Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

SubetaK - Вербовка

SubetaK - Вербовка

    Темно. Капает невдалеке вода: кап-кап... Звук назойливый, как жужжание мухи. Шлеп-шлеп – нога угодила в лужу, шурх-шурх – серый комбинезон зацепился за ржавую железяку. И дыхание - сбивчивое, перепуганное - вырывается из груди с тихим свистом. И хочется сказать громко – безразлично, что – только бы услышать голос. Но молчишь - страшно…
    Юноша остановился, чтоб перевести дух и оперся о холодную, влажную стену. В тот же миг до него донеслись звуки – шлеп-шлеп, будто кто-то шел следом. Он подскочил, ударился головой о ржавую трубу и тихо выругался. Фонарь в его руке задрожал – еще немного и выронит. Но нет, удержал - пальцы до посинения костяшек впились в серебристый металл. Ярко-белый луч заплясал по грязным бетонным стенам, по потолку из труб и полу, залитому темно-зеленной водой. И остановился на огромной крысе. Сверкнув красными глазами, та, видимо, возмущенно пискнула и завернула за угол.
    Юноша облегченно выдохнул, вытер пот рукавом старого комбинезона и продолжил путь, стараясь отделаться от мысли, что за ним следят. Из-за того, что ему было страшно, движения стали резкими, дерганными - он то и дело спотыкался, пока и вовсе не упал. Шлеп – капли воды черными кляксами расползлись по груди, ногам. Узкое лицо с курносым носом вмиг стало зеленным. Юноша поднялся, дергая худыми плечами, будто плакать собрался. Но нет, сдержался – вытерся все тем же рукавом, не убирая грязь, а размазывая, и пошел дальше. Слава богу, фонарь не уронил!
    "Черт! Зачем я сюда пришел? Будто некому поисками заняться. Отдел Безопасности на что? Это их работа – отыскивать Отверженных и тех, кого они похитили! Нет, решил в героя поиграть! Надо, видите ли, мне девушку самому спасти! Бывшую! ЗАЧЕМ?"- на этой ноте, юноша резко остановился, зло хлопнул по лбу, затем выругался. Он был так занят собой, что не услышал – шлеп-шлеп, шлеп-шлеп, после чего – удар и темнота.
 
***
    Очнулся юноша в маленькой комнате – чистой, на жестком матраце. Рядом кроме колченого стула – настоящего антиквариата – ничего и никого не было. Тусклый желтый свет над головой – лампа тоже антиквариат: без плафона, на тонком проводе - позволил все это детально рассмотреть.
    Сев, юноша оглядел себя – ничего ли не повреждено – и нервно улыбнулся. Только голова болела и все. Но, самое главное, он невредим, и никто его не связал – почему бы не радоваться? После чего встал и тут же, испугавшись, рухнул обратно. В стене напротив образовалась темная узкая щель, которая вскоре выросла до размеров двери. Через нее в помещение, усмехаясь, вошел мужчина – лет тридцать, седой, с глубокими складками возле толстых крыльев носа, в потертых штанах и клетчатой рубашке. Он внимательно присмотрелся к ошарашенному пленнику, а затем в два шага достиг стула и сел на него - тот аж заскрипел от такой наглости.
  - Виктор.
  - Что?! - юноша, качнул светловолосой головой, будто желая вытряхнуть воду из ушей, и затравленно посмотрел на незнакомца.
  - Меня зовут Виктор, а тебя? – мужчина шире улыбнулся, видимо, желая успокоить собеседника. Но получилось наоборот - тот задрожал еще больше.
  - От-тпуст-тите меня! Я-я-я буду жал-ловаться!
Виктор устало вздохнул и сморщил лоб.
  - Кому?
Юноша икнул и, вжав голову в плечи, произнес:
  - Я-я-я… И-и, зачем я в-вам?
  - Скажи имя, наконец! – грубо перебил его Виктор, уже не в силах улыбаться.
  - П-п-питер!
  - Вот и хорошо, Питер. Теперь слушай меня внимательно. Будешь отвечать честно – отпустим, ничего с тобой не случится. Нет – пеняй на себя, ясно? - тот быстро закивал, отполз дальше от собеседника и замер, напряженно ожидая, продолжения. Виктор хрустнул пальцами и, расставив ноги на ширине плеч, облокотился о колени. – Отлично! Рад, что мы поняли друг друга. Начнем… Зачем ты сюда шел? И откуда узнал о Логове?
Питер удивленно ахнул – даже дрожать перестал - и осторожно повторил:
  - Какое Логово?
  - Наше! – Виктор покачал головой и воздел взгляд к потолку, будто вопрошая бога - "За что?".
  - Отверженных?
  - Да, именно! Кто здесь жить еще будет, кроме нас? Мы не изгои, но и не такие, как ты – "столпы общества", вот и вынуждены в этих… трущобах прозябать.
Осмелев, Питер выпрямил спину и подозрительно сощурил небесно-голубые глаза.
  - Зачем вы притащили меня сюда?
Виктор, качнув стул вперед – тот с грохотом повалился на каменный пол, резко встал на ноги и навис над Питером. 
  - Откуда храбрости набрался, а?
Юноша вздрогнул и еще сильнее вжал голову в плечи, будто мечтая превратиться в черепаху или в страуса, на худой конец. Ведь он и сам не мог объяснить, почему смелее стал. Видимо, словосочетание "столп общества" так подействовало.
    Не дождавшись ответа, Виктор вернулся к стулу, поднял его с пола. Поцокал неодобрительно языком, явно осуждая себя за горячность – чуть не уничтожил антиквариат, и хмуро взглянул на Питера.
  - Вообще-то, ты сюда сам пришел. Никто тебя не похищал и насильно не вел. Можешь, наконец, объяснить зачем?
Питер замялся – на щеках заалел румянец – и, нервно передернув плечами, прошептал:
  - Я… это… Анну пришел спасать…
Виктор недоуменно приподнял густую бровь – видимо, поверить не мог, что правильно все расслышал.
  - Что? Анну спасать?
Питер кивнул  и отвернулся, чтоб не встречаться взглядом с мужчиной. Его поза говорила сама за себя – ну-ну, издевайтесь, если хотите.
  - Д-да… свою девушку… рыженькую… бывшую…
  - Рыженькую и бывшую? - Виктор, не сдерживаясь, расхохотался во всю мощь легких и, чуть ли не тыкая пальцем в собеседника, повторил: - Бывшую… спасти?.. – заметив, как Питер скис при этих словах, он резко замолчал. Некоторое время стоял, задумчиво смотря на это чудо, затем махнул рукой и продолжил: - Ладно, не сердись. И… топай ты отсюда.
Питер недоверчиво уставился на Виктора. Тот нажал что-то на браслете – щель в стене вновь расширилась, открывая взору трубы и пол в лужах.
  - Вы… это серьезно? Но почему?!
Виктор повернул голову и пожал плечами.
  - А что с тебя взять? Ничего плохого сделать не сможешь, а Анна… Знаю я ее – забудь, с тобой она не вернется.
Юноша обиженно нахмурил брови и уже сердито буркнул:
  - Почему это? – чуть ли не добавил: "Чем я плох?.. Да, это я ее бросил!.. Коза!", но вовремя одумался – промолчал.
Виктор раздраженно фыркнул – глаза его подозрительно блеснули.
  - Так, она правду узнала.
Питер вскочил на ноги, взмахнул руками, как крыльями – право же, как цыпленок – и вздернул подбородок.
  - Какую? – а между слов: "И что, эта правда, лучше меня?"
Мужчина, сдерживая  улыбку, развернулся полностью к собеседнику и шагнул на встречу.
  - Хочешь узнать?
Тот отступил на шаг, вмиг сгорбился и осторожно протянул:
  - З-зачем?
  - Разве не интересно?
Юноша мотнул головой, но затем, будто передумав – скорей всего, испугался – кивнул. Виктор тут же достал из кармана потертых штанов сверток. Развернув его, продемонстрировал Питеру несколько продолговатых серебристых предметов - видеолинков.
  - Бери, не стесняйся.
Питер взял дрожащими руками линк и вставил в штекер в виске. Спустя мгновение он погрузился в сборник чужих разрозненных воспоминаний.
 
СТУДИЯ "ИСТИНА" ПРЕДСТАВЛЯЕТ:
 
25.05.2147 г.
11:25 РМ
 
 
    "Будущее... Разве этого мы хотели? Разве такого добивались? Люди разучились чувствовать. Из-за новой волны видеолинков они стали жить чужой жизнью. Некоторые даже ушли в миры, созданные компьютерами. Их называли и называют изгоями! Учителей заменили программами, которые так удобно закачать с линка прямо в мозг, а на улицах всё больше стало появляться людей-зомби. Одумайтесь! Что нас ждет впереди, если сейчас мы не остановимся? Смерть целой расы!.."
    Я откинулась в изнеможении на спинку кресла, та тут же подстроилась под изгибы тела – "пластилиновая мебель", новое чудо техники, которое и цвет, и форму меняет по прихоти хозяина. Да, еще и на маленькие расстояния умеет летать. М-да, лень нас погубит…
    Мимо окна в целую стену пронеслись несколько авиамобилей, отбросив расплывчатые из-за тумана тени на белый потолок, несколько ваз в человеческий рост и красный ковер. Здание "СпелНьюз" находилось практически в тупике, поэтому здесь было тихо, и шум улиц не проникал внутрь. Хотя, о чем это я – новые стеклопакеты, которые на той недели начальник – Эдвар Клиф - приказал поставить, не пропустили бы ни единый звук.
    Милый, заботливый руководитель - вот только иногда его ударить чем-то хочется, но это так, мелочи. Пока прикрывает спину – можно потерпеть. Взгляд метнулся к ярким переплетениям линий - клавиатуре, висящей над коленями, и тонкой "пленки" монитора. М-да… и зачем я это делаю - чего хочу добиться, печатая эти лозунги, статьи? Глупо, глупо… Хотя, если не я, то кто расшевелит этих сонных мух, которые по ошибке называются людьми? Ведь, правда, в кого мы превращаемся? В марионеток, послушных воле элитных каст!
    Руки привычно окунулись в "сеть" и допечатали последний абзац.
    "Если ты накличешь на себя гнев страны, знай - тебе не скрыться. Будь осторожен! Ведь малейшая микро-песчинка на твоём пути может оказаться датчиком выслеживания... В таком мире живу я - `Истина`"
    Едва я закончила, как началось жжение в области штекера, что означало одно – со мной хотят связаться. Прямой доступ был только у шефа – хм, что-то случилось? Дотронувшись до браслета, я набрала номер начальника. Через несколько минут на экране монитора появилось бледное лицо Эдварда. Его маленькие глаза под густыми бровями боязливо забегали из стороны в сторону, будто он не желал на меня смотреть.
  - Убирайся отсюда! - послышался переполненный страхом голос Клифа из динамика, расположенного на подлокотнике кресла.
Я недоуменно качнула головой, не понимая. 
  - Что-то случилось?!
  - Они тебя вычислили! Черт, я так и знал, что это всем закончится!.. Им известно кто автор этих статей!
  - Как?! - от неожиданности голос сорвался на писк. Нервная дрожь прошла по телу, закружилась голова и вспотели ладони.
  - Как! Как? – Эдвард, пожилой, умудренный опытом акульей политики в мире СМИ, вдруг истерически засмеялся.
Мне стало трудно дышать. Клиф прав - я знала, что этот день когда-нибудь настанет. Но подготовленный заранее план побега вмиг вылетел из головы.
  - Что делать?
  - Что?! Ты это, меня, спрашиваешь? Кто это все придумал? Кто?! Ты! Да, я и так по уши в говне, позвонив тебе. Уезжай из этого города, страны, а если есть возможность - даже с этой планеты! По крайней мере, я так точно поступлю, - и Эдвард вновь засмеялся.
  - Прекратите! – едва сдерживалась, чтоб не разрыдаться. Губы тряслись, руки тоже. Боже, если ты есть… Надо успокоиться! Моя новая идентификационная карта и линк с вирусом, где они? Точно в вазе! - Эдвард…
Нахмурившись, Криф прервал меня:
  - Ничего не говори, уезжай! Чем меньше я знаю, тем лучше!
  - Возможно, но…
  - Езжай!
Я хотела вновь возразить, но было уже поздно - связь оборвалась. Пот солеными каплями скатился со лба на щеку. Вытерев его рукавом белой блузы, я облизнула покусанные от волнения губы и пригладила темные, коротко обстриженные волосы. Хватит ныть!
    Дальше действовала на автомате: быстро достала карту, линк, стерла всю информацию на компьютере – небольшая коробка в подлокотники кресла, и выскочила из кабинета.
 
***
25.05.2147 г.
11:45 РМ
 
    Спуск на десятый этаж оказался невыносимо медленным. После звонка в мозгу билась лишь одна мысль - бежать. На площадке, где останавливались такси, сознание прояснилось. Даже смогла сообразить, где на первое время остановиться, чтоб сбить ищеек со следа – в городе множества реальностей, в городе изгоев. Не хочется, но это лучше, чем быть стертой, будто тебя и не существовало. 
    В лицо пахнуло резким запахом, я подняла глаза и увидела человека-зомби, точнее - биоробота, уборщика. На его лице застыла пустая улыбка. До чего дошла человеческая фантазия, если люди сами стали заменять органы и части тела техникой! "Я не хочу стать такой! Не хочу!" Казалось, еще немного и сойду с ума от страха, но городской шум помог взять себя в руки.
    Туман возле ног заклубился – значит, скоро прилетит авиамобиль. Я приготовились к прыжку - раз, два, резкий взмах руки с картой и уже в авике. В спину донеслось возмущенное бурчание еще одного служащего "СпелНьюз". Ничего, переживет – мне нужней!
    Взломать программный блок этой колымаги оказалось достаточно просто. Если бы авиамобиль был не столь старый, то это вряд ли удалось – в новой серии стоит дополнительная система защиты. Везёт, так везёт – может, удастся доехать до города незамеченной?
    Авиамобиль едва завелся – видимо, модель была очень древней – дрожа, будто готовый в любой момент развалиться, он взмыл вверх и влился в поток машин. Путь, вбитый в программу, горел красной линией на навигаторе. Я облегченно выдохнула и нервно улыбнулась - что могла, то выжала из этого транспорта. Осталось одно - отключить у себя доступ к Всемирной сети. Для этого я достала трясущимися руками линк и вставила его в штекер...
    Ночь накрыла землю за считанные секунд – раз и солнца уже нет. Не было того, что я видела в старых фильмах - небосклон ни розовел, ни темнел постепенно. И звезды не такие – ни яркие и ни большие... Ничего, когда-нибудь я это увижу. Только переживу облаву, а после полечу на Надеру, там, говорят, красиво…
 
***
12.08.2147г.
9:05 РМ
 
    Сколько дней, а может быть лет прошло с тех пор, как я оказалась в городе изгоев – не знаю. Все трудней и трудней вспомнить причину моего появления здесь. Неужели я теряю себя?
    Мое имя - не помню. Моя цель - не знаю. Кто я?
...
    Мое имя - зачем?
 
***
27.05.2147г.
12:13 РМ
 
    Тяжело вздохнув, мужчина поднялся с антикварного кресла и медленными шажками добрался до огромного окна. Хотя квартира и находилась на сто двадцать пятом этаже – верхний ярус, мимо нее то и дело пролетали авиамобили. Изредка можно было различить даже старые мотолеты.
    Боль пронзила сердце. Эдвард вдохнул-выдохнул, чтоб успокоиться. Он понимал, что поступил подло, но по-другому не мог - ему были нужны деньги на операцию для дочери, у которой в результате аварии отказали ноги. К тому же Клифу не хотелось терять доверие Отделения Безопасности, которое - в отличие от Президента - обладало настоящей властью.
    Закашляв, Эдвард нажал кнопку на воротнике рубахи – в шею впилась игла и впрыснула успокоительное. Стало легче дышать – боль отступила. Клиф знал, куда Истина направилась – идентификационная карта, которую он помог изготовить через посредников, послужила прекрасным ориентиром. И даже то, что его сотрудница отключилась от Сети – не помогло. И теперь, зная, где Истина решила переждать облаву, Правительство облегченно вздохнуло и перестало Эдварда беспокоить. Изгоев никто не трогал, потому что те так сильно погружались в придуманный мир, что вскоре теряли сами себя - так зачем марать руки? У девушки не было шанса сохранить память... Свет стал резать глаза – те мгновенно заслезились. Прикрыв их рукой, Эдвард произнес:
  - Гасни!
В тот же миг комната погрузилась во тьму.
    "Истине не стоило подрывать веру в Правительство. Ведь в парадную дверь нашей планеты вот-вот постучится дурная стерва - война" - эта мысль посетила голову Клифа, когда тот вставил в штекер видеолинк о военных действиях двадцатилетней давности...
 
***
  - Зачем ты привела этого идиота и труса?
Виктор раздраженно фыркнул и указал на бледного Питера, лежащего на матраце, будто бревно. Рыжая девушка, которая сидела на полу рядом с ним, посмотрела на напарника и вскинула бровь.
  - Ну, почему сразу идиот и трус? Да, вел он себя не совсем, как надо, но…
Виктор презрительно сморщил нос.
  - Не совсем, Анна? Ты что не слышала наш с Питером разговор?
Собеседница раздраженно кивнула и, взглянув на пленника, протянула:
  - И слышала, и видела – не беспокойся. Но! Он же пришел меня спасать, ведь так? – Анна весело подмигнула и, встав, продолжила: - Что означает – Питер не совсем потерян для общества!
Недоверчиво качнув головой, Виктор вернулся к стулу. И тут же уселся на него, сгорбив спину – усталость так и сквозила в каждом его движении.
  - Для общества? – хмыкнув, мужчина медленно потер горбатый нос. – Какое общество, Анна? Просто признайся – сдаешь позиции, вот и все.
Девушка резко махнула рукой, зло сузила голубые глаза, будто желая ударить напарника.
  - Что ты придираешься к словам? Как говорится, наше дело правое! И чем больше тех, кто участвует в нем, тем оно правее, - взглянув на наручные часы, Анна добавила: - К тому же, судя по времени, сейчас Питер должен "видеть" кровавую бойню. Если он не вырвет – возьмем?
Виктор взглянул на нее, словно хотел сказать – и что мне с тобой делать? – после чего кивнул.
 
***
СТУДИЯ "PARADISE" ПРЕДСТАВЛЯЕТ:
 
30.04.2127 г.
Точное время неизвестно...
 
    Луна осветила изломленные деревья: тополь, клен с голыми ветвями – настоящий мертвый лес из сказок о Кощее - и армию, спрятанную среди них. Тысячи солдат заполонили этот участок, и казались в темноте невиданными зверями: боевые скафандры, то и дело, мигали красными лампочками. Не было слышно ни шороха, ни единого звука. Все воины, затаив дыхание, ждали начала схватки. Бледные лица покрылись потом – люди, будто чувствовали, что смертный час их близок.
    Втянув прохладный воздух, один из них облокотился о дряхлый ствол и сполз на землю. Глаза его закрылись, судорога свела руку. Размяв ее, он тяжело вздохнул и подтянул к себе винтовку. Вдруг за деревом раздался шорох. Резко подскочив, воин обернулся и чуть снова не упал на землю. Из кустов колючек вышел парень с взлохмаченными темными волосами – в руках он держал круглый шлем с прозрачным "забралом":
  - Аккуратней, а то так ногу себе подстрелишь.
  - Не пугай так! Блин, нашел время подкрадываться.
Темноволосый качнул головой и улыбнулся – лампочки на его скафандре, казалось, замигали чаще.
  - Успокойся! Ну, чего ты нервничаешь? Все будет хорошо. Мы же не раз бывали в стычках, - но, внимательно вглядевшись в напарника, недоуменно протянул: - Алекс, что-то не так?
  - Вот именно, что в мелких стычках… Не нравится мне это место - слишком тихо. Ден, слышишь - даже зверье прекратило возню!
Ден весело подмигнул Алексу и непринужденно пожал плечами.
  - И что? Конечно, они не будут шуметь - ты бы сам не испугался таких баранов, как мы?
Алекс отрицательно качнул головой и, прицепив винтовку за спину, наклонился за шлемом. Его движения были неловкими, будто новичок, а не опытный боец. Дождавшись, когда Алекс выпрямится, Ден хлопнул его по стальному плечу.
  - Эй, братец, ну, что ты скуксился?
Парень хмуро посмотрел на напарника, скрипнул зубами - взгляд его потяжелел.
  - Я не скуксился. Разве ты не понимаешь? Здесь что-то не так… Что-то странное на нас надвигается! – сглотнув, Алекс продолжил как-то растеряно, будто сам удивляясь такой реакции: - Мне страшно! Я никогда еще не испытывал такой ужас, а сейчас...
Паника начала прокрадываться к Дену от слов Алекса – еще немного и сам задрожит, как осиновый лист. Солдат передернул плечами и презрительно сморщил нос.
  - Совсем с ума сошел? Прекрати!
Затем вытащил из-за спины оружия и, с опаской оглядывая местность, отступил на шаг - в те кусты, откуда вышел.
    От перенапряжения у Алекса стал подергиваться левый край губ, словно воин в любую минуту хотел улыбнуться. Его вид, да и слова, которые он произносил осипшим голосом, все сильней нагнетали обстановку.
  - Ты чувствуешь это?! Оно подобно волнам - его невозможно остановить!
Теперь Дэн ощущал не только то, о чем говорил напарник, а также - как противно потеют руки в металлических перчатках, как стук сердца отдается в ушах. Он вдохнул-выдохнул, нормализуя дыхание
   - Прекрати, Алекс. Ты...
Не успел Дэн договорить, как его прервал жуткий вой, будто предвещавший смерть любому, кто встретиться на пути. Алекс вздрогнул - лицо перекосила гримаса отчаяния. Он неловко подцепил и снял с плеча отличительный знак с встроенным чипом, который позволял после смерти определить личность носителя, и выбросил его в сторону. На немой вопрос Дэна, парень не ответил – громко сглотнул и достал оружие.
    Алекс выглядел как обреченный человек, будто оттуда – с темного горизонта за деревьями – надвигалась сама Смерть. Дэну это показалось нереальным! Так не могло быть, чтобы его напарник, несмотря на лета, побывавший во многих битвах, трясся в панике, как неопытный боец. Завывание повторилось - оно было ближе и продолжительней. Дэн нервно сглотнул и, развернувшись, углубился в лес – дальше от Алекса. Он не мог больше выносить его. Быстрее, пока сам не заразился обреченностью, как болезнью!
    Дэн бежал как танк, не разбирая дороги. Лица тех, кто попадался на пути, тех, кто кричал что-то вслед, ничего не выражали кроме страха. Каждая тень, шорох, хруст ветки – даже собственное дыхание – предвещало смерть…
    Наконец, остановившись, чтоб перевести дух, солдат прислонился к дереву. И только тогда боязливо посмотрел на горизонт – туда, откуда доносился вой. Тот обещал уже не смерть, а адские муки. Ветер засвистел меж веток, вспыхнула молния, с запада потянулись темные тучи, закрывая ночное небо. Дэн затаил дыхание, пытаясь уловить момент, когда все начнется – ожидание, казалось, убивало не хуже плазменной пули.
    Ярка вспышка – смутные тени. Темнота – вой, от которого, казалось, лопаются перепонки. Вспышка – изломленные фигуры, будто и не люди вовсе, а…
   - Оборотни, - выдохнул Дэн.
Как в старом фильме – кадр за кадром. Волчья пасть, длинные клыки… Вспышка - сверкнули "шкуры" биороботов. Темнота – скрежет, хруст веток, молитвы, вырванные из уст перепуганных солдат. Вспышка – оборотни движутся подобно лавине, когти зловеще сверкают. Темнота – хриплое дыхание, отчаянные приказы: "Держать строй!". Вспышка - биороботы достигли уже границы леса. Темнота – раздался первый душераздирающий крик.
    Вдох-выдох – Дэн стоит, не в силах сдвинуться с места.
    Вспышка – оборотень атакует бойца. Удар – голова в шлеме отлетает в сторону.
    Вдох-выдох – сердце рвется из груди, ноги становятся ватными.
    Вспышка – солдат стреляет: мимо, попал, попал. Удар – когти взламывают боевой скафандр, как консервную банку.
    Вдох-выдох – Дэн дернул рукой, поднял оружие.
    Вспышка – оборотень рядом! Смотрит, изучает – азарт в его глазах?
    Вдох-выдох – выстрел, выстрел, выстрел! Мимо?!
    Вспышка - биоробот рядом!
    Вдох-выдох – бежать!
    Сердце стучит в ушах, ноги дрожат, легкие не выдерживают.
    Вспышка - яма! Удар… тишина…
    Под утро нового дня предсмертные завывания стихли, и только тогда Дэн осмелился выбраться из "убежища". Когда он оказался на поверхности, то сразу же вырвал – там, где стоял. На ошметки плоти и в лужу крови…
    Первый раз в жизни Дэн плакал так отчаянно. Парень брел по полю, оставив далеко позади кровавый лес и думал: "Почему?! Как теперь жить, зная, что ты трус и предатель?"
 
***
  - Видишь-видишь! Питер выдержал! – Анна радостно хлопнула по плечу напарника и кивнула на юношу. – Ну, что я говорила? Не так уж он плох.
Виктор вынужденно улыбнулся и поднял руки.
  - Или просто - желудок у этого пацана крепкий... Ладно, твоя взяла. Начну обработку, как только он "проснется". Тогда и вирус уже подействует.
  - Отлично! – Анна победно улыбнулась и направилась к щели. – Ладно, я пойду. Ему не надо пока меня видеть.
 
***
27.05.2147г.
13:13 РМ
 
    Вытащив линк из штекера, Эдвард усмехнулся - как все изменилось за какие-то двадцать лет после той памятной битвы. Теперь для всех стран - как пушечное мясо в военных играх - стало выгоднее использовать уже опробованных биороботов, чем обычных людей. Те ничего не чувствуют: ни мук совести, ни сомнений. Идеальны! Хотя, конечно, главнокомандующими до сих пор остаются люди, и так будет в течение еще нескольких лет…
    Несмотря на все эти рассуждения, чувство вины, пережитое во время "сеанса", вновь заставило Клифа вспомнить о своем предательстве. "Я не виноват! Если не спасу дочь, то у меня никого не останется! Я едва подобрал партнершу в прошлый раз, чтоб ее ДНК было совместимо с моим, а сейчас... Дочь – все, что у меня осталось! Я не пожертвую ее здоровьем!.." - Эдвард  дотронулся до воротника, чтоб расстегнуть и отдышаться. "Это не я погубил Истину! Она сама себя уничтожила - я не предатель! Нет!" - Клиф упал на колени и дрожащими руками нажал кнопку - ничего не произошло. В сердце, казалось, начали ввинчивать стержень, заставляя его дергаться в бесплодных попытках разогнать кровь по жилам. Что-то было не так!
    Во рту стало сухо, потемнело перед глазами. Усилием воли заставив себя встать, Эдвард пошатываясь добрался до стола и стал лихорадочно выдвигать различные шкафчики в поисках лекарства. Затрудненное дыхание, онемевшие пальцы и боль в сердце мешали достигнуть желаемого результата. Вскоре Клиф не выдержал и, опрокинув кресло, свалился на пол. Он пытался позвать на помощь, но из горла вырвался только хрип. Последнее, о чем подумал Эдвард перед тем, как погрузиться в темноту - смерть в видеолинке была совсем не похожа на то, что он переживал сейчас...
 
***
27.05.2147г.
23:46 РМ
 
    Скрежет – и яркий свет озарил комнату: обитые серой тканью стены и белый кафельный пол. И посреди помещения – S-образная кушетка с ремешками для рук и ног. Рядом жужжала непонятная машина в рост человека, от которой к "лежанке" было протянуто несколько тонких проводов, а еще несколько - с длинными иглами - безвольно свисали. Сбоку же - углубление, в котором находилась панель с несколькими кнопками и парой рычагов, а так же небольших размеров монитор.
    Стеклянная дверь, ведущая в комнату, со скрежетом отъехала в сторону, освобождая дорогу для двух медбратьев в белой форме. Те с кряхтением пронесли мертвенно-бледного мужчину лет сорока восьми – Клифа – к кушетке. Уложив его, закрепили ноги и руки ремнями, после чего подсоединили к голове и груди - в области сердца, провода. Изредка кто-то из них бросал тревожные взгляды на монитор.
    За действиями медбратьев – за непроницаемой с виду стеной - наблюдали два старика в строгих серых костюмах и белых накрахмаленных сорочках. Один из них, стряхнув невидимое перышко с плеча, хрипло произнес:
  - Надеюсь, мы поступаем правильно, Гарольд.
Худощавый мужчина усмехнулся в короткую седую бороду и поправил антикварные очки на длинном и синем как сосулька носу.
  - Нам не нужны свидетели - ты же знаешь, Арчибальд.
  - Да, вы правы - `зомби` не умеют говорить. Но что делать с его дочерью?
Гарольд побарабанил костлявыми пальцами по столу и задумчиво наморщил лоб.
  - Пусть Президентский Комитет по защите малоимущих и нищих посодействуют ей с операцией, а затем поможет устроить в Единый Государственный Сиротский дом.
Арчибальд удивленно изогнул седую бровь и недоуменно повторил:
  - Малоимущих? Нищих? Но вроде у Клифа осталась хорошая сумма на счету в Центральном Банке.
Пощипав бородку, Гарольд озадаченно взглянул на коллегу, на круглом лице которого выступили капельки пота.
  - А ты уверен в этом, Арчибальд?
От холодного тона собеседника, старик передернул широкими плечами и сел в кресло, боясь даже пошевелиться.
  - Хорошо я сделаю все, как вы приказали. Только позвольте вам напомнить - прошлая `Истина` окончила школу при Едином Государственном Сиротском Доме, и может так...
  - И? Камень в одно место два раза не падает – у этого сброда не будет больше "пророка".
 
***
20.08.2150г.
10:37 РМ
 
    "... Когда я выхожу на улицу, то вижу огромное количество людей-зомби. Их пустые глаза провожают меня, пока не скроюсь из виду в удобном нутре новомодных авиамобилей. Иногда, кажется, что я их уже встречала: они знали меня, но тогда лица `зомби` могли выражать и радость, и горе. И только через мгновения понимаю, что это ошибка… или, возможно, боюсь признать, что это правда?
    Теперь я все чаще стала отводить глаза, боясь смотреть на таких… людей. Может, вскоре и мне придется примерить эту мрачную маску. Могу лишь одно сказать, нет, скорее посоветовать: бойтесь оказаться под наблюдением Отделения Безопасности, бойтесь не выполнять их приказов, бойтесь смотреть в глаза людей-зомби - ведь вдруг вы посмотрите в собственные. Но все же верьте - мне удастся подарить вам надежду на счастливое будущее, потому что я была рождена для этого!
    `Истина-2`"
 
***
  - Как ты себя чувствуешь? - голос Виктора доносился, будто издалека.
Питер затряс головой, пытаясь разогнать туман в голове. Видеолинк, который он вытащил из штекера, давным-давно перекочевал обратно в карман к сидящему напротив мужчине. Но последствия "сеанса" еще владели сознанием.
  - Нормально.
Еще раз тряхнув головой, Питер устало посмотрел на Виктора. Тот же, не мигая, следил за ним, будто пытаясь что-то для себя решить. Удивительно, но юноша сейчас не испытывал страха, словно другим человеком стал.
  - И это заставило Анну пойти против Отдела Безопасности?
Виктор, казалось, расслабился, взлохматил седой ежик волос.
  - Нет. Это только один из линков, предоставленных нам `Истинной - 2`. Есть еще и другие.
Задумавшись, Питер перевел взгляд на свои грязные ботинки – не хотелось глядеть по сторонам.
  - Ты ее когда-нибудь видел… Истину?
Виктор наклонился вперед, облокотился о колени и только минуту спустя ответил:
  - Нет, если честно. Но хотел бы… очень.
  - И давно ты состоишь в рядах Отверженных?
Мужчина вновь откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.
  - О, как ты завернул… Да, лет пять, наверное. А что?
Юноша не ответил, долго молчал, словно на что-то решался или просто… не мог сформулировать вопрос. Затем посмотрел на Виктора и медленно произнес:
  - Откуда у нее эти воспоминания?
Тот качнулся на стуле, затем еще раз, и с грохотом встал на ноги, чтоб отойти к противоположной от матраца стене.
  - Ты не маленький, сам знаешь. В каждого человека - вместе со штекером – также вставляется записывающее устройство, которое считывает информацию с нашего сознания. Как говорится, для нашего же блага, но, на самом деле, чтобы нас контролировать. Полученные данные отправляются по спутниковой связи в Архив Отдела. `Истине - 2` каким-то образом удалось его взломать. Не спрашивай, как - не знаю.
Питер нахмурил брови, дотронулся до виска – металлические пластинки приятно холодили кожу.
  - У вас же тоже имеются штекеры? Как же вы…
Виктор усмехнулся и похлопал по карману.
  - Этот линк, который ты смотрел, блокирует твое сознание для считывания и подсовывает в Архив измененные данные.
  - Теперь у…
Мужчина кивнул и замер, ожидая, как Питер отреагирует. Тот же, закрыв лицо, тяжело вздохнул – его худые плечи вздрогнули пару раз, и он вновь взглянул на Виктора.
  - А если Отдел Безопасности узнает?
  - Не узнает.
  - Но…
Виктор раздраженно фыркнул и прокрутил браслет на правой руке. Видно было, что ему не хотелось отвечать на этот вопрос.
  - Если узнает, то уничтожат нас.
После этих слов Питера пробила нервная дрожь. Он сжал пальцы в кулак и скрипнул зубами.
  - Виктор, разве ты не боишься?!
  - Боялся… раньше, сейчас уже нет - перегорело.
Питер резко вскочил с матраца, обхватил себя за плечи, сделал пару шагов, вернулся, снова сел – нервный, испуганный.
  - Но почему?! Как… я не понимаю!
Глаза Виктора блеснули злым огнем - «Как мне все это надоело!»
  - Хватит! Не беспокойся, тебе можно стереть память, и ты вернешься к своей прежней жизни.
  - Но вирус…
  - Ничего тебе не будет, скажешь что шел, упал, очнулся – со штекером проблемы. Все, вали отсюда!
Произнеся это, Виктор дотронулся до браслета, открывая проход. Питер вздрогнул, нерешительно поднялся – хотел было сразу же пойти к щели, но остановился. Из прохода до него донеслось – кап-кап, шлеп-шлеп, будто "привет" из другой жизни. Он повернулся к Виктору, открыл рот, закрыл – перевел взгляд на лужи… Тот, скрипя зубами, подтолкнул юношу в спину.
  - Ну, ты идешь?
И, правда, что ему делать?
  - Нет… я остаюсь.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования