церкви. Затарившись свечами по оптовой цене, что никакие проблемы с электричеством теперь не страшны, Света неспеша, несколько церемонно, расставила по несколько штук в каждом углу и зажгла их. Оставшиеся паки спрятала под кровать, посчитав это место надёжным.
Настал черёд икон. Различных размеров и с непривычными изображениями, они вселяли трепет. Купленные со скидкой – Света как раз застала акцию "манна небесная", - в красивых, с витиеватыми узорами рамках, они отлично подходили к интерьеру квартиры. Когда все до единой были расставлены, по её телу пробежала дрожь. Вместе с тем в душе, наконец, наступил покой. Осталось только дождаться батюшку, чтобы раз и навсегда изгнать нечисть.
Отец Кирилл надавил на дверной звонок, как и обещал, ближе к часу дня. Взволнованная Света, забыв предварительно посмотреть в глазок, оказалась один на один с мужчиной лет сорока, в дорогом костюме и при галстуке.
- Отец Кирилл, - представился тот. – Дочь моя, ты сделала, как я просил?
Не дожидаясь приглашения, он шагнул мимо потерявшей дар речи Светы и стал разуваться.
- Я думала…, - замялась она, глядя на спину повернувшегося к ней батюшки, - что Вы будете… ну, там… в рясе, например.
- Дитя моё, главное что у человека внутри, а не снаружи. Если его помыслы чисты, и он открыт Богу сердцем, то Господь примет его в любом виде. – Отец Кирилл резко разогнулся, ощутив, как от головы отхлынула кровь, и поинтересовался: - Ну же, дочь моя, показывай место наибольшего проявления чертовщины. Уж я эту мерзость изведу.
Света отвела батюшку на кухню. Осматривая её пристальным взглядом, Отец Кирилл то и дело покачивал головой.
- Плохи дела, облюбовала нечисть квартиру. Задержаться теперь хочет, ей у атеистов - раздолье.
- Не атеистка я! – вскрикнула Света и принялась оправдываться.
- Не ты, дочь моя, так кто-то другой. Из близких. Чувствую я.
- Это всё Алексей, муж мой, безбожник. - Свете впервые стало за него стыдно.
- Ну, не переживай так, прогоним порождения дьявола, что б дорогу сюда забыли, - кинул он оценивающий взгляд на женщину. – Помещение каждое освятим…
- Обязательно, батюшка.
- … и ребёночка благословим…
- И ребёночка тоже. – Свету на мгновение кольнула мысль о том, что Отец Кирилл узнал о ребёнке, тогда как живот не мог этого выдать.
- … а когда родится, то обязательно крестим.
- Обязательно, батюшка.
- Вот и славненько. Тогда я приступаю. А ты пока, дочь моя, приготовь заранее плату. И да хранит тебя Господь.
 
***
 
Отец Кирилл сидел за рулем своей Тойоты Ленд Крузер и с довольной ухмылкой пересчитывал пачку денег. По большей части купюры попадались мелкие, но встречались и крупные, вызывавшие прилив радости и одновременно искреннего удивления. Как? Ну как они каждый раз с такой легкостью готовы расставаться с кровно заработанными? И ведь не в страхе дело, не в полтергейсте. Они действительно становятся верующими. Верующими, пытающимися откупиться от Бога (немалую долю заработка Отца Кирилла составляли именно исповеди - "исповедуйся дважды и получи третью исповедь в подарок").
Он перестал считать деньги, согнул стопку пополам и перетянул цветной резинкой. Начальство будет довольно. Да и ему немало перепадёт. К тому же, Светлана теперь станет завсегдатаем их церкви. Жаль, проку от неё будет ненадолго, в их семье хорошо зарабатывает только муж. А этого атеиста чёрта с два сделаешь набожным. Не уверует, даже если на его глазах состоится Второе Пришествие. Да и ладно, сколько было таких Светлан и сколько ещё будет. Отец Кирилл потянулся к бардачку и зашвырнул туда стопку рублей.
Напротив водительского сиденья открылась с характерным щелчком дверца. Стороннему наблюдателю могло показаться, будто это сделал батюшка, но тот продолжал сидеть невозмутимо, держась руками за руль. Снаружи змейка холодного воздуха проникла Отцу Кириллу за шиворот, заставив поёжиться, после чего дверца захлопнулась. На соседнем с водителем кресле образовалось небольшое углубление, а спинка отошла немного назад.
Помолчав несколько секунд, раздумывая, с чего же начать, Отец Кирилл в итоге выдал стандартное:
- Отличная работа.
Рядом с ним воздух, казалось, помутнел. Из ниоткуда образовались клубы дыма, закружились вихрем и затем развеялись.
- Вот сколько раз видел это, а всё никак не привыкну, - сказал Отец Кирилл.
- К делу, - послышался бас, подобный раскату грома.
Батюшка улыбнулся, нервно, неуверенно. Возле него сидел чёрт, точь-в-точь такой, каким его рисуют: жуткий, с рожками на голове, раздоенными копытами и хвостом, заканчивающимся пушистой кисточкой.
- В общем, - взял слово Отец Кирилл, - всё прошло как нельзя лучше. Делаешь успехи. Всего две ночи понадобилось, а не как в прошлый раз, когда почти неделю обхаживали ту старушку, но ты так перестарался, что несчастная померла. Это ещё хорошо, что…
- Дальше, - оборвал чёрт.
- Беря во внимание последний успех, я решил, что пора браться за дело более серьёзное. И, конечно, более прибыльное. - Батюшка мечтательно засмотрелся на лобовое стекло. - Есть тут у меня на примете один олигарх. Домишко у него чудный, уйма помещений, каждое из которых в обязательно порядке необходимо будет освятить. При этом бы не забыть про бассейн, три автомобиля и велосипед сынишки. Придётся тебе попотеть. Чтобы мероприятие не затянулось, рекомендую обратить пристальное внимание на детей и, главное, - тёщу, которая проживает вместе с ними. Она из наших, старой закалки, ещё с тех времен, когда судили ту группу, сплясавшую в храме. – Отец Кирилл с опаской посмотрел на чёрта, но на лице того не дрогнул ни один мускул. - В общем, действуй по старой схеме: полтергейст, битая посуда, неуправляемый телевизор, гаснущий свет, звонящий телефон… можешь немного телесных повреждений добавить или что-нибудь новое придумать. Только не оставь детей заиками, а то вместе меня вызовут на дом врача. Да и с тёщей не горячись. Тёща – это святое. А у нас в церкви всё святое чтут. Так что, аккуратнее там, постарайся чтобы…
- Не гунди, Кирилл, я понял.
- Ладно, замолкаю.
- Душа, - напомнил чёрт.
- Всё в порядке, никакого обмана. Как и договаривались, за Светлану тебе положена душа. В ближайший выходной приходи со мной на отпевание, я кое-где пропущу пару строк, тут ты и сможешь перехватить душонку. Я ведь понимаю, тебе тоже перед начальством отчитываться. Так что за успешную операцию в доме олигарха получишь три души.
Удовлетворённо кивнув, чёрт растворился в воздухе. Открылась дверца и тут же захлопнулась.
- Получишь три души… - повторил Отец Кирилл, почёсывая бороду. Затем обратил внимание на руку и будто бы очнулся: – А я прикуплю новые часы.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования