Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Леон Мисюров - Герои

Леон Мисюров - Герои

 
 
 
-Ты был в храме?
-Нет, а в каком?
-Ну, который за черным лесом.
-Так ведь за лесом уже дракон.
-Нет. За лесом храм, а потом дракон.
-Да нет же дракон после леса, я вышел и сразу был дракон, и я его убил.
-Как ты его мог убить, если в храме нужно взять волшебный жезл и только с его помощью убить дракона.
-Никакой жезл я не брал, а убил я дракона топором.
-Ну ты даешь, как тебе удалось?
-Бил, уворачивался, бил, уворачивался, и все. А где там храм?
-Ну как в лес заходишь, там есть тропинка, по ней идешь, и выходишь к озеру. Его надо переплыть на лодке, а на другом берегу стоит храм древних богов. Нужно перебить стражников и главного мага, а в центральном зале волшебный жезл на алтаре. Понял?
-Да, понятно, надо будет сходить посмотреть.
-А до дракона по лесу еще долго идти?
- Ну там…
-И что это мы тут так бурно обсуждаем? А? – Я вздрогнул и повернулся на устрашающий голос, который обрушился, как показалось, с самого неба.
-Тему урока Мисс Кэтти. – находчиво ответил Роман. Мы оба встали. Все ребята из нашего класса смотрели на нас, было очень тихо и мне было ужасно стыдно. Я почувствовал, как лицо мое стало горячим. Наверное, я покраснел, и от этого, стыдно стало еще больше, я опустил голову.
-А напомните-ка мне тему.- Угрожающе понизила голос наша учительница. Она обвела взглядом класс и осуждающе посмотрела на нас. Девчонки на парте перед нами противно захихикали в ладошки. Я, силился что ни будь вспомнить, но как на зло в голове вертелось только название компьютерной игры "Тайна драконов", а новейшая история, как будто не существовала.
-Начало, причины и развитие первого этапа Великой Войны. – Отбарабанил Роман, не моргнув глазом.
- Ну и о чем же вы так горячо спорили? Может, поделитесь с классом? – Мисс Кэтти хитро прищурилась и, развернувшись, медленно пошла по проходу между партами к своему столу.
- О том, что бы было, если б война не началась. – Я сказал первое, что пришло в голову, и сам испугался сказанного. Роман повернул ко мне голову и сделал "страшные" глаза.
- Очень интересно! – Учительница остановилась и повернулась к классу. – Продолжайте.
- Ну-у-у, во первых, - протянул Роман явно не зная о чем говорить, – никто бы не погиб. Во-о-от. Не разрушили бы города…
- Не умер бы великий поэт Ястреб. – Вспомнил я последний урок литературы.
- Не затопили бы полуостров Континентальный. – Поддержала нас с места Женька.
- В Спальном море купались бы до сих пор, и остались бы все тамошние курорты. – Добавила ее подружка Сора.
- Детям не пришлось бы воевать. – Неуверенно сказал я.
- А с чего ты взял, что дети воевали? – Мисс Кэтти внимательно на меня посмотрела. - Хотя конечно, в конце войны были единичные случаи организации детских отрядов, но это было у Коронцев, когда наши смелые солдаты осадили их Бронегород, и врагам терять было уже нечего. Они отправили на верную гибель кадетов Военной Академии Короны.
- А мой папа, - я гордо выпятил грудь колесом, - рассказывал, что дети воевали с самого начала Великой Войны, и у нас и у Коронцев. Его старший брат пал смертью храбрых в первый год войны в Солнечной битве.
- Может быть, ты, что-то путаешь? Ведь тогда погибло очень много мирного населения…
- Нет. – Я перебил учительницу и сам удивился своей храбрости. – Папе тогда было пять лет и его не взяли в армию, а его брату семь и он стал разведчиком. А папа остался дома с бабушкой, потому что на войну пошли все, его папа, мама, дедушка и еще старшая сестра, моя тетя Зора. Но она не погибла, потому что была ранена, а все остальные не вернулись. – Все взгляды в классе были направлены в мою сторону, ребята внимательно слушали, и мне казалось, будто я рассказываю про себя. - Только по окончанию войны пришло письмо, в котором было сказано, что все они погибли в первой "Битве Луны". А папа всю войну ждал, когда родители вернутся. Он и сам в конце войны чуть–чуть повоевал, но мы тогда уже побеждали и его отпустили домой.
- Ну что ж, очень интересная история. – Тихо сказала Мисс Кэтти и задумчиво посмотрела на портреты героев войны. – А что еще рассказывал твой отец?
- А то, что войну можно было бы избежать, если бы кое-кто не пожадничал. – Мне хотелось убедить нашу учительницу, что мой отец не ошибается, и что он очень умный.
- Да, если бы маршал Короны Рональд не напал на нашу страну, то и войны бы не было. - Мисс Кэтти улыбнулась.
- Нет, - уверенно сказал я, - мой папа сказал, что войну спро-во-ци-ро-ва-ли,- я старательно проговорил незнакомое , но очень красивое слово,- наши генералы, по приказу господина Сверга. - Я покосился на портрет верховного министра, висящего над классной доской, в тяжелой, позолоченной раме. Его грозный и мужественный взгляд сверлил меня и становилось как то не по себе. Казалось, что он вот-вот сойдет с картины и накажет меня за такие слова. - Империя Короны, была вынуждена напасть на нас, так как думала, что мы испугаемся и предложим мир, а нашему правительству было выгодно втянуть их в войну, и постепенно ослабив одержать победу. А победителей не судят, как говорит папа, и всегда добавляет,- "А жаль".
Роман уже давно сидел на своем месте с раскрытым ртом и таращился на меня, будто это вовсе не я, а какой ни будь Годмэн из его любимых комиксов. Мои одноклассники начали шепотом обсуждать мое выступление, и в классе поднялся легкий гул эмоций.
- Ну что ж, спасибо Ален за такой интересный рассказ. Мне кажется, твой отец знает историю куда лучше, чем я. Пригласи его, пожалуйста, завтра ко мне после уроков, хочется с ним побеседовать лично. И я подумаю, какую оценку тебе сегодня поставить. Так дети! Вернемся к уроку. Переедайте мне свои конспекты, и начинаем читать следующий параграф.
Я сел на скамейку, передал тетрадку и уткнулся в учебник истории. Лицо пылало, по спине бегали мурашки. Нервно перелистывая страницы, я чувствовал на себе взгляды одноклассников. Хотелось провалиться сквозь землю, или сгореть дотла, только б не сидеть тут. Такого чувства стыда, я никогда не испытывал. Я точно знал что прав, но мисс Кэтти…
В левый бок что-то ткнулось. Резко обернувшись, я встретил взгляд Романа.
- Ну ты дал! Прямо таки героический поступок! Она тебе этого не простит!- Он шептал, прикрывшись рукой и поглядывая поверх книги в сторону учительского стола, где мисс Кэтти проверяла наши тетради. – Как бы она директору не стукнула, тогда ой-ёй-ёй, держись…
- Дурак! – Я пнул его ногой под партой и опять уставился в учебник.
На странице с нужным параграфом была изображена репродукция картины "Солнечная Битва. Прорыв Левого фланга". Наши доблестные солдаты в защитной броне, делавшей их похожими на чудовищ из незапамятных времен, пробивались сквозь завалы баррикад и крушили солдат Короны. Всюду была кровь, тела погибших, а на первом плане главный герой битвы Пул Свэнсон, в одиночку навалился на четырёх противников и рвущий зубами кольцо фотонной гранаты. Его лицо изувечено, но какие у него глаза, они светятся верой и героизмом. Его взгляд, будто вонзился в лица разъяренных врагов. Его рука, сжимающая гранату, черная от ожогов и копоти, с проступающими жилами и вздувшимися венами, передаёт такую силу воли, что хочется ухватиться за неё и так держать, чтобы помочь, чтобы он жил и победил всех врагов, чтобы быть таким же сильным и храбрым и думать только о победе. Но все мы знаем, что герой погиб, пробив, ценой своей жизни дорогу через оборону врага. Пал весь его взвод, но за ними, железной лавиной пошли наши штурмовики сквозь так и не успевших прийти в себя коронцев. На дальнем плане дымящиеся руины Бронегорода и горящее знамя империи. Где бы мы были сейчас, если б не эти герои. Эти прекрасные, мужественные герои, мужчины и женщины, что ценой своей жизни давшие нам мир и покой. Я оглянулся на портреты героев. Нашел Пула Свэнсона, рядом Гор Штофф командир бронепехоты, захватившей здание правительства. Далее Урсула Кречетова погибшая в застенках Короны и юный Феодор Гримм гроза разведки противника, он был телепатом и погиб от ментальной атаки в последние часы войны, когда врагу терять было нечего и они предприняли безнадежную попытку, воздействуя на наши войска своими секретными и запрещенными технологиями. И много еще лиц, и все смотрят на меня, будто осуждающе. "Кто ты, чтобы осуждать нас! Мы верили, за что сражались!" Я опустил голову. Неужели мой отец не прав? Почему он так говорил? Зачем? И что я ему скажу? "Папа, мисс Кэтти тебя вызывает, потому что я не верю героям?" Что я понимаю? Что я знаю?
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования