Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Noir - Чёрное солнце

Noir - Чёрное солнце

 
Часть 1. Фрэнк Биггз. 12 августа 1946 год.
 
Сквозь сон я слышал как звонит телефон. Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я поднялся с дивана, попутно задев пустую бутылку из под виски. Она катилась по полу, раздражающе сильно звеня, а я слушал адрес, по которому следовало немедленно явиться.
Было около семи часов утра. Окна в моей квартире были закрыты, солнце пробивалось сквозь жалюзи, и в его лучах в воздухе плясала пыль. 
Положив трубку, я не спеша побрёл в ванную. Включив свет, я взглянул на своё крупное щетинистое лицо в зеркале. На меня глядели измученные мутные глаза. Последствия от постоянных выпивок по вечерам и изнурительной работы. Хотя, нет, не такая уж у меня и сложная работа. Сел в автомобиль, вышел из автомобиля, допросил подозреваемого, одел наручники, если тот вызвал подозрение. Преступления, раскрываемые благодаря словесным изыскам, а не посредством огнестрельного оружия, уже давно пылившегося в кобуре.
Пора было ехать. Обдав лицо холодной водой, я вышел из ванны, натянул брюки, рубашку, повязал галстук, надел серый пиджак. Перед уходом выпил немножко виски, и, прихватив шляпу, вышел за дверь.
Во дворе уже ждал напарник. Он сидел в водительском кресле, оснащённого мигалкой "Бьюика", и я с тяжёлым вздохом сел в машину. После выпитого ночью, моё состояние оставляло желать лучшего. Хотелось просто уснуть, отодвинув в сторону всё происходящее вокруг. И именно поэтому приветственная ухмылка напарника показалась мне на редкость омерзительной.
- Куда едем? - сухо спросил я.
- На "Буш стрит", - ответил Сэм.
Мы ехали не спеша, пронзая ядовито солнечные улицы, наполненные одинаковыми прохожими в шляпах. Почему-то на тротуарах преобладали мужчины, не было той пёстрой расцветки от женских выходных платьев, идеально гармонирующих с широкими шляпками.
- Читал сегодняшнюю "Лос-Анджелес Таймс"? - с той же отвратительной усмешкой спросил Сэм.
- Нет.
- На днях, ребята из Отдела нравов раскрыли то дело, связанное с нелегальным морфием.
- Тот морфий, что увели наши бравые солдаты после окончания Второй мировой?
- Именно! Оказывается, там действительно участвовало довольно много ребятишек, и распродать они успели немало. Нелегко им пришлось, не за такую жизнь они воевали…
Известная история, ничем не вызывающая интереса. Я задал вопрос лишь для того, чтобы поддержать разговор, и то, не особо и хотелось. Досужие сплетни или обсуждение успехов другого отдела мне были крайне неприятны. Было в этом что-то скользкое, и отвратное.
Солнце так ярко светило в глаза, что я опустил козырёк над лобовым стеклом и попробовал немного подремать. Голова раскалывалась от боли, и не хотелось загромождать её бессмысленной рассуждениями о разочаровавшихся парнях, возвратившихся с боевых полей. Но напарник всё не унимался, продолжая докучать болтовнёй.
- Что думаешь о предстоящем деле, а, Фрэнк?
- Как приедем, глянем и тогда уж подумаем, - с закрытыми глазами ответил я.
- Всё-таки это странно, - серьёзно сказал Сэм, - один труп, похоже самоубийство, но эта фотография...
- Ага, - я слушал сквозь сон.
Сэм был тот ещё напыщенный хлыщ. Всегда с иголочки одет, гладко выбрит и доволен собой. Самоуверенная улыбка была его главным оружием, и он не раз использовал её для обольщения прекрасных дам. Я много раз был невольным свидетелем того, как он вёл допрос с женщинами. Это было похоже на свидание в придорожном кафе, с целью не остаться предстоящей ночью одному. А ещё он постоянно застёгивал пиджак на все пуговицы, когда галстук слегка заметен, а шляпу всегда одевал с небольшим уклоном на бок, для пущего эффекта, наверное.
- Как супруга поживает? – спросил я.
- Всё хорошо, спасибо.
Стандартный ответ, для приличия. Скандальный брак, разрушенный дом, ненужная жена - вот что ценно для него. И он частенько отправляется вечерами развлекаться!
Такого щёголя мне и назначили в напарники полгода назад. За это время мы так и не стали друзьями, так как у нас были совершенно разные интересы и взгляды на жизнь.
Солнце скрылось, и я слегка приоткрыл глаза. Мы проезжали через "Даунтаун", поражавший своими величественными небоскрёбами. Именно этот район являлся средоточием деловой жизни города, прямо здесь разношёрстные личности ворочали чужими капиталами на биржах. Все вложения ничего не подозревавших граждан, крутились и обменивались в этих зданиях. Хрупкий маленький мирок, на котором держалась часть экономики США.
Оставив позади бесчисленные высотки, мы, наконец, добрались до места преступления. Признаюсь, я частенько пребывал на дело не имея ни малейшего понятия о случившемся. Работа давно перестала быть для меня чем-то важным, она превратилась в рутину. Оказавшись на месте я всегда, первым делом, расспрашивал о подробностях патрульного, чтобы не выглядеть среди многочисленной братии, суетившихся возле трупа, полным дураком.
Медленно выбравшись из автомобиля, я с трудом огляделся по сторонам. Солнце слепило, голова раскалывалась, мысли плавали, словно в тумане. Сосредоточиться не получалось, тем не менее я, слегка шатаясь, подошёл к патрульному и расспросил его об обстоятельствах преступления. Выходила довольно странная картина. В доме был обнаружен труп девушки, которая, якобы, покончила с собой. Казалось бы, вот уж несправедливость, детективу по расследованию убийств явиться с утра пораньше и попасть на самоубийцу. Я уже хотел было плюнуть с досады, но тут молодой патрульный пояснил кое-что крайне удивительное.
- Мы бы не сообщали вам в отдел, если бы не фотография, лежавшая рядом с трупом, - нервно говорил он. - Я думаю, вам самому стоит взглянуть, сэр.
Это был типичный домик в череде себе подобных. Гладко подстриженный газон, цветочки в горшочках на веранде, вылизанность всего и вся. Я прошёл через открытую дверь, и присел рядом с девушкой, лежавшей на сине-голубом ковре в двух метрах от входа. На ней было синее платье, чёрные туфельки и ожерелье из жемчуга. Она лежала на спине, аккуратно сложив руки на груди, а её красивое лицо, казалось, выражало абсолютную умиротворённость, настолько спокойным оно выглядело.
Отсутствие следов борьбы и травм у девушки -  указывало на давно спланированное самоубийство, но рядом с ней валялась фотография. Я поднял её и внимательно рассмотрел. Там был запечатлена именно та девушка, что лежала передо мной, в той же позе, с таким же выражением лица. Но, на фото было два трупа. Вторая девушка лежала на боку, её лицо было скрыто огненно-рыжими волнистыми волосами, а левая ладонь чуть касалась плеча нашей самоубийцы. Одета она была точно так же, как и наша жертва. На полу же, под ней, растеклась кровь, а у ног валялся, весь измазанный багровыми отпечатками, охотничий нож.
- И что это, чёрт побери, значит? - спросил я негромко.
- Странно всё это, - сказал присевший рядом Сэм, - ни крови, ни ножа, ни второго трупа. Для какой цели некто прибрался за собой, при этом оставив нам эту фотографию?
- Выяснили имя жертвы? - спросил я у Сэма.
- Леона Корнер, двадцать семь лет, работала неподалёку в придорожном кафе. Я только что болтал с коронером, он говорит, что, похоже, это самоубийство. На кровати разбросаны пустые упаковки от снотворного. Конечно, детали он сообщит позже. Ночью она не вышла на работу, а утром её нашла подруга, заглянувшая узнать, что случилось.
- Где эта подруга?
- Она не в состоянии сейчас что-либо рассказывать. Врач сообщит, когда можно будет приехать и допросить её.
- Съездим через пару часов. Не будем затягивать с этим.
Мы обыскали квартиру, но не нашли ничего, что могло бы разъяснить случившееся. Похоже, что Леона вела обычный образ жизни, часто болтала с подругами по телефону, встречалась с мужчинами, соблюдала диету и любила красивые дорогие платья. Предстояло выяснить, откуда у одинокой официантки, давно оставшейся без родителей, были средства поддерживать такой уровень жизни.
Закончив с местом преступления, мы поехали на работу к Леоне. Моё сознание немного прояснилось, и я сам сел за руль. Концентрация во время вождения всегда приводила мысли в порядок.
Пока мы пересекали многолюдную "Сансет-стрит", направляясь на окраину города, Сэм что-то чирикал в своём блокнотике, я же погрузился в раздумья. Давно не приходилось сталкиваться с такими фокусами в делах. Обычно всё ограничивалось дыркой от пули, мотивами и логичными подозрениями. У меня сразу появилось предчувствие, что ничего путного знакомые Леоны нам не расскажут.
Так и вышло. Хозяйка обшарпанного придорожного кафе, будто валявшегося у подножия холма, слезливо поведала нам шаблонную историю молодой, счастливой и немного ветреной девушки. Леона старательно работала, иногда флиртовала с клиентами и всегда являлась на работу вовремя.
Затем мы посетили больницу, где находилась разволновавшаяся подружка Леоны. Она и впрямь была в шоковом состоянии, и всё что удалось у неё выведать, это урывки бестолковых фраз.
Полуденный зной мы пережидали в автомобиле, расположив его в тени многочисленных деревьев, равномерно рассаженных вдоль обочины дороги.
- Ну, ты как, Фрэнк? - зачем-то спросил Сэм, закуривая сигарету.
Я же в ответ ещё больше надвинул шляпу на глаза и попытался задремать.
- Знаешь, по-моему, я кое-что нашёл.
- Что же? 
- В записной книжке очень часто упоминаются встречи с Уолтером Ферсби. Может это её дружок. Стоит проверить.
- Ага.
Сэм вылез из машины и пошел к ближайшему телефону. После непродолжительной беседы с диспетчером он вернулся с адресом Уолтера. Мне не хотелось никуда ехать, было лень прерывать сладкую полудрёму. Но всё-таки пришлось отправиться к парню с визитом.
Он долго не открывал дверь, а затем мы увидели заплаканное лицо.
- Знаешь о Леоне? - спросил я с порога.
- Что вам нужно, зачем вы здесь? 
- Полиция, - сказал Сэм.
Мы вошли в квартиру и подождали пока он успокоится.
- Уолтер, когда последний раз ты видел Леону?
- Мы встретились вчера вечером, - безропотно начал парень, - посидели в кафе, выпили немного. А потом она сказала, что у неё неотложное дело, и неожиданно убежала. Я пытался её догнать. Правда, я что-то чувствовал, не хотел её отпускать...
Он заплакал и сел на пол. Сэм подошёл и похлопал его по плечу.
- Эй, парень, как ты узнал о случившемся?
- Я был у неё утром.
- Вот как, - сказал Сэм, и мы переглянулись.
- Я испугался и убежал. Она лежала там одна, такая красивая... О, боже...
- Как ты думаешь, Уолтер, почему она это сделала?
- Не знаю, не знаю... хотя, может это и не важно, но есть кое-что...
- Расскажи нам Уолтер. Любая деталь важна.
- Она тайно посещала какую-то секту, я мало знаю об этом. Леона постоянно скрывала от меня это. Я только знаю, что это секта ангелов, там состоят только девушки. Чем они там занимаются, даже не представляю. Ох, сколько же раз я отговаривал её от посещений этой секты, но она меня не слушала и только постоянно отшучивалась.
- Где ты был ночью Уолтер?
- В баре с друзьями. Бар "У Джекки".
Я молча наблюдал за беседой, покручивая шляпу. Конечно, мы проверим алиби парня, но, похоже, что он говорил правду. Слишком уж он был прост для убийцы, к тому же наворотившим дел со вторым трупом.
После мы заехали в бар, и убедились в правдивости алиби Уолтера, а затем позвонили коронеру, который рассказал, что смерть действительно произошла из-за передозировки снотворным. На теле девушки не было следов насилия, но при этом не исключался вариант, что её могли отравить.
Уже позже я и Сэм сидели в кафе, пили кофе и наблюдали через окно на огненно-рыжий закат.
- Значит, она состояла в секте, - сказал Сэм, - и это наша единственная зацепка.
- А ещё она самоубийца, и это вроде как не наше дело.
- Брось, Фрэнк, ясно ведь, что ей помогли это сделать. Может, просто заставили, или обманули. К тому же, не забывай про фото.
- Ну да, ну да.
Я уже решил было поехать домой. Но моим планам не суждено было осуществиться так скоро. Как только мы сели в автомобиль, радио зашипело знакомым тембром оператора.
- 402-й, 402-й...
- 402-й слушает, приём, - ответил я.
- Новый свидетель в деле Леоны Корнер. Роуз Линн. Готова встретиться с детективами, ведущими расследование, в ресторане "Нефертити" сегодня до полуночи, приём.
- Понял вас, конец связи.
- Однако, - сказал Сэм, - это крайне любопытно.
Прибыв в ресторан, я спросил имя незнакомки у администратора, и тот, утвердительно кивая, тут же отправился её искать. Я расположился за одним из столиков, снял шляпу и закурил. Народа было очень много, в основном молодые парочки, в шикарных нарядах, пили шампанское и весело проводили время. На небольшой сцене оркестр играл джаз, и звуки инструментов заглушали звон вилок и тарелок, жующих гостей.
Рядом присел Сэм, и почти тут же его взгляд застыл на чём-то за моей спиной. Он негромко присвистнул, и тогда я догадался что, а точнее кого, он там увидел. Это, наверняка, была красивая девушка. Я обернулся и увидел блондинку в длинном красном платье, идеально облегавшем её изумительную фигуру, уверенно шагавшею в нашу сторону.
- Здравствуйте, детективы, - поприветствовала она нас, обезоруживая улыбкой.
Признаться, даже я слегка опешил от вида такой женщины, что уж говорить о Сэме. Тем не менее, первым заговорил именно он:
- Добрый вечер. Если я не ошибаюсь, вы Роуз Линн?
- Именно так.
Сэм, как истинный джентльмен, встал, отодвинул стул, стоявший рядом, и помог даме присесть.
- Детективы Корнелл и Биггз, - представил нас Сэм.
- Может быть, вы хотите выпить или перекусить? - мило спросила она, взглянув сначала на Сэма, а потом на меня.
- Нет, благодарю вас, - сказал Сэм. - Скажите Роуз, вы здесь работаете?
- Да, я совладелица этого ресторана.
- Наверное, нелёгкое это дело, вести такой бизнес? - с отвратительной улыбкой спросил Сэм.
- О, нет, что вы. Во многом, все дела ведёт мой муж, а я как могу помогаю ему в этом.
- Признаться, у вас очень хорошо это получается, - сказал Сэм, - например, по интерьеру сразу заметно, что руку здесь приложила женщина с потрясающим вкусом стиля.
- Вы правы, я действительно работала над оформлением помещения. Вам, правда, действительно нравится?
- О да, это потрясающе.
Они не отрывали взглядов друг от друга, расплываясь в улыбках, и будто позабыв не только обо мне, но и о сути дела.
- Миссис Линн, - прервал я их любезности, - не хотелось бы вас отвлекать, но давайте коснёмся момента с утренним происшествием.
- О да, да, простите, - чуть взволнованно произнесла она, - вы, наверное, спешите, а я так ничего и не рассказала. Итак, с чего мне начать?
- Миссис Линн, пожалуйста, расскажите о вашей связи с жертвой, для начала, - сказал Сэм.
Она немного замялась, даже показалось, что на красивом лице отразился лёгкий испуг.
- Я расскажу вам всё, - начала она, чуть дрожащим голосом. - Дабы в процессе расследования вы располагали некоторыми фактами, касающимися жизни бедной Леоны. Дело в том, что эти сведения крайне деликатны, но, уверяю вас, они не имеют отношения к случившемуся. Я не хочу чтобы вы узнали об этом от постороннего человека и трактовали неправильно.
- Успокойтесь Роуз, - Сэм пододвинулся ближе и взял её за руку, - всё будет хорошо. Просто расскажите нам всё.
- Даже не знаю… В общем, вы, наверное, знаете, что у нас в городе есть множество разных общин. Люди собираются небольшими группами по интересам, общаются на любимые темы, читают литературу...
- Вы имеете в виду секты? - резко спросил я.
- Нет, нет, что вы - проговорила она, не взглянув на меня, - я имею ввиду небольшие общества, которые никому не причиняют вреда.
- Так и что же, Роуз? - спросил Сэм.
- Так вот, я являюсь главой такой вот маленькой общины. Нас всего пятеро. Все очень привлекательные девушки. Мы называем себя Обществом Ангелов.
Чем больше она рассказывала, тем сильнее волновалась, и тем теснее к ней прижимался Сэм. Он не отпускал её ладонь, задавая вопросы. Я же молча слушал, закуривая одну сигарету за другой.
Общество Ангелов. Пять красивых дам, считающих себя последовательницами тех самых милых божественных созданий с нимбами над кудрявыми головами. Пять глупышек, устраивающих ночные бдения у алтаря, в белых простынях накинутых на хрупкие плечи. Пять откровенных дур, искренне верующих, что господь заберёт их души после смерти в самые лучшие места рая.
- Кстати… Биггз, - вдруг сказала она, прерывая свой рассказ, - одна из ангелов - Викки, была у вас в отделе, по какому-то делу, и, насколько я помню, её отправили к вам. Так что вы, наверное, должны быть с ней знакомы.
- Не припоминаю, - твёрдо сказал я.
- Может я и напутала, так на чём я остановилась...
Признаться, тяжело было сдерживать смех, во время её взволнованного, чуть наивного, повествования. Настолько всё это было нелепо. А когда на часах пробило полночь, я встал из-за стола, надел шляпу, попрощался и пошёл домой. Она даже не оглянулась на меня.
- До завтра, - сказал Сэм, глядя на Роуз.
О работе думать совершенно не хотелось. Я сел в машину, включил сирену и погнал к дому. Там, в холодильнике, мирно покоилась непочатая бутылка виски.
 
Часть 2. Сэм Корнелл. 13 августа 1946 год.
 
Чистый ночной воздух ударил в лицо, как только я открыл оконные ставни. Клубы дыма от моей сигареты тут же унёс сильный ветер. Я высунул руку в окно, и слегка холодный косой дождь, будто пробудил после долгой волнительной духоты сегодняшнего вечера.
Позади меня, на кровати, слегка освещённая тусклым светом лампы, лежала обнажённая Роуз. Она пленяет с самого начала. Внешне, такая неприступная, даже немного холодная. Внутренне - чувственная, милая, нежная, может, самая необыкновенная из всех. Она смотрела кошачьими хитрыми глазами, а сбоку, её образ отсвечивался в зеркале, и там он был как будто более чёрствый, не имеющий ко мне никакого отношения.
- Детектив, милый, иди сюда, - нежно позвала она.
Я молча выбросил окурок в окно, и подошёл к ней. Она смотрела на меня так, будто я был единственным и самым близким мужчиной в её жизни.
- Ты любишь меня? - спросила она.
Я лег рядом, слегка приобнял, глядя на отсвечивающиеся на потолке тусклые линии света от торшера, и холодно сказал то, что всегда говорил при подобных вопросах:
- Детка, я никого и никогда не любил.
- Почему, милый?
- Не представляю, как в этой жизни можно хоть кого-нибудь любить. Каждый по своей природе эгоист, и рано или поздно начинает действовать в своих интересах, предавая всех вокруг, включая себя. А без доверия, любви быть не может.
- А ты попробуй влюбиться, хоть разок, - ласково сказала она.
- Думаешь, стоит?
- Бедный, тебя нужно просто отогреть.
А дальше был вкус её страстных губ и жаркие соприкосновения наших тел, на скрипучей двуспальной кровати в полумраке дешёвого номера отеля "Нелети".
Утром мы мило попрощались. Роуз отправилась по своим делам, а я на работу.
Десятый полицейский участок, довольно потрёпанное здание, на довольно потрёпанной улице. Серое строение с большими колоннами, отворёнными настежь окнами и узкими, переполненными людьми, удушливыми коридорами.
На третьем этаже должен был состояться плановый брифинг, под начальством капитана Броули. Открывая стеклянную дверь в помещение с множеством коллег, я сразу понял - что-то не так.
- Опаздываешь, Корнелл, - прогремел басом Броули.
- Прошу прощения, капитан.
- Спешу напомнить всем вам, что вот уже две недели у нас нет никаких зацепок по делу сержанта Эдвардса. Убийцы всё ещё разгуливают на свободе. Я знаю, вы стараетесь. Но старайтесь сильнее! Проверьте всю информацию, поговорите с информаторами, - спустя паузу, капитан взял со стола несколько бумаг. - Биггз, Корнелл, похоже, ваше дело оказалось ещё более сложным, чем предполагалось.
Я переглянулся со стоявшим рядом Фрэнком. Он был, как обычно по утрам, не в самом лучшем расположении духа.
- Езжайте на 3209, Брайан Стрит. Ещё одна мёртвая девушка с фотографией. Бэтти Арстер.
После ливня ночью, утром снова выглянуло солнце. Мы ехали по немноголюдной "Маунтин-стрит" - это был тихий район, полный зданий с маленькими квартирами, где преимущественно проживали люди с невысоким уровнем достатка. С Фрэнком мы решили обсудить дело после осмотра места преступления. Чтобы лишний раз не молоть языком попусту.
Пока Биггз дремал в соседнем сиденье, я старался спокойно проанализировать происходящее. Приходилось обдумывать то, во что совсем не хотелось верить. Скорее всего, Линн мне врала. Её притворство было бесподобным, и сложно было не попасться на уловки. Это не оправдание, но всё же. Сравнивая имя жертвы со списком Общества Ангелов, я уже знал, что увижу там совпадение.
Кто-то убивал ангелочков. Попутно издеваясь над полицией оставляя фотографию с двумя трупами.
Осмотр преступления ничего в плане продвижения расследования не дал. Та же картина, что и вчера. Снова случайно забредшая подружка обнаружила труп, куча разнообразных контактов в записной книжке, отсутствие свидетелей и отпечатков.
Признаться, я был настолько погружён в свои размышления, что совсем забыл взглянуть на фотографию. Лишь в автомобиле её мне подал Фрэнк:
- Взгляни. Она та же самая. Всё совпадает.
Действительно. Пропавшая девушка на обеих фотографиях была одна и та же.
- Может, убийца таскает труп с собой. Или эта красавица и есть убийца, а сообщник делал снимок.
- Да. Возможно. Но это нам ничего не даёт.
- Нам стоит ещё раз побеседовать с твоей подружкой, - ехидно сказал Биггз.
Я не ответил. Дело приобретало неприятный оборот. И мне впервые в жизни пришлось сожалеть о близости с женщиной.
Мы побывали в разных местах, от её квартиры, до баров и ресторана. Но никто не видел Линн этим днём. Она не вышла на работу. Не отвечала на звонки. И последним, кто видел её живой, был я. Только кричать на каждом углу об этом, естественно, не стоило.
В списке из пяти имён Общества Ангелов, помимо двух уже погибших девушек и самой Линн, значились ещё Викки Баннистер и Леона Митчелл. Но и этих двух особ не удалось разыскать.
Изрядно поколесив по городу, попутно проверяя всех знакомых, мы так ничего и не добились. Девушки мало с кем дружили по-настоящему, и, конечно же, никто и не слышал об Обществе Ангелов. Вот так и вышло, вчера у нас на руках были все возможности изменить ход дела в свою сторону, сегодня же - козыри были у убийцы.
Я понимал это, и Биггз тоже.
Город всеми силами пытался не погрязнуть в ночи, искрясь витринами магазинов, фонарями вдоль дорог и рекламными вывесками. Я смотрел через лобовое стекло, по которому плавно стекала вода, а по крыше барабанил дождь. Биггз пил кофе, сидя за рулём и разглядывал свою записную книжку. Порой он бросал скупые замечания касательно имен, дат и событий, ограничиваясь, в основном, жестами.
Старый конь Биггз. Уставший от работы, вечно небритый, тучный, аморфный кретин, в последние годы основательно подсевший на спиртное. Раньше я считал, что его безразличие к работе пойдёт только мне на пользу. Это был шанс зарекомендовать себя с лучшей стороны перед начальством. Так и выходило, я был ведущим в нашей паре, а теперь, неспособность толстяка хоть чем-то мне помочь, сильно раздражала. В его испещрённом морщинами лице с пустыми глазами, был заметен безнадёжный проигрыш. И я ощущал себя таким же неудачником, угодившим в трясину.
- Снова этот проклятый дождь, - сухо сказал Фрэнк, - точно как и прошлой ночью.
- Догадываешься, что будет завтра утром?
- Спозаранку будет ещё труп с фотокарточкой.
- И?
- Ты мне скажи. Я думаю, нам не стоит скрывать друг от друга даже малейших деталей.
- На что ты намекаешь, Биггз? - не без злобы спросил я.
- Помимо очевидного, ни на что не намекаю. Брось, Рэй. Ты ведь наверняка развлёкся со сладкой Роуз. Где это было, когда договорились встретиться, что она ещё рассказывала?
- Она говорила, что ты был знаком с Викки Банистер.
- Это полная чушь.
Старый Биггз немного встрепенулся после моего вопроса, в голосе отразилось лёгкое волнение. Может, он и вправду когда-то имел дело с Викки, и тёмный след того случая явился по его душу.
Мы смотрели друг на друга, будто давно являлись врагами. Фрэнк надел шляпу, буравя меня своими пустыми глазницами, и вылез из машины в холодную черноту улицы. Перед тем как захлопнулась дверь, всего несколько секунд, я слышал, как мягко забили капли дождя по его плащу.
Я остался один. С отягощающим предчувствием, что всё в моей жизни кончено. В одно мгновение всё переворачивалось с ног на голову.
- Сначала ты мечтаешь, потом ты умираешь... - пробормотал я, закуривая сигарету.
 
Часть 3. Лос-Анджелес. 14 августа 1946 год.
 
Город мечты, залитый солнцем, и простирающийся до самого горизонта. Город в стране больших возможностей, где каждый получает шанс к самореализации. Сияющий город открытий, с пляжами у подножия океана, уходящими ввысь небоскрёбами и вдохновляющими киноманов огромными буквами Hollywood на холме. Лос-Анджелес, Город ангелов, город, воплощающий мечты.
Таким он кажется поначалу, когда не знаешь всех секретов, не лезешь в тёмные, полные тайн, закоулки, не пытаешься заглянуть за цветастую ширму напыщенной и многообещающей оболочки. Ты витаешь в облаках вплоть до того момента, когда не сталкиваешься с реальностью нос к носу. Один на один с проблемами, тет-а-тет с обнажённым и холодным городом порока.
Днём он ослепляет красотой, дарит надежду и радость. Ночью - сбрасывает маску, представая первым, самым страшным, из множества твоих врагов. Уноси ноги пока не поздно, пока в твоей душе ещё теплится надежда, не то он выпьет тебя до дна. И оставит лишь иссохшую пустую оболочку, оставит того, кому нечего терять.
Третье утро подряд в десятом полицейском участке раздавался телефонный звонок, и взволнованный голосок рассказывал о найденной убитой молоденькой девушке, на груди у которой была фотография с двумя трупами. Всё приобретало обычный вид, если бы спустя десять минут после этого звонка, на стол капитану не легло анонимное письмо, прямо касавшееся именно этого дела. В письме отмечалось, что детективы ведущие расследование, непосредственно знакомы с двумя оставшимися ещё в живых девушками, состоявшими в Обществе Ангелов. К письму прилагались доказательства - заявление о пропаже золотого колье, некой мисс Банистер, с подписью Биггза, и фотографии, сделанные вчерашней ночью, где детектив Корнелл лежит в одной постели с Роуз Линн.
Утром, на плановом собрании, этих двоих тихонько отправили в незапланированный отпуск, с просьбой не покидать пределы города. Дело передали другим детективам. Они быстро просмотрели всю информацию и поехали по адресу третьего убийства. Позже, в кабинете капитана, коронер неспешно рассказывал о идентичности всех случаев. Все три девушки выпивали небольшую порцию яда и снотворного, подмешанного в алкоголь. Смерть происходила быстро, и настигала во сне. Ясно было и то, что вторая девушка на всех фото, была одна и та же.
Фрэнк Биггз и Рой Корнелл являлись главными подозреваемыми, так как имели личные контакты с девушками. К вечеру выяснилось, что конкретно к Фрэнку, месяц назад, наведывалась Викки Банистер, ныне пропавшая, с "личной просьбой" в оказании помощи, по розыску украденного колье. В архиве было найдено заявление с подписью Биггза. Сам Фрэнк категорически отрицал любые контакты с данной девушкой. Улики, касавшиеся детектива Корнелла, были неопровержимы, и он не стал увиливать на допросе, прямо сознавшись в интимной связи с Роуз Линн.
Оба подозреваемых детектива упорно твердили про Общество Ангелов, о котором рассказывала мисс Линн. Странно было то, что больше никто из знакомых всех пяти женщин о таком увлечении своих подруг никогда не слышал.
Весь полицейский участок бурлил день напролёт. Двое напарников были подозреваемыми в скандальном деле. В Городе ангелов завёлся маньяк, и он вполне мог оказаться сотрудником полиции. Завтрашние газеты наверняка запестрят сенсационными заявлениями, вгоняющими в ужас своей такой ожидаемой правдивостью о том, что никому верить и уж тем более надеяться, нельзя. Мир катился в пропасть, и без того хрупкая жизнь разваливалась на глазах.
Ночной Лос-Анджелес снова окутала пелена непроглядного дождя. Вдоль безлюдных мостовых горели фонари, в лучах которых мокрый асфальт приобретал удивительно блестящий вид. Звуки огромного города съедали всё происходящее в маленьких квартирках, прокуренных барах и чересчур светлых ресторанах. Тем временем, в тихом переулке, звонким эхом разносился стук подошв шедшего мимо прохожего.
Сэм не спеша шёл на причал, чтобы встретиться с Биггзом. Поднятый воротник его плаща не спасал от сильного ветра, было чертовски холодно. Хотя, возможно, виной дрожи был не холод, а страх перед грядущей беседой со старым напарником, возможно скрывавшим свою причастность к убийствам девушек. Сэм не мог допустить смерти Роуз. Она - самое ценное, что осталось у него в этой жизни. По его фетровой шляпе безостановочно стучал дождь, казалось, этот постукивающий звук, вечно следовал рядом, чтобы в один прекрасный момент, как тот колокол, постучать о нём в последний раз.
Фрэнк залпом осушил полбутылки бренди, накинул плащ, шляпу, и вышел из своей окутанной тьмой квартиры. Он уже и не помнил, когда последний раз включал свет, настолько мрак успокаивал после чересчур светлого дня. Выйдя в коридор, он повстречал пожилую соседку, Мэнди Гарфилд.
- Далеко собрались в такую погоду? - спросила она, ковыряясь в замочной скважине.
- Прогуляюсь немного. Непривычно конечно. Бедные мои ноги.
- Бедные ваши ноги? - с иронией заметила миссис Гарфилд. - Радуйтесь, что вы не конный полицейский.
Биггз слегка улыбнулся и стал спускаться вниз. На улице отрезвляющий чистый воздух ударил ему в лицо, слегка пробуждая привыкший отдыхать в это время организм. Погода была подстать происходящему на работе. Настоящий шторм, которому вроде как не место в этом городе, появившийся из ниоткуда, кардинально меняющий устоявшийся ход вещей. Шагая по мокрому тротуару, Фрэнк закуривал одну сигарету за другой, ожидая встречи со, скорее всего, уже бывшим напарником. Размышлять о деле, о Сэме, не хотелось, и он просто отбросил эту чепуху прочь. 
Город успокоился. Движение поутихло, огни в окнах гасли. Жители смиренно ложились спать, чтобы скоро снова окунуться в яркую жизнь страстей и стремлений. 
Хотя были и такие, кто работал в столь поздний час. Синди Мэйнфилд  только сейчас заканчивала уборку в маленьком офисе, недалеко от доков. Она планировала сделать всё быстро, и умчаться домой к началу своего любимого сериала. Но суровая действительность застала её врасплох.
- Иногда я думаю, что этот мир состоит только из грязных ботинок, - бубнила она.
- Эй, где здесь пятый причал?
Синди вздрогнула от неожиданности, и ответила тучному мужчине спустя секунд пять.
- Сверни налево, а там прямо.
Он молча вышел из помещения, оставив после себя грязные следы.
Пустынный чёрный причал, слегка освещённый тусклым огоньком прибрежного маяка, весь блестел от дождя. Две вымокшие фигуры в шляпах не спеша приближались друг к другу. Стук шагов, ветер, вода.
- Тебе не страшно было сюда идти? - крикнул Сэм, когда между ними было около десяти шагов.
- Чего хотел?
- Я хочу понять. Зачем ты их убил.
- Ты спятил, Корнелл. Похоже, ночка с обнажённой блондинкой свела тебя с ума.
- Час назад ко мне приходила Роуз, вместе с Викки.
- Ты лжёшь.
- Они мне всё рассказали про тебя...
- Что же?
- Как ты прикарманил колье, как силой вынудил рассказать Викки всё о ангелах. А потом использовал шантаж, пугая оглаской. И кормился так последний месяц, забирая у неё всё.
Фрэнк громко засмеялся, достал из кармана измятую пачку сигарет, вытянул одну и закурил.
- Это полный бред. Они явно ведут свою игру.
- Ты думаешь я дурак? Роуз доказала мне всё. Я видел записки, где твоим почерком написаны угрозы в адрес девушек.
- Почерк можно подделать.
- Ты убийца. И получишь по заслугам, - сказал Сэм, доставая пистолет.
- Не дури, парень. Тебя подло обманули. Такова наша жизнь. Смирись с этим или умри.
- Всё нормально Фрэнк, я тебя спасу. Тебе не место среди живых, - дрожащим голосом сказал Сэм.
Время как будто остановилось, чёрно-белых цветов стало слишком много, картинка с затенёнными силуэтами на причале на миг замерла. Раздался выстрел. Сэм слегка пошатнулся, закрыл глаза и рухнул на мокрый асфальт.
У Фрэнка всегда был соблазн использовать оружие, если оно у него было при себе. Он подошёл к бездыханному телу бывшего напарника, присел рядом, подобрал свалившуюся шляпу и прикрыл тому лицо.
Сзади послышался стук каблуков. Биггз обернулся и увидел плавно приближающуюся изящную чёрную фигурку, спокойно державшую в одной руке зонтик, а в другой пистолет.
- Доброй ночи, мисс Роуз, - с улыбкой сказал Фрэнк, - мастерски работаете.
- Всё должно было быть не так.
- Только сейчас твой план нарушился, да детка?
- Он должен был пристрелить тебя.
- Что ж, извини, что спутал тебе карты.
- Брось пушку.
Она держала его на прицеле, и Фрэнк не рискнул проворачивать трюк с опережением второй раз. Да и попасть в столь изящное создание гораздо сложнее, чем в дрожащего от страха, крепкого паренька.
- Как скажешь, - сказал Фрэнк, и откинул пистолет в сторону.
- Что, даже не спросишь, зачем я всё это сделала?
- Мне плевать. Из-за денег, наверное. Такие как ты, самодовольные дамочки, живущие за счёт мужчин, всегда стремятся контролировать всё, что их окружает. У тебя видно не срослось одно дельце, вот ты взбесилась, словно пойманная куропатка. Можно покурить?
- Кури. Это будет твоя последняя сигарета. Так знай же, что ты официально являешься убийцей. Ты хотел истребить ангелов. Ты возомнил себя слугой Дьявола, решив избавить мир от самых чистых созданий. И за это тебя пристрелила Викки Банистер.
- Наверняка ты морочила головы девушкам, получая от них некую выгоду, а когда они стали тебе помехой, ты просто их тихонечко устранила. Но надо отдать тебе должное, спектакль получился что надо.
- Мы открыли ресторан все вместе, а теперь, когда дела пошли лучше, они решили всё продать. Захотели снова окунуться в ту жизнь, унылую и однообразную...
- Так обставила бы всё как самоубийство. Зачем было подставлять нас?
- Четыре из пяти совладелиц самого прибыльного ресторана, кончают с собой. Немного странно, не находишь?
- Да, конечно. Ты всё продумала. А теперь бросай свой пистолетик. Я, пожалуй, тебя арестую, - сказал Биггз, и сделал шаг вперёд.
Негромкий хлопок, ещё один... Тело шлёпнулось на залитый водой асфальт.
Роуз подошла ближе и подняла мокрый пистолет Биггза. Это оружие было на порядок тяжелее её дамского варианта. Времени было мало, стоило поскорее придумать новый план. Вариантов было несколько, главное, что в результате, в живых оставалась только одна Роуз.
- Ну и как мы всё обставим? - спросила Викки.
- Я же просила тебя подождать в машине!
- Мне стало скучно.
- Дура.
- Ты сказала ему про фотографии, ну, что это я придумала?
- Да. Он был в восторге...
- Этим мы здорово запутали следствие. Жалко только, что Сэм мёртв. Он красивый и у него такие сильные руки.
- Заткнись уже! Помоги сбросить обоих в воду. Пусть потом сами разбираются, кто кого пристрелил.
- А мы теперь как будем выпутываться? - спросила Викки.
- Мы? – засмеялась Роуз. - Знаешь милая, у меня ещё четыре пули, и все они для тебя…
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования