Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Эдуард Моргунов - Герой

Эдуард Моргунов - Герой

 
 
Отец сидел в зале на диване. Он что-то писал, зачеркивал, потом медленно сминал исписанный лист и бросал его в мусорную корзину. Затем поднимал голову и смотрел в пустоту, снова опускал и вновь принимался что-то медленно писать. Напротив него в школьной форме сидел сын. Он только что пришел со школы, но не стал, как обычно переодеваться. Зашел в зал и тихо сел в кресло. Маленький серый котенок, заметив молодого хозяина, прыгнул ему на колени. Школьник развел руки и расположил их на подлокотниках. Котенок поднял голову. Впервые его не стали обнимать и гладить. Мальчик не смотрел на котенка, он вглядывался в отца. Он не хотел его тревожить, так как отец был сильно занят, но то, что произошло сегодня, съедало его из нутрии. Его разрывало чувство вины и стыда.
Прошло не менее получаса, прежде чем уставший и опустошенный отец, выбросив ещё один исписанный лист, увидел, что сын сидит напротив и, не шевелясь, смотрит на него. Его глаза были чем-то встревожены.
- Артём, что-нибудь случилось?
Мальчик, немного помолчав, выдавил из себя:
- Пап,- его глаза забегали по потолку в поисках слов. Он не знал, как начать.
- Ну говори, не бойся, - отец улыбнулся. Он был уверен, все то, что расскажет сын не будет сверх серьезным. Он видел, что сын цел и невредим. Просто встревожен чем-то.
- Я не боюсь, просто чувствую себя сильно виноватым.
Артем посмотрел на котенка и отвернулся.
- Ты начинай сначала, так легче всего.
- Хорошо, пап.
Он ещё раз взглянул на маленького пушистого зверька. Как будто не хотел при нем говорить. Но котенок уже давно отвернулся и мирно дремал, так и не дождавшись ласковых и теплых поглаживаний.
- Мы с Пашей, после школы пошли как обычно, мимо кинотеатра. Вот… И когда проходили мимо, то услышали кошачьи крики. Мы решили, что коты дерутся. И решили посмотреть. Вот… Перелезли через забор и забежали за кинотеатр… - Артем замолчал.
- И что вы там увидели? - отец спросил с серьезным лицом. Он понимал, что для сына это очень важная часть разговора.
- Там был Андрей. Помнишь, я рассказывал тебе про него. Тот из старшеклассников?
- Да, конечно. Который каратист – хулиган?
- Да. Вот…В общем, он ногами избивал кошек. Он тренировался на них. Подкидывал и с вертушки бил их. Они были уже еле живые. Кошки отлетали к стене, бились о неё и падали на землю, но они были еще живы и хромая, пытались убежать от него. Они хотели жить. Но Андрей догонял их и снова подбрасывал….
Артем замолчал.
Отец ничего не говорил, лишь смотрел на сына, ни в чем, не осуждая его. Он ждал окончания истории.
Артем вновь забегал глазами по потолку, потом опустил голову.
- Мы убежали, - выдал он кратко. Говорить не было больше сил. Он устал. Ему было противно, еще этот котенок лежит. В голове мелькнула мысль, что он будет делать, если вот так увидит, как его маленького котенка будут избивать? Что?
- Пап, я трус?
Отец, видел, что сын винит себя, за то, что не вступились за кошек.
- Ты знаешь сынок. Я не буду тебе ничего сейчас объяснять. Давай так. Вот рукописи,- он взял небольшую стопку исписанных листков.- Возьми, пожалуйста, их и прочитай. Это рукописи моего лучшего друга, почерк здесь красивый. Прочитай, а потом мы поговорим.
Сын взял котенка, встал и положил его вместо себя в кресло, подошел к отцу.
- Можно я у себя в комнате? – забирая исписанные листки, спросил Артем.
- Конечно. Только предупрежу тебя, мне кажется, что тут нет начала и, наверное, конца.
Артем ушел в комнату закрылся, сел за стол и взяв в руки первый лист, начал читать:
 
….Группа подростков лет четырнадцати – пятнадцати вышли из кинотеатра, после просмотра очередной российской новинки. Они, остановились, чуть отойдя в сторону, спрятавшись за пару больших и толстых деревьев.
- Сказка конечно, - первой заговорила девочка по имени Оля. Она подняла голову и посмотрела на высоко висящую афишу, с рекламой новых премьер.
- А мне понравилось, все лучше чем, в прошлый раз,- высказала своё мнение другая девочка, Катя. На голове у неё была новая белая вязаная шапочка, которую ей подарила мама на Новый год. И тоже взглянула вверх. Быстро окинув взглядом яркую афишу, она принялась рыться в сумочке.
Коля одноклассник Кати, более критично, отозвался о фильме:
- Это комикс. Нет, летающих машин.
Он знал, и потому говорил уверенным голосом. Дома у него целая куча комиксов, про которые никто не знал, кроме родителей. Он мечтал стать героем, и потому ни в коем случае не мог пропустить такой фильм. Благо родители отпустили без проблем, у них январские праздничные выходные, а в школе каникулы.
Сколько раз он перед сном представлял, как спасает Катю. То внезапно падающую с балкона, а он оказывается рядом и успевает, схватить её, за руку. Даже купил для этого экспандер, чтоб руки тренировать, т.к. ему показалось, что не удержит ее, ведь она была немного выше. Но позже экспандер надолго нашел свое место под кроватью. В другой раз видел, как она сваливается с лодки в речку, а он сам, нахлебавшись, и чуть живой все же вытащил ее на берег. А потом долго сомневался, делать ли ему искусственное дыхание, или это уже чересчур. Но решил, что если так произойдет, то на месте быстро разберется. Она была красива, и ей было уже пятнадцать. А Коле предстояло отметить свое пятнадцатилетие лишь летом.
Катя тем временем достала из сумочки, маленькую стеклянную бутылочку пива.
- Никто не хочет? - спросила она из вежливости, хоть и знала, что все откажутся. Она всегда спрашивала и уже привыкла к ответу "не-е-ет". Так и в этот раз произошло, все дружно протянули "не-е-ет".
Левой рукой она повернула крышку против часовой стрелки, но крышка не поддалась. "Я бы смог открыть" - подумал наблюдающий за ней Коля, и надел кожаные перчатки. Попробовала еще раз - опять неудача. Быстро сообразив, Катя протянула бутылочку однокласснику.
– Откроешь?
Коля, молча уверенно обхватил бутылку крепкой рукой, как он считал, а другой провернул крышку. На мгновенье ему показалось, что не сможет, и искорка испуга пробежала мурашками по спине. Но всё получилось. Шлёп. Готово!
– Спасибо, я перед тобой в долгу,- кокетливо улыбнулась Катя. Коля засмущался, и посмотрел на правую руку, на перчатке осталась царапина. "Не беда",- решил он. Главное он сделал то, что должен был сделать. Все одновременно двинулись в сторону аллеи.
Юля все это время молчала. Она была самая младшая из компании. Ей исполнилось совсем недавно четырнадцать лет. Она жила в одном доме с Ольгой подругой Кати. Родители Оли и Юли хорошие друзья и как-то перед Новым годом, находясь в гостях с родителями у Ольги, она и предложила пойти в кино. Юле не позволяли многого, но тут, она была уверена, что родители ей разрешат, и не ошиблась. Фильм ей безумно понравился, но делится об этом, не стала. Перед глазами до сих пор всплывали картинки из просмотренной киноленты. Она шла рядом, ничего не замечая, продолжая еще раз в повторе в своем воображении просматривать эпизоды героических побед симпатичного главного героя. Он ей понравился, и даже может ещё больше чем, кино.
Шли медленно. Зимний вечер выдался тихим и теплым. Пиво в бутылке убавилось наполовину. Оля тоже захотела пить, и достала пластиковую бутылку "спрайт". Отпила немного, и протянула Юле.
- Юль.
- А?! – очнулась Юля.
- Будешь?
- Давай,- Юля взяла, сделала пару глотков и вернула бутылочку.
- Коль, а ты?
- Нет спасибо, - грустно ответил Коля и шмыгнул носом. Как назло у него внезапно заложило нос. Так всегда происходило, когда он из теплого сухого помещения попадал во влажную прохладную среду. Терпение было на исходе. Хотелось идти и дышать чистым воздухом. А тут! Прочистить нос он стеснялся - девочки же рядом. Сопли вот-вот вылезут наружу, такого точно допускать было нельзя, и Коля все же решился. Отстав на пару шагов, он обернулся, убедился, что сзади никого нет, закрыл руками нос и громко кашлянул одновременно высмаркиваясь в перчатки. После чего сразу же посмотрел на девочек, они шли не оборачиваясь. Затем снял перчатки и, вывернув их наизнанку, спрятал в карманы. Девочек он догнал быстро.
Они шли по аллее, вдоль которой тянулись высокие деревья, по левую сторону за деревьями через дорогу располагались магазины, офисные здания, а по правую чуть поодаль жилые девятиэтажные дома. В окнах, которых уже горел свет.
На встречу им шел, человек. Он был высокого роста. Шел медленно, слегка прихрамывал на правую ногу. Руки были спрятаны в карманы. Одет он был в черный пуховик, на голове расположился большой капюшон, который очень хорошо скрывал лицо.
Катя шла с краю, как раз с той стороны, с которой навстречу приближался человек в капюшоне. И тут когда они совсем сблизились, и до незнакомца оставалось три – четыре шага, Катя пальцем правой руки зажала ноздрю, и слегка наклонив голову, громко высморкнулась.
- Катя, ты что?- испугалась Оля. У Коли сжалось в груди, но не от того, что сделала Катя, а от увиденного на незнакомце. В свете фонарей, он увидел пятна на светлых джинсах, и сразу решил, что это кровь.
- А я пацан,- громким и уверенным голосом произнесла Катя, и в этот момент они поравнялись. Левая рука Кати со всей силы сдавила горлышко бутылки.
Но незнакомец прошел, не сделав не малейшего движения в их сторону. Его лицо закрывала тень от капюшона, и нельзя было увидеть, какова была реакция. Если вообще была.
Оля и Юля с испуганными лицами проводили взглядом незнакомца, а Катя, как ни в чем небывало продолжила, медленно идти, большими глотками допивая пиво.
Сзади запиликал телефон. Коля обернулся. Незнакомец медленно удалялся, всё, также прихрамывая, только руки он вытащил из карманов и сейчас говорил по сотовому. Коля отвернулся, когда услышал звонкий хлопок. Это Катя не добросила, пустую бутылку до мусорного бетонного ящика. Точнее сказать добросила, но не во внутрь.
Никто ни чего не сказал. Все по-своему переваривали произошедшее. Катя достала из сумочки упаковку жевательной резинки, выдавила одну и кинула в рот.
Пройдя немного, справа сквозь деревья напротив многоэтажного дома, они увидели столпившихся людей и милицейский уазик.
- Там что-то произошло,- взволнованно сказала Юля.
-Девчонки, - глядя сквозь деревья, решился спросить Коля. Никто не заметил на том, в капюшоне, на джинсах пятна? Мне кажется, это была кровь.
- Кровь? - испуганно переспросила Юля.
- Да, и я уверен в этом. Сами смотрите. Может он, как-то связан с вон теми. - Коля вытянул руку в сторону столпившихся людей. Все еще раз одновременно посмотрели вправо.
Внезапно взрыв в небе разорвал тишину. Небо покрылась сотнями разноцветных огней. Где-то одновременно запустили сразу несколько фейерверков. Подростки задрали головы кверху.
- Класс!
- Здорово!
С раскрытыми ртами они вертели головы из стороны в сторону, не отрываясь взгляд от неба.
- Красотища-а.
Они смотрели, не пропуская ни одного огонька, но все же один они не заметили.
Высоко, справа на последнем этаже девятиэтажного здания в самом углу дома в окне разгорался огонь - настоящий пожар. Жаркий и беспощадный. Огонь еще не вырвался наружу, но его языки пламени переливались в окне как тысячи свечек. А на подоконнике внутри сидели на корточках и стучали по стеклу две маленькие девочки. Они кричали и плакали, им было страшно, а горло их обжигал горячий едкий дым.
Фейерверк также внезапно закончился, как и начался.
- Аж, шея заболела,- потирая больное место, пожаловался Коля. Он уже и забыл про пятна на джинсах. Перед глазами продолжали сверкать разноцветные огоньки.
- Да-а,- протянула Катя, и добавила. - Красиво, но нам пора. Вон остановка уже рядом. Пойдемте, - поторопила она всех. У неё ещё были кое-какие планы на вечер, и ее попутчики не входили в них.
Они двинулись в сторону остановки. Никто не обернулся, никто не посмотрел еще раз в небо. Подростки устали. Они получили огромную порцию удовольствия. И от просмотренного кино, и от праздничного фейерверка, и им этого было достаточно. Они были счастливы.
 
* * *
 
- Дим, иди ужинать, - послышался из кухни женский голос. Это была мама Дмитрия, которая только что подала на стол любимые сына котлеты с начинкой из сыра. Дима сидел за компьютером у себя в спальне и левой рукой бил по клавишам клавиатуры, а правой резко водил мышкой.
- Иду, - крикнул он, чуть обернувшись в сторону кухни, но при этом, не сводя глаз с монитора.
В это время на него надвигался монстр, который своими длинными щупальцами попытался его схватить, но Дима быстро ушел влево, нажав кнопку "A" и кликнул левой кнопкой мыши. Прогремел выстрел, и монстру разорвало голову. В дробовике не осталось патронов. Он выбросил его и достал пистолет, в котором оставалась одна пуля.
Дмитрий взглянул на часы, висевшие слева на стене. Он опаздывал на работу.
- Обидно, - с сожалением буркнул он и сохранил игру. - Там осталось, то. Эх…
- Мам заверни мне лучше, на работе поем. Времени нет.
Дмитрий вышел из игры и выключил компьютер. Он быстро накинул черные джинсы белую рубаху и свитер. Поверх закрепил кобуру и вставил в нее травматический револьвер, с резиновыми пулями. Накинул ярко коричневую дубленку, и такую же цветом утепленную кепку
Дмитрий работал на заводе, охранником. В его функции входило - хождение по периметру согласно утвержденной схеме маршрута и графику. В определенное время выходить на связь. Работа была монотонной, изнурительная долгими ожиданиями окончания смены. Больше всего ему хотелось иметь с собой ноутбук и хотя бы в перерыве немного поиграть.
В свои двадцать четыре года он с трудом и неохотой закончил колледж. Женится пока, желания не было. "Всему свое время,- рассуждал он, - время придет, тогда женюсь". Но оно не приходило. Ему нравилась соседка. Она жила в его доме на одной лестничной площадке. Она была старше на семь лет, и у неё уже были дети. Но его тянуло к ней. Именно к ней, но не в бытовую жизнь.
Где-либо еще скитаться и искать невесту Дмитрий не хотел. Не оттого что ленивый или неправильный, как вероятно его считали, а потому что ненавидел и презирал все шумные пивные компании, развратных девочек, за ночь прошедшие по кругу, а потом лезшие к тебе со своими чувствами, и ищущие в тебе духовного спасителя. Вот поэтому он нашел себе занятие и сильно втянулся в компьютерные игры. Он был спокоен, работать особо не хотелось. Но пришлось.
Дмитрий устроился на работу и взвалил на себя долгие томительные бесконечные часы ожидания окончания смены.
Во время дежурства у него было штатное оружие. На заводе происходили кражи. Открыто не воровали, но как-то товар все же покидал пределы завода и всегда бесследно.
Дмитрия это не волновало. Он считал, что даже если увидит своими глазами воров, стрелять не будет, и более того пройдет мимо. "Пусть выносят. Я что дурень? Сейчас достану ствол, потом в прокуратуре не отмажешься. Еще и соучастие припишут. А если стрелять? Да еще попасть? - оформят как превышение должностных полномочий. И не будет ни игр, ни компьютера, а будет холодно и страшно. Там не компьютерные чудовища, там можно встретить настоящих и живых",- так он считал и поэтому носил с собой травматическое оружие, скорее для собственной безопасности, нежели для героических подвигов.
Дмитрий приобрел травматическое оружие "ОСА" недавно, и еще ни разу не стрелял с него. Но был уверен, что выстрелит, если ЕМУ будет угрожать хоть малейшая опасность.
"Порву уродов, - думал он. - Без страха и без сожаления".
Смена закончилась. Дмитрий сдал табельное оружие, переоделся и вышел с завода через проходную. Путь до дома был не далёк. Тратить деньги на маршрутку из-за трех остановок, Дмитрий не хотел. Даже бушующее в нем желание играть, оставляло в нем трезвое качество экономиста. Он планировал накопить на собственный автомобиль. "Туда, обратно – буханка хлеба", - так учила его мама, а их нужно заработать.
Зима была в самом разгаре. Отгремел Новый год. В окнах домов горел свет. Кто-то уже сидел перед телевизором, захлебываясь от просмотра рождественских передач. А кто-то еще и не вставал или уже не мог встать. Другие посещали рестораны, кино, а кто-то просто гулял.
Дмитрию все это было неинтересно, его занимала лишь одна мысль в голове – дойти до конца игру. Он пытался предугадать, чем же закончится уровень. Везде уже вроде всех перебил, и до дверей в рай осталось совсем немного. Скорее всего, мир спасен и вряд ли ему что-то или кто-то помешает. Единственное что его волновало и не давало покоя то, что в пистолете оставался один патрон. Но ведь до входа в рай так близко…
Приближаясь к дому, он увидел впереди себя идущую женщину с большим черным псом. Она держала его за веревку. Навстречу ей шли две молодые девушки лет восемнадцати - двадцати. Обе были маленького роста и худенькие. Одна из них увлеченно что-то рассказывала и при этом размахивала руками. Они сблизились. И одна из девушек, которая шла со стороны пса, поскользнулась, её правая нога поехала и врезалась в ноги пса. Пес среагировал мгновенно - оскалил клыки и сомкнул их на бедре девушки. Она закричала. Сердце Дмитрия забилось, он схватился рукой за кобуру и прибавил шаг.
Снег под ногами девушки, мгновенно потемнел от крови. Она громко кричала и пыталась отползти. Её подруга схватила её за плечи и тянула от пса. Но он твердо стоял на ногах и не отпускал добычу. Женщина изо всех сил тянула своего питомца за веревку - но тщетно.
- Кто-нибудь помогите! - закричала хозяйка собаки.
- Ма-ма-а… больно… мамочка больн-о-о,- разнеслось по улице.
Дмитрий посмотрел вправо. Подъезд был совсем рядом. На ходу он расстегнул кобуру. "Она может бросится на тебя,- вдруг из ниоткуда мелькнула мысль в голове. - Эти собаки кидаются сразу в горло, если ты не убьешь её". Он увидел, как слева из аллеи вынырнули два мужчин в милицейских бушлатах. А впереди бежал еще один человек в черной куртке.
И тогда Дмитрий тоже побежал. Но не спасать. Разум и самосохранение заставили его свернуть в свой подъезд. "Пусть думают, что я побежал скорую вызывать. Да и вряд ли меня видели". Он вбежал в подъезд и, не сбавляя темп начал подниматься на девятый этаж. Сзади прогремели выстрелы. Но Дмитрий не сбавил скорость, и лишь достигнув пятого этажа, перешел на шаг. Добравшись на свою площадку, он достал ключ, и вставил в дверной замок. В этот момент из двери напротив вышла соседка, Алла Сергеевна со своими маленькими дочками.
- Здравствуй, Дим. Ты не слышал, мне показалось на улице шум какой-то?
Дмитрий обернулся и выдавил из себя недоумение.
- Да нет, я за газетой спускался. Может у соседей телевизор? - сказал он и опустил глаза. Он не хотел, чтобы Алла увидела его взгляд. Мало ли что она могла прочесть по нему. Страх, испуг или ложь, сейчас все перемешалось внутри Дмитрия. Он сел на корточки и помахал девочкам.
- Привет Машенька. Привет Лерочка.
- Прливет, - ответила Лера. А сестричка Маша уткнулась лицом в шубку мамы.
- Ох, стеснюха, - это же дядя Дима, - закрывая дверь, проговорила Алла. - Не привыкнет никак,– добавила она и улыбнулась.
- Мы решили прогуляться. Чтоб спалось хорошо. Да девочки?
Соседки прошли мимо сидящего Дмитрия.
- Ясно. Приятной прогулки, - выдавил из себя Дима, поднялся и скрылся в квартире.
Дома его встретила мама. Она была на кухне, и у неё как обычно громко работал телевизор.
- Привет сынок. Кушать разогревать? –засуетилась она.
- Нет мам, я потом ночью.
- Как отработал?
- Все отлично,- бросил свою дежурную фразу сын. Он всегда так отвечал, на такие вопросы: Как дела, или как жизнь?
Дмитрий вошел в свою комнату и запустил компьютер. Скинув кепку и дубленку, он отстегнул ремни кобуры. В туже секунду как вспышка света перед глазами мелькнули окровавленная пасть, а затем испуганные и заплаканные глаза девочки. Он потряс головой и сел в кресло.
На мониторе появился рабочий стол. Левой кнопкой мыши он кликнул по ярлыку игры, и стал с нетерпением ожидать загрузки.
На столе лежал не распакованный диск с новой игрой, ожидая своей очереди. Но все по порядку. На экране засияло главное меню игры. Дима нажал на последнее сохранение. Короткое ожидание, и вот он снова в аду, а в руке черный пистолет. Слева на экране уровень жизни, из десяти осталось одно деление. Слишком много было израсходовано в схватке с главным зомби. В правом углу экрана напротив оружия моргала цифра 1. Один патрон, одна жизнь, а рай совсем близко.
Дмитрий шагнул без страха навстречу неизвестному. Неизвестное появилось из-за угла в образе огромного черного пса с длинными, как серпы когтями на мощных лапах и окровавленными клыками.
"Больно… мамочка больн-о-о".
Черный пес изогнулся и прыгнул раскрыв свою страшную темную пасть.
"Мне больно-о",- снова кричала голос где-то в мозгу.
Дмитрий поднял ствол и хладнокровно нажал на курок. Точный выстрел разорвал башку адскому зверю, последнему жителю ада. Он рухнул на землю, и Дима выбросив оружие, беспрепятственно шагнул в Рай.
 
* * *
 
Молодой человек средних лет, высокого роста, в черной куртке с капюшоном медленно шел по улице. Не так давно он вернулся с далекой и долгой командировки, и вечерняя прогулка ему доставляла удовольствие. Хороший чистый воздух, тишина и покой, все то о чем он уже забыл. И хотя романтические чувства не были присуще ему, но было приятно после долгого отсутствия вернуться в родной город. В прогулках он все же уделял огромное время рассуждениям. Ходить значит думать. Каждый раз он размышлял о чем-то, и каждый раз его мысли приходили в тупик. На следующий день он вновь шел гулять и снова думать. Его одолевали мысли о жизни, и главное, зачем он живет. И куда занесет далее его судьба. Он ждал судьбу, искал её, шел к ней. Шел и не замечал, что она все эти годы была с ним.
Сергей двигался вдоль домов по тротуару. Вроде всё обычно, всё как всегда. Очередной день постепенно заканчивалось, и в его жизни опять ничего не изменялось. Но вот мирное негромкое жужжание моторов автомобилей и легкий чуть слышный ветерок разорвал крик. Сергей увидел впереди себя метров в пятидесяти какую-то возню: женщина с собакой, две девочки, одна из них упала, и кажется, она в беде.
Сергей побежал, не отрывая взгляда от происходящего. Приближаясь, он услышал как пожилая женщина в сером пальто держащая из последних сил пса, просила о помощи. Она была небольшого роста и хрупкой. Женщина тянула веревку как могла. Еще успел увидеть как какой-то парень в ярко коричневой дубленке и кепке побежал в сторону подъезда рядом стоящего дома. Сергей подскочил и со всей силы врезал ногой по голове псу. Удар пришелся ниже уха. В момент удара, левая нога поехала по натоптанному снегу, но благодаря крупным протекторам на подошве зимних ботинок и крепкому телосложению Сергей удержался на ногах. Он отклонился и отскочил назад. Голова пса откинулась в сторону от удара, клыки разжались. Девочка, вскрикнула от резкой боли, а её подруга оттащила её от опасного зверя. Веревка выскочила из рук хозяйки собаки. Черный пес был на свободе. И он жаждал мести. Не теряя времени, зверь зарычал, изогнулся и прыгнул на обидчика.
Сергей наклонился, сжался и вытянул левую руку вперед. Её пришлось бы отдать в жертву, правой он уже вытягивал нож из рукава.
Внезапно громкий хлопок, и собака, завизжав, упала и кубарем прокатилась по земле. Выстрел угодил в заднюю часть пса. Но он не сдался и, обезумевший уже через секунду, вскочил и кинулся на людей. Следующая пуля вошла в голову. Пёс вновь упал, и его тело обмякло. Глаза источали боль и ненависть, умирая, он продолжал бой.
Метко стреляет старший сержант. Другой милиционер подбежал к девочке. Левая нога были полностью пропитаны кровью. Светлые джинсы потемнели и приобрели темно-гранатовый цвет.
- Ты как? – спросил
- Больно, - простонала она. Острой боли от клыков, уже не было, и она сменилась на нестерпимо ноющую и жгучую.
Сержант, который стрелял, окликнул Сергея:
- Живой?
- Нормально.
- Беги машину добудь. Девочку срочно надо в больницу. Крови много.
Сержант подошел к лежащему псу, и отцепил веревку.
Прежде чем уйти Сергей посмотрел в сторону дома и увидел возле того самого подъезда, куда минутами ранее забежал парень в дубленке, стоящего мужчину в белой куртке. Он курил, и ему было наплевать на происходящее. Он кого-то ждал. И в это время из подъезда вышла молодая женщина с двумя маленькими девочками. Он им, что-то сказал, и они вместе зашли обратно в подъезд. Сергей развернулся и заторопился в сторону остановки.
Милиционеры, перетянули ногу девочки веревкой выше раны. По рации вызвали оперативную группу. Затем сержант помог своему напарнику поднять девочку, который, не теряя времени, понес её к дороге.
Сергей остановил маршрутку, не добегая до остановки. Он объяснил ситуацию, водитель согласился, а сидящие пассажиры решили, что дойдут пешком. Кому в праздники хотелось оказаться, какими-нибудь свидетелями или понятыми – никому, и они быстро испарились. Водитель хотел, было предложить подъехать ближе но, как раз в этот момент девочку уже подносил милиционер. Они уложили её, на сиденье. Она обессилено стонала.
- Возвращайтесь назад, там ваши показания потребуются, - бросил он Сергею и закрыл дверь газели. Желтый автомобиль, быстро набирая скорость, понесся по дороге.
Сергей проводил отъехавшую маршрутку и обернулся. Людей там определенно прибавилось. Где-то вдали послышалась сирена.
Он взглянул на одежду потом на свои светло-синие джинсы, и увидел пятна. Их было видно, и это была кровь. На руках тоже осталась свежая кровь. "Наверное, кода ноги поправлял девочке в машине", - вспомнил он. А потом почувствовал, что правая нога немного побаливает.
Встреча с милицией не входила в его планы, и, накинув большой капюшон, засунув руки в карманы, он двинулся в сторону аллеи, минуя то место, куда уже мчалась милицейская машина.
Обойдя место события, и оставшись не замеченным, Сергей, прихрамывая, продолжил свою прогулку, по аллеи. Навстречу ему шла компания. Три девочки и мальчик. Вдруг когда до них оставалось пару, тройку шагов одна из девочек высморкалась прямо перед ним. Сергей прошел мимо, как будто бы не заметив случившегося.
-А я пацан,- услышал он уже за спиной. Сергей не обернулся, ему позвонили, и он ответил на звонок.
Сзади раздался звон от разбитой бутылки. Сергей не отвлекался, он был весь во внимании. Это был важный звонок, которого он ждал целый день.
- Да, я знаю… Понял, ровно в восемь…. До свидания.
Сергей нажал кнопку отбой, и в этот момент где-то грохнуло и стало светлее. Он поднял голову. В небе засверкали множество праздничных огней. Огни наступившего Нового года. У кого-то праздник, а кого-то впереди ждала неизвестность. Сергей снова спрятал руки в карманы и продолжил путь.
 
* * *
Дима взял в руки очередную игру. Сорвал тонкий прозрачный целлофан с коробки, вытащил аккуратно диск и вставил в дисковод компьютера. Толкнул его, он заехал и начал быстро раскручиваться. Спустя секунды на мониторе появился меню установки игры. Дима нажал установить и вышел из-за компьютерного стола. Он был доволен, что прошел игру " По дороге в рай" и сейчас ему натерпелось окунуться в новую стихию, в новый мир и получить новые эмоции.
Пока происходила установка, Дмитрий решил поужинать. Он вышел из комнаты и пошел по коридору на кухню. По дороге он услышал еле различимые голоса, очень походившие на крики и ругань. Приблизившись к входной двери, Дмитрий поглядел через глазок на противоположную дверь, откуда совсем недавно выходила Алла с детьми. Так и есть, крики доносились оттуда.
- Привет мам, - сказал Дима, зайдя на кухню.
- Привет, сынок. Нашел секунду на ужин,- улыбнулась мама и добавила.- Слышал, соседи опять дерутся.
- Слышал. Все хотел спросить, что они не поделят никак?
- Квартиру. Слухи ходят, что они развелись, точнее он ушел. Говорят другую нашел. А еще поговаривают, что он псих, и лежал в психушке.
Дмитрий принял из рук матери тарелку со свежесваренным супом.
- Сало нарезать?- спросила мама.
- Да, нарежь, - ответил Дима и опустил ложку в тарелку.
На улице загрохотали очередные залпы фейерверка, в честь Нового года. Сквозь жалюзи в темноте проглядывались яркие точки огней.
- А еще слышала, что бил он их, и жену и детей, - не унималась мама, большим ножом нарезая сало.
Дмитрий принялся быстро жевать. Ему натерпелось быстрее доесть и бежать к себе в комнату.
"Бил и жену и детей,- голос мамы эхом прокатился в сознании. - Алла. Для меня прикоснуться к ней – мечта, а он бил, не задумываясь".
Алла была приятной женщиной, всегда ухоженной, слегка полновата, но в меру. У неё были приятные манящие глаза, в них можно было утонуть. Его привлекали её манера держаться - спинка всегда прямая, подбородок чуть приподнят вверх, и уверенный взгляд. Она не была высокомерна. Она была не сгибаема, неприступна, и Дмитрия тянуло к ней. Ведь она единственная кого он чаще всего видел - она была всегда рядом. Много раз он слышал, как хлопает дверь на площадке, тихо подкрадывался к двери и смотрел на неё в глазок.
От мыслей в голове, ужинать совсем перехотелось. Перед глазами стоял образ Аллы. Она улыбалась.
На площадке громко хлопнули дверью и послышались тяжелые удаляющиеся шаги. "Ушел", - решил Дима встал и покинул кухню.
- Спасибо, мам,- громко сказал он в сторону зала, где шумно работал телевизор.
- Наздоровья, - ответила мама.
Дмитрий зашел в комнату.
"Бил жену и детей"
Установка уже закончилась и красная надпись: начало игры, притягивала своим миганием. Дима кликнул мышкой, и пошла загрузка игры. Садится не хотелось, как-то быстро пропало настроение.
"…кто-нибудь помогите..."
Перед глазами снова появился пёс, но не компьютерный – реальный. Картинки в мозгу сменились на искаженное от боли лицо девочки. Он закрыл глаза, и увидел вместо неё, лежащую на снегу Аллу, и она звала на помощь.
- Сынок, - дверь в его комнату распахнулась и в комнате появилась испуганная мама. – Там у соседей дым из квартиры.
Дмитрий очнулся, но дальше было как во сне, как будто не с ним. Не мешкая, он зачем-то схватил револьвер, и побежал к выходу. Мама еле успела отскочить, когда сын, с пустым взглядом пробежал мимо. Его словно подменили. Он выскочил на площадку. Из двери напротив тоненькими линиями просачивался едкий дым, дверь была приоткрыта. Дима вошел в квартиру.
Первое что бросилось ему в глаза, была Алла. Она сидела, облокотившись на дверь, из которой вырывался огонь. Дмитрий подбежал к ней. В правой руке у неё был зажат окровавленный нож. Волосы были мокрые от крови, голова была разбита. Она была без сознания. Сквозь шум огня, за дверью Дмитрий услышал детский плач. Он бросил револьвер, и двумя руками обхватив Аллу за плечи, поволок к выходу.
Мать тем временем, постучала в соседнюю дверь. Но оттуда ответили тишиной.
- Мам, вызывай пожарных, скорую.
- Люди-и, пожар!- крикнула она со всей силы, наклонившись вниз в лестничный пролет, а затем кинулась в квартиру к телефону.
Дмитрий, семеня, дотащил соседку до выхода и положил её на площадке. Она упала лицом вниз. Не теряя секунды, он заскочил к себе в комнату и, сдернув толстое одеяло, накинул на себя, и сразу же побежал назад в соседнюю квартиру. Снизу он успел услышать шум, и топот. Но он был уже у горящей двери. Не мешкая, он выбил ногой дверь, и шагнул в комнату. Его обдало жаром, и он плотнее накрылся одеялом. Дмитрий шел на плач. Горячий дым обжигал горло. Огонь снизу лизнул ткань, и одеяло загорелось. Впереди что-то упало. Дмитрий сделал еще пару шагов и увидел под ногами лежащую девочку в курточке и шапочке. "Они даже не успели переодеться". Приподняв одеяло, он увидел на подоконнике сестричку. Девочка кричала. А по её лицу текли слезы.
Дмитрий почувствовал, что одеяло обжигает тело. Его охватил приступ кашля. Он сдернул с себя горящее одеяло и бросил его к стене. Глаза закрывались от едкого дыма. Чуть приоткрыв их, он опустился на колено. Поднял лежащую Машу, обхватил одной рукой, и крепко прижав лицом к груди, встал. Затем, обнял сестричку Леру, сидевшую на подоконнике, накрыл курткой и, развернувшись, бросился к выходу. На мгновение огонь окутал их. Лицо и руки загорелись, как будто бы ошпарили кипятком. Секунда, и все позади. Он на ощупь вышел из квартиры и почувствовал, что кто-то помогает ему. Его остановили. Глаза не открывались, было больно, и он зарычал, опускаясь на колени. Сверху на него что-то набросили и стали хлопать по телу. В груди все горело. Не хватало воздуха. Дмитрий попытался сделать глубокий вдох, но тут же провалился в темноту…
 
 
* * *
 
Сергей возвращался с прогулки. Нога уже перестала волновать, и хромота пропала. Он шел вдоль домов. Мысли о спасенной девочке давно покинули его. После телефонного звонка, он думал о завтрашнем дне. Утром ему предстояла важная встреча, от которой зависело его будущее. Не всю жизнь же ходить и спасать кого-то. Нужно же еще на что-то жить. Тем более мать уже полгода не встает на ноги. И только благодаря тёте, которая присматривает за ней последние годы, она еще жива - но лежачая. Время уходит, и нужно что-то решать. Необходима операция, затем длительное лечение. И всё это стоит денег и не малых. И выбор у него был только один. Через знакомых он договорился о встрече. Ему позвонили, а это значит, что его взяли. И значит, что он сделал шаг на скользкую тропу, разделяющую жизнь и смерть.
Медленно уверенной походкой, он приближался к тому месту, где чуть менее часа назад без оглядки кинулся на зверя. Он был уверен, что все уже разъехались и потому, пошел вдоль домов. Но ошибся. Когда он приблизился, его удивило не то что, там людей стало больше, и стояла уже целая толпа, а то, что рядом с домом стояли три пожарные машины, три газели скорой помощи и милиция.
Сверху дом был окутан дымом. Сергей вдохнул запах гари. Он свернул и скрылся за деревьями в аллее. Любопытство конечно опасно, но события, которые произошли вечером, были связаны с ним, поэтому нужно было знать всю обстановку. Не помешает в случае чего.
Возле дома царила настоящая суета. Возгласы и выкрики летели из толпы. На лавочке лежал ребенок, над ним склонился врач. Она делала искусственное дыхание.
Сергей крадучись медленно двигался за деревьями. Из дома вышли двое в форме пожарных, а за ними держа носилки два санитара. Не успели они отойти, как из подъезда вынесли еще носилки. Они шли к белым санитарным машинам. В распахнутых дверях появилась женщина в домашнем халате. В руке она, вытянув вперед, держала ярко-коричневую дубленку. Сергею она показалась знакомой, он вспомнил парня бегущего в сторону подъезда.
- Накройте его, - крикнула она,- ему холодно. Она накинула на носилки дубленку.
Сергею жутко захотелось подойти помочь, узнать что случилось, но он осёкся. Завтра встреча - нельзя. Он быстро зашагал в сторону остановки, оставляя прошлое позади.
Возле остановки никого не было. Видимо кто если и был, ушли смотреть пожар. Приблизившись и заглянув внутрь, он увидел мужчину сидевшего в углу на корточках. На нем была светлая белая куртка. Сергей вспомнил человека, вошедшего с женщиной и девочками в подъезд.
Сидевший в углу не шевелился. Его руки были сложены на животе. Можно было подумать, что он спит. И вроде все как обычно. Праздники же. Перебрал. Бывает. Сейчас отдохнет и поедет домой. Только руки все же как-то неестественно были сложены, он как будто давил ими.
- Мужик,- негромко окликнул его Сергей , слегка тряхнув за плечё.
От прикосновения рука мужчины откинулась и повисла в воздухе. В остановке было темно, свет от дорожных фонарей не попадал внутрь. Но было видно, что куртка была вся в крови.
- По-моги-и, - не шевелясь, прохрипел он.
Сергей сделал шаг назад. Его лицо исказила натянутая улыбка.
- Нельзя мне, зём. Нельзя, - сухо сказал Сергей. Он огляделся, взял свисающую руку и положил её на место, закрывая пятно, на куртке.
- Отдохни, - сказал на прощание Сергей, еще раз осмотрелся и быстро зашагал от остановки.
- По-мо-ги-и…
Сергей не обернулся, он ускорил шаг…
 
 
* * *
 
Отец все так же сидел на диване, и смотрел по телевизору военный сериал. Когда в зал зашел сын, с зажатыми в руке листками, он приглушил звук.
- Ну как? - чуть улыбаясь спросил отец.
Артем прошел к дивану и отдал рукописи. Молча развернулся, подошел к креслу, на котором мирно дремал котенок. Тот приоткрыл один глаз, посмотреть, кто к нему приближается. При виде маленького хозяина он встал на лапки и, выгнув спинку, зевнул. Артем взял его на руки и сел на согретое место в кресле. Положил котенка на колени и принялся медленно гладить, как раньше - как всегда.
- Пап. Мне тоже показалось, что в рассказе не хватает чего-то, толи конца, то ли начало. Не знаю.
- Так и есть. Сам уже устал, какую неделю сижу и пытаюсь, как-то собрать, а как не понимаю. Толи начать, толи закончить… Не получается.
- Ты же говорил, что рукописи твоего друга. Почему он сам не допишет.
- Потому что, его убили. Для меня он был самым лучшим и единственным другом. Хоть в силу жизни мы по долгу не виделись. Он любил писать, лишь для себя. Он ни где не печатался. Писал то, что видел, знал и помнил. Спустя год после смерти я был на его годовщине. В тот день ко мне подошла его мать и сказала: что нашла у сына много рукописей, и попросила: если это возможно – напечатать их. Среди множества рассказов я обнаружил этот не законченный рассказ. И решил, во что бы то ни стало в память о друге создать книгу. Но для начала, мне нужно закончит то, что он не успел завершить.
Сын слушал спокойно, на его лице не было и капли того беспокойства, с которым он зашел в дом. Он как будто бы забыл о случившемся. Но нет - он помнил. Просто незаконченный рассказ, прочитанный им, успокоил его.
Отец посмотрел, на сына и понял, что настало время отложенного разговора.
- Мы все герои,- начал отец. - И если ты где-то, что-то испугался, проявил слабость и не стал героем. Это не значит, что ты трус. Это значит что это не твоя победа. И героем не тебе быть здесь. Это значит что твоя битва ещё впереди. Вот представь: сегодня, ты кинулся бы спасать кошек. Этот Андрей вдарил бы тебя, и ты как-нибудь не так упал или вообще от удара погиб. Или инвалидность заработал бы. И это уже не геройство - это идиотизм. Это все равно, что со скалкой на мамонта идти…
Сын улыбнулся.
-… или голышом против взвода спецназа. А вот ты принял решение не идти на помощь и ты не герой. Но живой. Мы не знаем, что нас ждет впереди. Погибнуть сегодня, заведомо зная о поражении или сдержаться и понадобиться именно там, где действительно будет нужна твоя помощь и именно твоя. Где только ты сможешь сделать это лучше всех и быстрее всех. Вот это и есть героизм.
Отец замолчал. Сын тихо посидел, потом встал, прижал котенка к груди и, уходя, сказал:
- Пап, а ты так и напиши. Напиши, как ты все это рассказал сыну.
Лицо отца преобразилось. Он взял ручку, задумчиво поднял глаза. Он понял, что было нужно. На белой бумаге стали быстро появляться долгожданные слова.
- Спасибо, сынок. Ты гений, – поблагодарил отец, не поднимая головы.
- Нет, пап. Я – герой.
Артем дошел до дверей остановился и, обернувшись, спросил:
- Пап, А как звали твоего друга?
- Сергей,- ответил отец.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования