Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Эдвина Лю - Академия Злодейства. Курс Третий. Война Роз

Эдвина Лю - Академия Злодейства. Курс Третий. Война Роз

Кто только не скакал  по площади перед главным корпусом Академии  за годы ее существования! Во время войны по булыжнику прошлись боевые лошади светлых магов. Ежегодно на парадах в честь первокурсников вышагивали длинногривые пони; изредка площадь оживлялась проклятьями при появлении двужильных мулов не туда свернувших подвод ("Куда прешь? А ну, поворачивай к кухне!"). Также по мостовой проносились легкие скакуны курьеров и тонконогие, впряженные в изящные кареты лошадки. И, конечно, сами студенты – эти где только не носились, хотя им-то бегать по площади строго запрещалось. По ней можно было только церемонно вышагивать.
   Красивая белокурая девушка в светлом платье неслась по площади сломя голову. Ну и видок у нее был! Корсаж расшнурован почти до середины, лиф нараспашку, лицо в красных пятнах – от злости.
   - Вин! – гневно кричала красавица. – Ну, ты у меня поплатишься, жирдяй проклятый! Попадись мне только!
    А Вина никакого видно и не было. Наверное, очень быстро убежал. Хотя нет. Вот блондинка пересекла площадь и свернула за угол кухонного блока. И почти тут же на крыльце главного корпуса Академии материализовался сердитый паренек – действительно, весьма упитанный. А заодно светловолосый, сероглазый и растрепанный. Здесь, в Академии Злодейства, такие добродушные типчики даже не редкость – им тут попросту нет места. Но с Винцентом всегда всё было сложно: рожденный от союза светлого мага и темной магини, он унаследовал от отца и матери только то, чего в нем не хотели бы видеть оба родителя. А именно: мягкотелость, нерешительность, нерасторопность и так далее.
   Неудалой потомок боевых магов простоял на ступенях недолго. Видя, что опасность в виде разгневанной блондинки пронеслась мимо, огляделся и пошел к общежитиям.
   Но не успел пройти и нескольких шагов, как путь ему преградил высокий, лысый и отнюдь не изможденный аскезой человек. Выглядел он на редкость жизнерадостным и счастливым типом – и это несмотря на то, что левая рука у незнакомца иссохла и походила на птичью лапку, а в правой ему пришлось тащить сразу две лопаты. Пальцы еле сходились на черенках, так что держать заступы, очевидно, было непросто.
   Паренек протянул руку:
   - Эм… Давайте я вам помогу, эн? – предложил он застенчиво.
   Незнакомец секунды две или три изумленно взирал на студента.
   - Ты что, добрый, что ли?
   - Я Винцент Роз, - Вин слегка поклонился. – Если вы – наш новый учитель некромантии, то должны были слышать обо мне от эны Бертраны Роз.
   - Действительно, слышал! – радостно подтвердил незнакомец. – Я бы пожал тебе руку, догадливый ученик, только не могу!
   - Так давайте же я понесу ваши лопаты! – снова предложил Вин, про себя удивляясь жизнерадостности некроманта.  
Новый преподаватель тут же помрачнел и отдернул руку.
   - Э, э, ты грабки-то не тяни! Эту честь еще заслужить надо – мои лопаты брать! И все-таки! Как это ты так быстро догадался, кто я?
   - Я просто знаю от ма… эны Бертраны, что запаздывающий преподаватель некромантии прибыл. И предположил, что вы – это он и есть!
   - Хм, хм, все сходится. Все верно. Зовут меня Тобиас Франкотт, и я тут когда-то… Скажем так, присутствовал.
   - Преподавали у нас? – заинтересовался Вин.
   - Не совсем. Дела прошлые, - Франкотт кашлянул. - Покажи мне здесь всё, а то твоя мммм… директриса не очень понятно объясняет.
   - Вам сначала нужны спальни для преподавателей, подземелье для занятий, кладбище для практики или столовая? – уточнил Вин.
   Некромант мечтательно улыбнулся.
   - Спальни – это, дружок, неплохо, особенно если подскажешь, кто из хорошеньких училок тут, хм… хм… Столовая подойдет!
   - Ну что же, идёмте, эн. Вот главный корпус Академии, за ним – четыре поменьше, а вон там, видите, старая пыточная башня.
   - А это что? – Франкотт указал на невысокое здание с кокетливо сдвинутой набекрень крышей.
   - Наш театр… был. После премьеры «Борцов с добром» пострадал… Это мы переборщили с заклинаниями.
   - Молодцы какие! Кто-нибудь пострадал? – деловито спросил некромант. Винцент удивился – о таком тут спрашивать было не принято.
   - Двое пожарных погибли, одну студентку ранило, - ответил студент.
   - Ага, погибли. Давно, говоришь?
   - Неделю назад.
   - Отлично, значит, материал для работы в наличии имеется! – обрадовался Тобиас.
   - А вот и столовая! – сказал Винцент, чтобы как-то сменить тему.
   В столовой некромант поинтересовался, чем Винцент прогневил красавицу и, услышав ответ, мелко захихикал.
   - В жизни бы не подумал, что это – твоя девушка. Скорее я бы предположил, что ты застукал одногруппницу с каким-нибудь красавчиком, и чем-то напугал!
   - Не, - Вин покраснел. – Все было так, как я и рассказал.
   Тобиас расхохотался уже громче.
   - Давно не встречал такого затейника! – сообщил он. – Но в другой раз остерегись шутить над девицами, когда они крутятся перед зеркалом!
   Вин с удовольствием побеседовал бы с Франкоттом ещё, но ему пришлось уйти – скоро начинались занятия, надо было спешить. Тобиас, прислонив к столику лопаты, дружелюбно помахал Винценту пухлой рукой и принялся заказывать все подряд: и пироги, и суп, и жаркое.
   Вин же, стащив по пути бутерброд с килькой со стола одногруппников, доедающих завтрак, очень осторожно выглянул из столовой.
   И впрямь – белокурая красотка ждала его на выходе.
   - Сондра, я…
   - Сейчас же перекрась меня, как было!
   - Не могу, - Винцент вытер со лба пот и виновато уставился на девушку. – Заклинание будет действовать три дня!
   Сон топнула ногой.
   - Всё, - процедила она сквозь зубы, - мое терпение лопнуло. Теперь даже не подходи ко мне!!!
   - Что? – опешил Винцент. – И это после того, что между нами было?
   - Что это между нами было? Твои тупые шуточки?!
   Девушка оттолкнула толстяка и побежала к учебному корпусу. Еще не хватало опоздать на занятия из-за этого идиота-пухляка!

- Эна Роз! К вам эна Роз, - провозгласил секретарь.
   Ректор Академии Бертрана поморщилась.
   У каждого свои навязчивые идеи. Сестра ее покойного мужа Армана, зовущаяся резким и неприятным на слух именем Стил Роз, могла навестить эти края лишь с одной целью – увести Винцента. Ну что ж, в очередной раз получит от ворот поворот.
   - Проси, - церемонно сказала Бертрана.
   Тонкая, надменная пожилая дама, затянутая в черное элегантное платье. Кабинет в темных тонах и без малейших излишеств, неудобные стулья, строгий секретарь – оставалось надеяться, что все это повлияет на задаваку Стил неблагоприятно и та побыстрее уйдет.
   А Стил слегка располнела за последние два года, что Бертрана ее не видела. Все, что было когда-то мускулами, заплыло жирком. Удел многих атлетов: едва прекращаешь тренировки, быстро теряешь форму. Сколько же ей лет сейчас? Бертрана попыталась прикинуть. Наверное, чуть больше сорока – лет на двадцать меньше, чем ей самой.
   - Добрый день, Стил Роз, - сказала Бертрана, не вставая с кресла навстречу гостье.
   Стил кивнула, выбрала стул и села – мужичка! развернула стул и уселась на него верхом, сложив руки на спинку, а на них устроив голову. Серые широко расставленные глаза светились злобой.
   - У тебя две дочери и четыре внучки, Берта, - начала она без приветствия. – К чему тебе еще и Винцент? Он добрый, ему незачем учиться в твоей дыре!
   - Моя, как ты выразилась, дыра – это самое перспективное и престижное учебное заведение во всех мирах Джокерланда, - иронично усмехнулась Бертрана. Слова золовки заставили ее болезненно скривить губы. Да, две дочки-близняшки, и почти взрослые внучки при них – а что толку? Бертрана их и видела-то только через Призму. – Образование тут можно получить самое блестящее.
   - Что тут получит Винцент? – прошипела Стил.
   - Знания.
   - Знания о том, как убивать людей? Лишать крова целые народы? О да! Я помню, как ряды темных магов заполняли улицы Светлой Тирны!
   - Пфф, - фыркнула Бертрана. – У тебя такая избирательная память! Я вот помню, как мы тут сидели в осаде – я, между прочим, была беременна твоим любимым племянником, и нам нечего было есть! Мы пили из источника, и вот светлые маги Тирны нашли его и своими добренькими заклинаньицами заставили воду уйти из крепости!
   - Я спасала брата, - Стил переменилась в лице.
   Бертрана с удовольствием наблюдала за сестрой Армана Роза. Очень уж она хорошо помнила выражение этого же лица в момент, когда воинственная и волевая Стил ворвалась в стены Академии и обнаружила, что брата спасать вовсе не надо!
  - Ты спасала брата, - согласилась Берта, - после того, как ваш генерал запретил его выкупать, обменивать и похищать, потому что он не просто не нужен вашей армии, не просто бесполезен, а даже, можно сказать, вреден! Ты героически прорывала осаду вопреки всем приказам, и тебя едва не подвели под трибунал. Спасло только то, что ты победила в битве. Да, милочка?
   - Ой, только не начинай снова! – взвилась Стил, вскакивая со стула. Вот где подвела привычка сидеть на стуле верхом! Споткнувшись, сестра Армана едва не рухнула на пол, однако все-таки восстановила равновесие. – Давай сейчас не будем о том, кто прав, кто виноват и прочее! Давай просто позовем Винцента и спросим – с кем он хочет остаться. Тебе все равно не сделать из него злодея, а со мной он, может быть, станет настоящим магом!
   - Мы уже спрашивали, дорогуша, - усмехнулась Бертрана. – И он остался со мной. Понимаешь, в чем закавыка, Стил… я все еще его мать.
   Стил Роз скрипнула зубами.
   - Могу я встретиться с ним?
   - После занятий – конечно. И не пытайся увезти Винцента тайком. Хотя это вряд ли возможно.
   - А если он захочет? – снова взвилась Стил.
   - Если захочет – тем более, тайком не увози. Дай ему попрощаться с друзьями, с девушкой. Со мной, в конце концов, - Бертрана с интересом наблюдала за золовкой.
   - У него здесь нет друзей, - неуверенно сказала Стил. – Я помню, что на первом курсе он был совсем один, и одногруппники издевались над ним...
   - Это было на первом курсе, милочка. А сейчас у нас уже третий, и мы со многим справились, поверь.
   Просто удивительно, до чего родственница не умела держать себя в руках. Бертрана прекрасно скрывала любые эмоции под иронической улыбкой, а вот Стил просто побелела от злости и разочарования. Мало того, ее всю перекосило.
   - Иди уже, - величественно кивнула Бертрана. – Можешь пока посидеть в столовой, там сегодня на редкость приличное меню.

Сондру давила не обыкновенная, а огромная и толстая жаба.
   С одной стороны, ей бы радоваться, что рассталась с пухляком. Все-таки не тот фасончик, и многое в нем бесит. С другой – мамашка-то у него сама ректор Бертрана. Так что дружить-то с ним выгодно! Не то, чтобы мать в пухляке души не чаяла – пожалуй, относилась к сыну даже строже, чем к другим студентам. Но если очень постараться и втереться в семейку, что-нибудь да урвешь. Возможно, что к подружке сына, по-настоящему злой и даже умеющей плеваться ядом, ректорша со временем будет относиться даже лучше, чем к рохле, прижитому от давно почившего доброго мага…
   Пухловатый препод-некромант напоминал Вина, и смотреть на него было противно. Поэтому, когда Винцент передал Сон записку с извинениями и обещаниями расколдовать нестандартно-блондинистую внешность, Сондра бумажку изорвала в клочки. Не убудет с нее, если три дня походит блондинкой, авось, от этого не поглупеет…
   - А теперь, когда мы познакомились в этом уютном подземелье, кто расскажет мне о трех правилах начинающего некроманта? – жизнерадостно спросил Тобиас Франкотт.
   Студиозусы замялись, запереглядывались и стали как один пожимать плечами, пока, наконец, Тобиас не ткнул пухлым пальцем в Сондру.
   - Студентка Белью, отвечайте.
   - Не ковырять чужими пальцами в своем носу, - подсказал главный красавец курса и он же всеобщий шут Шартул.
   Смех прокатился первой, робкой волной, но Тобиас даже обрадовался.
   - Это тоже. Дерзайте, эна Белью! Ваш вариант ответа?
   - Не закапывать ближнего своего? – предположила Сондра, несмело улыбаясь.
   - Отлично, а еще? – подначил Франкотт. – Должно быть три! Студентка Шельгри Вирр?
   - Эм… никогда не применяй некромантию на живых людях? – предположила Шельгри.
   Тобиас на некоторое время утратил веселость и задумчиво смотрел в карие честные глаза студентки. Можно было подумать, что своими словами она зажгла в старике нежные чувства.
   Но нет, его слова были далеки от пылких признаний.
   - Остальным – два, - сообщил Тобиас, извлекая из рукава платок и вытирая лысину.
   Студенты возмутились.
   - Шутка, - тут же провозгласил Франкотт, жестом фокусника спрятал платок и воздел палец к потолку. – Итак, друзья. Три правила начинающего некроманта: это держать рабочий инвентарь в чистоте, аккуратно обращаться с расходным материалом и никогда не кушать перед практическими занятиями.
   И поскольку пока что занятие еще считалось теоретическим, преподаватель сытенько рыгнул.

У дверей, ведущих из "уютного" подземелья, Винцента встретили мать и тётка. Нельзя было сказать, чтобы Вин очень обрадовался – надвигающуюся грозу он уловил моментально. У Бертраны настроение выдавала слишком прямая осанка и плотно сомкнутый рот, а Стил – та просто не скрывала эмоций.
   - Следующая пара у тебя какая? – спросила Бертрана.
   Вин дернул плечами. Ректор Академии должна наизусть знать расписание… хотя бы его курса.
   - Теория и практика подкупа и шантажа, - кисло сказал Винцент.
   - О, - обрадовалась Бертрана, - это пропустить невозможно! Все, иди. Тетя Стил подождет еще немного!
   Вин бросил на тетку умоляющий взгляд.
   - Еще как возможно! – теперь оживилась Стил, которой недовольство Винцента существующей учебной программой было как бальзам в чашку чая.
   - Да вы что, эна Роз!
   - Тетя Стил, а у вас что-то важное? – кинул пробный шар Вин.
   - Очень! - Нет! – одновременно ответили Стил и Берта.
   - Мам, я, пожалуй, пропущу первые пятнадцать минут лекции, ага? Там все равно сначала перекличка, потом разминка… Пока эна Цирика еще подкупят и улестят, чтоб он занятие начал, добрых полчаса пройдет.
   - Но если ты опоздаешь, даже мое слово не поможет! – потеряла терпение Бертрана. – Тебе придется сдавать зачет взяткой!
  - Я попробую замять дело с помощью шантажа, - беспечно сказал Винцент, взял тетку под локоток и повел к лестнице в конце коридора.
   Бертрана так и застыла возле двери в подземелье. Оттуда выглянула круглая физиономия нового некроманта и подмигнула.
   - Подслушивали, эн Франкотт? – сурово спросила Бертрана, готовясь испепелить Тобиаса.
   - Только не торопитесь, - видя, как накалились страсти, ухмыльнулся преподаватель, опираясь на лопату. – Останетесь без специалиста по важнейшей дисциплине!
   Берта скрипнула зубами. В конце концов, ничего особенного не произошло. Пока.
   - Уломать эна Цирика с помощью шантажа не удавалось еще никому, - сказала она Тобиасу доверительно.
   - Ну ничего-ничего, мальчик, похоже, способный. Я бы ему запасную лопату доверил!
   Видимо, это было высшей похвалой в устах некроманта.

Эн Цирик стоял за кафедрой и с придирчивым видом изучал список студентов. Судя по тому, что на его столе лежали в ряд четыре пирожных, изящная записная книжечка, хрупкая статуэтка в стиле "недалеких предков" и пригоршня ирисок, перекличка прошла успешно. Вытянутое носатое лицо Цирика выражало крайнюю степень недовольства. Для посвященных это означало, что преподаватель по подкупу и шантажу уже готов начать лекцию, но ощущает потребность хотя бы в одной каверзе. Очевидно, пошедшие по пути улещивания и мелких подачек студенты не удовлетворили желания эна Цирика сделать практическую часть занятия насыщенной и яркой.
   Наверное, поэтому он так обрадовался Вину, осторожно приоткрывшему дверь и замершему в проеме. Студент явно опасался оказаться в аудитории полностью.
   - А-а-а, эн Роз, - радушно улыбнулся преподаватель, сверкнув золотыми зубами. – Мы так рады вас видеть, не поверите! Видимо, у вас есть очень веские оправдания тому, что вы задержались на двадцать минут?
   Винцент украдкой покосился на часы, висевшие возле доски. Он опоздал на четверть часа. Но поправлять Цирика не стал.
   - Извините, эн Цирик, - сказал студент Роз вместо этого. – Это моя оплошность. Могу я занять свое место?
   - Можете, эн Роз. Как поживает ваша маменька? – широко улыбнулся преподаватель и, дождавшись, чтобы Винцент сделал шаг и оказался в помещении полностью, как будто спохватился. – Погодите-ка, а чем же вы будете оправдываться?
  - Мне нет оправдания, - дрогнувшим голосом сказал Вин и понурил повинную голову. Руки он держал за спиной, скрытой плащом.
   Студенты вытянули шеи, некоторые заулыбались во весь рот, а иные зашушукались, хотя карманы у них уже пустовали и откупаться от преподавателя было нечем. "Что он делает? - мысленно возмутилась Сондра и поймала себя на мысли, что слегка сочувствует парню. В конце концов, он всего лишь сегодня стал "бывшим", и девушка даже немножко сожалела о разрыве. Все-таки сынок ректорши! – Сейчас Циря его уделает, да так, что у Вина будет пожизненный контракт по подтягиванию преподу штанов…"
   - Так-так, - обрадовался Цирик, - тогда как вы думаете добиться того, чтобы присутствовать на моих занятиях и получить зачет?
   - У меня есть вот это, - скромно сказал Вин, вытаскивая из-за спины небольшую блестящую лопатку. – Некромант Тобиас Франкотт одолжил мне ее на время. Если вы меня не допустите, я доложу ему, что вы про эту лопату думаете прямо сейчас. Более того, я ее испачкаю и скажу, что это вы велели мне сделать.
  - Мелко, - с удовлетворением отметил Цирик, - и голословно. Вам нечем будет это доказать, эн Роз.
   - О, вы незнакомы с эном Франкоттом, - тонко улыбнулся Вин. – Этот человек сначала закапывает оппонента, а потом уже склоняется к мысли выслушать его.
   Студенты, уже познакомившиеся с добродушным некромантом, тихо захихикали. Но эн Цирик окинул их грозным и суровым взором, и все притихли.
  - На первый раз сойдет, - кивнул он. – Первая попытка шантажа на вашем курсе, господа. Заслуживает уважение даже при всей нелепости. Студент Винцент Роз, займите ваше место.
   Когда Вин уже уселся за стол рядом с Сондрой, сочувственно похлопавшей его по руке, и ощутил, что Шартул кинул в него сзади липучим шариком из "чертовой смолы", то заметил, что другие студенты с уважением смотрят на человека, решившегося шантажировать Цирика… Вот тогда преподаватель по шантажу и подкупу посмотрел на студента Роза и передал ему краткую и четкую мысль: "Это ВЫ незнакомы с Франкоттом-Черепком. И не забудьте вернуть ему лопату, иначе он закопает ВАС".
  Вин поставил инвентарь возле стола и ухмыльнулся.
   "Это не его лопата, эн", - передал он телепатический ответ.

Поздним вечером Стил Роз сидела в одиночестве возле кухонного очага дома Бертраны и угрюмо глядела на угасающие угли. Вин пообещал своей тёте подумать над ее словами и уговорил пожить у них. Стил засомневалась в своем решении остаться уже через час после прибытия. Все-таки дом ректора не был убогой съемной квартиркой в густонаселенном квартале Джокертауна. А именно в подобных квартирах и «перебивалась» Стил после того, как прекратила существование ее частная школа. Увы, но никому не нужны светлые маги, берущие трех-четырех учеников в год, когда в городе царит власть Джокера. Или лучше сказать – никому не нужны такие мелкие частники, если есть огромная Академия, где много хороших преподавателей? А может, соединить все вместе и как следует перемешать…
   Когда Стил встала, щелкнули больные колени. Нашарив в буфете небольшую темную бутылку, Стил попыталась определить, что написано на этикетке, не поняла и отвинтила крышечку. В бутылке оказался какой-то ликер – запах сладкий и крепкий, и Стил отпила глоток. Не так приторно, как можно было судить по запаху, и не так много градусов, как казалось, но пить вроде можно…
   Едва Стил сделала второй глоток, как на кухне вспыхнул свет. Под потолком сама собой зажглась большая лампа о десяти свечах.
   - Пьешь одна… Да еще лекарство от кашля, - с упреком сказала Бертрана.
   Стил пожала плечами. Застукала так застукала, к чему ж еще и издеваться?
   Но Бертрана не стала продолжать – она достала из шкафчика на стене другую бутыль, видом поблагороднее, и два бокала.
   – Ты чего тут сидишь? – спросила она.
   - Раны болят, - буркнула бравая воительница и машинально потерла правый бок. Бертрана вспомнила последний день осады, окровавленную Стил, ворвавшуюся в этот самый дом с мечом в руке, Армана, с досадой глядящего на сестру.
   - Понятно. Прости. Я не подумала, что… что-то может ещё болеть.
   - А тебе чего не спится? – вопросила Стил, глядя, как в пузатую дымчатого стекла посудину цедится из узкого горлышка коньяк.
   - Болит сердце, - Бертрана села и вытянула ноги, как будто любуясь вышитыми шелком ночными туфлями. Затем неохотно приложила руку к груди.
   - Угу, - хмыкнула Стил и подняла свой бокал. – Ну давай, чтоб ничего не болело.
   - И у тебя, - миролюбиво ответила Берта и пригубила коньяк.
   - Если уберешься отсюда тихо и быстро, - сказала Бертрана, сделав несколько глотков, - я оценю. И даже заплачу достаточно, чтоб ты смогла себе ни в чем не отказывать. Ты ж в последнее время совсем на мели?
   - Не жалуюсь, - отрезала Стил, напрягшись, словно кошка, которую отогрели и покормили, а потом стали выгонять на холод.
   - Я вижу, что ты не голодаешь, - подпустила шпильку ректор. – Вот только не надо раньше времени отказываться. Ты нищая. На что ты собираешься содержать племянника, пока он учится? Подумала? Или заставишь его работать?
   - Ничего, поработает, если надо, - пробормотала Стил, наливая себе коньяк. – Пусть он сам решит хоть что-то. Вечно ты за него всё решаешь.
   - Ну да, ну да, - Бертрана поставила бокал и провела пальцами по тонкому стеклу. – Это не ты его у меня украла после смерти Армана, не ты ставила на младенце эксперименты…
   - Да какие эксперименты! – Стил ударила рукой по столу. – Обычная процедура в Тирне…
   Бертрана молча смотрела на золовку.
   - Оставь Вина в покое, милочка, - сказала она. – Или пожалеешь.
   А затем встала и ушла. Стил швырнула ей вслед бокал, но тот не разбился, а развернулся в воздухе и устроился на полке.

Раннее сентябрьское утро выдалось ветреным, холодным и хмурым, однако Тобиас Черепок Франкотт щадить студиозусов не стал: погнал на учебный погост. Кладбище неподалеку от студенческого городка образовалось во время последней войны, и слыло неспокойным. Даже в могилах воины света и тьмы, маги разных конфессий и всяческая нежить не могли соседствовать в одной земле. Погост был обнесен специально рассчитанной для восьмидесяти видов магических и мистических колебаний оградой, тут дежурил сторож-некромант, задачей которого было «сдерживать умертвия и не пускать за пределы отведенной для них земли». Разумеется, академическое кладбище находилось под надзором комиссий по безопасности учебного процесса… но тем не менее истории про него ходили жуткие. После исчезновения предпоследнего учителя по некромантии в страшилки верилось особенно охотно.
   - Итак, у всех имеется инвентарь? – спросил Тобиас. Свою лопатку он держал наперевес.
   Студенты продемонстрировали заступы преподавателю.
   - Прекрасно. Копайте здесь, - Франкотт указал на совершенно нетронутую землю. Ни могильных камней, ни холмиков, ни памятников. Похоже, это место было еще не занято.
   - Но тут ничего нет, - возмутилась Сондра. Вин украдкой посмотрел на нее – блондинистые волосы девушка спрятала под черную шляпу. Эх, а светлые косы ей так шли! Перехватив этот взгляд, Сон нахмурилась и показала Вину "птичку".
   - Естественно, - Черепок всплеснул руками, едва не ударив себя по ноге лопатой. Левая, сухая кисть издала при этом какой-то неприятный щелчок. – Разве вы уже готовы тревожить покой мертвецов? Тем более они тут ой какие неспокойные и без вашего вмешательства. Копайте-копайте, молодые люди…
   Непривычные к подобному труду, ребята уже минут через пять устали.
   Франкотт словно не замечал этого – сидел на каменной плите поодаль, неуклюже держа правой рукой левую, и разглядывал могилы.
   Вин, упарившись, бросил копать и украдкой поглядывал на него. Заметил и бледность обычно румяной круглой физиономии, и тоскливый взгляд.
   - Бывали здесь раньше? – спросил он осторожно, приблизившись к некроманту. Тобиас погрозил Винценту пальцем.
   - Ох, эн Роз, не в свои дела суетесь! Этим могилкам не так много лет, чтобы на них по-настоящему хорошо было тренироваться… и не так мало, чтобы поднимать материал тепленьким, - задребезжал тенорок Франкотта, а затем, поглядывая на остальных ребят, потихоньку бросавших рытье ямы, добавил. - Думаю вот… лет двадцать назад и я мог тут упокоиться. Может, это было бы и к лучшему. Все мы так или иначе застряли там, в той войне.
   - Быть может, тогда стоило браться за какое-нибудь другое кладбище? – спросил Вин. – Недалеко деревня, там…
   - Нет никакой разницы, то или иное кладбище; даже хорошо, что все вокруг свои, - пробормотал Тобиас и поднялся на ноги. – Так, а теперь все покажите свои лопаты!
   Студенты протянули лопаты Тобиасу Франкотту. Кое-кто замешкался – обмахнул заступ полой плаща, стряхивая сухую землю.
   - Всем, кроме Белью, Крини, Хорга и Роза, двойки. Кто помнит первое правило юного некроманта?
   - Держать лопатку в чистоте, - вразнобой ответили студиозусы, очищая инвентарь от комочков земли.
   - Всегда! – Франкотт воздел свой заступ к небесам. – Следующее занятие – в морге, так что прошу не нарушать правило, гласящее: никогда не кушай перед практикой! Свободны.
   До конца пары оставалось так много времени, что студенты в недоумении затоптались на месте, ожидая продолжения
занятия.
   Черепок удивился и взглянул на часы.
   - Гм… похвальное рвение, - буркнул он. – Ну, раз никто не желает расходиться, я расскажу вам одну историю про молодого некроманта, решившего поближе познакомиться со своим учителем, имя которому – Смерть. Этот некромантик был так юн и глуп, что вдохновился рассказом престарелого мага, возжелавшего существовать после того, как умрет. Маг просил совершить над ним ритуал, страшный ритуал на человеческой крови, и юный некромант был посвящен в одну из жутчайших тайн профессии. Лишь перед самым концом обряда юноша понял, почему ему позволили познать эту тайну: потому что он тоже умрет, чтобы его молодость и жизненная энергия позволила старику переродиться в лича, бессмертное и смертоносное существо. И тогда, наивный, смешной человечек, он вместо себя поразил ритуальным мечом старца – как раз тогда, когда все было готово, и Смерть уже пришла в их дом. Жертва была принята, и вместо престарелого некроманта личем мог стать кто-то другой – но, не выдержав ужаса, боли и подступающей к самому горлу смерти, юноша прервал обряд. Так он и остался на той грани, на которой существует по сей день.
   Добродушное лицо толстяка вдруг изменилось – стало угловатым, потемнело, глаза почернели и словно увеличились. Сухая рука, поднятая вверх, обнажилась до локтя – рукав сполз по кости, охваченной пергаментной кожей, и стало видно кольцо браслета, плотно обхватившего еще живую руку над локтевым суставом. На браслете огнем горели руны, и создавалось впечатление, что именно они уберегают некроманта от превращения в мумию. У ног Тобиаса пролегла такая четкая и черная тень, какой в это пасмурное утро невозможно было ожидать. Винцент почувствовал, что дрожь пробрала его до костей, и отступил от некроманта на пару шагов, чтобы не стоять так близко.
   Студенты подались назад, хотя казалось, что им не только страшно, но и интересно. Вот только продолжения рассказа не последовало: возле Франкотта материализовалась Бертрана.
   - Еще не время, Черепок, - мягко сказала она. – Ты пугаешь их.
   Тень под ногами преподавателя нырнула в землю, глаза его приобрели прежний серо-голубой цвет, лицо побледнело и стало вполне обычным.
  - Занятие закончено, - сказала Бертрана, поддерживая Тобиаса под здоровую руку. – Эн Франкотт?
   - Домашнее задание, - сказал Тобиас буднично, - выучить все кости человеческого скелета. Будем учиться приращивать конечности. Эна Роз, кадавры должны быть готовы послезавтра.
   - Конечно, - сказала Бертрана и зыркнула на студентов.
   Те словно очнулись и поспешили прочь с погоста.

 Стил Роз встретила праздно болтающегося Винцента в самом начале аллеи, ведущей к библиотечному корпусу. Двухэтажное здание и башенка обсерватории сквозь начавшие желтеть клены смотрелись как вырезанная из старой бумаги картинка. Небо постепенно прояснялось, и настроение у тети явно улучшилось тоже.
   - Что надумал, племянник? – с улыбкой спросила она.
   Вин подумал, что улыбка на этом лице появляется нечасто, так что надо любоваться, пока есть возможность.
   - Еще ничего не надумал, - сказал он.
   - Ты помирился со своей девушкой?
   - Нет, не думаю, что она хочет мириться.
   - Тогда, может быть…
   - Вполне может быть, тётя Стил, - улыбка у Вина вышла кривая и немного виноватая. – Тёть, а ты не думала, чтобы остаться и найти работу здесь? Ну, в Академии?
   Стил Роз остановилась, словно задохнувшись, и даже схватилась за ствол ближайшего клена.
   - Что? – просипела она.
   - Ну как что… только не ругайся! – Вин поднял ладони вверх. – Здесь же тоже люди работают разные! И учатся! Ты же не считаешь всерьез, что Академия оправдывает "народное" название на все сто?
   - Вин! Да один список дисциплин тут чего стоит! Конечно, Академия Злодейства – название не официальное, но ты сам-то как думаешь, кого она выпускает? "Дипломированный шантажист высокого уровня", "Манипулятор широкого профиля"… У вас даже есть факультатив по театральному злодейству, и вы изучаете зловещий смех!
   - Муа-ха-ха! – захохотал Винцент. – Тёть, ну ты сама подумай, я что, стал злее оттого, что научился так смеяться?
   Стил очень серьезно посмотрела на паренька.
   - Тебе было бы лучше учиться у меня. И работать я тут не стану, и тебя хочу отсюда увести. Ты переменился за два года, стал циничнее и жестче – и даже не замечаешь этого.
   - Очень даже замечаю. Я больше не даю над собой шутить и издеваться, - гордо заявил Вин. – Ну, и я же не сказал тебе "нет". Мне надо подумать подольше, тетя Стил. Еще хотя бы пару дней. Но и ты… подумай, а?
   - Не буду я думать, - неожиданно жестко сказала Стил Роз. Та самая, которая однажды прорвала осаду, имея в подчиненных лишь горстку людей, и ворвалась в крепость, где сейчас располагалась Академия. Стил-воительница, пусть и оплывшая фигурой с годами. Стил-победительница. – Я вообще больше сюда приезжать не буду. Если ты не пойдешь со мной – так нам незачем видеться.
   И она ушла, а Винцент побрел дальше по аллее, размышляя об этом разговоре.В сущности, тётя Стил – единственная родственница со стороны отца, которую он знал. Больше никто об отце не напоминал – Бертрана не любила, когда Вин о нем заговаривал.

Тобиас Франкотт сидел на скамеечке на самом краю парка. Дальше начинался спуск к озеру – сначала пологий, а затем все более крутой. Вин подошел к Черепку так, чтобы тот видел его, однако преподаватель задумчиво созерцал красоты и дали, открывавшиеся взгляду, и на студента внимания не обратил. Боясь худшего, Вин решил не беспокоить некроманта и осторожно обошел скамейку, чтобы найти в пожухлой траве и ползучей ежевике тропинку, ведущую к озеру.
   - Роз?
   - Да, эн Франкотт.
   - Думал над тем, куда податься после Академии?
   Винцент спустился на несколько шагов и сел прямо на землю, спиной к скамейке и Тобиасу, стараясь лишь не попасть в особо цепкие заросли ежевики.
   - Это очень больной вопрос, эн Франкотт.
   - Можешь звать меня Черепок. Вне занятий, естественно.
   - Как-то неудобно, - пожаловался Вин.
   - Неудобно в гробу танцевать – коленки отбиваешь, - отрезал некромант. – Какой у тебя выбор?
   - Уйти с теткой, не закончив учиться, или поступить так, как хочет мать, - пожал плечами Винцент. – Пойти по дипломатической линии…
   Сидящий спиной к нему Тобиас пожатия плеч, конечно, не разглядел, но общее настроение уловил.
   - И ты не хочешь ни туда, ни сюда. Так?
   Вин задумчиво поворошил ногой жухлую траву и первые опавшие листья. Остро запахло осенью и прелью. Ему захотелось уйти. Не только от разговора, вообще уйти куда-то, где никто не попытается его достать.
   - Вы на какой стороне воевали, эн Франкотт?
   - С чего ты взял, что я воевал, сынок? Мое дело было хоронить так, чтобы уж не встали. Хотя в самом конце я определился с выбором. После того, как светлые маги взяли в заложники детей… После того, как была прорвана осада академии… Здешнее кладбище пополнилось такими экземплярами, которые грех было не поднять - и светлые тогда выиграли в последний раз. А темные в конце концов победили. Так что мой выбор оказался скромным камешком на весах, которые потянули в ту сторону, какую надо. Только я и тогда не воевал. Всего лишь поднимал воинов снова. И снова. И снова…
   - Если бы я мог выбрать что-то такое, что устроило только меня, - пробормотал Винцент, думая про тетю Стил. Ту самую, прорвавшую осаду и нашедшую брата живым, невредимым, и не под пытками в застенках, а в постели Бертраны.
   Что, интересно, почувствовала тогда Стил? Стил-победительница, торжествующая последнюю из побед в той войне?
   Тобиас, встав со скамейки и взяв в руку блестящую, словно новенькую, лопатку, изрек:
   - Если ты действительно хочешь выбрать, то выберешь, - и удалился в сторону столовой, откуда уже тянуло вкусным дымком жарящихся колбасок.

Два дня спустя ударил первый, слабенький заморозок, и опавшие листья покрылись причудливым узором инея. Студенты на погосте переговаривались, глядя как Вин, бледный и сосредоточенный, приращивает подопытному кадавру руку к телу.
   - Неправильно, - терпеливо сказал Тобиас. – Вот так надо…
   Несколько покойников разной степени разложения лежали на расстеленном поверх инея полотне. Пахло тленом, хотя не так уж сильно.
   Но особо впечатлительных изрядно подташнивало.
   - Глядите-глядите, - ворчал некромант. – Все зло, которое с ними могли сделать, уже сотворили. Теперь это – груда материала. Обратите внимание: их души ушли туда, откуда нет возврата, а телам трудно нанести больший вред, чем когда их обратили в прах. Но хуже, если вы начали обращаться в прах еще живыми, если не терзаетесь и не болите… Смотрите все. Им не больно. А вы живые. Вам должно быть больно, ребятки.
   Вин, казалось, не слушал. Прикусив губу, он старался приладить отрубленную руку так, чтобы оживший кадавр смог пошевелить ею.
   - Нормально, - наконец-то кивнул Франкотт. – Ну-ка, отойди, парень, сейчас попробуем поднять его, родимого…
   Кадавр дернулся раз, другой, и сел. Обхватил покрытые истлевшей одеждой, деформированные колени и издал звук, похожий на отрыжку, очень протяжный и низкий. Кто-то из девушек ахнул. Винценту показалось, что это ахнула Сондра, но он не стал оборачиваться. Вместо этого он, лишь смутно представляя, как это делается, попробовал подчинить себе кадавра.
   - Встань и покорись мне, - сплетя заклинание, велел студент, и оживший мертвец поднялся на ноги.
   Но встал не только он. И не только те покойники, что лежали на парусине поодаль. Вспучились могилы, затрещал семейный склеп Бертраны, и студенты завопили от ужаса. Винцент шлепнулся на землю, сидя пятясь от кадавра, тянущего к нему руки, и лишь Франкотт стоял, спокойно глядя на происходящее.
   - Силен, парень, - сказал он, пожевав губами. – Кто-то на этом погосте шибко любит тебя. Гляди-ка – помогает изо всех сил!
   Большинство однокашников Вина уже бежали прочь.
   - Встать, студент Роз! – гаркнул некромант. – Встал и быстро убрал за собой!
   Вин подскочил. На его круглом побледневшем лице испуг, недоумение и растерянность соседствовали так гармонично, что хоть пиши картину.
   - Я не умею! – слабо вякнул он.
   - Соберись, - рявкнул Тобиас, суя ему в руки запасную лопату. – Кто на этом кладбище тебе дорог?
   Ответ напрашивался сам собой, так что Винцент не стал его озвучивать.
   - Что мне делать? – спросил он, стараясь, чтобы голос не был жалким.
   - Идем.
   Склеп Бертраны оказался открытым, и скелет, обтянутый пергаментной кожей, шел им навстречу, распахнув Вину объятья.
   - Бить бесполезно. Его дух не упокоился со временем, а тело не чувствует боли, - скороговоркой прошипел некромант. – Он чует твою неуверенность. Освободи его, и…
   - Я не умею! – опять воскликнул Винцент, с отчаянием глядя на человеческий костяк. Руки парня с зажатой в них лопатой ходили ходуном. – Эн Франкотт!
   Тобиас вздохнул.
   - Щенок… Слабак.
   Скелет сделал еще один шаг и обнял Винцента. Тот зашелся кашлем и стал вырываться.
   - Что тебе надо? – закричал он. – Эн Франкотт, что ему надо?
   - Да ничего! Он пришел защитить тебя и помочь, потому что он отец! – заорал Тобиас. – И если ты ничего не сделаешь, он будет ходить за тобой и мычать, потому что его душа слишком давно здесь витает, потому что разума у него все равно нет и… Да сделай ты что-нибудь! Тебе же виднее, чем на него воздействовать!
   Вин с силой воткнул лопату в землю и обнял скелет руками.
   - Все в порядке, пап, - пробормотал он, чувствуя, как глупо это звучит. По кладбищу мертвецы гоняют студиозусов, оживший кадавр грызет собственную руку, плохо прилаженную к телу, преподаватель-некромант, вместо того, чтоб защищать учеников, дает идиотские советы… А так да – все нормально. – У меня все хорошо, ты иди. Будь свободен.
  На некоторое время объятия мертвеца стали сильнее, и Винцент едва не задохнулся. К горлу подступила тошнота, а тело похолодело, покрываясь ледяным потом.
  - Пап… я рад тебя видеть, - сказал он, пытаясь подавить рвотные позывы. – Извини, что не приходил на могилу. Я помирюсь с мамой и тётей Стил, а ты спи. Спи!
  В это слово Вин вложил всё: желание, чтобы покойник стал таковым, отчаяние оттого, что ничего не получается, и, главное, мысленный посыл отцу – не забывать о нем.
  Мертвец разжал руки и лег на землю. Остальные трупы лежали неаппетитными кучками на разной стадии разложения. Из них шевелился лишь один, но он был занят своей рукой, которую, наконец, оторвал и продолжил жевать.
   Винцент по-детски всхлипнул. Франкотт похлопал его по плечу и кивнул на лопату.
   - Всегда держи инструмент в чистоте, - напомнил он буднично. – Можешь идти, как только уберешь тут все.
  - Он… ушел? – Вин осторожно поднял высохшую мумию, чтобы занести в склеп.
   - Его душа еще здесь. Боюсь, она долго будет здесь, сынок. Но ты можешь похоронить его так, чтобы тело больше не вставало. Это несложно.
   Покидая кладбище, Тобиас вытер со лба пот и потихоньку надел обратно на руку снятый браслет. Чтобы удержать мертвецов, мало было стихийного порыва неумелого школяра, и оставить его без поддержки преподаватель, конечно, не мог. Но Вин должен был почувствовать свою собственную силу и уверенность. Маменька воспитала его тюфяком, на что сама намекнула при встрече, так что пусть не жалуется на методы перевоспитания. Франкотт организованным уроком был доволен.

 Стил Роз, Бертрана Роз и Винцент Роз сидели в ректорском кабинете, не глядя друг на друга.
   - Чувствую, за эти дни ты так и не сделал выбор, - Берта стряхнула пепел с тонкой сигаретки в глубокую пепельницу в виде человеческой головы с огромным жабьим ртом. Вина передернуло.
   - Вин, если ты хочешь остаться, я не буду больше настаивать, - сказала Стил, глядя на него умоляюще.
   - Ты должен выбрать сам, хоть это мне и не нравится, - вторила Бертрана. - Здесь ты бы пошел по дипломатической части… смог бы сделать недурную карьеру… а с тетей Стил, скорее всего, станешь бродягой. Но выбор, разумеется за тобой!
   Винцент нахохлился, как снегирь на ветке рябины. Его по-детски тугие щеки пылали, как два фонаря, уши горели. Взгляда он не поднимал, только изредка косился то на тетку, то на мать.
   - Я сделаю из тебя отличного боевого мага, - тётя Стил хлопнула себя по коленям. – Что-что, а драться я умею!
   - Твой отец всегда отзывался о боевых способностях Стил как о средних, - как бы между прочим заметила Берта.
   - Это нечестно! - запротестовала светлая.
   Они говорили, а Вин все думал про случай на кладбище. Все было так легко, и Франкотт стоял рядом, и Вин чувствовал спиной его поддержку. Именно ту поддержку, в которой нуждался.
   - Я решил, - выдавил он наконец. – Извини, тётя Стил, я остаюсь.
   Стил Роз тихо перевела дыхание и постаралась скрыть разочарование выбором Вина. Но не сказала ни слова.
   Бертрана с удивлением отметила про себя, что Стил почти не изменилась в лице.
   - Извини, мама, - вот тут сердце у Берты Роз пропустило удар. – Но и по дипломатической линии я не пойду. Я хочу быть некромантом. Маэстро Франкотт будет моим куратором. 
   - Что? – вскричали обе женщины в терцию. – Некромантом? Зачем?
   - Так я причиню меньше вреда живым, - пробормотал Вин.
   - Наивный, - вполголоса прокомментировала Стил.
   - Вин! – возопила несчастная мать. – Это слишком грязная работа!
   - Это не обсуждается. - Винцент с достоинством встал со стула. - Прошу прощения, мне пора на занятия, - и младший отпрыск Роз удалился, чуя, что матери и тётке сейчас будет что обсудить.
   Но обсуждения не случилось.Стил встала, подошла к Бертране и протянула руку.
   – Как насчет того, чтобы зачислить меня в штат?
   - С чего это? – изумилась ректор Академии.
   - Ты ведь не дашь нашему мальчику стать трупарём?
   Бертрана улыбнулась и пожала руку сестре мужа.



/продолжение когда-нибудь, да будет/
 

Авторский комментарий: Спасибо SunnyBoy за своевременно оказанную помощь.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования