Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Элвенлорд Гримуар (и тут тоже он) - Разрыв (Блиц-заготовка)

Элвенлорд Гримуар (и тут тоже он) - Разрыв (Блиц-заготовка)

Не стоило заходить так далеко от лагеря, ох не стоило…  
А всё эти чёртовы слухи. Будто есть в горах к северо-востоку от Серкга что-то необычное. Будто по ночам сам камень сияет. И слышен леденящий душу вой.  
Бред. Ничего подобного и быть не может. Наверняка добытчики, напившись, приукрашивают действительность, чтобы не так скучно было вечерами. Ну какой вой, сами подумайте? Весь цивилизованный мир – понятное дело, это захолустье можно к нему только за уши притянуть, - уже знал бы, если бы там произошло нечто действительно важное. А насчёт воя… Может, гризли проснулся или капирра шалит.  
Но…  
Мы вчетвером всё-таки отправились в эти сраные горы. Я, Алекс Хассерхейбен, известный естествоиспытатель. Георг Маттельхофф, самый юный из команды, член Всемирного Ордена Открытого Знания. Михаил Томильников, пожилой спец по любому оружию. И несравненная Габриэлла Стоунхилл, ирландская чародейка. Слишком уж нас влекло это самое неизвестное, чтоб ему в дьяволе было темно…  
Кто знал, что мы были единственными дураками, припёршимися туда по своей воле?  
Правильно. Никто.  
По крайней мере – не мы.  
Доплыв до Фэрбанкса на ресовом дирижабле "Братья Олеговы", мы наняли вездеход "Туринно-1920". Без происшествий добрались до Сентрала, а потом…  
Слухи не врали.  
Насчёт воя, по крайней мере.  
Первой же ночью на привале мы услышали его. Георгу, сидевшему в башне, даже не пришлось будить нас. Вой проник сквозь шестидесятимиллиметровую сталь "Турина" и слои утепления, как анчоус между ячейками сети на тунца.  
Сказать, что мы проснулись в холодном поту – значит не только промолчать, но и травить анекдоты по этому поводу. У Миха, выходившего на нильского крокодила с одним тесаком, стучали зубы. Надеюсь, понятно?  
Уснуть… Мы не смогли. Вой раздался ещё несколько раз. И, похоже, с разных сторон. Сонные заклятия Гэбби отказывались действовать, а таблетки со снотворным мы не взяли.  
И следующей ночью тоже.  
Первым дежурил я. Потом Гэб.  
Я не мог заснуть и старался просто задремать, чтобы тело хоть немного отдохнуло. Но было слишком холодно… Холодно?!  
Я вскочил на ноги. Да здесь же словно Сэр Колдвин резвится! И Георг с Михом спят, словно ничего не происходит…  
Взобравшись по лестнице вверх, я обнаружил, что Гэб здесь нет, дверь открыта, а котёл полон только на одну шестую.  
Выругавшись, я спустился вниз, оделся и пошёл к печи. Наскоро закинув угля до белого пламени, я снова выматерился. Глупая девчёнка! Да что ей вообще пришло в голову?! Может хотела опять со своим сраным инкубом поразвлечься, а от усталости допустила в Призыве ошибку?  
Если так, дела плохи.  
Очень.  
Так, малый ганканнон, парочка мерзлых бомб и кукла унивуду. Думаю, хватит.  
Выбираясь из башни, я проорал вниз, что скоро вернусь. Мих культурным руссишем спросил, что я собираюсь делать в два тридцать ночи да ещё и в метель, а также поинтересовался, знаю ли я дорогу хотя бы туда.  
Это хорошо, что он проснулся.  
Надеюсь, Георг будет в порядке.  
Брррр.  
Холодно. И следы уже замело.  
Ничего, у дяди Алекса есть кое-что в запасе.  
- Скайси, ищи тепло!  
Небольшой алмаз, вшитый в мою шапку, выпустил луч, указывающий куда-то направо и вверх. Дух-смотритель никогда не ошибается, но выполнять может только простые команды. Так значит в горы? Вверх и вперёд?  
Чёртовы горы… Чёртов снег… Чёртов недосып…  
Как же меня всё это заколебало!  
Какого Гэб вообще вылезла из вездехода?! Раньше всегда… почти всегда… была благоразумной, если не сказать расчётливой, девушкой. Нет, определённо что-то не так. Словно… Постойте-ка…  
Впереди что-то светилось.  
Жемчужным таким, приятным, знаете ли, светом.  
Но сквозь метель не было видно, что именно светится.  
Я, понадеявшись на то, что Гэб подаёт знаки каким-то заклинанием, ускорил шаг.  
Наконец-то, после почти трёх часов подъёма. Хоть что-то.  
Подойдя – я и не пытался бежать: если жива до сих пор, умереть не успеет – поближе, я ещё раз убедился в правдивости этих долбаных слухов.  
Сияла сама скала.  
Будто сквозь копирку светят прожектором. И прямо тебе в лицо.  
Прищурившись, я подошёл ещё ближе. Приложил руку к камню.  
Тёплый.  
И мягкий.  
Успел отдёрнуть руку – и то хорошо.  
Скайси привёл меня сюда, значит и Гэб должна быть рядом. Если, конечно, он засёк её тепло, а не какого-нибудь гулящего лося.  
Вой.  
Совсем рядом.  
От звуковой волны меня чуть не сбило с ног, но я удержался.  
И тут появился тот, кто его издал. Да, пафосно и глупо звучит – но так оно и есть: такой твари я раньше не видел. И уверен, что спокойно жил и дальше не увидев её.  
Трёхметровая тварь на двух ногах. Четыре руки с шарами мускулов. Пасть, в которой сидят зубы в мою ладонь. И насмешливый взгляд в алых отблесках глаз.  
Да чтоб я был рабом в Конфедерации!  
Чтоб меня…  
И язык, облизнувший чёрные губы. Уверенно так, со знанием дела.  
Монстр неторопливо размял мышцы и медленно пошёл ко мне, повернув голову налево. Но смотрел на меня.  
Ззарразза. Чтоб его бабушку дьявол… А может, это и вправду было.  
Не дойдя и десяти метров, тварь остановилась.  
Снова облизнула губу. Верхнюю. Сволочь.  
Я потянулся… Да что это вообще такое?! Как будто в тяжёлый стазис попал. Рука двигается к ганкану со скоростью аклахомского лентяя…  
А монстр стоит. Сложил все руки на груди. Выжидает. Он что, разумен?  
Дотянулся наконец.  
Пальцы уверенно легли на рукоять. Указательный приготовился дёрнуть спусковой крючёк. Я резко поднял оружие.  
Гром выстрела, сноп жёлтого света и бросок белого на белом слились в одно движение. Когда муть от выстрела ганканнона рассеялась, то оказалось, что…  
Живучий кусок дерьма! Да чтоб тебя в Сиднее видели!  
Тварь повела головой вниз. Влево. Вправо. Принюхивается?  
Зарычала. Причём не на меня, а куда-то вниз.  
Что бы это могло значить?  
Сурово посмотрела на меня. Оскалилась. Предупредительно рыкнула.  
Я, повинуясь инстинкту самосохранения, убрал ганканнон в заспинную кобуру. Если она от лайтбола уклонилась, то вполне может и убить. Почему тогда не нападает?  
Послышался далёкий скрежет, с каждым мгновением становившийся всё громче и резче. Словно в мешок с гайками бросили пару бурундуков, горностая, а потом завязали.  
Мне эти звуки не понравились. Очень.  
Свет из камня стал ярче. Словно внутреннему прожектору передвинули рычаг мощности ближе к максимуму. Гораздо ближе.  
Теперь жемчужное сияние било на сотни метров вперёд, заставляя редкие ели отбрасывать причудливые тени. Мне кажется, или там действительно кто-то снуёт, в этом серебристом сиянии? А от ёлки к ёлке… нет, это просто от недосыпа.  
Великий Арес, да что ж это такое?!  
Вдали шагали три цепи по десять малых шагоходов Объединения Монтаны. Позади них брели два бегеггана огневой поддержи, а между ними… Гера, только не это!  
Между ними ехал мастодон модели "Хотсэйбер III-H", выпущенный пару месяцев назад "IDAHO War Communities". На закратом показе одна его пушка пробила лист стали толщиной почти в мою ногу. А их на Хотсэйбере четыре. Концентрированный выстрел всех чётырех превратил в крошево трёхэтажный дом, который построили не для выставки.  
Охх…  
Вой.  
Вой со всех сторон.  
Такое чувство, что тут этих тварей несколько сотен, а то и тысяч. Но я почему-то до сих пор стою на ногах. Арес, дай мне силы. Гера, укрой своей мантией.  
Я вижу, что в меня летит снаряд солгана. Я уже не увернусь. Стараюсь, но успеваю заметить стройную фигуру в чёрном плаще не по погоде.  
И весь мир накрывает вой, рёв и тьма… 

Авторский комментарий: Три пасхалки. Кто найдёт все - получит +5 к Уважению. :)
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования