Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Тракторбек - Иероглифы

Тракторбек - Иероглифы

Новенький вышивальный станок матово блестел серой краской, под прозрачным колпаком пестрела батарея катушек с нитками.
— И в чем проблема? — спросил Николай у Юрьева, заслуженного наладчика станков.
Тот развел мозолистыми руками:
— Я даже и не знаю, как он включается. Тут три кнопки — жму их, жму, и ничего. И две лампочки, и кто их знает, что они значат, когда светятся.
— А в инструкции что?
— И еще инструкция на китайском, — будто не услышав вопроса, закончил Юрьев.
— Но должны были перевести!
Юрьев насмешливо посмотрел Николаю в глаза:
— Кто должен? И кому должен?
— Шеф договорился с какой-то своей столичной родственницей. Студенткой, кажется.
— Ясно, — медленно кивнул Юрьев. — На халяву. Нормальному переводчику заплатить пожлобился.
Конечно, зря он объявил в жизни не виданную переводчицу ненормальной. С другой стороны, секретарша ее видела и рассказывала, что студентка явилась на фирму в расшитом золотыми змеями и фениксами красном платье, конической соломенной шляпке и камышовых шлепанцах. Не от мира сего девушка, вся в Китае, причем не современном, а каком-то лубочном.
— Она перевела… вроде, — заступился за родственницу начальства Николай. — Должна была передать через секретаршу уже переведенное.
— Вот это, что ли? — Юрьев взял со стола и протянул скрепленную стопочку листов формата А4.
Николай посмотрел. Увидел ровные строчки из мелких иероглифов. Один, похожий на рукописную букву "л", даже узнал, со школьных уроков истории помнил: он означает "человек".
— Но должна была!.. — возмутился Николай.
— Может, неправильно поняла? — с усмешечкой предположил Юрьев. — Изначально было на русском, так она на китайский и перевела?
— Тогда должен быть оригинал… — Николай быстро пролистал стопочку. Нет, всюду иероглифы. — А мы уже заказов набрали. Не запустим станок, плохо будет.
— Да мне бы только включить, а там и разберусь, не впервой.
— Ладно. Будем переводить.
Николай поднялся из мастерской в офис, озадачил скучающих сотрудников: секретарше сказал вызванивать студентку-переводчицу, чтоб объясняла свои фокусы, админу Косте — искать в Интернете, как решить проблему. Распорядился передать второму наладчику, бестолковому Максиму, чтобы отправлялся Юрьеву в помощь.
А сам принялся звонить в бюро переводов. Без особой надежды — знал, что не тот сезон, слишком горячий. Так и есть: одним переводчикам некогда отвлекаться на посторонние заказы, у других — запрещено по договорам, третьи не занимаются Китаем. Даже за дополнительную плату не хотели помочь, потому что и так за нее работают. Даже разжалобить их не удалось.
Поискать, что ли, живого китайца? Областной центр, конечно, не столица и не порт, тем не менее, китайцы такой народ, что где их только не встретишь. Кстати, рынок рядом.
Решив, что нестандартные проблемы надо решать нестандартно, Николай отксерокопировал злосчастную инструкцию и отправился на рынок.
Давненько там не бывал, здорово все изменилось: вместо расхристанных палаток и столов на козлах — ряды магазинчиков-стекляшек под общим навесом, вместо утоптанной земли — ровный асфальт. Людей относительно немного.
Зашел в магазинчик слесарного товара, купил у флегматичного толстого продавца крючок для вешалки. Спросил:
— Скажите, у вас на базаре китайцев нет? Мне бы перевести кое-что по-быстрому.
Продавец, не оборачиваясь, постучал кулаком в стену:
— Цзян! — И добавил: — Он там шмотками торгует. Много их тут…
Пришел китаец. Немолодой, невысокий, сухощавый, с редкими усиками и застывшим в раскосых глазах недоумением. Именно такими Николай представлял древних китайских философов.
Он уже прикидывал, как будет расплачиваться с Цзяном, но тот, едва взглянув на инструкцию к станку, разочаровал:
— Этьо не китайски йизик.
Николай опешил:
— Точно?!
— Тоцьньо, — улыбнувшись, кивнул китаец
— И что же это тогда?!
— Ни зьняю, — развел руками китаец. — Мозеть, это хирагана.
— Что?!
— Японский язык, — объяснил толстый продавец. — Слоговое письмо.
Вот так новости... Николай выхватил мобильник и позвонил секретарше — новости сообщил, чтобы зря не искали китайских переводчиков, а искали японских. Торопливо отключился, чтобы секретарша в сердцах не нагрубила начальству в ухо. Поблагодарил Цзяна, хотел даже заплатить ему за консультацию, но тот почему-то отказался.
Что дальше делать? Японца так просто на базаре не найдешь, это ж не китаец. В суши-ресторанах и то не киргызы, так казахи японцами притворяются. Да и профессионального переводчика нанять посложнее будет.
Решил обдумать проблемы по дороге обратно на фирму. Дошел, ничего не придумав.
В офисе кипела работа. Увы, безрезультатная. Секретарша до студентки-переводчицы не дозвонилась — та, как выяснилось через родственников, уехала в Китай. Админ Костя развернул бурную деятельность: сначала прошелся по форумам переводчиков, просил помочь, но там активность вялая, ждать ответа придется долго. Потом скачал для "Файнридера" обновление, способное распознать китайский текст, и гнал через него отсканированную инструкцию. Работала программа медленно, пока что только одну страницу осилила. И результат не обнадежил: вместо многих иероглифов беспомощно поставила квадратики. Костя попытался все же перевести то, что вышло, гугль-переводчиком, получил на выходе невразумительную белиберду. Что с японского, что с китайского.
— Это точно не хирагана, — качал головой Костя. — Вот хирагана.
Перед ним на мониторе светилась таблица с округлыми символами и соответствующими им русскими слогами. Да, не похоже на символы в инструкции.
— Получается, что это не китайский и не японский? — недоумевал Николай.
Костя пожал плечами:
— Может, какое-то нетрадиционное начертание.
— И что нам с ним делать?
— Надо шефу позвонить, — неуверенно предложила секретарша.
— А шеф чем поможет? — вздохнул Николай.
Тишина была ему ответом.
А в тишине стали слышны очень характерные стрекот и жужжание. Далекие, но отчетливые. Неужели станок заработал?!
Николай торопливо направился в мастерскую. По пути звуки усиливались, а заодно — радость с оттенком беспокойства.
Да, станок работал. Сноровисто вышивал орнамент на кепке — первый заказ пошел! Прямо к станку были подключены монитор и клавиатура — для них даже выдвижной столик предусмотрен, оказывается. На стуле перед монитором развалился долговязый наладчик Максим, которого отправляли в помощь Юрьеву, лениво почесывал костлявым пальцем подчеркнуто небритый подбородок. Николай умиленно любовался, как станок заканчивает обрабатывать кепку, как Максим, не вставая, устанавливает следующую и двумя ударами по клавишам запускает новый цикл.
Николай вежливо кашлянул, чтобы привлечь внимание, Максим повернул голову:
— Здравствуйте.
— И вам здравствовать. Наладили все-таки! Молодец Юрьев.
— Это я наладил, — лениво поправил Максим. — Юрьев с самого начала ушел куда-то. Да тут и налаживать нечего, уже налажено. Только пункты выбирать, а дальше само все. Станок для дебилов.
Значит, Максим наступил на горло собственной бестолковости. Тем более молодец! Заслужил премию, пожалуй.
— А как вы догадались подключить монитор и клавиатуру? — спросил Николай, чтобы поддержать разговор.
— В мануале вычитал, — Максим кивнул в сторону стола, где лежала копия той самой инструкции к станку. — Там прямо с этого начинается.
Вычитал?! Ничего себе! Даже не сразу сразу удалось выговорить:
— Так вы японский знаете?!
Максим смущенно отвел глаза:
— Ну. Я анимешник. Заядлый. Все еще. А что?
Да, в тридцать два года уже поздновато увлекаться японскими мультиками. С другой стороны, каждый сходит с ума по-своему.
— Что же вы такой стеснительный? — весело укорил Николай. — Мы тут мучаемся, переводчиков в Интернете ищем…
Максим неопределенно пожал плечами:
— А что, надо было что-то перевести?
— Ну! Мануал же этот!
Максим моргнул три раза:
— На японский? Зачем?
То есть как — зачем?.. То есть как — на японский?!.
Николай схватил злополучную инструкцию, уставился… И почувствовал себя идиотом. Инструкция была на русском. Хотя буквы стилизованы под дальневосточные иероглифы, действительно больше походили на какую-нибудь хирагану, чем на кириллицу. Например, буква "ж", иногда ее рисуют так: три вертикальных линии перечеркивает горизонтальная. В инструкции аналогично, однако вертикальные покосились кто куда, а горизонтальная вообще волнистая. Не сразу и не всякий в этой кракозябре "ж" заподозрит. А уж как изобразили букву "ю" — словами не опишешь. Да и остальной алфавит на себя не похож. Разве что "л".
Николай непроизвольно рассмеялся:
— И зачем было это… таким шрифтом?!. Чтобы нас запутать?!
— Ради смеху, — предположил Максим. — Женский юмор.
Жестокие у женщин шуточки.
— Надо в договорах с переводчиками шрифт для переводов самим оговаривать, — качал головой Николай. — А то вся фирма на бровях стоит, с русского на русский перевести не может.
— Но… Просто стилизованный… Неужели вы никогда мимо суши-баров не ходите? Там часто такие шрифты на вывесках.
— Мы больше вовнутрь, чем мимо. Блин, я сам долго был уверен, что на вывесках иероглифы! То есть, думал, что это иероглифы, и потому не присматривался. Как сейчас!
Максим улыбнулся:
— Ня.

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования