Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Некто69 - Игрушка

Некто69 - Игрушка

 
Крупный рубиновый шар в витрине магазина завораживал. Тонкое полупрозрачное стекло загадочно переливалось, наполняя сферу десятками мерцающих точек. Казалось мелкий– мелкий искрящийся снег, величественно нисходящий сейчас на старую булыжную мостовую, презрев все законы природы, проник в елочное украшение, да так и остался там. Изящный, нескончаемый танец миниатюрных светлячков неожиданно напомнил Виталию Сергеевичу о давнем подарке на рождество. Сколько же лет прошло? Пожалуй, что много более чем полвека... Как же радовался он тогда нехитрому сувениру из пластика! В приплюснутой полусфере заключался целый волшебный мир. Запорошенная снегом околица деревни, прорубь на реке, Емеля в ярком зипуне, добывший заветную сказочную щуку. Вот-вот, еще минута, – и ведра сами понесут воду в избу недалекого счастливца. А пока что, встряхнув подарок, можно полюбоваться на кружащиеся в маленьком нереальном мире вихри из белой рассыпчатой крошки. Давно это было...
"Да что это я! – ударил себя по лбу мужчина. – Канун Нового Года, внуков самое время навестить, а тут такой замечательный подарок сам в руки идет!"
И Виталий Сергеевич решительно потянул на себя ручку входной двери. Продавец за стойкой сиял радушием и предупредительностью, однако не спешил доставать шар с витрины. Он долго распинался о тщательно продуманном дизайне, о важности даже самых мелких деталей для создания респектабельного имиджа заведения. О ручной работе по росписи эксклюзивной партии новогодних украшений. Шелест страниц чековой книжки прервал бурное словоизлияние торговца. Старый город - фешенебельное место, и каждый служащий здесь знал, что покупатель, обладающий таким архаичным средством платежа, не просто состоятелен. Он просто возмутительно богат!
Цена на игрушку, озвученная расторопным продавцом показалась посетителю не просто завышенной, а совершенно запредельной. Мужчина проворчал что-то себе под нос, но рядиться не стал, и через минуту уже держал в руках свое новое приобретение. Коробка, обернутая цветной бумагой и перехваченная традиционной алой ленточкой, заботливо хранила чудо стеклодувного искусства, упакованное в ароматно пахнущую стружку.
Шикарный автомобиль, припаркованный на противоположной стороне улицы, по знаку Виталия Сергеевича заложил плавный вираж и подкатил к поребрику. Шофер с проворством кошки оказался на тротуаре, ожидая дальнейших указаний. Виталий Сергеевич рассеянно назвал адрес, хорошо известный им обоим, и осторожно пристроил коробку на заднем сиденье.
Вечерний город пролетел мимо неоновой рекой и растаял призрачным миражом позади. Мужчина ненадолго задремал, укачанный мягкой подвеской авто, и проснулся от негромкого потрескивания гравия под колесами. Он любил этот звук. Дорожка вела к загородному дому, в котором жил его сын с семьей. Встречи за столом накануне праздников давно стали их доброй традицией. Вот и сейчас, предвкушая радость общения с внуками, тайком смахнул непрошеную слезу.
"Под старость лет впал в сентиментальность", – подумал мужчина.
Через минуту он уже сжимал в объятиях близнецов, чуть не снесших его с ног. С восторженными воплями сорванцы скатились по лестницы со второго этажа и с ходу закружили дедушку по холлу. Виталий Сергеевич незаметно подмигнул водителю, просочившемуся за ним в дом. Тот понимающе кивнул, исчезая за дверью. Они понимали друг друга с полуслова. Дедушка дал увлечь себя в каминный зал, зная, что шофер не подведет. Подарок будет ждать Виталия Сергеевича в условленном месте. Антресоль в ванной комнате исправно исполняла функцию тайника, сохраняя до поры до времени секрет очередного подарка.
Минута – и вокруг камина всё пришло в движенье. Внуки охотно помогали деду разводить огонь, что тоже являлось частью ритуала. Словно по велению волшебной палочки появились длинные спички с красными головками, растопочная бумага, топорик для откалывания щепы.
"Как в древние времена, где-нибудь в рыцарском замке", – подумалось Виталию Сергеевичу. Расположившись перед очагом с весело потрескивающими поленьями, мужчина дождался прихода няни близнецов. Узнав от нее, что сын с женой будут через час, он отпустил девушку. Внуки расположились по обе стороны от уютного кресла, чуть угомонившись. Следуя заведенному порядку, они выжидательно молчали. Многие дедушки читают своим внукам сказки на ночь. Виталий Сергеевич не читал. Вместо того он рассказывал мальчишкам истории из своей, богатой событиями, жизни. Вот и сейчас, он не спеша набил принесенную внуком трубку. Курительный набор хранился в доме специально для таких случаев. Мужчина знал, что он задолжал мальчикам одну, давно уже обещанную историю.
Усмехнувшись, мужчина начал рассказ:
"Итак, дорогие мои, сегодня я расскажу вам о том, как ваш старый дедушка помогал спасать мир…"
Он бросил взгляд сквозь дымовую завесу на заблестевшие глаза внуков и продолжил:
"Однажды, когда я был еще молод… Моложе, чем сейчас ваш папа… Я, как вы уже знаете, всерьез увлекался киберспортом".
Рука с трубкой обвела полку над камином, сплошь уставленную разнокалиберными кубками. Виталий Сергеевич избегал лишних вопросов о временах своей молодости от малознакомых людей, чье внимание привлекали спортивные награды. А сын с удовольствием разместил наградную коллекцию отца в собственном доме.
" Увы, но то время не отличалось мягкостью нравов", – мужчина закашлялся, смутившись. Уж больно все выходило пафосно и велиречиво. Нет, с детьми надо как-то попроще. Да и скромнее нужно быть, скромнее!
"Вообщем, очень нехорошие люди хотели начать большую войну. А для начала устроить серию взрывов в мировых столицах крупных государств. Они завладели секретом особой газообразной смеси. Распыленная в воздухе, смесь образовывала взвесь невероятной разрушительной мощи. Стоило проскочить электрической искре – и взрывом могло быть без следа уничтожено любое, самое крепкое здание. Опробовав первые образцы смеси, террористы планировали развернуть массовое ее производство. Оборудование уже было закуплено ими и ждало своего часа. Вернее, персонал ждал инструкций по технологии производства. Конечно, террористы всячески оберегали свой секрет. Но специальные службы тоже не дремали и шли по следу этих людей".
– Ух ты, как в фильмах про шпионов! – восхищенно протянул один из внуков.
Второй исподтишка толкнул его кулаком в бок и отозвался:
– А что дальше было, деда?
"Дальше разведчики арестовали нехороших людей. Всех. Вернее, почти всех. Но главный преступник сумел бежать. От его сообщников следователи узнали, что он скрыл формулу взрывчатки в виртуальной среде. Точнее, в одной из игр. В то время как раз был самый расцвет Симуляторов Реальности. Ну это когда ложишься в специальную капсулу с подогретым полимерным раствором, облачившись предварительно в специальный сенсорный костюм. Закрываешь глаза. Подсоединяешься к сети. И – ап – вот ты уже вождь повстанцев. Или колдун в заброшенном подземелье, облюбованном кровожадными гоблинами. Или крутой гонщик за рулем болида. Чаще всего игра затевалась не на одну неделю. А то и не на один месяц. Игроки использовали тайники в игре, в изобилии разбросанные по локациям предусмотрительными разработчиками проектов. В схронах можно было оставить оружие, броню, полезные артефакты. Или секретные документы. В одном из сетевых шутеров по данным разведки и был спрятан интересующий их документ. Но найти его среди тысяч хранилищ, пустующих или набитых игровым барахлом, было нелегкой задачей. К тому же провернуть дельце предстояло быстро и аккуратно, не всполошив при том владельца формулы. Вот тогда и понадобился я."
Детей захватил рассказ, и они внимали деду затаив дыхание. А он, довольный произведенным эффектом, продолжал:
"Администрация шутера как раз объявила отборочный турнир. Особенность турнира в том, что участникам блокируют доступ к ранее добытым ресурсам. И, предоставив на выбор один вид огнестрельного оружия, сводят в дуэли. Счастливчикам, прошедшим в следующий круг, возобновляют доступ к ранее заработанным "богатствам". Волей неволей преступник тоже должен был принять участие в состязании, для того, чтобы получить легальный доступ к тайнику. Правила дуэли просты. Город, населенный имитирующими жизнь ботами и несколько вольных стрелков, цель которых – разыскать в толпе конкурентов и уничтожить их. И вот я – там.
Незнакомый город, запах весны разлит в воздухе. Иду по улочкам, любуясь своим отражением в зеркальных витринах. Мне досталась девичье воплощение-аватарка. А я очень даже ничего. Симпатичная. Стройная, но не тощая брюнетка с короткой стрижкой. Свободная газовая блуза поверх свитерка не мешает любоваться гармоничными пропорциями тела. Кожаная дамская сумка на плече удачно вписывается в образ. Художникам надо отдать должное – не схалтурили ни капли. Кокетливо поправляю прядь над ухом, и замечаю его. Охотник. Коренастый блондин рыскает за спиной, словно ищейка, взявшая след. Сильно выделяясь на фоне безмятежно-медлительных ботов, просто отрабатывающих свой номер. Маскироваться даже и не думает. Чутье мне подсказывает – за спиной именно тот, кто мне нужен. А противник самоуверен. Я бы на его месте не обнаруживал себя до последнего, постепенно приближаясь к добыче на дистанцию верного выстрела.
Вот он остановился. Губы растянулись в довольной улыбке. Надо же. Вычислил.
Что он делает? О платформенные боги! Широко растопырив ноги, целится мне в затылок! И пушка соответственная. Что-то типа Смит-энд-Вессон, цвет а-ля-полированный металлик. Ковбой с дикого запада. С самого дикого. Красиво. Эффектно. Очень глупо.
"Глок" оживает в правой ладони еще до того, как позер нажимает на курок. Бах-бах-бах, – тройка легла кучно. Пули продырявили сумку и блузку подмышкой, прежде чем найти цель. Псевдо-американского пастушка как ветром сдуло. Прохожие с криком бросились врассыпную. Использование глушителей в данной локации запрещено, поэтому переполох. Хотя кто палил – определить практически невозможно. Гордо задираю нос. Так стрелять могут немногие. Не оборачиваясь, ориентируясь только по зеркалу. Цирк, конечно. С серьезным соперником никак не прокатит.
"Цзинь" – витринное стекло, расколотое пулей, взрывается прямо над головой. Холодный душ из стекла быстро прибивает воспаривший дух к надежной, как никогда, земной поверхности. Качусь по асфальту, наслаждаясь хрустом стекла под собой. Хорошо, что девчушка как перышко, порезы будут незначительны. Чем же он так шарахнул? Миниатюрная граната, а не пуля! Осторожно высовываюсь из-за высокого поребрика. Одновременно прокручиваю в голове сцену. Судя по разрушениям, мерзавец садил с высоты человеческого роста. Неужели настолько обнаглели, что шли парой? Однако же зря я уповал на высокий бордюр. Враг споро движется во весь рост, оружие в выпрямленной руке вновь выплевывает пламя. Батюшки, кто это у нас? Все та же белобрысая морда! Воскрес никак! Алиллуйя!"
Мужчина сам не заметил, как полностью погрузился в пережитое. Погасшая трубка была отложена в сторону. Грудь вздымалась, щеки налились молодецким румянцем, а сердце билось непривычно часто:
"Ба-бах! Аж булыжник из мостовой вывернуло, просвистел снарядом мимо виска. Гаубица семизарядная, а не револьвер! Ладно, попробуем так. Заменяю обойму, разом оказываюсь в положении на левом колене, отставив вытянутую в струнку правую ногу в сторону.
"Тах-тах-тах-тах-тах-тах" – все свинцовые пчелы нашли свой улей. Не прекращая жать на курок, принимаю положение на полусогнутых и рысью к поверженному терминатору!
"Щелк", – магазин пуст. И тут же на бегу, не отрывая взгляда от мишени, двумя отработанными движениями перезаряжаюсь. Порожняя обойма выскальзывает под ноги, звонко ударяясь о мостовую. И практически в тот же миг, "тынь" – её сестренка занимает вакантное место. Пожалуй, хорошо, что рядом нет наблюдателей. Потому что со стороны стремительный аттракцион выглядит как вызов законам физики. Парень лежит, раскинув широко руки, навзничь. Ствол отлетел почти на метр в сторону. Надо бы изучить, что за чудо-юдо. Однако...
Что-то не так! На франтоватой рубашке, перехваченной у шеи серебристым шнурком галстука-поло, ни пятнышка крови! Да что там, пробоин тоже не видно! Пока я стоял с раскрытым от удивления ртом, противник не терял времени даром. Разворот корпуса вбок, ноги подтягиваются к груди, нижняя по пути зацепляет мою пятку. Верхняя ступня скользящим движением подбивает внешнюю часть колена. Классика, будь она трижды не ладна! Успеваю только разгрузить атакованную ногу, и скользнуть всем телом вниз, уходя в неловкий кувырок. "Глок" летит в сторону. Да и на кой он мне сдался? Защекотать им неуязвимого блондина насмерть?
В рукопашке придется несладко, учитывая соотношения масс. Бой в виртуале – не боевик на экране. Здесь момент импульса, как и в жизни – сохраняется. Так что сойтись на кулачках для меня – чревато!
Бросаемся с ножами друг на друга, как два хищника, почуявшие кровь. Сталь находит сталь, приветствует коллегу кратким касательным "взжик" и разрывает дистанцию. Жаль, в фехтовании я не особенно силен. Впрочем, агрессор тоже явно не мастер. С третьего раза достаю по вооруженной руке самой серединой режущей кромки. Зачетный удар! После такого клинок обязан выпасть из ладони. Держать его становится просто нечем! Но не тут-то было. Белобрысый даже не сморщился от боли. А у меня, между прочим, левый бок в крови, и противная липкая струйка так и норовит залить правый глаз. Стеклом все-таки посекло...
Последняя попытка. Ножевой бой не длится долго – это аксиома. Изловчился, пропустил прямой выпад, разворачивая корпус. Слегка приложил торчащей из кулака рукояткой по большому пальцу атакующей руки, заодно выводя клинок на кинжальный удар. Одно движение, и три пользы. Ослаб захват ножа у противника, на миг он потерял равновесие, замешкался. И, как итог, пробиваю острием в яремную выемку, усиливаю удар второй рукой, и по-дикому вцепившись в рукоять оружия тупо висну на нем, подгибая колени. "Алес, Гонзалес!" Стопудовое "бруталити"!
Как забавно. Оружие словно в каучук проваливается. Погружается в податливую, но довольно плотную резину. И враг просто валится назад, сбитый с ног. Инерция такова, что блондин переворачивается через голову и на секунду застывает, распластанный на асфальте. Плохо, что револьвер совсем рядом с ним. И я категорически не успеваю перехватить! Ныряю за афишную тумбу, и рву за угол ближайшего здания. Красный кирпич напоследок обдает меня ласковым фонтаном керамической крошки, выбитой выстрелом. Вовремя я успел!
На бегу пытаюсь не сбить дыхания. Задыхающийся боец уже не солдат, а жертва. Пытаюсь на бегу сообразить, где же ахиллесова пята у непробиваемого монстра. Умение оценивать обстановку в динамике, – важнейшее качество для выживания. Итак, условия задачи: противник имеет полный иммунитет к поражающим факторам. Нет, не так! Правильно сформулированные условия – половина решения. В такой редакции оппонент просто непобедим! Однако, надо быстрее соображать. Что известно наверняка? То, что штатное оружие неэффективно против соперника. Причин может быть две. Либо сам "перс" заговоренный... То есть прилежно подправленный по оборонительным характеристикам. Вплоть до обретения качеств среднего танка. Либо мое оружие оставляет желать... Вполне возможно, что задействованы оба фактора. И что тогда? Тогда только вопрос времени, когда мне придется выкинуть белый флаг. Нет, нет, это не выход. Надо бороться! Думай, командир, думай. Шевели извилиной, подбирай варианты!"
Виталий Сергеевича калило. Жар, быстро распространялся по телу, будто он и на самом деле только что преодолел бегом добрых пару сотен метров. Мужчина достал платок с монограммой, аккуратно промокнул выступивший на лбу пот и продолжил:
"Торможу возле длинной пятиэтажки. Боты куда-то попрятались, и только в паре окон чуть сдвинуты в стороны занавески. С равной вероятностью там может оказаться и стрелок и простой наблюдатель. Скрываюсь в темном провале подъезда от греха подальше. Подъезд проходной, выходит на задний двор, к мусорным бакам. Преследователь меня не зажмет, что уже неплохо.
Сейчас бы пару килограмм динамита. Ловушка получилась бы, лучше не придумаешь. И никаких банальных растяжек! Для такого гостя я бы припас эксклюзивчик. Хотя, судя по манере держаться, мой злопыхатель и не слишком опытный игрок, но береженого бог бережет. Вот и посмотрел бы я, как он выберется из-под пары десятков тонн бетонных плит и колотого кирпича. Вряд ли даже такому супермену по силам подобное. Мечтать не вредно. Вредно! Еще как вредно! Если по пятам идет убивец, а ты предаешься розовым грёзам. О противотанковых ружьях, морских минах-ежах, и чудеснейших компактных плазморезах нужно забыть! Выбросить их из головы, как никогда не существовавшие артефакты иных вселенных!
Шаги выводят меня из состояния глубокой задумчивости. Или мне показалось? Нет, теперь слышу совершенно четко. Аккуратно выглядываю. Точно, мой злой гений!
Вышагивает степенно, солидно, будто генерал по плацу. Револьвер так же размеренно покачивается в опущенной руке. Молнией в мозгу проскакивает догадка. А что – была не была! Или грудь в крестах, или голова в кустах! Пронзительный свист разрывает тишину. Пока блондин неуклюже озирается по сторонам, увесистый обломок бетона прибывает ему прямиком в грудину. Ему не больно, но шаг назад вынужден сделать. Возмущен и раздосадован, судя по физиономии. Еще бы! Парнишка явно рассчитывал на блицкриг. А тут, вишь ли, нашла коса на камень! Бегать надо, верткая вошка попалась! Ринулся как бык на тореадора. Ага. Вроде сработало. Теперь основное – точный расчет времени и дистанции. В нашей среде это называется "тайминг".
Задний двор – наша тема! Все правильно рассчитал! Исчезаю из дверного проема прежде, чем бычара успевает прицелиться. Имитирую топот ног, сам замираю, плотно вжавшись у косяка. Не уверен, что преследователь слышит меня, так громко грохочут его башмаки по полу. Замедляется только у самого выхода. Там весьма удачно расположены три ступеньки, ведущие вверх. Как я и предполагал, первой показывается рука, крепко сжимающая рукоятку оружия. Все так же – на вытяжку! Как говаривали патриархи отечественного геймостроения: "Не учатся ничему некоторые. И учиться не хотят!". Крепко хватаю обоими руками запястье противника. Добавляю небольшой импульс вперед, чтоб не вздумал отступить. Вот и все! Теперь это уже не рука с рельефной мускулатурой, а типичный рычаг. С опорой на край откоса двери. Выигрыш в силе приблизительно восьмикратный. Его-то мы сейчас и используем. Все как на тренировке. Летит вперед как миленький, а кисть с револьвером остается на месте… Теперь "куриное крылышко" – это когда запястье противника оказывается у него под мышкой… Указательный палец ложится на спусковой крючок и давит, давит изо всех сил. Грохот выстрела и…"
И тут у Виталия Сергеевича перехватило дыхание. Нижние ребра будто-бы провалились внутрь, в глазах потемнело от боли, рот наполнился горькой слюной. Мужчина судорожно силился вдохнуть, но воздух почему-то упорно отказывался вливаться в легкие.
"Неужели какой-нибудь пневмоторакс?" – с ужасом промелькнула последняя мысль. Мужчина еще успел увидеть обеспокоенные лица внуков, склонившиеся над ним, и потерял сознание.
***
Кожу на боках обожгло. Крепкие руки, обхватившие обнаженный торс Виталия, бесцеремонно потащили его прочь из ванной. Распаренное тело, облепленное со всех сторон беспроводными датчиками, походившими на крупные полупрозрачные бородавки, с трудом слушалось хозяина.
Блуждающий взгляд только что пришедшего в себя мужчины скользнул от обшарпанного, местами выщербленного кафеля на стенах, к старомодному, пораженному на изгибе ржавчиной крану. Затем с трудом поднялся к покрытому темными пятнами плесени потолку, и безвольно упал на пожелтевшую эмаль ванной. Пересеченная вдоль и поперек многочисленными трещинками, эмаль напомнила ему картины старых мастеров. Картины, на которых, несмотря на мастерство художника, тщательно подбиравшего состав грунта для холстов, время все-таки оставило свой, непредусмотренный творцом, автограф. Виталий даже вспомнил мудреное слово. Кра-ке-лю-ры. У людей – морщины, у живописных полотен – кракелюры.
Тем временем его усадили на колченогий табурет. Рядом, прямо на раковине, деловито помаргивая точечками светодиодов, посвистывал вентилятором черный параллелепипед игровой приставки. Мужчина потянулся к чуду техники, и сжав непослушными пальцами металлический корпус, повернул так, чтоб поток воздуха обдувал пылающее лицо. Разом полегчало, будто ветродуйчик сорвал ватное одеяло, которым покрывала его в детстве бабушка, заставляя выгонять с потом простуду, прея над котелком со свежесваренной картошкой. Он даже смог сфокусировать взгляд на неожиданном визитере. Сухощавый, жилистый мужчина с беспокойством всматривался ему в лицо.
– Ну, друг, и напугал ты меня! – наконец выдохнул гость. – Говорил же, не доведет тебя до добра эта "Семья 3000"! От кого-от кого, а от тебя уж никак не ожидал, что размякнешь под старость лет! Сентиментальный хардкорщик!
– Да ладно тебе, Степка…
– Нечего ладить! Нравится тебе наяву грезить – кто ж против! Но ты как всегда – краев не видишь! Полное погружение! Ванна вон с полимерной солью, сенсоры новейшие, интерактивная матрица!
Виталию Сергеевичу вдруг сделалось стыдно. И правда, пожилой уже, порядком потрепанный жизнью мужик увлекся черт-те знает чем. И сидит тут нагишом перед товарищем, красный как рак вдобавок. Степан тем временем кинул ему махровый халат. Подождал, когда благодарный приятель облачится и продолжил ворчливо:
– Температурный датчик у тебя того… Совсем накрылся. Вот провел бы ты еще часок в своих розовых слюнях.… И принимай отварного геймера, апостол Петр! Прости меня господи. И аста ла виста, амиго – так точнее будет. Поминай как звали. Ставь свечки за упокой безвременно нас покинувшего Витахи свет Сергеича! В миру – Вити Гонзалеса.
Виталий вяло отмахнулся:
– Ну не преувеличивай ты. Не раздувай, Степка, а?
– Я преувеличиваю? Да ни в коем разе! Миху помнишь? Ну, мы еще с тобой на днюхе у него год назад зависали в "Рваных парусах"? Официантка там еще такая была, рыженькая. Тебе приглянулась шибко. Помнишь как она тебя… И ты прям через стул покатился?
Сцена, оживленная словоохотливым другом в памяти, подействовала на Виталия Сергеича почище, чем нашатырь.
– Ну помню, помню я Миху– Стеклореза… И что?
– А то … Полгода человек до полтинника не дожил. Вот так же нашли. В ванночке. Инфаркт миокарда. А Леха Колумб? А Андрюшка Венге?
– А они что? Тоже – доигрались? – замирая в предчувствии ответа, прошептал Виталий.
– Да не… – лениво, словно нехотя протянул гость. Лешка испугом отделался. У него электрики по ошибке квартиру обесточили. А он как раз о ту пору дракона в пещере обнаружил. И разбудил. Так, заикается малехо парень. А у Андрюшки как и у тебя – датчик отказал. Ванна переполнилась. Соседи снизу чуть не пристукнули. Они ж часа три поди в двери ломились, пока отважный пилот космолета "Мирный" пришельцев на подступах к Сатурну отстреливал. Теперь он и не Венге вовсе. "Наутилусом" братва его кличет.
– Ну ты и стервец, – облегченно выдохнул хозяин.
– А то! – задорно откликнулся визитер. – А везунчик ты, что я ключ в прошлый раз выклянчил. Слушай, кофейку у тебя не найдется?
– Как не найтись. В шкафчике с полбанки еще, помнится, оставалось. Не в службу, а в дружбу – завари и мне, пожалуйста. В кружку с лотосом. У тебя такая же дома. Помнишь, мы тогда с тобой на Варшавском чемпионате на "Унреаловском" движке…
– Конечно, помню, Виталька. Эх, было времечко. А не рвануть ли нам потом в клубешник? Молодость вспомним, в "монстру" погоняем, сопляков повыносим. И никаких тебе ванн…
– Однозначно, Степка. Не пропадать же предновогоднему воскресенью! – и Виталий Сергеич улыбнулся другу, слегка взъерошив при том ежик седых волос.
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования