Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Barsik - Семейная ссора

Barsik - Семейная ссора

 
Семейная ссора
Город-над-бездной – Хайюка поблескивал издалека мягким светом. Издалека не были заметны купола города сгрудившиеся на дальней оконечности острова, лишь небольшой гребень зеленой горы, да высоченные иглы-башни построенные вдоль береговой линии, окружавшие остров словно изящная корона, виднелись на фоне багрово-черной мглы океана хаоса. Основание же напротив поражало своими циклопическими размерами уходя на пару десятков километров вниз придавая острову вид перевернутого горного пика. Что не могло не радовать жителей особенно во время жесточайших штормов хаоса, грозивших опрокинуть Хайюку. Небольшой остров-маяк, начинал выплывать из-за громады материнской земли, его орбита была такой, что он всегда находился напротив порта, указывая кораблям куда плыть. Город-Над-Бездной вращался вокруг своей оси что создавало проблемы при навигации.
От небольшой флотилии кораблей-порывов, висевших на орбите города-над-бездной, отделилось наиболее крупное судно и заскользило в сторону порта по кривой. Воздушные полупрозрачные паруса рядами развивались вдоль каждого борта корабля, делая похожим его на исполинскую рыбу, сходство усиливал вертикальный хвост и сигарообразная форма. Сейчас от команды требовалось проявить максимальное мастерство, нужно было провести судно на одном уровне с поверхностью острова, в так называемом поясе безопасности, не отклоняясь не вверх ни вниз, чтобы не попасть под влияние сил притяжения или отталкивания.
Корабль морских бродяг или ратов как их презрительно называли сородичи, имевшие твердую почву под ногами, причалил в гавани Хайюки. Несмотря на то что в той области где дрейфовал остров было много бурных потоков хаоса океан был невероятно спокоен. Лишь прямо над центральной площадью города наблюдались искристые всполохи, волны энергии, приходившие с самой границы обитаемого пространства – Сферы Теев наталкивались на верхнюю границу ауры порядка, незримую стену отделявшую остров от бездны хаоса и поддерживающую жизнь во враждебном мире. От ярких всполохов по всей сфере прокатывались разноцветные переливы, смешиваясь с ее ровным серебристым мерцанием и образуя причудливые узоры.
Ратом было запрещено покидать порт, теи потерявшие Йор презирались всеми гитеями, изгоев презирали и не считали равными. При этом с ними торговали и не редко прибегали к их услугам: наемников, перевозчиков и проводников в океане бездны, ибо никто кроме них не знал его лучше. От постоянного соприкосновения с хаосом их облик постепенно менялся, навстречу с докерами вышел иссиня черный крепыш, слишком приземистый для стройных и худощавых гитеев. На его руках было шесть пальцев, а ментальные нити, являвшиеся продолжением мочек ушей гитеев и доходившие обычно до пояса, были невероятно толстыми и длинными, каждая из которых оканчивалась изумрудно-зеленым глазом, при этом они постоянно двигались словно змеи, осматривая все вокруг. Голова была выбрита, а лицо с мощными надбровными дугами и огромной челюстью, украшали три глубоких шрама пересекавших все лицо по диагонали. Скиталец носил куртку из дубленной кожи серой крысы мехом во внутрь, на ногах были сандалии из кожи душегуба.
- Знар`тха, - пришелец назвал свое имя стукнув себя кулаком по груди и кивнул головой. – Фет лукам равный!
- Не ровня ты мне ратей, потерявший йор и отрекшийся от Гитта. – Рата встречал пожилой, высокий даже для гитеев, мужчина, рост его составлял более четырех локтей. Серая кожа была практически лишена морщин, но иссиня-черные глаза и начисто выпавшие волосы выдавали его возраст. Тхар Шиша был глава семьи контролирующей порт. Его клан был одним из самых влиятельных и богатых на Хайюке. Поговаривали, что большую часть состояния Шиша заработал на контрабанде и подпольных борделях. Впрочем, слухи не особо его заботили, легкий кафтан сплетенный из волос Гитта, материала тонкого словно волос и прочного словно металл, стоившего как небольшое торговое судно, говорил красноречивее любых слов. На поясе расшитым кристальной крошкой висел хо, меч, являвшийся прямым продолжением воли владельца и принимавший любую форму по его усмотрению. Оба заостренных уха украшали сверкающие серьги, ментальные нити свободно лежат на груди.
- Гитт всегда в моем сердце. Я пришел торговать, много молний, кожа душегуба и девочки, что скажешь, серая крыса? – Услышав свое прозвище Тхар заулыбался и жестом пригласил Знар`тха в купол из красной умги неподалеку. За ним проследовало двое немертвых с обоюдоострыми топорами.
Тхар положил свой хо на стол, из застывшей умги, с массивными ножками, сделанными в форме рук поддерживающих столешницу и провел по мечу ладонью, слегка изогнутый клинок засветился зеленым светом.
- Тхар, к чему формальности, я не впервой продаю тебе шлюх, это всего лишь еще одна сделка.
- Хо мне свидетель, любая сделка да же самая грязная должна быть заключена по всем правилам.
- Не думал, что ты все еще думаешь о чести. – Рат улыбнулся.
- Да какая честь, сделка есть сделка вот и все! – Тхар слегка вспылил, и меч стал светить более ярко, - одна из твоих прошлых девочек не выдержала, ушла в хаос, хорошо, что Дрег ее во время кокнул, иначе бы пол квартала разнесла.
- А что тут удивительного! Испытывать по десять раз на день, то страсть, то ненависть, то вообще что-нибудь эдакое - Знар`тха вскинул руки, - мечта любого рата, не говоря о молоденькой девушке. Надо было во время нити рубить, за такое тело даже без эмоций можно было бы стандартов сто, сто пятьдесят взять. Твой Дрег просто трабан!
- Хаос тебя побери! Остальные же работают!
- Сколько? Не думаю что больше десяти циклов кто-нибудь держится. А я давал гарантию на три!
- Да кому нужна немертвая? Пятьдесят, красная цена! Верни мне деньги, семьсот стандартов и не шариком меньше! – Тхар побагровел, как и его меч.
- Когда и с кем это случилось?
- С Вераль.
- Когда?
- Семь циклов назад.
- Так она получается на тот момент двенадцать продюжила, Крыса, так ты мне доплатить должен, что скажешь?
- Ладно, ладно, что там у тебя? – Шиша отвел глаза.
- Ну вот, теперь я тебя узнаю, а то ты когда меч выложил я думал мы сразу о деле говорить начнем, - скиталец улыбнулся, - девять квадратных метров кожи черного душегуба, плюс стандарт яда в подарок и на острое - десять отменных сук, эмоции из них так и прут. Но хотя наверно не настолько хороших как Вераль, - Знар`тха еле сдержал смешок, ментальные нити слегка вздрогнули, а глаза на них часто заморгали.
- Шесть сот за кожу и по семьсот за девочку.
- Девочки уже как пять циклов по тыще, только я бартером возьму.
- Излагай.
- Сто двадцать мер вытяжки из красного белеете и в два раза больше катаров.
- Ты шутишь. Не стоит твое мясо столько. Да куда тебе столько оружия, на войну собрался? Может лучше стандартами возьмешь?
- Клан Огненной Тхи, здорово потрепал нас и убил моего отца, хаос их покарай! Мы должны мстить!
- Хорошо твоя взяла. Сто мер манны и двести катаров.
- Да ты на девок взгляни, еще глядишь приплатишь сверху?
- Нет. Брат уже посмотрел. Сто мер и двести катаров. Да и вообще где ты манну то еще возьмешь, только не говори что купишь, вас даже в аптеку то не пустят. – Глаза Тхара заблестели предвкушая выгодную сделку.
- Согласен, но при одном условии, у маяка стоит еще пять кораблей моего клана, теи устали, пол цикла не были на стабильной земле, от концентрации у всех уже мозги кипят, а тут твой порт с кабаками и шлюхами, да мы всю прибыль у тебя и оставим. – Крыса бывший весь разговор хмурым расцвел и оскалился в подобии улыбки.
- Решено. - Тхар ударил ладонью по мечу, тоже сделал Знар`тха. Лезвие полыхнуло зеленым и погасло.
Когда корабли ратов причалили к Хайюке, а не мертвые грузили белете, одинокая практически прозрачная фигура прошла через широкие портовые ворота и направилась к центру города. Тусклый свет падавший от ауры порядка проходил сквозь нее, стража отворачивала глаза, а простые теи обходили ее стороной сами того не понимая. Даже видящее на высоченных иглах-башнях, доходивших почти до верхней границы сферы порядка, охранявших город от нападения из вне не почувствовали ее.
Миновав кварталы бедняков, купола из глинянных блоков, сложенных обычным способом и пропахшие крилем и нечистотами, тень двинулась по рыночной площади. Белеете было по всюду: огромные возы свежевыловленных водорослей, от жгучеострых кроваво-красных, растущих почти у вершины дна, до безвкусных, но очень питательных сине-зеленых. Торговцы с передвижных лотков предлагали жареное мясо крыс, приправленное молодыми желтыми побегами белеете, для поднятия настроения, сине-зеленые лепешки, суп из душегуба, сладкий мед ракаидо и всевозможные вариации криля от копченого и жаренного до слегка протухшего. Фигура прошла сквозь толпу, не задерживаясь ни на миг. Ближе к центру города, находились оружейные и помосты с невольниками. Работорговец кричал:
- Свежее мясо! Свежее мясо! Только что из пучин хаоса! Здоровые, крепкие! Только что закабаленные!
Среди них были четырехрукие исполины с Домбраты, годившиеся в охранники или гладиаторы, изящные куэйки словно созданные для любви, приземистые карлики, количество глаз которых колебалось от одного до трех, а вместо рук встречались клешни и лапы из них получались идеальные работники.
Помост охраняли немертвые в доспехах из черной умги, ставших частью их тел. От рабов их отличало полное отсутствие ментальных нитей, на этот ритуал шли либо по своей воле - мудрецы, закаленные в боях воины, патриоты своего йора, когда приходил их черед умирать, либо по принуждению - юноши и девушки не прошедшие обряд инициации и отказавшиеся от изгнания. По сути, ритуал в несколько раз продлял существование тея, словно замораживая его плоть, при этом делая его бездушной машиной, лишенной желаний и эмоций. У тех, кто шел на это в более зрелом возрасте оставалось подобие воли и чувств.
Покинув рынок, фигура попала в жилой квартал усеянный множеством разноцветных куполов созданных из умги, большинство из них не превышало четырех пяти ростов тея. Большинство украшало причудливые орнаменты и барельефы. Чем ближе невидимка приближалась к огромному куполу совета Города-Над-Бездной тем больше становились строения вокруг и тем богаче и красивее было их оформление. Площадь вокруг него была заполнена теями, раз в десять циклов проводилось открытое собрание, на котором могли присутствовать все свободные и имевшие право голоса жители йора. Хотя, как правило, собиралось не больше трети острова, за отсутствовавших, голосовали главы аваров. Внутри купол совета представлял собой скорее шар, скамьи ступенями шли вниз глубоко к основанию, заканчиваясь небольшой сценой, с которой обычно вещали ораторы и проходили испытания. Чем ниже сидел тей тем выше было его положение в йоре, на самых нижних скамьях сидели главы кланов, так называемый ближний круг. На верхних ярусах располагались умгитеи или мастера и смотрящие в бездну, на самом верху кое-где виднелись большие головы толкачей. Тень заняла свободное место в трех ярусах от ближнего круга. Когда все присутствовавшие расселись по скамьям, Гейлюк, младший брат йорена, главы совета Хайюки, вышел в центр сцены и произнес:
- Гейлюк Арва, фет лукам, равные!
- Фет лукам, - донеслось со всех сторон.
- Сейчас мы все вспомним ученье Гитта, и отделим наши мысли, желания и благие побуждения от наших тел и вступим в ментальную связь со своими братьями и сестрами, со всеми равными присутствующими в этом зале, со своей семьей, со своим йором, и пусть чистота мыслей наших защитит йор от хаоса, а концентрация и уверенность разит врагов наших, где бы они не были. Откройте разум! Фет лукам равные, фет лукам гиттеи!
- Фет лукам – отозвался стройный хор голосов. Все присутствующие объединились в ментальную сеть, став единым сознанием. Обсуждение и принятие решений происходило с поразительной скоростью. Взаимопонимание возрастало в десятки раз, а предложения и идеи неприемлемые для большинства выбраковывались моментально. При этом каждый сохранял индивидуальности и не изливал бессвязный поток подсознательных образов и скрытых мыслей на всеобщее обозрение. Хотя некоторые образы проскакивали, этим пользовались во время допроса на суде, как правило преступник выдавал себя эмоциями, особенно если преступление было тяжким.
Гейлюк оглядел зал и нахмурился. Он как и все присутствующие почувствовал чужих. Тех кто давно перестал быть частью йора, тех кто привык к хаосу и сомнениям. Всеобщая ментальная связь разорвалась. Гитеи стали беспокойно перешептываться и смотреть по сторонам.
- Кто здесь!? - Гейлюк стал всматриваться в ближний круг, затем в верхние ярусы.
Фигура неуловимым движением сбросила плащ с капюшоном и прыгнула вниз в центр сцены. Приземлившись на одно колено бледнокожая девушка, выпрямилась во весь рост став лицом к лицу с братом йорена. Среднего роста, иссиня черные волосы доходили ей до талии, а ментальные нити были черны словно сама ночь. Черные штаны из кожи душегуба и такая же блуза не стесняли ее грациозных движений.
- Я, Вейра Арва! Я старшая дочь Гнедоля, изгнанная вами! Я пришедшая забрать то что по праву мое!
- Скверна, тебе не место среди равных! - Гейлюк хотел выхватить хо из-за пояса и тем самым разрубить Вейру пополам, но в тот момент когда его рука коснулась рукояти меча, ментальная нить девушки насквозь пробила грудную клетку несчастного словно стрела. Все гитеи из ближнего круга вскочили как один, хо засверкали в полумраке зала. Первородная сила, сила хаоса стала сгущаться вокруг Вейры, нагнетаясь словно гигантским маховиком в тело девушки. Спустя мгновение ее кулак обрушился на землю, расколов ее, трещины поползли словно маленькие змейки сначала по полу, а затем вверх по стенам. С потолка посыпалась умговая крошка. Зал заполнился криками и отчаяньем. Огромная глыба сорвалась с потолка обнажая серебристое небо и придавила двоих хогитеев бросившихся к ней. Встав спиной к только что появившейся стене девушка взмахнула рукой и отбросила другую группу нападавших. За спинами окруживших ее врагов заблестели катары и могучие воины стали падать словно подкошенные. Народ в панике повалил из рушащегося здания.
Когда над руинами купола совета улеглась пыль Вейра вышла на главную площадь и стала транслировать ментальное сообщение на весь остров:
- Умгитеи, смотрящие в бездну, толкачи и все теи, я не делю вас на ратов и гитеев, свободных и равных, я призываю всех вас, ВСЕХ ДО ЕДИНОГО, освободить свои разум, свою силу и бросить вызов порочной власти хогитеев!
 
Найорен Вей Арва приближался к Хайюке в составе флота алькада Лароха. Скверна хаоса, ересь и сомнения, все глубже проникли в сферу теев и виной всему была его родная сестра. Беженцы говорили о ее невообразимой силе, о мощи которую ей дал хаос, о том что многие мастера недовольные властью хогитеев пошли за ней, о том что семьи лишившиеся родных из-за изгнания вновь воссоединились. А еще о безжалостной резне и уничтожении всех кто пытался выступить против нее. Найорен принимал всех, несмотря на недовольство Лароха, ведь беглецы заражали воинов страхом.
Флот гиттополиса представлял собой грозную силу. Огромный, сопоставимый по размерам с городом болидоносец "Длань Гитта" располагал двумя сотнями болидов, множеством молнеметов и тремя ментальными пушками. В казармах на его поверхности располагались пять тысяч воинов и две сотни хогитеев. Припасов для содержания всего этого воинства хватило бы на сто циклов. Этому в немалой степени способствовали стада брашновых гусениц из густых перемолотых волосков которых получались прекрасные лепешки, плантации белете в основании острова, и небольшая рыбацкая флотилия ловцов криля. Так же во флот входило два дредноута и множество фрегатов, одним из которых был Арва фамильная драгоценность клана Вея и самый быстрый корабль в сфере теев. Четко подогнанные, одно к другому, треугольные алые паруса-перья, по обоим бортам. Цельный, изящный корпус, выдержавший не одну бурю, напоминал слегка вытянутую каплю, сужающуюся к корме. Покрытие глубоко синего цвета преломляло свет не хуже воды и тогда Арва переливалась всеми цветами радуги.
Большинство родственников найорена находилась на Хайюке, возможно Вей и команда Арвы были последним из его клана. Это не могло не угнетать наследника. Как и то что он найорен без йора.
- Эти презренные потеряли свой йор! Им не место на моем болидоносце. - Кричал Ларох на последнем совещании капитанов. Многие тогда искоса посмотрели на Вея. Он запомнил эти взгляды, их глаза, их лица. Ту ментальную волну презрения исходившую от них, он с большим трудом подавил ненависть, тот пожар который бушевал у него в душе, жгучие желание закрыть их глаза раз и навсегда. Он не даст им повода выгнать его с совета. Он и его люди итак идут в авангарде, в той мясорубке что начнется на поверхности выживут не многие. А если рассказы выживших о мощи Вейры хоть наполовину правда то скорей всего никого.
Не считая нескольких стычек с разведывательными шхунами Вейры и небольшой бури, поход к Хайюки прошел без происшествий. Смотрящий в бездну проложил кратчайший путь в океане хаоса, проведя эскадру по наиболее благоприятной из вероятностей. Достигнув точки встречи с кораблями ближайших островов, Ларох получил ментальное сообщение с просьбой о помощи от объединенного флота Гаммары и Флаззии. Их корабли вступили в сражение с крупными силами Вейры, у архипелага Голодные камни.
Арва причалила к болидоносцу. Вей сошел по трапу на твердую землю. Его голова была гладко выбрита. Тонкие почти невесомые ментальные нити доходили ему до пояса, свободно болтаясь за спиной. . У Вея была серая кожа как большинства теев, слегка вытянутое лицо, небольшой нос, множество мелких морщин вокруг глаз несмотря на молодость, и горизонтальная нитка шрама на правой щеке. Найорен двигался с завораживающей грацией и мягкостью, казалось он шел едва касаясь земли. Его стройное и в тоже время крепкое тело было облачено в просторное кимоно зелено-бюризового цвета, на поясе болтался хо.
Здесь можно было отдохнуть и по настоящему расслабится, "Длань Гитта" была прикрыта куполом таким же как и города-над-бездной и ментальные силы не нужно было направлять на визуализацию приемлемых условий существования как на любом другом корабле, не обладавшем достаточно большим зерном порядка в центре. Да и привычная сила притяжения не могла не радовать.
В отличии от других кораблей теев ловивших потоки хаоса в ментальные паруса, огромный остров-крепость "Порядок" передвигался в океане с помощью толкачей, теев обладавших огромной силой, способных сворачивать горы и двигать острова, впрочем неспособных больше ни к какой другой работе, даже поднять камешек силой мысли было для них непосильной задачей, не говоря уже о подчинении умги или формирования хо. Работа эта была очень тяжелой мало кто проживал больше сорока тенциклов. Головы толкачей увеличивались в размерах в полтора раза, а ментальные нити утолщались у оснований. Он для многих теев не способных контролировать себя это был единственный шанс избежать изгнания, вся дикая сила превращалась в энергию движения.
Поверхность "Порядка" была усыпана куполами и шпилями, множество солдат набранных из мастеров сейчас тренировалось на плацу. Гитеи стреляли из молниметов, арбалетов и луков, копейщики отрабатывали действия в плотном строю, Хайюка была известна своими боевыми крысами. Чуть по одаль высился четырех метровый серый гигант, целиком состоявший из умги. Его создатель недавно занял свое место внутри исполинского тела и сейчас материал ожил приобретая более четкие формы. Редкие умтеи достигали такого мастерства в управлении умгой. Это требовало огромного самоконтроля и развитой визуализации. Но результат с лихвой концентрировал тенциклы тренировок.
Миновав плац Вей вышел к огромному шпилю, на вершине которого располагалась рубка. Зайдя в просторную кабину лифта, обставленную удобными креслами, найорен попросил толкача доставить его наверх. Огромный лоб, мужчины средних лет, сидевшего в глубине лифта, покрыло множество морщин, раздался скрип и Вей медленно поплыл наверх. Вскоре Вей оказался в просторной ярко освещенной рубке на вершине шпиля. Оттуда открывался превосходный вид на болидоносец и флот кругом. Среди трех десятков капитанов, командиров отрядов и просто прославленных хогитеев Вей заметил огромного рата. Его кожу покрывала чешуя, под которой перекатывались бугры мышц, а из-за спины виднелись два кожистых крыла, не меньше четырех метров в расправленном состоянии должно быть. Пальцы рук украшали когти похожие на небольшие кинжалы, на ступнях отчетливо выделялся огромный серповидный коготь, а ментальные нити начинавшиеся из миниатюрных ушей, приросли к шеи и уходили за спину, к основанию крыльев. Глаза были словно кровавые озера с черными островами зрачков в центре. Кисти рук украшало множество браслетов, из одежды на нем были только короткие шорты, на поясе висело два найхо средней длинны.
- Фет лукам, равные! - Начал Ларох. Позвольте представить вам Кхагар`Выра, рата откликнувшегося на наше щедрое предложение.
- Кххагар`Выррс! - прошипев, рат ударил себя кулаком в грудь.
- К чему тут этот рат! - Крикнул найорен, бросив на него взгляд полный ненависти. - Они разграбили мой остров, у били множество гитеев, позвольте мне разрубить пополам эту скверну! - Собравшихся в зале обдало жгучей волной ненависти исходившей от Вея.
Кхагар`Выр зашипел в ответ и потянулся к рукоятям найхо.
- Конечно у тебя нет крыльев, Арва, но и йора тоже, нет, рассмеялся Брандей, старпом Лароха.
Многие в рубке прыснули от хохота. Ярость неодолимой силы заполнила каждую клеточку Вея, если бы не ментальный голос, через мгновение рубка была бы усеяна трупами.
- Стой, думай о Хайюке, своей родине, своей смертью ты нечем не поможешь ей. - Говоривший был старым другом найорена, пасынке пантея - правителя Гитеи, Элиосом Отважным. В свое сообщение он подкрепил слабым ментальным приказом, Вей бы преодолел его без усилий, но он погасил первый порыв Арвы. Элиос продолжал, - Ты единственный наследник, думаешь он не хотят убить тебя и потом поделить остров между собой? Еще бы такой богатый город и такой вспыльчивый найорен. Не будь я твоим другом, я бы тоже подстрекал тебя нарушить закон.
- Ты прав спасибо, друг. - Вей мгновенно успокоился.
- Прошу меня простить, ратей. - Сказал Вей. Брандей лишь слегка изменился в лице, поняв причину произошедшего изменения настроения Арвы. Ларох продолжал:
- Так вот, Выр привел с собой десять быстроходных фрегатов, с прекрасными бойцами на борту, в его распоряжении есть даже маги хаоса, все что он хочет в замен, в случае победы это контроль над твоим портом Арва на десять тенциклов, как тебе такой расклад Вей Быстрый?
- Не для того мы здесь, что бы уступать свои земли ратам, достопочтенный алькад. - Сказал Вей.
- Я бы хотел ссказать, - прошипел Кхагар, - К Вейре приссоединились одиннадцать аваров ратоф и Кавалдейс, ваших ссил может не хватить, для штурмас Хайюки.
- Соглашайся друг, - сказал Элиос, Кхагар`Выр надежный союзник, я бился с ним плечом к плечу во многих битвах.
- Что ж зачем нам рисковать своими людьми, ради твоего города, Арва? Вейра располагает куда большими силами чем мы думали, не лучше ли нам дождаться подкрепления и только потом двигаться дальше, - сказал Брандей.
- Нет, не лучше! Я готов отдать порт на пятнадцать тенциклов Лароху, лишь бы не видеть в своих рядах ратов. Я не доверяю им, Вейра, не сестра мне уже давно, она рат, как и большинство мятежников, где гарантия того что Кхагар`Выр не ударит нам в спину?
- Что ж, разумное замечание, - сказал Ларох, - Я чувствую что его поддерживают многие капитаны, я согласен, обойдемся без рата. Змей, ты свободен. - Все собравшиеся в зале почувствовали радость алькада. Особо чувствительные поймали образ шикарного купола и нескольких куэйских наложниц.
- Отлично, только есть еще одно условие, мы выступаем немедленно! - Сказал Вей.
- Да будет так, Арва, - сказал Ларох.
- Постойте, сказал старый йорен, глава одного из небольших островков на периферии, - Я вот не хочу рисковать своими людьми просто так, думаю я выражаю мнение большинства, в свете открывшихся обстоятельств, атаковать очень опасно, возможны большие жертвы, Вейра, хаос ее побери, оказалась не так проста.
- Друг, что же ты делаешь, - Элиос вновь вышел с Веем на ментальную связь, - Тебя же сейчас свои как крысу освежуют, даже хвоста не останется!
- Брось, Элиос,меня и так уже к ратам причислять стали, нельзя мне с ним было договариваться, а остров я и без рата возьму!
- Да ты разум потерял, что ли, - сказал Элиос, Вей прервал контакт.
- Я думаю договора с алькадом достаточно! - Выпалил найорен. Хотя уже чувствовал нарастающую волну недовольства исходившую от капитанов и хогитеев.
- Давай, Вей, добавь к доли капитанов еще десять процентов от добычи, - продолжал старый Грачио, - и полцикла не пройдет как Хайюка, будет твоей. Клянусь порядком.
- Сейчас когда главные силы, мятежников сражаются у Нищих островов, самое время ударить в их сердце, я лично убью Вейру и положу конец восстанию! - Сказал Вей.
- А я вот думаю нам нужно идти как раз к Нищим островам, и сначала разбить пиратский флот. - Сказал Элиос.
- Нет, - вмешался Ларох, - Я думаю нужно ударить прямо сейчас, а капитанам хватит и пяти процентов сверху за риск, что скажете? К тому же не забывайте, нам нужно восстановить священный порядок как можно быстрей. Того и гляди наши корабельные толкачи начнут указывать мне как концом хо рубить.
- Идет, - сказал Грачио, остальные капитаны пустили ментальные волны одобрения, Вей же просто кивнул.
На выходе из шпиля Арву поймал за локоть Элиос. И отвел в сторону.
- Ты что?! Про налог пантея забыл? Хайюке же без портовых пошлин, нечем будет долг выплачивать.
- Даже с пошлинами налог выплачивать все равно будет не чем! - Ответил Вей.
- А змея я зачем нашел? Да Выр мне бы уже глотку перерезал не будь вместе с нами такой армии, м тебе бы кстати тоже!
- Насчет себя не уверен, - Вей хитро прищурился, - бери этих ратов и жди сигнала. Думаю Лароху не хватит одного порта, он слишком много намечтал. И отведи свои корабли в сторонку, мне они могут понадобиться.
- Что ты задумал? - Слова Арвы загнали Элиоса в ступор.
- Узнаешь, в свое время. Тебе ведь тоже не по душе Ларох, а пока пусть думают что я глуп как гусеница и вспыльчив как боевая крыса. - Вей подмигнул Элиосу.
Когда Вей ступил на корабль, флот уже двигался к Хайюке. Найорен застал на палубе Арвы, своего племянника Криста. Он пытался разрубить стандарт своим хо. Зеленый шар величиной с кулак Вея никак не хотел поддаваться, клинок племянника то и дело отскакивал и деформировался.
- Фет, найорен.
- Фет, Крист. Как идет подготовка?
- Полным ходом команда точит мечи и проверяет молниеметы, а я вот все пытаюсь разрубить стандарт.
- Тебе просто не хватает веры в успех. Конечно если задуматься разрубить стандарт не такая простая задача, ведь это единая частица, остающаяся таковой даже в сильнейшем водовороте хаоса, но с другой стороны, что есть твоя воля, как не единственный подлинный инструмент изменения вселенной. Разруби его и тебе покорится любая задача. - Вей выхватил хо и нанес горизонтальный рубящий удар, целясь в бок Криста. Тот отступил на шаг и парировать, клинки разлетелись в разные стороны с такой силой что племянник едва не упал.
- А теперь бей! - Отдал ментальный приказ Вей, взглянув на стандарт. Крист размахнулся и ударил с чудовищной силой разрубив стол пройдя на волосок от зеленого шара.
- Молодец, а теперь еще раз! - Следующий удар пришелся в цель. Раздался оглушительный хлопок и стандарт исчез в небольшом взрыве уничтожившие обломки стола. - Поздравляю, хогитей! - сказал Вей, - но помни, я знал слишком много хогитеев погибших от рук хороших фехтовальщиков вооруженных обычными мечами.
 
Береговая линия города-над-бездной была изрезана глубокими трещинами, вокруг него обращалось множество обломков острова - айсбергов. Большинство зданий в центре Хайюки были превращены в руины. Волны хаоса проникали сквозь ослабевшую ауру и вносили свою лепту в разрушения нанесенные войной. Смог от пожаров поднимался над кварталом знати, по словам беженцев там еще оставались очаги сопротивления. Те немногие боевые корабли которые были в доках поднялись на до высоты шпилей, заняв близкую орбиту, не пересекая границ сферы порядка. Когда болиды начнут бомбить остров только они и немногочисленные орудия на оставшихся шпилях смогут защитить мятежников. Пленники захваченные в ходе штурма маяка говорили что Вейра с основными силами укрылась во дворце, по нему было решено нанести основной удар с воздуха.
Одна за другой заработали пружинные катапульты меча болиды в океан хаоса. Маленькие клиновидные суденышки набирали огромную скорость используя начальный импульс и притяжение цели - города-над-бездной, залетали в ауру и выполнив боевую задачу, возвращались назад используя теперь уже силу отталкивания острова поднырнув под него, и притяжение болидоносца. От пилота требовалась невероятная реакция и мастерство. Любая ошибка вовремя нырка могла привести к падению на остров или перелету и дрейфу в океане хаоса, заканчивающемуся либо смертью от голода, либо безумием. Управление осуществлялось путем переориентации зерна порядка болида относительно магнитного поля острова.
Первыми полетели штурмовики, тяжелые болиды усеянные молниеметами, вскоре в под куполом Хайюки началась настоящая гроза. Стрелки на шпилях были обречены, превосходство в огневой мощи и скорости давало о себе знать. Корабли сопротивлялись чуть дольше, но после третьего налета и они были вынуждены отступить, потеряв половину флота. Их обломки дрейфовали на орбите или же захваченные гравитацией Хайюки падали на поверхность. Следом за штурмовиками пошли бомбардиры, вооруженные кислотными бомбами. В тот момент когда первая волна достигла ауры порядка, а третья была только что запущена, айсберги ведомые ментальной силой пришли в движение. Хрупкие болиды врезались в огромные каменные глыбы исчезая в облаках зеленого пара. Кислота душегуба заключенная в сферы из умги разъедала айсберги оставляя на них огромные дыры. На "Длань Гитта" вернулись единицы.
Авангард во главе с Веем состоял из пятисот копейщиков, такого же количества стрелков и пятидесяти хогитеев. Когда первый бомбардир врезался в айсберг, корабли Вея вошли в пояс безопасности острова и готовился выбросить десант. От первой глыбой Арва легко увернулся, вторую отклонил смотрящий, третья прошла под днищем поломав паруса справа, если бы Вей не поднял шхуну вверх, их бы размазало об айсберг. От удара судно развернуло боком и инерция понесла его по восходящей траектории, когда Арва оказалась над островом сила притяжения потащила его вниз, команда сконцентрировали свою ментальную силу передав ее смотрящему в бездну - Ракуну, тот визуализировал удар корабля о землю по касательной, максимально задрав нос. Толи Ракун в последний момент испугался и потерял веру в себя, толи сыграл недостаток концентрации у команда, но в момент касания о поверхность корабль повело в сторону и он ломая паруса завалился на левый борт и стал кренится грозя опрокинуться вверх дном и раздавить скатившуюся с палубы команду. Вей спрыгнул с корабля, перекатился через себя встал на одно колено, вскинул правую руку, будто бы пытаясь открытой ладонью затормозить падение. На лбу запульсировала вена, из носа пошла кровь, а ментальные нити засветились. Титаническое мысленное усилие не прошло даром, ему удалось и шхуна покачнувшись уперлась килем оземь. Рядом стали один за одним падать другие корабли, некоторые удачно некоторые нет. Смотрящие в бездну из числа тех кто удачно приземлился стали отводить глыбы в сторону, образовав безопасный коридор для высадки десанта.
Крист и еще несколько членов команды подошли к Вею, упавшему после огромной ментальной нагрузки на колени, и стали делиться с ним своей силой накладывая руки ему на лоб. Когда он пришел в себя, рваная линия воинов ощетинилась копьями готовясь встретить надвигающуюся лавину боевых крыс. Красные глаза, желтые зубы и когти, алый мех, зверь выведенный специально для войны сам по себе был грозным противником, в сочетании с всадником же, вооруженным нагинатой, представлял смертельную опасность.
- Огонь! - Вей, отдал мысленный приказ.
Засвистели стрелы и болты, вспышки молнии осветили окружающий сумрак, крысы объятые пламенем заметались сбрасывая ездоков и набрасываясь на сородичей. Но лавину было не остановить. Не считаясь с потерями кавалерия продвигалась вперед сминая очаги сопротивления. Ситуацию спасли капитаны кораблей подошедших последними, воспользовавшись отсутствием айсбергов и обладая свободой маневра они направили суда над поверхности по пологой траектории, врезаясь в плотный строй кавалерийский строй и давя крыс и их всадников сотнями.
- Вперед! Смерть крысам! - закричал Вей и бросился в гущу врагов, воодушевляя своим примером союзников. Его мощнейшие ментальные эманации сделали свое дело, гитеи как один ринулись в бой. Найорен орудовал хо с такой скоростью что казалось он окружен кровавым вихрем смерти, всюду вокруг него падали изрубленные тела, его клинок бил всегда в цель и не встречал сопротивления. Крысы в панике бежали, объятые всеобщим ужасом.
- За ними, порт наш, смерть восставшим! - Вей послал ментальное сообщение и его воины двинулись вперед. Порт был взят практически без боя, но на его границы гитеи встретили серьезное сопротивление. На них двигалось огромное войско ратов вооруженных катарами и кривыми абордажными саблями, вперемешку с ополчением состоявшим преимущественно из толкачей, их легко было отличить по огромным головам. Не сведущие в воинском искусстве, они использовали свою огромную силу поднимая обломки зданий, используя энергию хаоса, частенько они не долетали до цели или обрушивались на своих, но при попадании в строй гитеев прочерчивали в нем широкие полосы смерти. Смотрящие в бездну без труда отклоняли летящие глыбы, но не могли полностью защитить от обстрела авангард Вея, камней было слишком много.
Восставших вел за собой Знар`тха, вооруженный двумя саблями в каждой руке. Армии стремительно сближались, осыпая друг друга стрелами, молниями и глыбами умги. Вей в прыжке преодолел более сорока локтей врубившись смертельным вихрем в толпу врагов. За ним последовали и другие хогитеи. В рядах восставших началась резня. Хо сверкали с поразительной быстротой убивая одним ударом несколько противников. Но вдруг одни из мастеров клинка погиб, это явственно ощутили все участники битвы, последними эмоциями погибшего были удивление и разочарование. Его раздавила огромная глыба. Затем та же участь постигла еще троих. Хотитеи стали отвлекаться, бросать взгляды на небо, боясь увидеть летящий на них камень.
Вей стал прорываться к Знар`тху, разя врагов направо и налево. Приблизившись к врагу он вложил всю силу в горизонтальный рубящий удар. Рат выпустив из рук сабли с невообразимой скоростью встал на мостик, хо Вея перерубил одну из его ментальных нитей, тогда как другая обвилась вокруг его лодыжки резко дернула в сторону и Арва потеряв равновесие рухнул на землю. Знар`тха поднял сабли и вскочил на ноги. Готовясь нанести смертельный удар. Между ним и Вем встал Крист. Его хо опустился на рата сверху по диагонали метя в его толстую шею, противник выставил саблю, но хо без труда перерубил ее пополам, а Знар`тха развалил до пояса. Крист свалился следом из его левого бока торчала вторая сабля загнанная туда по рукоять.
Вей оказался в плотном кольце союзников. Со всех сторон напирали раты. К ним подошло подкрепление и гитеи отступали к кораблям.
- Ларох! Нужна помощь, срочно, высылай подкрепление! - Найорен посылал ментальное сообщение алькаду уже не первый раз. Тот молчал.
В место солдат с неба посыпались бомбы. Болиды со свистом пролетали над полем битвы сбрасывая смертоносный груз, оставляя за собой полосы смерти. Едкая зеленая кислота была повсюду. Она разъедала оружие, оставшиеся постройки и теев, не разбирая своих и чужих. Изуродованные тела, куски рук и ног, ядовитые пары и предсмертные эманации умирающих. Не одна ментальная защита не выдерживала боли и ужаса смерти такого количества павших. Выжившие с обоих сторон в паники бежали.
- Элиос! - Вей попытался послать ментальное сообщение старому другу, - Элиос, если ты меня слышишь, срочно нужна твоя помощь!
Время казалось остановилось. Бомбы не прекращали падать, одна рухнула рядом с Веем, Он вовремя упал наземь прикрывшись погибшим, но все же несколько капель попали на ноги принося нестерпимую боль. Могучие руки подхватили Найорена и оторвали от земли. В лицо Вея ударил поток встречного воздуха. Придя в себя он обнаружил что его на руках несет Кхагар`Выр. Вокруг них летит целый отряд таких же как он крылатых ратов. А вот и Элиос его взяв под руки несут двое собратьев змея, ноги наследника престола едва не касаются верхушек зданий внизу.
- Вей, Ларох чуть не убил тебя, душегуб его поглоти! Когда мы вернемся в Гиттаполь он предстанет перед судом!
- Нет! Сейчас! Летим к усыпальнице города! У меня есть еще она армия!
- Ты о чем?
- О немертвых. - Вмешался в обмен мыслями Выр. - Три легиона отменных воинов закаленных во многих боях патриотов Хайюки. Около трехсот циклов назад мой авар сражался с ними в битве под Окелоном в войне мудрых.
- Славная была битва! - Ответил Вей. - И спасибо за помощь, я думал мне конец!
Их разговор прервали множественные эманации страха, боли и смерти. Сначала показалось что они исходят из порта, но вскоре стало ясно что бой идет на орбите острова, "Длань Гитта" была атакована.
- Отлично! Все поворачивается наилучшим образом, я даже не смел наедятся! - Вей был в восторге. - Разбудим спящих и захватим город без труда пока Ларох с Вейрой дерутся!
- Хороший план, кстати похоже мы прибыли. - Сказал Элиос, ступив на землю.
Небольшой купол прикрывал вход в подземную усыпальницу. Вокруг был разбит небольшой сад, здесь ничего не напоминало о войне.
-Быстрее, вниз, - скомандовал Вей. В огромной подземной галерее царил мрак, огромная армия стояла словно статуи. Многим воинам было несчетное число циклов, на это указывало старинное вооружение и доспехи. Немертвых покрывал толстый слой пыли. Вей ориентируясь с помощью ментального зрения без труда вышел к алтарю в центре. Там лежала зеленая сфера - стандарт покрытый рунами, Вей обнажил свой хо, сосредоточился, довел его остроту до максимума и порезал ладонь. Его кровь полилась на стандарт, тот в свою очередь засветился зеленым светом.
- Взываю к вам собратья! Родина в опасности, помогите мне о великие воины! - С этими словами Вей разрубил стандарт. Мгновенно полчища пришли в движение, стряхивая пыль и разминая суставы. Некоторые падали и больше не вставали, время брало свое. Но большинство было готово повиноваться любому ментальному приказу Арвы.
Армия не мертвых двинулась к порту сметая войска мятежников с пути словно пыль. К ним присоединились жители Хайюки, лояльные законной власти.
Удар ужасной силы опрокинул наступавших наземь, по земле пошли трещины, а несколько зданий обрушились. В кораблях Элиоса отпала нужда, огромный болидоносец, врезался в Хайюку под небольшим углом и торчал из ее берега словно исполинская гора.
Брандей передавал ментальное сообщение для всех, затратив огромное количество силы:
- Режьте толкачей, они предатели!
Выжившие в столкновении пытались отбиться о напиравших на них мятежников, но сражение больше походило на резню. В этот момент Вей ударил в тыл мятежников всеми силами. Немертвые не знали страха и боли, а множество битв закалили их. Воины змея летали над полем битвы и раздирали врагов своими серповидными когтями. Восставшие отступали к кромке острова и были на волосок от паники. Сквозь гущу боя к Арве стала пробиваться Вейра, меча молнии и огненные шары. Вей ловко увернулся от всех дистанционных атак сестры, ее силы были на исходу. В три прыжка он сократил дистанцию между ними до минимума и обрушил свой хо на ее голову, с невероятной скоростью Вейра ушла от атаки и попыталась обхватить голень брата ментальной нитью, но он знакомый с этим приемом убрал ногу и отсек ментальную нить. Мятежница зашаталась, ее лицо скривила гримаса боли.
- Хаос, порядок... главное у кого немертвые, - с этими словами Вей отсек вторую нить, обратив сестру в немертвую. Обрекая ее на участь хуже смерти. Мятежники потеряв ментальный контакт с предводительницей бросились в рассыпную кто куда. Понадобилось еще несколько дней что бы отловить и казнить всех восставших и восстановить порядок на Хайюке.
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования