Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Valeri - Носитель языка

Valeri - Носитель языка

 
 
Носитель языка
 
И в городе и за городом погода была под стать настроению: дождь, слякоть, лужи…Лето не лето, осень не осень. Небо хмурилось, а ветер беспрестанно гнал одну волну мрачных туч за другой.
Промокшие и продрогшие все разместились в ритуальном автобусе.
Вот и простились еще с одним нашим одноклассником. Андрей долго болел. И вот… сердце подвело.
Военный оркестр и караул, салютовавший генералу, уселись в свой автобус.
Единственный, кто из класса пошел по военной линии, это - Андрей. И дошел он до высоких чинов.
В школе Андрей Ершов был крепким троечником. Мы вместе с ним готовили уроки и занимались вместе. Мне поручали сначала в пионерской дружине, а потом в комсомольском отряде "подтягивать" его учебу. Жили мы рядом – в одном дворе, в одном доме. И дружили.
Из троечников вывести Андрея было невозможно. Он был убежден, что важно понимать предмет и иметь самые общие представления о нем. Зубрить, учить наизусть – это было не его. Он проповедовал, что если ему понадобятся знания по какому – нибудь предмету для конкретного решения, то он по учебнику разберется и найдет нужный подход. А "корячиться", сидеть подолгу над учебником – "пустое дело".
С Андреем долго билась наша англичанка – Луиза Викторовна. Почему - то она была убеждена, что он – прирожденный лингвист, предрасположенный к языкознанию. Как – то она чувствовала, что Андрей вполне может свободно овладеть английским. Не знаю, что она видела и как. Может быть это женская интуиция? Не знаю! Долго она билась с ним. Потом бросила это бесполезное занятие. И на всю семью Андрея – следом за ним с разрывом в три года и пять лет учились брат Сергей и сестра Алена - легла тень "бездарей".
Так, на лихих тройках Андрей и проскочил школу.
После школы почти все одноклассники поступили в институты. Андрей не поступал никуда. Пошел работать на завод. А потом загремел в армию.
Проводили мы его до военкомата и больше почти не встречались. Очень редкими стали встречи. Но, несмотря на это, линия жизни его не была для меня тайной.
Заслали его на Дальний Восток. Морская часть, где служил Андрей, стояла между Совгаванью и Ванинским портом, в какой – то, по его же словам в тех редких письмах, что он присылал, Тьмутаракани.
Романтических чувств, любви к морю у Андрея не возникло.
Прибрежные серые горы, стального цвета волны, чайки, оживлявшие унылый пейзаж, сопки, тайга, лагеря зеков кругом…
Андрей, да и многие его сослуживцы мечтали о времени, когда они, забравшись в поезд, идущий на запад, смогут спеть "Прощайте, скалистые горы…"
Отец Андрея прилагал много усилий, чтобы вытащить сына ближе к дому.
Мать у них давно умерла и поэтому отец стремился, чтобы дети и он были вместе.
Отца его знали мы – одноклассники, да и весь наш двор.
Сильвестр Адамович Ершов мог починить все, что попадало ему в руки. А попадали ему телевизоры, велосипеды, часы, утюги, деревянная мебель…
В войну Сильвестр Адамович был боевым летчиком и служил вместе с легендарным Каманиным Николаем Петровичем. Каманин Н.П. один из первых Героев СССР. Звезду Героя получил за спасения "Челюскина", воевал, в мирное время командовал отрядом космонавтов.
Каманин периодически навещал своих бывших сослуживцев, интересовался их жизнью.
Сильвестр Адамович Ершов при такой вот встрече просил Каманина поспособствовать переводу сына ближе к дому. Регулярно заходил в военкомат, где убеждал военкома о переводе сына в воинскую часть, расположенную в европейской части страны.
Не известно, помогли ли Андрею усилия со стороны, но известно, что до него довели информацию о наборе учеников в школу военных переводчиков. Школа находится в Москве. Вступительные экзамены по английскому языку, русскому языку и литературе.
"Чем черт не шутит, - думал Андрей. – Смогу ведь подготовиться и попробую сдать!"
Усиленные занятия принесли пользу. Андрей Ершов был зачислен в школу военных переводчиков.
День и ночь пришлось Андрею заниматься. Полное погружение в языковую среду. Все двадцать четыре часа ежедневно посвящались учебе, работе над произношением, тренировке памяти, выработке способностей думать не на родном языке….
На несколько лет для нас Андрей просто – напросто исчез.
Андрей специализировался в английском и французском языках. Говорил, часто общался с натуральными французами, англичанами, американцами.
Надо сказать, что в школьные годы Андрею выбили передний зуб. Произошло это из – за того, что на уроке военной подготовки он тянул ружье на себя, а я – в свою сторону. Я отпустил винтовку и приклад угодил Андрею в лицо.
Врачи вместо переднего зуба установили Андрею пластинку.
И вот эта пластинка во многом способствовала тому, что разговаривал Андрей по французски с грассированием прирожденного жителя Прованса, а по английски он говорил с акцентом выпускника Йельского университета. Так считали знающие филологи - языковеды.
Знаю, что плотно занимаясь основным предметом – языками, подчиняя изучению их всё своё время и усилия, на другие дисциплины взгляды его не претерпели изменений. К второстепенным дисциплинам у него и отношение было не первоочередным, как и в средней школе. Например, в то время в ВУЗах была политологическая дисциплина, изучающая теорию марксизма – ленинизма. Когда в школе военных переводчиков проходили работу Ленина "Материализм и эмпириокритицизм" и все ученики зубрили её, Андрей делал иначе. Безусловно, это крайне скучно разбираться в критике Лениным реакционной философии. Андрей взял в библиотеке воспоминания русских эмигрантов. Прочитал, что в 1908 году, во время написания изучаемой работы, Ульянов – Ленин был во второй своей эмиграции. Жил в Женеве, в Париже… Любимое времяпрепровождение эмигрантов – посещение пивных заведений. Любимым развлечением русских было: уставить кружками, полными пива, какой – нибудь стол в пивной и за этот стол усадить самого маленького из компании человека. Не редко им оказывался Ильич. Все проходящие посетители бара восторгались, обращая внимание на не соответствие между физическими кондициями выпивохи и количеством пива. Андрей пересказывал преподавателям этот эпизод. И преподаватели, видя что ученик знает такие неожиданные подробности бытия вождя, уже с меньшим интересом пытались у него выяснить суть ленинской работы.
Учась в школе переводчиков Андрей женился.
После учебы Андрей редко бывал в Москве. Почти все время он был в зарубежных командировках. Выполнял порученные задания.
Однажды Андрей был дома, когда раздался телефонный звонок. Смутно знакомый голос попросил Алену. Андрей ответил, что Алены нет дома. Голос поинтересовался, кто это у аппарата. Андрей назвался.
 
- А Андрей! Помню, помню. Это говорит Луиза Викторовна. Много времени я потратила с Вами, когда Вы учились в школе. И, следует сказать, Вы не оправдали моих надежд. И все в Вашем семействе – Вы, Сергей, Алена – оказались со средними способностями. Никто так и не научился свободно разговаривать по - английски.
Андрей вздохнул глубоко и сказал учительнице на чистом английском языке:
- Видите ли, уважаемая Луиза Викторовна, время проходит, взгляды и способности людей меняются и порой меняются радикально. Сегодня у тебя отсутствуют знания в какой – то области, а завтра, если обстоятельства привносят в твою жизнь что – то иное, новое, то и ты соответственно меняешься, обучаясь, приобретая новые навыки, культуру, опыт… Всего наилучшего!
В трубке было долгое молчание. Затем трубка тихо опустилась на рычаг.
Андрей был не уверен, что Луиза Викторовна всё поняла из его речи.
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования