Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Лукерья - Легенды Тумстоуна

Лукерья - Легенды Тумстоуна

    Шериф Эван МакГеннон ударил кулаком по столу и мысленно выругался: «Кретин! Тебя бы туда, скунс очкастый!» Нет, ну в самом деле! Одно дело трепать языком с экрана телевизора, а другое – воевать с бандитами. Он нервно обвёл взглядом пустой офис — зря всё-таки отправил Гарри в окружную тюрьму. Сидит, небось, где-нибудь в баре, потягивает пиво и назад не спешит. Вот и приходится самому составлять отчёт. Сколько раз говорил мэру, что нужен шерифу второй помощник, а он только руками разводит — денег нет. Врёт! Тумстоун, конечно, город небольшой, но уж от пары сотен в неделю не обеднел бы. В хороший день туристов больше, чем местных, деньги капают регулярно. МакГеннон хмыкнул — кому-то хороший заработок, а кому-то менингит без помощника.
    Он с ненавистью посмотрел на телевизор. Думал, хоть ящик этот спасёт от скуки, так на тебе! Хочется кому-нибудь заехать от души — так, чтобы зубы посыпались.
    «Что скрывает легенда Тумстоуна». Пропустить передачу с таким названием было невозможно. Ведь совсем недавно на экраны вышел фильм «Перестрелка в О. К. Коррал», и каждый житель города посмотрел его, наверно, раз десять. Дети нацепили широкополые шляпы, их отцы курили толстые обрубки сигар, а сам МакГеннон открыто гордился внешним сходством с Бертом Ланкастером, сыгравшим роль Уайетта Эрпа. И теперь какой-то очкарик доказывает, что легендарный шериф — обычный бандит?! Удавил бы ублюдка на его же собственном галстуке!
    Эван посмотрел в окно, щурясь на солнце. Город почти не изменился со времён Эрпа — деревянные дома, центральная улица без тротуаров и открытые загоны для скота… даже жара сегодня та же самая! А вот люди измельчали. За долгие годы работы МакГеннон убеждался в этом не раз.

    — Сэр, у нас пропала собака…
    — Жена снова врезала мне сковородкой! Вот прямо сюда, в челюсть, и когда вы на неё управу-то найдёте?..
    — У нас опять беда, мистер МакГеннон, Ленни сломал руку и некому лезть на крышу, а между тем Дорси снова сидит там с самого утра. Уж вы повлияйте на него, сэр…

    И так каждый день. Может, в обязанности шерифа входит ещё и туалеты чистить? «Поздновато ты родился, парень, — мысленно пенял себе МакГеннон, — лет восемьдесят назад жил бы по-другому. Без оглядки на дурацкие законы и лживых умников в Сенате».
    После выхода фильма работы прибавилось. Следом за туристами в Тумстоун потянулись мошенники всех мастей. Но разве можно назвать настоящим делом арест карточного шулера или продавца фальшивого кольта Дока Холлидея? Если б не редкие стычки между подвыпившими туристами, можно было бы вообще задохнуться от скуки и серости. Им ещё и слова грубого не скажи — чуть что, адвоката требуют! Во времена Эрпа получили бы дырку во лбу или хороший пинок, чтобы мозги из задницы, наконец, до нужного места долетели…
    — Cэр?
    За раздумьями МакГеннон и не заметил, как в комнату протиснулся здоровенный парень в потёртых джинсах и застиранной
белой рубахе навыпуск.
    — Тебе чего?
    Парень не ответил — его взгляд упёрся в изображение на экране, из полуоткрытого рта торчал язык со свисавшей капелькой слюны. Показывали финальную перестрелку в О. К. Коррале, но вместо выстрелов за кадром звучал голос ведущего:
    —… даже когда Уайетт Эрп и Док Холлидей получили ордер, ни один человек из банды Клентонов так и не был арестован. Однако очень скоро их всех нашли убитыми. Так можно ли говорить, о том, что Эрп служил закону, а не защищал собственные интересы? Теми же, кстати, методами, что и угонщики скота. Я думаю, нет…
    — Заткнись, гнида! — шериф выключил телевизор и вновь повернулся к застывшему на пороге парню:
    — Так что у тебя, сынок?
    Глаза у парня как будто все ещё смотрели передачу. Во всяком случае, вид у него был такой, словно телевизор не выключили — всё та же ниточка слюны, всё тот же отсутствующий взгляд. Шерифу пришлось повторить вопрос, прежде чем здоровяк очнулся и посмотрел на МакГеннона.
    — Как иво звут? — невнятно спросил он.
    МакГеннон мысленно перевел тарабарщину на нормальный английский, затем ответил:
    — Уайетт Эрп. Чёрт, это же мой кумир, а они смеют поливать его грязью!
    — Великий Эрп, — совершенно отчётливо произнёс парень и снова выдавил невнятную кашу, отдалённо напоминавшую речь.     — Не, тово. С очками.
    — Ведущего? — дошло до шерифа. — Да хрен знает, как его зовут! Скотина, наверно!
    — Эл б его застрелил, — поведал здоровяк застенчиво. Он вытер мокрый рот рукавом и протянул руку МакГеннону. — Эл — то я. Мом зовет Эл, а все — Леланд.
    Речь, очевидно, потребовала от парня невероятных усилий, так как он даже взмок. Шериф машинально протянул ладонь и пожал руку Леланду.
    — Как это она отпустила тебя одного, сынок? — сочувственно сказал он.
    — Мом не знает, — застеснялся парень, опуская голову так низко, что массивный подбородок лёг на грудь. При этом он полусогнул колени и затряс руку шерифа, как будто хотел оторвать. — Эл сам ушёл.
    — Говоришь, застрелил бы негодяя? — усмехнулся МакГеннон. — Садись, сынок. Так что у тебя стряслось?
    — Я искал мистера Эрпа, — чтобы понять эту фразу, Эвану пришлось попросить повторить её дважды. Потом до шерифа всё-таки дошло, что он не ослышался.
    Пока МакГеннон подыскивал ответ, задребезжал телефон. Старый, замотанный в двух местах изоляционной лентой — в том месяце шериф шваркнул им об стену.
    — Погоди, парень, — Эван кивнул Элу, и тот, разинув рот, с готовностью тряхнул головой в ответ. — Да, я. Что? Сам не разберёшься? Стойку сломали? Ладно, еду. Мало им не покажется.
    Он бросил трубку так, что телефон жалобно крякнул, и принялся собираться. Схватил рацию, но тут же бросил обратно на стол - Гарри далеко, а больше на помощь звать некого. Проверил наручники и, на секунду задумавшись, достал из ящика ещё пару. Крутанул барабан револьвера — патроны на месте. А куда им деться, если стрелять приходится только во сне?!
    — Прости, Эл…
    — Мом звёт Эл, а все — Леланд, — заунывно поправил парень.
    «У него не просто не все дома, — подумал шериф, — а вся семья дружно поехала на Бермуды, да там и пропала!».
    — Хорошо, Леланд. Мне надо отлучиться на час-другой. Если у тебя что-то срочное…
    — Можно Элу с вами, сэр? — невнятно пробубнил парень. — Эл может быть полезен.
    — Да? И чем же?
    — Эл сильный.
    МакГеннон задумчиво окинул парня взглядом — чёрт, а ведь он прав! Гарри шляется неизвестно где, а этот бугай одним видом если не напугает, то уважать заставит кого угодно.
    — Поехали. Но без команды ни шагу…

    Боб Хотфилд, владелец ресторанчика «Сонора», на перестройку заведения не поскупился. Сменил вывеску на «Saloon» и полностью перестроил второй этаж, где каждый желающий мог снять «номер» в стиле конца прошлого века. Любителей экзотики нашлось немало, и банковский счёт Хотфилда распухал как дрожжевое тесто. Да и сам Боб раздобрел, вывалился над широким ремнём заметным брюшком, а вечно потная лысина источала теперь благодушие, которому позавидовал бы даже пастор. Но сейчас Хотфилд был сам на себя не похож— значит, случилось что-то из ряда вон.
    Вместо привычного места за барной стойкой он жался в углу зала. Лысину украшала огромная шишка и внушительных размеров ссадина, а сам хозяин выглядел сейчас кроликом, на которого выпустили сотню удавов. Боб всхлипывал и показывал пальцем на компанию из четырёх человек, вольготно расположившихся за столиком возле окна. Судя по всему, те успели изрядно набраться.
    — Хааазяин, — длинноволосый парень упёрся ладонями в стол. — Шкуру спущу!
    Эван поправил кобуру и решительно направился к туристам:
    — Свою подстелить не забудь! Руки держать на виду, и на выход! Бегом!
    Длинноволосый откинул голову на плечо и рассмеялся:
    — О! Коллега. Садись, выпей с нами — сейчас девок приведут, — он мотнул головой в сторону Хотфилда. — Слышишь, хорёк! Давай сюда бабу сверху!
    — Рот закрой! — МакГеннон достал револьвер. — Быстро встали!
    — Как скажешь, — говорливый «коллега» послушно поднял руки и боком выполз из-за стола. Следом поднялись и остальные. Но в их позах шериф нутром почувствовал угрозу.
    — Стоять!
    — Перестань, свои же люди, — длинноволосый пошатнулся и тут же молнией бросился вперёд. МакГеннон не успел даже понять, как оказался на полу, а противник уже давил сверху запахом виски:
    — Заткнись, урод! Дышать будешь, когда я скажу, по…
    Закончить фразу он не успел — в зал влетел реактивный самолёт. По крайней мере, так показалось МакГеннону. Рёв крошил перепонки на мелкие кусочки:
    — Убьюуууу заааа Эрпаааа…
    Шериф почувствовал облегчение — длинноволосый исчез. МакГеннон приподнялся, потряс головой и выдохнул:
    — Твою ж мать…
    Удивляться было чему: возле стены, широко раскинув руки, стоял Леланд, а длинноволосый вместе с приятелями корчились между ним и стеной, словно попали под пресс.
    — Браво! Бис! — в дальнем углу зала рукоплескал худощавый мужчина средних лет. — Люблю провинциальное правосудие!
    — Оставайся на месте! — МакГеннон ткнул в сторону незнакомца револьвером.
    — Как скажете, — улыбнулся мужчина, — вы здесь босс.
    Эван, оглядываясь на каждом шагу, добрался до стонущей четвёрки и быстрыми, заученными движениями сковал их между собой наручниками. «Хорошо, что догадался захватить лишние — как раз хватило», — подумал он и кивнул Леланду:
    — Присмотри за ними, сынок — если что, не жалей.
    — С ума сошёл, шериф? — прохрипел снизу длинноволосый. — Ответишь по полной. Я федеральный маршал. Вот тут, в правом кармане, удостоверение — посмотри.
    — Обязательно посмотрю, — усмехнулся МакГеннон, — И обязательно напишу, что ты оказал сопротивление. Так что повремени с угрозами, а то всю жизнь отмываться придётся.
    Он ещё раз кивнул Леланду и вернулся к стоявшему возле выхода незнакомцу. Вблизи тот выглядел, скорее, не худым, а измождённым голодом или болезнью. Рубашка точно на два размера больше. И круги под глазами.
    — Вы видели, что здесь произошло?
    — Конечно, — кивнул мужчина, — И не только я, но и с десяток других людей. Они смылись, когда началась заварушка, но, думаю, вы сможете отыскать хотя бы кого-то из них. Если, конечно, они захотят говорить — крысы становятся похожими на людей только тогда, когда их загоняют в угол.
    — Секунду, — шериф махнул рукой Хотфилду. — Бобби, перестань трястись и иди сюда!
    Но владелец салуна уже суетливо семенил к выходу, размазывая по щекам то ли слёзы, то ли сопли. МакГеннон покачал головой. Дьявол, куда подевались настоящие мужики?! Нет, окончательно измельчал Тумстоун — дух Дикого Запада становится очередной легендой для дураков и мечтателей.
    — Так что случилось? — Эван посмотрел на незнакомца. — Ваше имя, сэр.
    — Симеон Лагранж. Всё очень просто — те четверо потребовали у хозяина девочек. Мол, какой же салун без проституток? А когда он отказался, ткнули мордой в стойку. На крики прибежала женщина, и лохматый попытался её поймать. А она дала дёру и закрылась в комнате на втором этаже.
    — Так и было. Да, так и было, — бормотал сбоку подбежавший Хотфилд.
    — Ублюдки! — выругался МакГеннон. — Мистер Лагранж, вы должны проехать в офис и дать показания. Ты, Бобби — тоже.
    — Извините, сэр, — мужчина виновато улыбнулся, — у меня через двадцать минут автобус. Готов подписать бумаги прямо здесь.
    — Не положено, но я вас понимаю…
    Через две минуты с формальностями было покончено: Лагранж подписал показания и оставил контакты, если вдруг потребуется присутствие в суде. А ещё через минуту четвёрка задержанных уже оказалась на улице.
    — Тесновата машинка-то, — ухмыльнулся длинноволосый.
    — Кто сказал, что вы поедете? — рассмеялся в ответ МакГеннон. — Ножками, господа, потопаете — через весь город.
    — А если откажемся? — маршал скептически осмотрел шерифа с головы до ног.
    МакГеннон хмыкнул и кивнул:
    — Можете, да. Тогда придётся везти вас по одному. Пока один едет, остальные будут сидеть здесь, как псы, на привязи. И в протоколе этот факт тоже отмечу. Хотите?
    — Ладно, не заводись, — длинноволосый перестал улыбаться, — пешком так пешком. Не развалимся.
    Если бы он знал на что согласился! Казалось, жителей в Тумстоуне стало вдруг в десять раз больше, и каждый норовил рассмеяться вслед. А шериф, как нарочно, останавливался на каждом повороте, здоровался с очередным прохожим и повторял историю в салуне. Такого унижения федеральный маршал не испытывал ни разу в жизни. И, хотя виски упрямо било в голову, длинноволосый всё же сдержался — лишь когда МакГеннон заглушил мотор перед офисом, процедил сквозь зубы:
    — Ты ответишь за это, не будь я Найджелом Шортом!

    — Эван, ты куда пропал?! — по ступенькам, ведущим в здание, скатился пухлый круглолицый человек со звездой на форменной рубашке. — Рацию бросил, записку не оставил. Я уже не знал что думать!
    — Пива меньше пей, Гарри! Тогда и думать начнёшь, — хмуро ответил МакГеннон. — Работать надо, а не печень отращивать.
    — Шеф, да ты что? Ни капли с утра — я же за рулём. В центральном офисе задержался. Бумаги нам прислали… Босс, тут такое дело! Если найдём, награда…
    — Потом, Гарри! Проводи этих служителей закона в номер «люкс». Пусть посидят до утра, — хмыкнул шериф. — Коллеги, чтоб им…
    — Босс…
    — Работай!
    Гарри торопливо затолкал маршала с друзьями в камеру и положил на стол лист бумаги. Шериф даже присвистнул от удивления – ничего себе! Ксерокопию фотографии преступника он видел всего второй раз за карьеру. Видимо, дело серьёзное, раз в офисе раскошелились.
    — Винсент «Чин» Джиганте, — МакГеннон ткнул пальцем в изображение. — Да, подбородок крепкий… Подозревается в покушении на убийство Фрэнка Костелло… Ха, один бандит пытался подстрелить другого! Жаль, не смог… Предположительно скрывается в Аризоне… Награда… Хороший куш! Небось, сам Костелло и назначил — от наших не дождёшься! Гарри, а мы здесь при чём? Маленький городок — виселица для преступника. Все люди на виду.
    — Шеф, а вдруг!
    Леланд согнулся дугой над шерифом и попытался широченной ладонью схватить фотографию.
    — Это он… Автобус… Уехал на автобус…
    — Да ты что, сынок! Не похож совсем! Смотри, этот мордатый, а Лагранж худой как щепка!
    — Уехал на автобус, — упрямо твердил Леланд. — Эл видел. Док уехал на автобус.
    — Сынок, ты славно поработал сегодня, — ласково хлопнул МакГеннон парня по плечу, — а теперь пора домой. Ты иди, а мы разберёмся.
    — Эл знает. Это он.
    Шериф мягко подтолкнул Леланда к выходу:
    — Проверим. Иди, мама ждёт.
    Он плотно закрыл за ним дверь и вздохнул: «У парня точно с головой серьёзные проблемы».
    Гарри суетливо поправил кобуру:
    — Едем, шеф?
    — Куда?
    — Брать. Может, он прав?
    — Ерунда! — раздражённо отмахнулся МагГеннон. — Насмотрелся бедняга фильмов, вот и мерещатся бандиты на каждом углу. Зря, что ли, он Лагранжа ещё и Доком назвал?
    — Между прочим, это ваша обязанность, шериф! — неожиданно подал голос длинноволосый.
    МакГеннон обернулся: маршал смотрел серьёзно, без привычной уже издевательской ухмылки.
    — Да, ваша обязанность, — повторил Шорт. — Пусть даже заявление и сделал трижды дурак. Кстати, шериф, неужели этот слабоумный у вас работает?! Где вы его подобрали?
    — Не твоё дело! — огрызнулся МакГеннон и задумался.
    Зачем к нему приходил Леланд? Что у него стряслось? Из-за драки в салуне совсем забыл спросить парня. Дьявол, а где Бобби?! Неужели до сих пор сидит в машине?
    — Присмотри, Гарри! — шериф ткнул пальцем в сторону маршала и вышел на улицу.
    — На вашем месте, помощник, я бы сообщил наверх, — вновь заговорил Шорт. — Не дай Бог что случится, вам не простят. В лучшем случае навсегда уволят. Подумайте, я ведь тоже молчать не стану.
    Гарри выглянул в окно: МакГеннон возле машины кричал на Бобби, а тот упрямо мотал головой и тихонько пятился. Помощник протянул руку, поднял телефонную трубку и неуверенно набрал номер.
    — Алло! Помощник шерифа Тумстоуна Гарри Косовски. Да. Я был у вас сегодня днём… Да, сэр, как раз по этому делу. Кажется, подозреваемый сейчас здесь… Слушаюсь, сэр! Да, ждём ваших людей…
    — Кого ты ждёшь, Гарри?! — взревел с порога МакГеннон.
    Трубка выпала из рук помощника и, ударившись о пол, разлетелась на куски — даже изолента не помогла. Но шериф не обратил внимания на такую мелочь: какой телефон, если важные вопросы решаются через голову босса! Выгнать мерзавца или в сортире утопить!
    — Обещали прислать подкрепление, шеф, — пролепетал Гарри и оглянулся на маршала.
    — Он прав, шериф! — поддержал помощника Шорт. — Самим вам не справиться.
    — Ты идиот, Гарри! Вы оба идиоты! — МакГеннон пинком загнал остатки трубки в угол. — Ты хоть понимаешь, что награды теперь не увидишь? Думаешь, ребята из центрального офиса захотят делиться?! Во!
    Шериф продемонстрировал средний палец всему свету. И устало опустился в кресло, словно выплеснувшаяся злость лишила его не только сил, но и желания продолжать разговор. МакГеннон шумно выдохнул и едва слышно добавил:
    — С кем приходится работать… Не люди — пигмеи…
    — Шеф, может, сами попробуем? Пока ребята не подъехали? — осторожно предложил Гарри.
    — Могу помочь! У меня есть опыт в таких делах, — тут же отозвался Шорт. — Если, конечно, договоримся.
    Он хлопнул ладонью по прутьям решётки и вопросительно взглянул на шерифа.
    - Ты ж мстить собирался, - недоверчиво сказал Эван.
    - Ты слушай больше, когда я пьян. Ну так что?
    — Договоримся, если заплатишь за разбитую стойку. Бобби писать заявление не хочет, но деньги требует. Трусливая скотина! Заплатишь?
    — Без проблем, босс! И даже извинюсь, — повеселел Шорт. — Хоть и согласен с вами – бармен скотина ещё та.
    МакГеннон некоторое время размышлял. Ну надо же, в кои-то веки появились приличные люди – и те приезжие! А свои-то, свои - совсем паразиты, так и норовят по углам попрятаться, да еще ноют оттуда.
    — А что друзья твои всё время молчат? — спросил шериф, открывая замок. — Немые?
    — Нормальные. Попусту болтать не любят, но в работе толк знают.
    — Ну-ну, посмотрим…

    Солнце уже село, но небо на западе ещё не остыло, жарко пылая оттенками меди и киновари. На землю опускались тёплые сумерки, а в высоте неторопливо плыли сиреневые облака. За день земля нагрелась, и теперь отдавала тепло небесам, так что казалось, будто это она дышит заревом, как догорающие угли костра. Время от времени в придорожном кустарнике робко стрекотали цикады.
    Эл устал. Он долго мотался по улочкам Тумстоуна и лишь теперь медленно брёл по улице в сторону пригорода, разглядывая пыльный чертополох у дороги, осколки стекла и старые бумажные пакеты. Как грязно! Мом никогда не допускала в доме такой грязи. Кто все эти люди, которые так нагадили? Мом могла бы их отстегать прутом, чтобы не свинячили. Эл оглядел руки и ноги: он не насвинячил. Мом не побьёт его.
    Стук лошадиных копыт в тишине вечера прозвучал так, словно Леланд сидел в кинотеатре и слышал этот звук с экрана.
   Парень с любопытством обернулся и увидел силуэт — лошадь и всадника — на фоне пылающего неба. Лошадь шла размеренным шагом, и вскоре незнакомец поравнялся с Элом. Леланд расплылся в широчайшей улыбке: он помогал сегодня самому Уайетту Эрпу, а теперь рядом Док Холлидей! Вот так запросто, как нос рукавом подтереть. Отсветы медного и красного лежали на мужественном, осунувшемся, обветренном лице. Шляпы с широкими загнутыми полями на мужчине не было — была бейсболка. Видимо, мода заставила Дока сменить головной убор. Эл узнал в наезднике давешнего посетителя салуна, аплодировавшего ему и шерифу, и конечно же, растрогался чуть ли не до слёз. Знаменитый Холлидей улыбался Леланду, потому что он помогал Эрпу!
    — Привет, Док, — сказал парень невнятно, но очень радостно. — Эл идёт к мом!
    — Привет, — Лагранж придержал коня. — А, это ты, здоровяк! Хорошо сработал в салуне — молодец! Люблю крепких парней… Ты назвал меня Доком?
    На лице парня появились смятение и недоумение. Затем его словно осенило, и он просиял:
    — Эл узнал Дока! Док поможет великому Эрпу!
    Речь Эла звучала невнятно, но общий смысл Лагранж улавливал. Да что толку?
    — Ты о чём, парень? — спросил он подозрительно.
    — Эл видел фото!  Злые люди хотят поймать Дока. Эл не любит злых людей. Великий Эрп злым людям не верит.
    — Погоди-ка, погоди, — Лагранж спешился и машинально похлопал лошадь по шее. — Великий Эрп — это ваш шериф, что ли?
    — Великий Эрп здесь! Док вернулся! — Леланд подпрыгнул на месте, словно желая пуститься в пляс. Выглядело это немного жутковато, и Лагранж отступил на шаг. — Эл поможет!
    И здоровяк гулко ударил себя в грудь кулаком.
    Лошадь всхрапнула, нервно подёргивая ушами. Следом за этим зашуршали шины, длинные лучи фар зашарили по улице. Два тёмных автомобиля медленно съехали с шоссе на главную улицу городка — поворот хорошо просматривался отсюда даже в сумерках, и Лагранж насторожился.
    — Чёрт, не думал, что так быстро… Говоришь, Эл поможет? — беспокойно спросил он.
    — Мом зовет Эл, а другие — Леланд. Эл поможет Эрпу и Доку! — радостно заорал парень и пустился в пляс.
    — Живо прижмись к забору, недоумок, — зашипел Лагранж, дёргая лошадь под уздцы, чтобы та отошла с дороги.
    Однако было уже поздно. Свет фар скользнул по фигуре бесновавшегося Леланда, и передняя машина остановилась метрах в двадцати от Лагранжа. Три человека даже не вышли, а выплыли неясными кляксами на улицу и через мгновение окружили здоровяка полукольцом. Один из приехавших ткнул в лицо Леланду лист бумаги:
    — Парень, ты его не видел?
    — Плохие люди! — вновь радостно выкрикнул Эл. — Стреляй, Док!
    Возглас Леланда, как ни странно, послужил командой для чужаков — они моментально развернулись, отыскали взглядом сначала лошадь, а потом и Лагранжа. Матово блеснул в свете фар пистолет.
    — Стреляй, Док! — повторил Леланд и сгрёб всю троицу в охапку — Эл помогает!
    От неожиданности тот, кто успел выхватить оружие, нажал на спусковой крючок. Пуля, срикошетив от камня на дороге, ударила в круп лошади, и та взвилась на дыбы. Поводья сухо щёлкнули — Лагранж почувствовал, как вывернутая кисть отдала плеском острой боли в плечо.
    — Срань господня! — простонал он и перекатился в глубокую тень переулка.
    Лагранж не видел, как перепуганный жеребец буквально протаранил преследователей и понёсся прямиком к очередной троице, вышедшей из второй машины. Они едва успели отскочить в сторону, и потому выстрелить вслед беглецу никто даже не пытался.
    Леланд недоумённо посмотрел на упавших: лошадь ударила мощно, словно ураган в старые ворота дома, но Эл всегда шёл навстречу ветру и не боялся. А они лежат… Плохие люди должны лежать на земле. Почему Док не стрелял? Эл помог Доку. И вдруг догадка озарила лицо Леланда — Док не хотел навредить Элу! Он ещё раз посмотрел на безвольные тела и побежал в переулок — туда, где мгновением раньше скрылся Холлидей…
    — Какого чёрта?! — скривился от боли Лагранж, когда счастливый Леланд хлопнул его по больному плечу. — Добить решил?
    Казалось, здоровяк не обратил на гримасу никакого внимания:
    — Почему Док не стрелял? Эл помогал…
    — Док забыл пистолет дома! — вызверился Лагранж. — Ты что, совсем идиот?! Не мог хоть немного постоять спокойно?
    — Эл помогал Доку, — виновато бубнил Леланд, — Эл не знал.
    Лагранж вздохнул и покачал головой — обижаться на дурака могут только полные идиоты:
    — Ладно. Теперь-то что? Лошадь сбежала, в городе полно «плохих людей», и как прикажешь выбираться?
    — Мом знает! — широко улыбнулся Леланд. — У мом есть ружьё! Эл с Доком идут к мом!
    — Чёртов придурок! — не выдержал Лагранж. — Ты хоть понимаешь, что теперь будут искать тебя? И мом с ружьём не поможет. Хотя…
    Лагранж подхватил больную руку и осторожно прижал её к груди:
    — Ружьё — это хорошо. Только мом рассказывать не надо. И где-то пересидеть бы до утра. Тихо. Чтоб никто не знал…
    — Эл поможет! — просиял здоровяк. — Эл с Доком идут в сарай!
    — Вот и чудно, — кивнул Лагранж. — Мне бы ещё бинты…

    Если обычное настроение шерифа МакГеннона можно было определить как «мрачное», то сейчас оно могло составить конкуренцию самой ночи. Действительно, на чёрном небе сквозь неплотные тучи хоть иногда поблёскивали звезды. Мрачность же Эвана была поистине непроглядной. На автобусной станции он не выяснил ничего путного, и оттого больше всего злился на Эла. Тот ведь заставил поверить в свои недоумские байки. Злоба перекинулась и на мамашу Леланд – вот ведь, небось, легла под какого-нибудь тупицу, да и народила идиота… Да вообще в Тумстоуне одни глупцы и пьяницы, да еще жлобы вроде мэра. И трусы. И только он, шериф, должен разгребать всё это людское гнильё. Как будто и нет рядом настоящих людей – таких, как встарь. Как Док Холлидей и Уайетт Эрп…
    В офисе было полутемно и пусто: Гарри с маршалом до сих пор гонялись за автобусом, что уехал из города пару часов назад. МакГеннон сидел и в одиночку глотал кофе, сняв ремень с кобурой и повесив его на спинку стула. Тишина стояла такая, что стук мошек о стекло больше походил на удары крупных градин.
    И тут раздался слоновий топот и трубный глас — нет, не ангела, а Леланда. Шерифа перекосило —неужели недоумок не вернулся к мамочке?
    — Эл нашёл Дока, сэр! — приплясывая в нетерпении, забормотал Леланд. — Док забыл пистолет дома. А мом ни за что не даст ружьё. Эрп поможет Доку?
    — Что? — Эван едва не потерял дар речи. — О чём ты?
    Конечно, Леланд нёс невнятицу, опять называл МакГеннона Эрпом и приплел ещё Дока… но не это возмутило шерифа. Пистолет? Ружьё? Парень, видно, окончательно рехнулся.
    — Доку нужно стрелять в плохих людей! Эл помогает Доку!
    — Прекрати! Сядь. Сложи руки на коленях. Захлопни пасть и отвечай когда спрашивают! Понял?
    Эл съёжился и уселся на краешек стула.
    — Мом бьёт Эла.
    Шериф был полностью согласен с мом. Ещё немного, и он сам врежет идиоту.
    — Ты встретил кого-то? Он похож на Дока?
    Эл кивнул.
    — Док уехал на автобусе. А приехал на лошади. Эл помо…
    — Молчать! Говоришь, напали?
    — Эл помог ему! Но у Дока нет пистолета.
    — Заткнись. И где он сейчас?
    Молчание. Чёрт, кажется, недоумок решил не отвечать.
    — Эл хочет помочь Эрпу? — вкрадчиво спросил шериф. И подумал, что надо бы на всякий случай уточнить свою догадку.
    — Да, помочь Доку и Эрпу, — парень вскочил со стула. — Эрп даст Элу пистолет для Дока?
    — Эрп даст Элу пинка, — сказал МакГеннон. — Сядь и жди.
    Он вышел в подсобку, загремел ключами от сейфа — там лежал портрет Джиганте, который Гарри запер, как драгоценность. Вернувшись в кабинет, Эван грязно выругался. Леланд исчез вместе с кобурой. Шериф кинулся к дверям, выскочил наружу — увы, недоумок как сквозь землю провалился.
    Услышав шум машины, Эван даже обрадовался — будет на ком сорвать злость. Однако радость живенько испарилась при виде здоровенных лбов — дьявол, пожалуй, они не на одной машине прибыли, как минимум на двух.
    Было что-то казённое в пятерых набившихся в тесный офис парнях, одетых не по жаре в плотные тёмные костюмы. Пожалуй, им не хватало некоторого лоска: одежда в пыли, а у одного свежая дыра на брючине. Он-то и представился первым:
    — Департамент полиции Нью-Йорка. Детектив Росс Хантер.
    Судя по говору, так скорее Висконсин, решил МакГеннон.
    — И по какому делу? — спросил он, нарочито подчёркивая южный говор.
    Пятеро детективов обменялись взглядами, а затем Хантер вытащил из кармана листок с портретом Джиганте. Эван кивнул.
    — А вы проворные ребята, — сказал он. — Допустим, этот человек может быть в нашем округе.
    — Вы его видели, — произнёс Хантер.
    — Если б я его видел, детективы, я б его не упустил, — веско бросил шериф. Сказал, как отрезал. Уж он-то знал, как надо разговаривать с выскочками из больших городов. Думают, раз живут в Нью-Йорке, так весь мир должен им аплодировать стоя! А сами, небось, пороху не нюхали, сидят, роются в отчетах, как крысы на помойке!
    Ещё один детектив сделал небольшой шаг вперёд.
    — У нас есть предложение, которое вам понравится, шериф, — сказал он и улыбнулся, не размыкая тонких губ. — Вы задумывались о том, сколько наша контора может выложить за удовольствие видеть этого типа арестованным?
    МакГеннон в ответ широко ухмыльнулся — куда там змеиной улыбке детектива.
    — Расслабьтесь, ребята. Расстегните пиджаки, выпейте содовой. Я готов пойти на сотрудничество и принять выгодное предложение. При условии, что вы не захапаете всю награду и не удерёте с Джиганте в кармане.
    Наглый тон шерифа заставил детектива потянуться к кобуре. И МакГеннон тут же вспомнил, что Леланд стащил револьвер. Да, пожалуй, не стоит сейчас столь откровенно хамить. Кто знает, как далеко они могут зайти, а одними кулаками против пятерых долго не помашешь. Эван посмотрел в сузившиеся глаза детектива и спросил:
    — Так и будем стоять? Может, расскажете всё же, что у вас за предложение… сэр.
    Ответить детектив не успел — за окном опять послышался звук подъезжающего автомобиля, и спустя пару секунд в офис влетел взбудораженный Гарри.
    — Шеф! — заорал он с порога и тут же осёкся. — Кто это…
    — Это? — сложил руки на груди МакГеннон и постарался добавить в слова как можно больше яда. — Подмога, которую ты вызвал!
    Из-за спины помощника в комнату протиснулся Шорт:
    — Шериф, мы… — как и Гарри, маршал оборвал фразу на полуслове и осмотрелся.
    Его взгляд надолго задержался на Хантере. Шорт нахмурился, потёр ладонью висок, будто пытался что-то вспомнить, и кивнул МакГеннону:
    — На два слова, шериф.
    Маршал плотно прикрыл двери, спустился по ступенькам и оглянулся на окна офиса. Было тихо, но Шорт не мог отделаться от ощущения, что за ними наблюдают.
    — Откуда они свалились? — тихо спросил он.
    — Как откуда? — возмутился МакГеннон. — Это же была ваша с Гарри идея — позвонить…
    — Тише, шериф, — поморщился маршал. — Не надо кричать. Одного я узнал. Джейк Регано — известная висконсинская крыса. Мои ребята помогли взять его восемь лет назад в Манхэттене. Это не полицейские, шериф! Может, и есть среди них копы, но точно продажные.
    — Висконсин! — хмыкнул Эван, вспомнив характерный говор Хантера. — И что ты предлагаешь? Брать их прямо здесь?
    — За что? К тому же, нас слишком мало, а парни они серьёзные.
    МакГеннон кивнул: да, на Гарри можно положиться, если только пиво закончилось — посреди пустыни достанет. И опять с досадой вспомнил, что Леланд забрал револьвер. «Найду, придушу собственными руками!» — подумал он и посмотрел на Шорта:
    — Кстати, а твои-то парни куда пропали?
    — Работают. Мы заметили вашего придурка недалеко от выезда на шоссе…
    — Где он?! — зарычал МакГеннон. — Голову оторву!
    — Тише! — прошипел маршал. — Не волнуйтесь. Никуда не денется – мои ребята сели ему на хвост. А вот с этими «копами» надо уже разобраться. Они ищут Джиганте?
    — Да, — кивнул шериф. — Обещают заплатить за помощь.
    — Угу. Заплатят или расплатятся… пулей в лоб. Им Джиганте живым не нужен. Как и свидетели.
    — Стрелять в шерифа? — фыркнул МакГеннон. — По-твоему, они идиоты?!
    — Как я заметил, идиотов в Тумстоуне хватает, — усмехнулся Шорт. — Знаете что? Соглашайтесь, но скажите, что информация будет только утром. И позвоните в центральный офис — подкрепление нам пригодится. Только говорить надо с человеком, которому полностью доверяете. Пока детективы отдыхают до утра, мы успеем взять Джиганте сами…
    Шериф с маршалом вернулись в офис. Над улицей вновь нависла тишина, лишь изредка нарушаемая прерывистой трелью сверчка. Скрипнула дверца «бьюика», и на землю упал окурок — шестой, последний из детективов, осторожно сплюнул. Он слышал каждое слово…

    — Гарри, какого чёрта?! — МакГеннон почти с ненавистью посмотрел на помощника. — Разбил единственный телефон! В колокол теперь звонить?
    — Шеф, я же не нарочно…
    — Знаю! — махнул рукой шериф, вытянув из шкафа помповое ружьё. — Значит, так — проводишь гостей к Бобби. Пусть устраиваются на ночлег. А сам…
    — Шеф, а если Боб…
    — Мне плевать, какие слёзы будет лить Боб! Скажешь, что иначе за стойку ни цента не получит. Потом позвонишь в центральный офис и спросишь Джерарда Саммерса. Пусть его хоть с постели поднимают! Нам нужна поддержка, но просить будешь только Джерарда! Дошло?
    — Да, шеф.
    — И ещё. Твой разговор никто не должен слышать. Можешь посылать всех хоть в задницу, но лишних ушей чтоб не было. Потом возвращаешься сюда и сидишь в обнимку с рацией, как обезьяна с последним бананом. Ждёшь Саммерса. Понял?!
    — Ясно. А…
    — Никаких «а», «б» и пива!
    — Понял, босс…

    МакГеннон остановил машину. Из темноты на дорогу, под свет фонаря, выскочил один из парней Шорта, призывно махнул и нырнул в тень переулка. Шериф прислушался: показалось, или действительно только что где-то шумел двигатель? Возможно, на трассе — до неё тут рукой подать. Или от усталости в ушах звенит. Набегался за день, а ведь уже не мальчик. «Когда теперь до постели доберусь?» — подумал МакГеннон и поспешил следом за маршалом.
    Идти пришлось недолго. Свернули в узкий проулок, и метров через сто, спотыкаясь и оступаясь во тьме, выбрались к изгороди из старых кривых жердин. Слева шевельнулся бугорок, и шериф от неожиданности чуть не всадил в него заряд картечи.
    — Свои, — прошептал Шорт, положив руку на ствол ружья МакГеннона. — Пригнитесь, шериф.
    — Здоровяк ушёл полчаса назад, а второй там, — доложил «бугорок» и показал на брошенный сарай старого Дрю. — Будем брать?
    — А где ещё один твой человек? — спросил Эван, пытаясь рассмотреть подступы к темной развалюхе.
    — С другой стороны. Мало ли что.
    — По нам стрелять не начнёт?
    — Шутите? — усмехнулся маршал. — У Майка достаточно опыта, чтобы отличить мух от котлеты. Начнём?
    Он начал было протискиваться между жердинами, но тут же вновь прижался к земле.
    — Чёрт, придурок возвращается!
    Теперь и МакГеннон заметил большую темную фигуру. Если и были поначалу сомнения, что это Леланд, то громкое сопение, тяжелые шаги  и повторяемое «Эл помогает Доку» рассеяли их без остатка.
    — Берём обоих? – деловито спросил Шорт.
    МакГеннон задумался. Хотелось побыстрее покончить с этим делом, но… Никто не поручится, что Леланд опять не выкинет какой-нибудь номер. Такого даже ружьём не испугаешь. И откуда он только свалился!
    — Выждем немного, — решил, наконец, Эван. — Думаю, он скоро уйдёт. Чёртов придурок боится мамочки больше кары небесной.
    — Как скажете, — согласился маршал и перевернулся на спину.
    — Стоп! А это кто?! — громко прошептал «бугорок». Он вглядывался в темноту и быстро считал. — Один… Три… Пять… Нет, шесть человек. Все с оружием.
    «Люди Саммерса не могли так быстро приехать, — подумал МакГеннон. — Да и Гарри не знал, где нас искать… Лжедетективы? Но их было только пятеро. Стоп! В офисе пятеро, а шестой мог… Дьявол, неужели сидел в машине, пока мы болтали?!»
    Очевидно, те же мысли пришла в голову и Шорту:
    — Регано! — прорычал он. — Вот крыса! Выследил!
    Скрипнули двери сарая — Леланд выбрался во двор. Не успел он сделать и шага, как прозвучал выстрел. Парень упал в траву, и утробный рёв, казалось, разогнал темноту:
    — Плохие люди, Док!
    Почти одновременно прогремели ещё два выстрела — один со стороны нападавших, а второй из сарая.
    — Ублюдки! — выругался МакГеннон и пальнул из ружья в воздух. — Здесь шериф Тумстоуна! Немедленно прекратить стрельбу и сложить оружие!
    — Шеф, я слышу выстрелы, — прошелестел из рации голос помощника шерифа.
    — Гарри? Ты связался с Саммерсом?
    Пуля чуть не снесла Эвану скальп. Рация рассыпалась в руке осколками, и лишь тогда хлопнул по ушам звук.
    — Сволочи! — выругался маршал. — Шериф, оставаться на месте нельзя — нас вычислили, а стреляют они хорошо, сами убедились. Отходим?
    — Хрен им! — злобно выдохнул МакГеннон, стирая кровь с посеченной осколками щеки. — Ползём к сараю. Только быстро!
    — Пулю от Джиганте получим.
    — Не получим, — коротко бросил Эван и змеёй скользнул между жердинами изгороди.
    В отличие от Шорта, МакГеннон знал, сколько у Джиганте патронов, и был уверен, что пока они доберутся до сарая, киллер израсходует весь запас. Тогда и взять его не составит труда. Лишь бы Саммерс подоспел вовремя, иначе головорезы Регано тут всех положат.
    Трава впереди шумно колыхнулась, и шериф услышал отчаянное, с присвистом, пыхтение. Чёртов недоумок Эл на карачках пёр навстречу.
    — Ляг на брюхо и замри, — зашипел Эван.
    — Эрп идёт помогать Доку? — прерывисто спросил парень. — Эл поможет! Эл знает второй вход!
    — Второй вход?
    Странно, в сарай старого Дрю Эван лазил ещё подростком — никаких вторых ходов там не было. Только дверь, из-за которой сейчас отстреливался Джиганте. Но, быть может, кто-то проломил дыру в стене?
    — Показывай, — решился шериф.
    Со стороны нью-йоркцев грохнули ещё два выстрела. Чуть сзади хлопнул кольт Шорта, и, как по команде, от изгороди почти одновременно поддержали маршала его ребята. «Молодец, федерал! — подумал с одобрением МакГеннон, — растянул людей. Теперь Регано придётся крутить башкой во все стороны».
    В дверном проёме смутно темнела фигура Джиганте. Но едва он высунулся и нажал на спусковой крючок, кто-то из нью-йоркцев тут же выстрелил в ответ, и от развалюхи раздался вскрик. Шериф лишь поморщился, а Леланд вскочил на ноги и заорал:
    — Док, Великий Эрп идёт помогать!
    «Господи, ну что за идиот! Убьют же дурака!» — подумал Эван и вдруг понял, что даже обрадовался бы такому исходу. Мысль промелькнула и исчезла, оставив неприятный осадок стыда за самого себя. МакГеннон выругался, схватил парня за ноги и с трудом повалил в траву.
    - Лежи, не рыпайся!
    Шериф хотел для острастки зарядить Леланду оплеуху, но тут заметил, как к сараю крадётся тёмный силуэт.
    - Лежи, - повторил Эван и пополз бандиту наперерез.
    МакГеннон рассчитывал перехватить его у дверей. Зайти сзади и положить наверняка. Он так увлёкся погоней, что не заметил, как слева из травы поднял голову ещё один из нью-йоркцев. И этот бандит выжидать не собирался – поднял револьвер, выцеливая спину шерифа.
    Леланд не мог понять, почему Эрп ползёт к сараю, а не убьёт плохого человека. Ведь тот подобрался так близко! И лишь когда увидел пистолет, понял – Великий Эрп его не заметил! И рванулся вперёд, забыв о приказе МакГеннона.
    — Плохие люди! Эл помо…
    Леланд пошатнутлся. Шериф обернулся на крик и сразу всё понял. Дьявол, да эта пуля могла достаться ему, МакГеннону!
    —… жет Эрпу… — выдохнул здоровяк и упал, подмяв под себя Эвана.
    — Слезь с меня, — зарычал шериф, выползая из-под этой туши. — Какого чёрта ты…
    — Эл помог Эрпу? — тихо и очень внятно спросил Леланд. — Элу очень больно.
    — Ты ранен? — МакГеннон впотьмах обшарил здоровяка там, где смог дотянуться. Казалось, кровь была везде. — Зачем ты вскочил?!
    — Эл… помог… Эрпу. — вытолкнул кровь из лёгких Леланд и затих.
    Шквал огня команды Шорта и одиночный выстрел из сарая заставили бандитов отступить.
    Шериф плохо понимал, что происходило потом. Слышал выстрелы, крики Шорта, сам стрелял в ответ, механически перезаряжал дробовик… И каждый раз, когда прижимался к земле, видел рядом застывшее как на картине лицо Леланда и струйку крови из уголка рта. Словно кисть художника в последний момент дрогнула. А дальше даже звуки исчезли — остались только улыбка Эла и стыд за мимолётное желание…
    — Шеф, взяли его! — пробился из тишины радостный голос Гарри. — Получилось! Двоих положили, остальные сбежали. Но ребята Саммерса их достанут! Шеф, награда у нас, считай, в кармане!
    - А без награды ты бы не пошёл, да, Гарри? – спросил шериф резко. – Просто так?
    - Шеф, да я… - Гарри виновато отвел взгляд и указал на окровавленную рубашку Эвана:
    — С вами всё в порядке, шеф?
    Шериф скрипнул зубами, но устраивать склоку над телом убитого не хотелось.
    — Не оставляй его тут, Гарри, — сказал МакГеннон. — И найди его мом…

    В салуне было пусто и тихо. Раннее утро – не время для гуляк и туристов. МакГеннон плеснул в стопку бурбона и окликнул дремлющего за стойкой бармена:
    - Выпей со мной, Бобби.
    Боб потёр глаза. Выпить? Сейчас бы на боковую. Однако во взгляде шерифа была такая пустота, что бармен содрогнулся и кивнул. МакГеннон придвинул стопку Хотфилду.
    - За самого тупого недоумка в мире, Бобби. За болвана с большим сердцем. Люди измельчали, понимаешь? Ублюдок ведущий прав… Эрп, Холлидей… Какие они к чёрту легенды? Алистер Леланд – вот настоящая легенда Тумстоуна! – Эван с силой ударил стопкой о стойку и с каждым новой фразой продолжал вколачивать её всё сильней. – Верный. Преданный. Никому не нужный… Дьявол, кто сейчас примет на себя чужую пулю за здорово живёшь, а? Правильно, Бобби, никто. Ни одна паршивая собака не согласится. А он смог…
    Боб вздрагивал и со страхом ждал, когда стопка разлетится на куски. Но МакГеннон неожиданно успокоился.
    - Выпьем за него, Бобби, - тихо сказал шериф, опрокидывая свою порцию.
    - Да, сэр, - ответил бармен и пригубил бурбон. – Можно спросить, мистер МакГеннон?
    - Валяй.
    - Когда мне выплатят компенсацию за ущерб, сэр?
    - Что?! – взревел шериф. – Компенсацию?! Вот твоя компенсация!
    МакГеннон вдребезги разнёс бутылку о стойку и швырнул горлышко в Хотфилда. Бармен, неумело прикрываясь руками, пятился и бесконечной скороговоркой бормотал извинения. Но шериф их не слышал.
    - Жадный пёс! Паскуда! – орал он, сжимая кулаки. – Ты и мать родную похоронишь только за деньги, да?! Расплодились, уроды!
    Шериф рванулся к выходу напрямик, круша по дороге всё подряд. Его не волновало, сколько ещё баксов к компенсации добавит Хотфилд за поломанные стулья.
    - Никому не нужны легенды, - горько сказал Эван МакГеннон, хлопнул дверцей «летучей мыши» о стену и вышел вон.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования