Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Юлес Скела - Соседи по разуму

Юлес Скела - Соседи по разуму

 
Максим Беседин стоял на балконе, отрешенно пялясь в звездное небо.
Это Конец! Еще позавчера жизнь текла размеренным руслом, без особых возмущений. Тихо, скучно, но зато стабильно. И вот вчера объявился квартирант. Нет, не в его холостяцкой однокомнатной каморке. Лучше бы так… Но постоялец вселился в его однокамерную черепную коробку! Причем совершенно беспардонно, не имея на то никаких ордеров и разрешений!
Представился – зовут Боб. Заверил, что ненадолго. Поначалу вел себя скромно, не хулиганил, в дела не вмешивался. (Присматривался, как теперь выяснилось). В общем, как говорится, Конец подкрался незаметно. Хотя, уже вчера Максима начало трусить от осознания факта раздвоения личности. Уснуть спокойно помогла закупка снотворных таблеток. Если б только Макс знал, что вчерашний день – это только цветочки…
На работу сегодня Максим проспал – спасибо снотворному! И дальше весь день пошел кувырком. Сосредоточиться на работе с документами мешал Боб, поминутно донимая идиотскими вопросами и еще более идиотскими комментариями. Ближе к концу рабочего дня Боб начал активизироваться.
- Макс, ты просто супер! Такой мозг, такая личность, а занята не более чем на треть! Какая скромность! Какая серая и примитивная жизнь! Я себя чувствую как в просторных никем не занятых апартаментах! Есть где развернуться! А что? И развернемся!
При этих словах у Макса возникло нехорошее чувство, что Боб как-то ехидно многозначительно подмигнул. Боже милостивый! Болезнь-то прогрессирует! Надо будет сходить к врачу.
- А вот это вряд-ли! Я не допущу медицинского вмешательства в наши с тобой отношения!
В этот момент Максима вызвали "на ковер". Разнос в кабинете директора он выслушивал, привычно вытянувшись "по стойке смирно".
- Беседин! Это уже ни в какие ворота не лезет! Твой отдел вместо работы на пользу компании только тормозит весь процесс! А знаешь в чем дело? Дело в тупом и бездарном руководстве отдела! Все, я перевожу тебя в рядовые сотрудники. Но если и это тебя не исправит, я просто вышвырну тебя на улицу! Таких как ты – вон целая очередь в отдел кадров!
И тут в голове у Макса что-то тихонько щелкнуло, и вся картина мироздания как будто сместилась, приобретая несколько иное содержание. Перегнувшись через стол, он ухватил директора за галстук и подтащил к себе.
- А теперь слушай меня, мерзкий жирный слизняк, – прошипел Макс ему прямо в лицо. – Меня уже давно тошнит от тебя и твоей вонючей конторы. И я буду только счастлив избавиться от всего этого геморроя! А теперь сиди тихо и переваривай!
С этими словами он схватил со стола большой степлер и приколол в двух местах директорский галстук к папке с витиеватым заголовком "На подпись".
Из кабинета Беседин выскочил с безумным выражением лица и невероятно расширенными зрачками.
- Зачем?! Кто тебя просил?! Подонок!!
- Тихо, тихо… Все по-честному. Ты только выразил свои давнишние сокровенные мысли. Я ни грамма от себя не прибавил!
На встречу по коридору покачивала бедрами Лидочка – неприступная зазноба, в отношении которой Макс давно питал нежные чувства и мечты, выходящие далеко за рамки платонических.
- Привет, балбес! Ты знаешь, что вчера перепутал седьмой филиал с восьмым? А мне совсем не улыбается вывозить твое на себе! Так что на, – она сунула Максиму файл с документами. – Разгребай сам. У тебя есть еще уйма времени до завтрашнего утра.
Довольная своим удачным выпадом, она резко развернулась. Одна рука Макса осталась держать папку, другая же, почувствовав вдруг полную свободу, лихо шлепнула Лидочку по вожделенной филейной части. И хоть сделал это вовсе не Макс, увесистая оплеуха досталась именно ему.
В состоянии полного развала личности Макс ввалился в свой кабинет. Руки, управляемые вошедшим в раж Бобом, с остервенением принялись выгребать из ящиков и стеллажей папки с документами.
- Что ты творишь?!
- Не мешай, так надо! Сейчас, мы на зависть всем буржуям мировой пожар раздуем!
В подтверждение этих слов рука достала из кармана зажигалку и подожгла скопившуюся на полу кучу ценной деловой макулатуры. Все, что оставалось Максу в этой ситуации – так это только наблюдать за действиями вышедшего из повиновения тела.
А тело тем временем оделось, вышло в коридор и, проходя мимо дверей кабинетов, принялось задорным распевным голосом вещать:
- Пожар… Пожар… Все на выход…
При этом в интонации звучало: "В Багдаде все спокойно… В Багдаде все спокойно".
А на улице ранняя весна уже включала в сумерках фонари. Затаившись в темном закоулке, тело Макса наблюдало за окнами офисного здания. В расширенных зрачках танцевали языки пламени, вырывающиеся из его бывшего кабинета. В других окнах мелькали суетливые тени.
- Чепуха, твой кабинет в торце, на втором этаже. Все выберутся без эксцессов!
- Ты полный идиот! Это же поджог! Статья!
- Так чего ты стоишь столбом?! Надо делать ноги!
И ноги сами (или повинуясь Бобу) понесли Макса к автобусной остановке.
Конец рабочего дня – начинается "час пик". В автобусе, как обычно, давка, усугубляемая еще не снятыми шубами и пуховиками. Максу-то было не привыкать, а вот Боб, видимо, к тесноте не привык. Уже через пару остановок рука достала мобильник, делая вид, что набирает номер.
- Алло, полиция? У меня для вас сообщение. Один из автобусов седьмого маршрута заминирован. Кто говорит? Доброжелатель.
Рука спрятала мобильник в карман. На ближайшей же остановке салон автобуса опустел. Прилив новых пассажиров не смог даже частично компенсировать этот массовый исход. Остаток пути Макс провел в ступоре, а Боб – удобно устроившись у окна.
Из автобуса Максим вышел с твердым решением положить этому беспределу конец. Аптека. Снотворное. Так, чтобы вкупе со вчерашними запасами набралась смертельная доза. Но где-то на задворках сознания маячила гадкая саркастическая ухмылка.
Войдя в аптеку, Макс твердым шагом направился к скучающей за окошком девушке. Благо, руки и ноги слушались беспрекословно.
- Дайте мне презервативов! – решительным тоном произнес Макс совсем не то, что собирался.
- Каких и сколько? – невозмутимо осведомилась аптекарша.
- Со вкусом банана! Смертельную дозу! – выкрикнул Макс, в ужасе пятясь к выходу.
Очутившись на улице, он уперся лбом в холодную стену здания, пытаясь взять себя в руки.
- Гнида! Паразит! Это мое тело! Я все равно тебя пересилю!
- Кстати, о силе. По-моему, нам пора бы уже и подкрепиться.
И ноги, не обращая внимания на бывшего хозяина, уверенно направились к продуктовому магазинчику.
Прилавки Боба не вдохновили, но лотком с мороженым он заинтересовался. Достав оттуда брикет на палочке, он тут же разорвал упаковку и принялся поглощать лакомство. На подступах к кассе мороженое было уже уничтожено. К кассе спешил охранник.
- Ну все, урод, наконец-то тебя скрутят, – обреченно подумал Макс, правда, не чувствуя при этом никакого облегчения.
Но не тут-то было! Облизывая палочку, Боб протянул кассирше обертку:
- Вот, пробейте, пожалуйста. Извините, не удержался.
Одарив Макса взглядом инквизитора, прощающего грехи убогому, кассирша аккуратно взяла двумя ногтями обертку и провела по сканеру. Макс расплатился, небрежно сунув жирную обертку в карман пальто. Охранник проводил ненормального покупателя до самого выхода ироничной улыбкой.
На улице Боб извлек из-за пазухи алюминиевую банку пива.
- Скотина, я же за нее не платил!
- Ну не мелочись ты, Максик! После поджога это – невинные шалости!
Он откупорил банку и начал прихлебывать.
- Я не люблю пиво с мороженым, – вяло запротестовал Макс, не найдя никаких других аргументов.
- А мы поэкспериментируем! В худшем случае, когда тебя повяжут и будут везти в обезьянник, ты им устроишь приятную поездку в тесном замкнутом пространстве!
Максим уже был не в состоянии что-либо возражать. Ноги на автопилоте несли к родному дому, и уже это само по себе как-то успокаивало.
А дома, как говорится, и стены помогают! Макс вдруг взял власть над собственным телом и, не раздеваясь, бросился к аптечке. Выковыряв все таблетки снотворного, он обреченно вздохнул. Не сдохну, так хоть усну. А там будь что будет! Пусть вяжут, лечат…
- А вдруг и вправду сдохнешь? Оставь хоть пару бессмертных строк потомкам на память! Что еще от тебя, таракана, останется?
Не понимая уже, делает ли он это сам, или под руководством распоясавшегося паразита, Макс нацарапал корявым нервным почерком: "Я болен. У меня раздвоение. Я социально опасен. Если найдете меня живым – изолируйте и вылечите. Пожалуйста!"
- Как трогательно! Какой слог! А теперь – за дело!
И вместо того, чтобы проглотить всю пригоршню снотворного, тело одну за другой принялось швырять таблетки, пытаясь попасть в банку с недопитым пивом, стоящую на другом конце стола. Две из них все же попали в маленькое отверстие.
- Браво! Два результативных трехочковых броска! – продолжал издеваться Боб. – Это надо отметить!
Рука схватила банку, и горло послушно приняло всю жидкость с растворенными таблетками. Затем тело подошло к телефону и, сняв трубку, набрало "скорую помощь".
- Полиция? Я хочу сделать заявление. Я собираюсь убить человека. Точнее, двух. Потому что у меня раздвоение личности. Этот Максим Беседин – социально опасный тип! Я просто обязан спасти общество от этой заразы! – и Боб бросил трубку. – Ну что, если еще не передумал – добро пожаловать на балкон!
Максу было уже все равно. Он стоял на балконе и отрешенно пялился в звездное небо.
- Ну как? Оказывается, не все так просто? Инстинкт самосохранения – страшная сила! Такому задохлику, как ты, самому не справиться! Но, не беда, я тебе помогу! Ты, главное, расслабься.
То ли безумие последних часов отобрало у Макса последние силы, то ли пиво со снотворным начало действовать. Или все вместе… Но Макс действительно расслабился. Звездное небо начало кружиться, постепенно набирая оборотов. И уже проваливаясь в темную бездну, он вдруг успел подумать: "А я через балкон-то не перелез…"
 
***
Макс очнулся в незнакомом помещении, на первый взгляд крайне аскетичном. Кровать, параллелепипеды стола и табуретов – вот и весь интерьер. Вся мебель, пол, потолок и стены – все было в мягких бежевых тонах матовой фактуры. И ничего лишнего. Свет не лился ниоткуда. Он просто был. Ну, слава богу, я в дурдоме!
- Привет, привет! Теперь ты у меня в гостях! Добро пожаловать! – это конечно же был Боб, все такой же игривый и жизнерадостный. – Пошли, полюбуемся на нас. Я сам еще не привык.
Они подошли к стене, и одна из панелей от касания руки превратилась в зеркало от пола да потолка. В зеркале отражался голый мужчина средних лет ничем не примечательной внешности. Находиться в чужом теле было, мягко говоря, непривычно.
- Ничего, привыкай. Красота, а?
- Ничего особенного.
- Так в этом-то и красота! Никаких особых примет! Совершенство среднестатистичности!
- Это и есть ты, Боб?
- Да, теперь да! Больше половины сбережений ушло на полную пластику! Это тебе не сиськи силиконом фаршировать! Все: лицо, фигура, волосы, папилляры, радужка и группа крови! Даже генетический код!
- Это реально?
- Реально, малыш, реально. Только безумно дорого.
- А зачем?
- Есть зачем. Знаешь, долго объяснять. Я лучше тебе покажу…
 
***
Боб Хаммерхед сидел в рубке одноместного разведывательно-диверсионного катера класса "снукер", висевшего на орбите над очередной колонизируемой планетой. Весь широкий экран был заполнен сеткой кварталов столичного города. По проспектам и площадям двигались толпы мурашек – мелких двуногих козявок. Но Боб знал, что это гуманоиды.
Вокруг них – по земле и по воздуху сновали имперские десантные корабли планетарного действия. Недавно захваченная Империей, эта планета стояла в самом начале своего долгого и мучительного пути слияния с цивилизованным галактическим сообществом. Но федералы тоже не дремали. Резидентурная сеть агентов Федерации, успешно созданная Бобом, умудрилась подбить местное население на массовые протесты, прямо на глазах сейчас перерастающие в неконтролируемый бунт. Руководство будет довольно деятельностью секретного агента Федерального Разведывательного Управления. Но нельзя забывать и о другой своей функции. Боб также находился здесь как эксперт Службы Имперской Безопасности, участвуя в координации миротворческой миссии Империи.
Бедные мурашки! Даже если бы у вас был шанс сбросить имперское иго – вы все равно попадете под такой же пресс Федерации "с человеческим лицом"!
Размышления Боба прервал вызов. Это был адмирал Моралес.
- Ситуация выходит из-под контроля. Вы сами все видите. Я принял решение об огневом подавлении. Необходимо ваше согласование.
- Адмирал, я не понял, что нужно согласовать. Связь отвратительная. Ничего не предпринимайте. Постарайтесь восстановить связь!
Бред. Что это решит? Несчастных так и так перемесят в кровавое тесто. Не сейчас, так потом. Не имперцы, так федералы. И как ни крути, это будет моих рук дело!
Боб посмотрел на свои руки. Чистые, ухоженные. Ни пятнышка грязи, не то, что крови. И все равно было тошно. Хватит, пора приступать к плану "С". Зря что ли я его столько лет готовил?
 
***
- Так мы не в дурдоме? – Макс никак не мог справиться с нахлынувшим объемом новой информации.
- Как сказать… Но не в таком, как ты думаешь, это точно! В данный момент мы в подпольной частной клинике в одном из темных закоулков галактики.
- Империя, Федерация. Галактика. Бред какой-то, – у Макса не укладывалось все это в голове. – А ты был двойным агентом враждующих сторон и однажды, психанув, решил спрыснуть?
- Ну, что-то типа того. Только, психанув, с такого дела не соскочишь. Я долго к этому готовился. Сделать полную пластику и не спалиться – это не так-то просто организовать.
- Ладно, допустим, все это реально, но я-то тут при чем?
- Видишь ли, переделать можно все. Но есть вещи… Например, психопрофиль. Изменить его – хуже самоубийства. Это твоя личность, собственно и есть ты! Но по нашим временам, найти человека по психопрофилю – вопрос нескольких месяцев. По вашему времяисчислению…
- И ты решил прикрыться мной, как щитом?
- Щитом?! Супер! Ну и самомнение! Да из тебя щит, как из шнурка – плазмотрон!
- Тогда зачем?
- Надо залечь на какое-то время на дно. Поглубже. Ваше захолустье как раз подойдет. А ты тем временем присмотришь за моим новым телом.
- Ты предлагаешь обмен телами?
- Да кто тебя спрашивает! Будешь делать все как надо – получишь свое тело обратно в целости и сохранности.
- Но почему я?
- Почему? Просто ты оптимальный вариант. Помнишь, я говорил, что в тебе большой потенциал и при этом две трети пустоты? В слишком умном мне было бы тесно, да и договариваться сложнее. А полному дебилу доверять свое тело тоже не очень хочется. Так что ты – золотая середина.
- Ну, допустим. А зачем было доводить меня почти до сумасшествия?
- Как бы тебе понятней объяснить? Ага, вот: чтобы вытащить гвоздь из бревна – надо хорошенько ухватиться за шляпку и расшатать его туда-сюда. Теперь понял?
- Понял… А как ты думаешь, я тут долго без тебя протяну? Я ж ни черта не знаю! Каюк твоему телу!
- Не паникуй. Знания – это как капитал. Я тебе оставлю того и другого более чем достаточно. Кроме того, я с тобой побуду еще месяца два. Помогу в плеяды внедриться…
- Плеяды?
- Ну, это так у нас называют кланы людей свободной профессии. Варяги, по-вашему. Джентльмены удачи, неподвластные ни Федерации, ни Империи. Контрабандисты, пираты, иногда – наемники. В общем, вольные стрелки.
 
***
Солнечным июньским днем по гаревой дорожке больничного парка девушка в белом халатике неспешно катила коляску с безнадежным больным Максимом Бесединым. С самого момента поступления – почти два с половиной месяца – этот больной находился в состоянии "овоща", не подавая никаких признаков улучшения. Обычная прогулка – воздушная процедура – не предвещала ничего необычного.
Внезапно пациент вытащил руку из-под пледа и вцепился в тормоз. Коляска остановилась. Безнадежный больной ухмыльнулся. Вот тебе и дурдом. Как ты, Макс, и хотел. Встав на ноги, "овощ" бросил плед в коляску, повернулся к "сестричке" и сердито нахмурил брови.
- Безобразие! Разве это прогулка? – он строго погрозил ошарашенной девушке указательным пальцем. – Пациентам нужен активный моцион! Жизнь – это движение.
И развернувшись, побежал легкой трусцой прочь от коляски. Сзади раздался шлепок рухнувшего на землю тела. Ничего, легкий обморок. У молодых нервы крепкие, жить будет…
 
***
В конференц-зале крейсера "Белый карлик" собрались три самых авторитетных в галактике вождя Плеяд. Три благородных дона "с большой дороги".
Один из них – здоровяк Грэг, отличавшийся больше волевым и властным характером, нежели интеллектом, – представлял кланы, контролировавшие почти все имперские территории.
Другой – элегантный джентльмен Рэкс, обладатель острого как лазерный скальпель взгляда, – предводительствовал над кланами территорий Федерации.
Третьим был сам хозяин крейсера – таинственный дон Бес. Мало кто видел его, а уж о его прошлом – вообще никто ничего не знал. Он возник из ниоткуда всего несколько лет назад и быстро завоевал авторитет среди Плеяд. Легенды о его дерзких операциях успели облететь весь освоенный сектор галактики. Его эскадра обычно орудовала в самых опасных районах – на новых территориях, где концентрация противоборствующих войск Империи и Федерации просто зашкаливала.
- Я собрал вас здесь, благородные доны, – начал Бес, – чтобы обсудить ваши планы на ближайшее будущее.
- А что планы? – откликнулся Грэг. – Лично у меня никаких новостей. Все по-старому.
- Аналогичная картина, – небрежно бросил Рэкс.
- Шифруетесь? – Бес, прищурившись, посмотрел на собеседников. – Тогда придется мне рассказать вам о тайных сепаратных переговорах, которые ты, Грэг, ведешь с федералами, а ты, Рэкс, – с Империей.
- Да какие там переговоры! – возразил Рэкс. – Обычный найм. Просто подряд очень крупный. Два миллиарда.
- Два? – усмехнулся Грэг. – А я настоял на трех! Мы ведь люди простые, не гордые, как некоторые. Можем и поторговаться.
- Ай, браво! – Рэкс ухмыльнулся, издевательски захлопав в ладоши. – Да ты просто гений! Я удивляюсь, как это ты не выторговал миллиардов этак десять – двадцать! Учитывая, что никто тебе платить не собирается!
- Можно подумать, тебе заплатят! Тоже мне, умник! – обиделся Грэг.
- Уже заплатили. Аванс. Миллиард в платиновых слитках. Просто когда торгуешься, надо включать свой кокос, или что там у тебя в роли головы.
- Брэк, джентльмены! – жестко прервал их Бес. – Речь сейчас не о деньгах. Вы оба подписались на участие в бойне за звезду PH 11235. И ваши работодатели хотят жар загрести вашими руками. Поэтому погонят вас впереди. И пока вы будете бодаться друг с другом как два барана, их адмиралы будут любоваться этим зрелищем издалека.
- Вот, суки! – Грэг стукнул кулаком по столу. – Одно дело размазывать имперцев по пространству. А другое – метелиться со своими в угоду их вонючих амбиций! Если ты, Рэкс, отслюнявишь пол миллиарда, я готов забыть о трех!
- Договоримся, – бесстрастно ответил Рэкс. – Свои ж люди.
Тем временем Бес проделал некоторые манипуляции на пульте, и над столом начала появляться дымка трехмерной карты галактики. Звезды разлетались во все стороны, а в центре разрастался одуванчик – облако бледных точек с ярким желтым огоньком в середине.
- Я вот только одного не пойму, – скептически скривился Грэг, – чего им так приспичила эта звезденка на краю мира?
- Там есть жилая планета, – невозмутимо заявил Рэкс, как всегда хорошо осведомленный. – А за такие оазисы державы рубятся не на шутку!
- Но раньше как-то без нас обходились!
- Это особая планета, – возразил Бес, задумчиво вглядываясь в карту. – Ты, Грэг, когда-нибудь ходил босиком по траве?
- Один раз. В детстве. С отцом были на Семле… Потом подонки имперцы выжгли ее до черного камня. Никогда не прощу!
- Очевидно, федералы учли и это, выбирая, кого нанимать против Империи, – заключил Бес, выходя из задумчивого состояния. – Эх, только бы в пылу битвы ни один идиот не зацепил импульсом внешнее облако. А то обвалите внутрь кометный мусор, и будет как с той Семлой… Ладно, хватит лирики. Давайте лучше думать как…
 
***
У края одуванчика звезды PH 11235 сошлись две враждующие флотилии, усиленные войсками наемников. Как и предсказывал Бес, наемные армии шли впереди основных сил, обреченные первыми принять на себя удар противника.
Имперский адмирал Моралес, наблюдая сближение армад на большом экране, чувствовал себя несколько разочарованным. Перевес сил, обеспеченный успехами имперской дипломатии и разведкой – чудом нанятое одно из лучших войск Плеяд, был полностью нивелирован. На стороне Федерации наемников было не меньше. К тому же эти неуправляемые бандиты предпринимали сейчас какой-то свой маневр, никак не согласованный с адмиралом. И при этом упрямо не выходили на связь.
Корабли Рэкса-Хирурга резко уходили вверх (относительно точки зрения адмирала, конечно). При этом наемники со стороны федералов маневрировали вниз. И тут же из внешнего облака звезды, как черт из табакерки, выскочила еще одна эскадра. Поскольку адмирал о ней ничего не знал – стало быть, это тоже силы неприятеля. Моралес почуял неладное. Это явно была ловушка, из которой надо вырываться.
И тут старый вояка допустил роковую ошибку. Вместо отступления надо было прорываться сквозь боевые порядки федералов. А так, времени, потраченного на торможение и разворот, вполне хватило четырем группам противника, чтобы взять войско Моралеса в классический "тетраэдр". Не будучи друг у друга на линии огня, они плотно накрыли имперцев со всех сторон. Тем ничего не оставалось делать, как только продолжать отступать в выбранном направлении.
Федералы же, воодушевленные такой неожиданно мощной поддержкой наемников, продолжили преследовать противника, развивая успех. Наступая имперцам на пятки, они сами не заметили, как оказались в центре тетраэдра. И тут же ощутили на себе шквал огня недавних союзников.
После такого избиения, остатки двух великодержавных армий уже не помышляли ни о какой победе. Хоть бы ноги унести до ближайшего пространственного портала…
Предчувствуя тяжелый разговор с императором, грозивший в лучшем случае отставкой, адмирал Моралес кипел от бешенства. Проклятые наемники! Благородные доны! Никому нельзя верить!..
 
***
А в конференц-зале крейсера "Белый карлик" вновь собрались вожди Плеяд.
- Давайте подведем итоги, благородные доны, – мрачно процедил Рэкс. – У меня минус три крейсера, пять эсминцев, про такшипы я вообще молчу. У вас, похоже, такие же достижения.
- Да, только ты хоть свой миллиард откусил, – пробурчал Грэг. – А где мои три?
- Ну, ты и клоун, Грэг! Твои три миллиарда не материализовались бы никогда и ни при каких условиях. Давай, лучше спросим уважаемого Беса, что мы в результате поимели в плюсах?
- Ну, во-первых, – начал загибать пальцы Бес, – звездная система с кучей планет, ресурсы которых лежат не тронутые прямо на поверхности. Во-вторых – население планеты на начальной стадии выхода в космос. А это миллионы молодых людей, просто бредящих карьерой космического бродяги. В-третьих – с учетом вышесказанного, уже через несколько лет здесь будет мощная независимая база для нашего альянса. И сунуться сюда не посмеют ни имперцы, ни федералы. В-четвертых, эта планета – просто райское место, которое цивилизация, по своему обыкновению, еще не успела превратить в клоаку… Рэкс, ты давно ходил босиком по траве?
- Честно говоря, никогда. Я вырос на станции.
- Теперь ты сможешь наверстать упущенное!
- А в-пятых? – оживился Грэг. – У тебя остался еще один не загнутый палец.
- А в-пятых… В-пятых, это моя Родина! А мы, земляне, очень сентиментальные существа…
В глазах у Беса защипало, и пространство утратило резкость. Возможно, от навернувшейся влаги, силуэты Рэкса и Грэга расплылись и слились в один. Протерев глаза пальцами, Бес обнаружил себя перед зеркалом. И никого больше. В конференц-зале сидел один человек, привыкая к вновь обретенной целостности. Это был Максим Беседин, хоть и в чужом теле…
 
***
- Привет, Максик! Привет, малыш! Хорошо выглядишь изнутри! Я имею в виду… В общем, сам понимаешь, я не о ливере. Хотя здоровье организма в целом меня тоже удовлетворяет! Короче, молодец, с заданием справился! Не зря я все-таки тебе тогда думалку на три части раскроил! А теперь, когда все вместе, мне даже тесновато как-то. Вырос, возмужал!
- Привет, Боб! У тебя как всегда, словесное недержание! Лучше скажи, ты по делу, или так, в гости, поболтать!
- Ну и суровый ты стал! Столько лет не виделись. То есть не слышались. А ты сразу – по делу! Ну, по делу, так по делу! Тогда слушай: План этот созрел у меня давно. Сразу, как коллеги из Внешнего Поиска наткнулись на вашу планетку. Жалко стало, мирок-то райский! Дай, думаю, отдохну от своих упырей цивилизованных. Заодно и племенам диким помогу. Вот так все и срослось. Только у вас все так запущено оказалось. Еще хуже, чем я ожидал! Пришлось поднапрячься! Пара-тройка революций, устранение четырех деятелей, потенциально способных на кнопку нажать… Ну, там по мелочи еще – энергетика, экология, финансовые кризисы. В общем, без дела не сидел. Зато теперь – на заслуженном отдыхе. Свой островок в Тихом океане, яхточка… Ну и прочие радости жизни.
- Ну, а ко мне чего опять заявился? Или похвастаться некому?
- Да, видишь ли, отдыхать надоело. Мы с тобой такую грандиозную работу проделали! Надо развивать успех!
- Стой. Ты что, опять поменяться предлагаешь?
- Предлагаю? Да кто тебя спрашивать будет! Ты глянь, как был индюк с самомнением, так и остался! Ладно, не дуйся. Все ведь по-честному. Я тебе обещал тело вернуть – возвращаю. В целости и сохранности. Да еще и остров с яхтой в придачу. Как премиальные. Наслаждайся!
И звезды на экране перед Максом начали кружиться, постепенно набирая обороты…
 
***
Открыв глаза, он опять увидел звезды. Макс лежал на открытой палубе небольшой яхты, плавно покачивавшейся на волнах. А там вверху, среди звезд, жулик и авантюрист Боб Хаммерхед уже приступал к реализации своих очередных грандиозных планов. И связаны они, скорей всего, с Землей. Но лучше уж он, чем упыри из Империи или Федерации. И что-то подсказывало Максу, что они еще встретятся. Может быть, даже в реале…
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования