Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

harry book - С первыми лучами солнца

harry book - С первыми лучами солнца


       Холодная ночь отступала на запад. Первые, совсем тусклые лучи солнца выглядывали из-за горизонта, серое небо светлело с каждой минутой. Осторожно ступая, Орр вышел из-за скалы и втянул ноздрями воздух. Ночная охота прошла неудачно, зверя мучил голод. Незнакомый запах встревожил хищника, он повертел головой и, принюхавшись, двинулся вдоль ущелья. Возможно, где-то там его ждала добыча. 
       Которые сутки он кружил по скалам в одиночку, пытаясь добыть пищу и не попасться на пути стае. Стае, в которой он вырос, которая делала его сильным и непобедимым, а теперь стала злейшим врагом. Трехлетний Орр посягнул на то, на что не всякий пятилетка отважится: вызвал на поединок вожака. Старый, но еще сильный гувр почти вышиб из наглеца все внутренности, всю душу, оставив жизнь. И теперь Орру придется до конца дней скитаться в одиночестве или завести собственную стаю. 
        Подул легкий ветерок, невдалеке послышался звук покатившегося камня, и зверь остановился. По телу пробежала дрожь, хищник притаился за большим валуном и замер в ожидании. Из-за скалы появился странный зверь. Странный, потому что все известные Орру ходили на четырех лапах, а этот шел на двух.  
Чужак подошел к стене и стал что-то царапать – на гладкой поверхности появился белый контур. Изображение очень походило на рогатого зверя, часто служившего добычей хищнику. Зачем двуногому царапать зверей на скале?
         Незнакомец почувствовал на себе взгляд и обернулся: из пожелтевшей травы пристально смотрели оранжевые глаза. Во взгляде зверя угадывалось больше любопытства, чем угрозы. И совершенно неожиданно двуногий подошел к хищнику ближе.
– Какой шикарный экземпляр. В точности как овчарка, которая у меня когда-то жила. Жаль, что ты дикий. Изголодался небось?
Он открыл рюкзак и бросил кусок курицы. Сознание зверя заметалось в растерянности: чужак пытается ему помочь, как такое может быть? Орр принюхался, потрогал лапой пищу, и ничего не произошло. Запах лакомства был слишком силен, чтобы устоять, и хищник проглотил мясо.
– Молодец. Не такой уж ты и дикий. Верно? – двуногий улыбнулся и бросил зверю еще кусок, уже побольше.
          Орр с аппетитом сжевал и этот, не сводя взгляда с незнакомца. Теперь он не мог напасть на двуногого, избавившего его от голодной смерти. Орр облизнулся и прилег рядом с камнем, ожидая, что будет делать дальше это странное существо. А тот махнул рукой и выложил на траву всю еду, быстро исчезнувшую в пасти хищника, теперь окончательно убедившегося в добрых намерениях гостя. Незнакомого существа, царапающего контуры зверей на гладкой скале и совсем непохожего на гувра. Но разве это главное? У всех есть какие-то странности, но не все делятся пищей. Уж это Орр хорошо усвоил со щенячьего возраста. 
        Чужак забросил на плечи рюкзак и зашагал вниз, в сторону равнины, а зверь застыл на месте. Идти следом или продолжать голодную жизнь в родных местах, рискуя нарваться на стаю? Сомнения разрешил двуногий.
– Пошли. Вижу, здесь тебе не рай. Идем со мной, – он сделал приглашающий жест.
Орр взошел на пригорок: бескрайняя пожелтевшая степь простиралась до самого горизонта. Привязанность к родным местам продолжала удерживать на месте, но чутье подсказывало последовать за незнакомцем. Зверь взглянул на светлеющий небосвод, спрыгнул с пригорка и легкой трусцой побежал по узкой тропинке.
А за его спиной из-за горной гряды показался оранжевый диск солнца, и скалы заблестели во всей своей красе…

***
        В большом круглом зале Музея искусств каждый шаг отдавался эхом. Парень и девушка шли по гладкому черному полу, тихо переговариваясь.
– Не знаю, что ты нашел здесь интересного, Марк. Не понимаю и никогда не понимала рукодельщиков. Зачем самому делать то, для чего есть роботы? – девушка остановилась и умоляюще глянула на спутника.
– Алена, нельзя все время жить в упаковке, нельзя смотреть на мир только из-под обертки, не трогая руками, – парень мягко взял спутницу под локоть, и они продолжили путь. – И потом, твой дед вроде был одним из рукодельщиков?
Девушка скорчила гримасу и отвернулась.
– Был. Это называлось «краснодеревщик». Он создавал мебель из дерева. Представляешь: из дерева! Столы, стулья, кровати, шкафы. Пилили деревья, которых теперь почти не осталось, и делали мебель. Маразм! И, пожалуйста, не напоминай мне, я терпеть его не могла.
Марк молча кивнул и остановился.
– Пришли.
         Перед молодыми людьми простиралась длинная стеклянная витрина, внутри которой аккуратно лежали необычные, давно вышедшие из обихода предметы. Старушка, древняя, как сам музей и его содержимое, неожиданно легко поднялась со стульчика и подошла к посетителям. Опытный взгляд гида сразу уловил интерес в глазах парня и ленивое, полусонное безразличие девушки. Он привел ее что-то показать, как это обычно бывает.
– Чем могу служить? – старушка дотронулась ладонью до стеллажа и улыбнулась.
– Мы хотели бы посмотреть что-нибудь из живописи, – Марк мельком глянул на спутницу, но та даже не моргнула.
– Понимаю, – кивнула гид. – Живопись давно вышла из моды, а художники стали почти раритетом.
– Но ведь была такая профессия, – глаза Марка на мгновение оживились.
– Была, – старушка не спеша подошла к большому шкафу, достала пластиковую коробку. – Вот кое-что из Цветова. Холст, масло, конец двадцать первого века, закат живописи, закат искусств, закат всего, что делалось руками мастеров.
        Она тоскливо вздохнула и нажала на кнопку, коробка открылась. Алена придвинулась ближе, с интересом разглядывая картину. Потом хмыкнула.
– Мой генератор-копировальщик сделает такую же, только во много раз лучше и ярче.
Гид неодобрительно глянула на девушку и покачала седой головой.
– Роботы, роботы, роботы. Человек создал устройства, избавив себя от физического труда. А тем, кто пытался что-то мастерить, приклеили ярлык «рукодельщики». Их становилось все меньше и меньше. Они разбредались по укромным уголкам планеты, ища уединения, пытаясь сохранить веками наработанное мастерство. А вскоре и вовсе исчезли, растворившись в бурном потоке цивилизации.
          Марк нежно провел ладонью по гладкой лакированной поверхности картины. 
– Трогать нельзя, за это полагается штраф, – прошептала старушка, заговорщицки подмигнув.
Молодой человек отдернул руку и скользнул взглядом по стеллажу.
– А что-нибудь из наскальной живописи у вас есть?
– Откуда вы знаете? – на лице гида отразилось удивление.
– Я не знаю. Просто слышал когда-то, а сегодня решил глянуть, если, конечно, можно, – парень говорил растерянно, словно извиняясь.
       Взгляд старушки вновь стал прежним. Она закрыла картину и вернула коробку на место.
– Есть, – негромко произнесла она. – Показать не могу, потому что находится в специальном хранилище музея и лично контролируется директором. Но, завтра утром ровно в девять ноль ноль состоится открытие выставки. У вас ведь есть пригласительные? – старушка хитро прищурилась, с интересом разглядывая молодую пару.
– Достанем, – улыбнулся Марк. – Спасибо за экскурсию, завтра утром придем обязательно.
***
      Двуногий жил в маленьком домике. Одинокое жилище в светло-желтой бескрайней арианской степи. Вокруг никакой ограды и других двуногих. Хозяин вошел внутрь, гувр остановился в десятке метров. Вскоре двуногий вышел и опять помахал рукой.
– Рай не обещаю, но кое-что у меня есть.
Он подошел к дому, поставил рядом большую миску и стукнул по стене ладонью. Открылась крышка, миска наполнилась пищей. Запах защекотал ноздри гувра, вызвал легкое головокружение.
– Не буду тебе мешать, – двуногий вновь улыбнулся и зашел в домик.
Зверь, как завороженный, подошел к миске, прислушиваясь и оглядываясь по сторонам. Но равнина была пустынна, и лишь ветер шелестел по засохшей траве.
        Хозяин домика наполнял миску трижды в день в одни и те же часы. Гувр быстро понял, что не нужно сидеть и ждать, достаточно просто прийти в определенное время. А куда ему еще идти? В горах небезопасно, а равнины он не знал. Может быть, двуногому нужна его помощь? 
        В траве что-то зашуршало. Орр принюхался и прижался к земле. К домику, извиваясь, ползла большая серая змея. Когда-то он встречался с такой же в горах. Молниеносный бросок, и острые, как бритва, зубы отсекли пресмыкающемуся голову. Есть змею гувр не стал: мясо жесткое и вонючее, но принес под дверь двуногого, который не заставил себя ждать.
– О! Какой шикарный улов сегодня! А ты молодец. Если такая гадюка укусит, то вакцину не успеешь вколоть, – и благодарный взгляд стал самой большой наградой Орру.
Теперь он знал: змея - враг двуногого, но больше рядом с домиком ползающих гадов не обнаружил. 
           А хозяин домика наполнил рюкзак и вновь собрался в горы. Что ж, Орр будет следовать за ним повсюду, чего бы это ему не стоило. Так они и шли по узкой тропинке: зверь бежал впереди легкой трусцой. И зачем двуногому эти холодные скалы?  
Иногда он останавливался, что-то поднимал с земли и засовывал в карман рюкзака. А тропинка медленно поднималась вверх, петляя между большими камнями. И вскоре привела к той самой стене, где нацарапаны контуры зверей. Орр прилег неподалеку и стал внимательно наблюдать, что сделает его друг на этот раз. А тот, бурча какие-то заклинания, достал маленькие баночки, насыпал в них порошки, залил водой и стал размешивать. Долго размешивал. Опять чего-то подсылал и подливал воды.
Потом вынул из рюкзака длинную кисть, обмакнул в получившуюся смесь и короткими мазками начал наносить краску на стену. На контурах зверей стал появляться цвет, а следом и объем. Орр подошел к стене и принюхался: пахло травами и чем-то еще, но не животными. Разочарованный хищник вернулся на прежнее место, прикрыл глаза и хотел задремать, но тут новый, резкий и до боли знакомый запах заставил вскочить: к скале приближалась стая. Его стая.
***
         Такси мчалось по трассе, за окном мелькали разноцветные вывески супермаркетов и редкие в этот утренний час прохожие. 
– Надеюсь, ты не зря поднял меня в такую рань, – Алена мельком глянула в зеркальце, поправив прическу и улыбнувшись.
Марк не ответил, продолжая смотреть в окно, вглядываясь в знакомые с детства улицы мегаполиса.
– Ты меня не слушаешь, – обиделась девушка, спрятав зеркальце в сумочку.
– Сувенир, – парень протянул кулон на серебряной цепочке.
         Алена осторожно взяла подарок, повертела в руках и недоуменно глянула на спутника.
– Это какой-то камень?
– Это сувенир с сюрпризом, – Марк улыбнулся.
– И где здесь сюрприз?
– Нажать вот тут, – парень показал на едва заметную выпуклость на темно-сером камешке. – И подставить под лучи восходящего солнца.
        Девушка с недоверием посмотрела на Марка, спрятав подарок в сумочку. Вздохнула и отвернулась.
– Ты живешь непонятной жизнью, путешествуешь по далеким планетам, постоянно рискуешь, а потом вдруг появляешься здесь, как ни в чем не бывало. Может, расскажешь что-нибудь?
– Рассказывать особо и нечего, – вздохнул Марк. – Готовлю видео и текстовый материал о флоре и фауне диких планет. Потом продаю географическим журналам. Иногда телевидению.
– И все?
– И все, – парень взял ладонь девушки и нежно погладил.
Алена резко выдернула руку, как будто ее схватил хищный ящер.
– А тебе не приходила в голову мысль, что можно просто вернуться на Землю, найти достойный заработок или начать свой бизнес? Можно построить дом и завести семью, наконец, – Голос дрогнул, на глазах девушки появились слезы.
Марк не ответил, только пожал плечами. Не ответил, потому что ответа у него не было, а врать Алене противно и бесполезно.
– Музей искусств, – голос робоводителя прервал разговор молодых людей.
       Такси остановилось. Марк вышел и хотел подать руку девушке, но Алена выбралась через другую дверь. Что-то защемило у Марка в груди, что-то очень сильное и болезненное. И он впервые засомневался в правильности своего решения. Решения жить вольной свободной жизнью путешественника. 
– Мы идем? – Алена достала из сумочки и опустила на глаза большие темные очки в позолоченной оправе.
      Поднявшись по широким мраморным ступенькам, молодые люди вошли в распахнутые двери, отливавшие бронзой. Несмотря на столь ранний час, Музей искусств был заполнен народом. Марк, держа Алену за руку, уверенно протиснулся сквозь толпу к стеклянной витрине. Все та же старушка-гид с непроницаемо-каменным лицом стояла неподвижно, чего-то ожидая.
– Вы, – утвердительно произнесла она. – Все-таки достали пригласительные.
– Нам случайно повезло, – подмигнул Марк.
        Алена недоверчиво глянула на спутника, но промолчала. По залу прокатился серебристый звон, и наступила тишина. Появился директор музея, полный мужчина в костюме покроя ХХ-го века, белой рубашке и галстуке. 
– Дамы и господа! Я очень рад видеть вас здесь на демонстрации нашего нового раритета. Словами это описать трудно, поэтому предлагаю чуть-чуть подождать и восхититься.
Директор широко улыбнулся, подав знак гиду.
       Черная пластиковая панель с жужжанием отъехала в сторону, открыв плоскую, светло-коричневую каменную плиту, разрисованную краской. Мазки беспорядочно покрывали камень, не создавая никакого намека на что-то либо конкретное. Среди собравшихся в зале пронесся вздох разочарования. Старушка взяла в руки пульт и натиснула несколько кнопок – вспыхнули яркие лампы, озарив плиту мягким оранжевым светом. Толпа на мгновенье замерла, выдала несколько удивленных возгласов и попятилась. 
– Не может быть. Невероятно. Что это такое? – прокатилась волна шепота.
Директор улыбался, старушка зорко оглядывала собравшихся, а Марк смотрел только на Алену. В глазах девушки промелькнуло удивление. Она отвернулась и зачем-то открыла сумочку. Марк опустил голову и вздохнул…
***
        Как большая серая тень, стая вынырнула из-за пригорка и остановилась. Вперед вышел крупный, уже немолодой самец и, хищно оскалив большие клыки, зарычал. Орр знал, что когда-нибудь с ним встретится. Знал и внутренне готовился, но сейчас его сковал страх. Лапы окаменели и не хотели слушаться, голова опустилась вниз. Стая, вдохновленная вожаком, начала приближаться, и в этот момент молодой гувр понял: сейчас! Сейчас или никогда. Сейчас он даст бой вожаку или никогда не сможет охотиться. Будет вечно трусливо оглядываться и поджимать хвост. Лапы сдвинулись с места, из горла вырвалось рычание, которое он сам не узнал. Что-то изменилось в нем за эти дни. Что? Может быть, это результат его новой дружбы? 
Вожак повернул голову и вонзил взгляд желтых глаз в Орра. Теперь пути назад не было.
– О! Похоже, у вас тут старые счеты, – двуногий произнес это совершенно спокойно, глядя на стаю голодных хищников, как на милых домашних питомцев.
И Орр понял: его друг совершенно не боится, не знает страха. 
         А тот посмотрел на наручные часы, и хитро улыбнувшись, стал чего-то ждать. Орр приготовился к схватке, и в этот момент из-за горизонта появилось солнце. Его лучи легли на равнину, осветили горы, скользнув по каменной стене. 
Вожак медленно приближался, стая оставалась на месте – таков закон гувров. В поединке участвовали двое, и никто не имел права вмешиваться. Никто, кроме самой смерти. Старый гувр напряг мышцы, приготовившись к прыжку, и замер. Замерла стая. Все взгляды были обращены на скалу, где один за другим оживали диковинные существа.
         Огромный желтый зверь махнул хвостом, тряхнул гривой и открыл пасть, показав длинные клыки. Черный великан поднял ногу и помахал толстым хоботом. Его белоснежные бивни сверкнули в лучах восходящего солнца. Заколыхалась высокая трава, по ярко-синему небу стремительно помчались пушистые облака. 
Орр стоял спиной к скале и не видел ожившей картины, но, точно уловив момент замешательства, напал первым, целясь в горло врага. В последнее мгновенье старый гувр успел уклониться в сторону, избежав верной смерти. Острые клыки впились в лапу, пронзив мышцы. Хрустнула кость, оба хищника покатились по траве. Вожак взвыл, захрипел, кровь хлынула ручьем. Орр вновь стоял на ногах, приготовившись к атаке.
– Не стоит его добивать, дружище!
Гувр взглянул на друга и вспомнил свою предыдущую схватку с вожаком. Ярость постепенно уступала место жалости.
– Пусть живет, а? – то ли спросил, то ли попросил двуногий.
Орр сглотнул слюну и посмотрел на стаю: теперь взгляды серых хищников были скорее испуганными, от прежнего воинственного настроя не осталось и следа. 
         Старый гувр с трудом поднявшись, заковылял к пригорку, и Орр не стал его преследовать. Какой смысл добивать раненого врага, теперь уже даже не вожака? Сильный должен проявить милость к побежденному, Орр гордо поднял голову и громко зарычал. Как никогда громко.
Стая уже скрылась за пригорком, а молодой гувр все еще продолжал смотреть ей вслед. Он только что упустил шанс вернуться в стаю, шанс стать вожаком.
– Вот и правильно. Похоже, ты выиграл самую главную схватку в своей жизни. Поздравляю, дружище!
       Хищник посмотрел на скалу и совершенно не удивился ожившей картине: ведь двуногий – Бог, сошедший с небес. Благодаря ему Орр стал сильнее, победил свой страх, вернул интерес к жизни. И может быть, поэтому он остался здесь.
День вступил в свои полные права, и странные звери  на скале неподвижно застыли до следующего восхода солнца…
***
      Утром, едва проснувшись, Алена взяла со столика коммуникатор и нажала кнопку вызова.
– Ваш абонент вне зоны покрытия, – ответил механический голос.
Девушка хмыкнула и вошла в Сеть. Здесь ее тоже ждало разочарование – аккаунт Марка не активен. Алена решила еще понежиться в постели, но тут вспомнила про подарок. Гладкий серый камешек не внушал доверия и никак не производил впечатления драгоценности. Девушка нажала на выпуклость, внутри клацнуло, кулон открылся. На поверхности был нарисован странный светло-коричневый зверь. Хотя, зверем его можно назвать условно, скорее клякса, напоминающая зверя. Алену разобрал смех, она подняла руку, подставил кулон под лучи солнца, пробивающиеся из-за шторы. Изображение на кулоне стало ярко-желтым, превратившись во льва. Большого льва в африканской саванне. Хищник открыл пасть, обнажив ослепительно-белые клыки, махнул хвостом.
        И в этот момент кусочки мозаики сложились в картинку. Долгое отсутствие Марка, его нежелание рассказывать о своей жизни на диких планетах, Музей искусств, непонятно откуда взявшиеся пригласительные билеты и выставка. Выставка одной картины на каменной плите. Картины, оживающей с первыми лучами солнца. Девушка закрыла кулон, бережно прижав к себе. Разве нужно стесняться? Стесняться того, что ты рукодельщик. Принадлежишь к немногочисленной когорте людей, своими руками создающих нечто. Нечто прекрасное и удивительное. Алена открыла коммуникатор и вновь сделала вызов.
– Марк, ответь. Ну, ответь, пожалуйста, – в глазах девушки появились слезы.
Внезапно ее осенила страшная догадка.
– Алло, это космопорт? Алло!
– Диспетчер дальних полетов слушает, – ответил приятный женский голос.
– Скажите, когда ближайший рейс на Арн … Арно … Я забыла название этой планеты!
–Ариан?
– Да! Точно, Ариан!
– Ближайший рейс сегодня. Вылет через двадцать три минуты …
Алена уже была на ногах. Спешно одевшись, побежала к выходу, потом вспомнила, вернулась за сумочкой и выскочила из квартиры, громко хлопнув дверью.
         Такси мчалось по шоссе, обгоняя редкие машины.
– Быстрее! Пожалуйста, быстрее! – Алена стучала кулачком по сиденью робоводителя.
– Сожалею, но это предел, – отвечал бесстрастный голос таксиста.
– Я доплачу вам, слышите! Доплачу!
Машина почти влетела на стоянку, резко затормозив. Девушка уже бежала к месту посадки. Только одна мысль звенела в голове: «Успеть, успеть, успеть… »
– Ваш посадочный талон, мисс, – голос контролера пролетел мимо, оставшись позади. – Мисс, вернитесь!
Сломался каблук, Алена скинула туфли, отшвырнула в сторону и помчалась босиком. Сзади бежал диспетчер, двое охранников, а вскоре к ним присоединился полицейский. Завыла сирена, двери космовокзала закрылись, пассажиры замерли в недоумении. 
        Вперед выскочил мужчина в униформе и широко расставил руки, пытаясь поймать девушку. Алена швырнула ему в лицо сумочку, мужчина на мгновенье потерял видимость, и девушка проскочила под его рукой. 
Серо-стальной красавец-звездолет готовился к старту. Посадка завершилась, высокая стюардесса в ярко-синей форме улыбалась, маша кому-то рукой, и в этот момент на трапе появилась Алена. Едва не сбив стюардессу, девушка забежала в салон. Грудь разрывалась от резкой нагрузки, легкие едва справлялись, перед глазами мелькали разноцветные круги. Алена потеряла равновесие, облокотилась о стену и начала медленно сползать вниз – силы иссякли.
       Чьи-то сильные руки подхватили и бережно посадили ее в кресло. 
– Ты в порядке? – теперь этот голос был самым родным, самым желанным.
Она закрыла лицо руками и заплакала. Диспетчер, охранник и полицейский с открытыми ртами смотрели то на девушку, то на объясняющего им что-то Марка.
Полицейский повертел наручниками и, хотел было произнести стандартную фразу о выполнении долга, но волшебное слово «мэр» из уст Марка, удостоверение специального корреспондента известного журнала, а также готовность немедленно покрыть все убытки и оплатить билет девушки охладили пыл служителя закона. И вскоре вся группа преследователей с недовольными лицами покинула салон.
      Звездолет задрожал, оторвался от бетонки и помчался к далекой планете Ариан, а Алена продолжала плакать, прижимаясь к человеку, создающему на камне живые картины… 
***
       Орр верил, что двуногий вернется. Каждый день зверь приходил к домику и подолгу сидел на пороге. Не мог друг просто так взять и уйти, бросив его здесь. Иногда гувр подходил к стене и нажимал лапой. Миска наполнялась, но есть почти не хотелось. Иногда он тоскливо выл на луну, проплывающую по ночному арианскому небу, а к утру забывался беспокойным сном. Ему снился странный желтый зверь, грозно рычащий с гладкой каменной стены. Черный великан на толстых ногах, махал длинным хоботом. Потом всходило солнце, наступал новый день, и появлялась новая надежда. 
        Мягкий голос прервал воспоминания гувра. 
– Он не опасен? – Алена взглянула в сторону зверя и поправила лямки рюкзака.
– Нет. Он дружелюбнее, чем некоторые известные мне люди, – то ли серьезно, то ли в шутку ответил Марк, продолжая идти по узкой горной тропе.
       Орр остановился и внимательно посмотрел на человека.
– Такое впечатление, что он все понимает. Как его зовут?
– А мы сейчас спросим у него. Как тебя звать, дружище? – Марк улыбнулся и подмигнул.
Зверь повертел головой, сверкнул глазами и глухо зарычал.
– Он сказал РРР! – засмеялся Марк.
– Может Урр? – предложила Алена.
Зверь вновь зарычал. На этот раз обиженно.
– Видишь – нет. Скорее Орр. Да?
      Гувр вновь остановился, взгляд стал задумчивым, как будто разум перенесся далеко-далеко, оставив здесь лишь тело.
– Точно – Орр. Орр! – позвала Алена.
Зверь посмотрел на девушку, подошел ближе и присел.
– Пора сделать привал и перекусить, – Марк скинул рюкзак и размял плечи. – Сегодня предстоит много работы. Кстати, покажу кое-что написанное не для музея.
– Заинтриговал, – Алена присела на большой камень и улыбнулась.
Марк открыл рюкзак, достал бутылку с водой и пакет с продуктами. Нет ничего прекраснее утреннего завтрака в горах, когда дует легкий прохладный ветерок, колышется трава, а из-за горизонта вот-вот появится оранжевый диск солнца.
– Держи! – Марк протянул гувру большой кусок курицы.
Зверь осторожно взял мясо зубами, потом зажал лапами и, не спеша, принялся есть.
– Почти как человек, – удивилась Алена, глотнув воды.
– Ты увидишь здесь много интересного. Директор музея планирует открыть на Ариане школу живописи, мне предлагают ее возглавить.
– Здорово! – Алена поцеловала Марка в щеку. – А мне найдется работа?
– Придумаем. Такие краски только здесь, больше их нет нигде. Основа из местных растений с добавлением натуральных пигментов. И оживают они только на этих камнях. Тот экземпляр в музее пока единственный за пределами планеты.
        А Орр внимательно слушал разговор двуногих. Слушал, мысленно соглашался, хотя и не совсем понимал, о чем говорят. И разве это главное? Важно то, что у него есть настоящий друг. Сейчас они поднимутся на гору, и под рукой двуногого на гладкой каменной стене вновь появятся загадочные звери. А может сегодня не звери? Этого Орр не знал. Но точно знал, что они проснутся, заиграют красками и оживут. С первыми лучами солнца.  


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования