Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

radu - С Новым годом!

radu - С Новым годом!

 
С новым годом!
 
Малая планета называлась "Снежинкой". Покрытый сверкающим слоем льда, каменный шар в черноте космоса смотрелся нарядной елочной игрушкой.
-И правда, как елочная игрушка, – Иван неосторожно произнес эту фразу вслух, и теперь ему предстояло путаться в объяснениях.
-Что значит елочная? – спросила Ларрау.
-Ну, елка – это растение такое, большое, с колючками, символ зимнего праздника на Земле – смены года. Зима – это такое время года, когда на нашей половине планеты холодно, потому что северное полушарие получает от солнца меньше тепла, - сказал Иван, не дожидаясь новых вопросов: дети легко считывали поверхностные образы с сознания землянина, и за восемь стандартных суток пилот привык комментировать собственные мысли. Иначе объяснения грозили затянуться до бесконечности.
– На Новый год елки приносят в дома и наряжают – ну, игрушки на них вешают, конфеты, – Иван не был уверен, что правильно описывает старинный земной обычай. Сам Степашин родился на астероидах и знал о новогодних праздниках только по старым альфа-фильмам. На самом деле, он и елки-то живой никогда не видел.
- Под елку можно положить подарки – считается, что их приносит Дед Мороз, - добавил пилот, пытаясь отчетливо представить в мыслеобразе бородатого старика в красном пальто.
-Дед Мороз? – переспросила вслух Ларрау. Из спасенных детей она была самой крупной и, вероятно, старшей, поэтому иногда позволяла себе нарушать этикет. Иван с трудом отличал по внешности мальчиков-форсов от форсини и предполагал, что Ларрау, скорее всего, девочка, поэтому в ее рассудительности и практичности нет ничего удивительного. Но вопросов она задавала слишком много – за всех.
Степашин давно потерял связь с метрополией, и не знал, какое время года сейчас в Москве. Хотя он никогда и не думал о Земле как о доме. Для космического пилота-разведчика домом всегда была перевалочная база в околосолнечном Приграничье.
А теперь, когда подбитый корабль пришлось посадить на Гертруде, рядом с которой суматошно мельтешил белый шар Снежинки, о доме лучше было вообще не вспоминать: безнадежные мысли заставляли чувствительных малышей нервничать, и тогда успокоить их могла только Ларрау. Обеспокоенные маленькие форсы, особенно мальчики, становились агрессивными и драчливыми и могли легко нарушить хрупкий мир на корабле.
-Ну, это сказка такая, придуманный детский герой, - объяснил Степашин. – Дети Земли верят, что он живет далеко, на очень холодной ледяной планете и специально прилетает к ним на Новый год для того, чтобы принести подарки. Может быть даже, он живет на Снежинке. А для того, чтобы получить подарок, нужно загадать желание и написать деду Морозу письмо, - добавил он, надеясь отвлечь маленьких форсов от печального будущего. – Когда я был маленьким, я тоже верил, что он может выполнить любое желание.
-И что? – с жадным любопытством спросила Ларрау.
-Что? – отвлекшись от воспоминаний, удивился разведчик.
-Твое желание, - настойчиво повторила Ларрау. – Оно исполнилось?
-Ну, в общем, да, - смущенно ответил Степашин. Он, кажется, в последний раз пожелал стать космическим разведчиком. – Но дед Мороз тут, кажется, не причем.
Дети понимающе переглянулись. Куанг, самый младший из птицеглавов, просительно уставился на Ларрау, потом перевел взгляд красных птичьих глаз на Степашина.
-Давайте попробуем? – с надеждой предложил он, и остальные поддержали его нестройным клекотом. – А куда нужно писать?
-Все равно письмо не дойдет. У нас ведь нет связи. Поэтому мы и о помощи не можем попросить, - рассудительная Ларрау попыталась остудить пыл малышей, но напрасно – идея понравилась и захватила всех.
-Почему бы нет, - Степашин готов был уцепиться за любую мысль, способную отвлечь детей от тупого бесполезного ожидания:
-Считается, что письма, положенные под елку, всегда доходят до деда Мороза. Не понимаю, почему бы письму, отправленному с коммуникатора, не дойти, - пилот сам усмехнулся той чуши, которую нес. – А елку на экране можно нарисовать. Потом просто набрать текст, вписать в строке "адрес" - Деду Морозу – и отправить.
А потом письмо вернется с пометкой: "Адресат не найден", как возвращались все сообщения, которые Иван посылал в течение восьми дней с комма и из корабельного центра дальсвязи: излучения пояса астероидов, ставшего для них смертельной ловушкой, блокировали все формы коннекта. А ведь иначе могло быть и хуже, письмо могли перехватить те, кто пытался уничтожить корабль.
С тяжелым предчувствием неудачи разведчик смотрел, как Куанг торопливо выстукивает короткий текст и набирает адрес
-Елку! – сообразил пилот. – Елку забыли нарисовать. Давай, я сейчас сделаю, - он торопливо застучал по клавишам комма, пытаясь изобразить перевернутый треугольник на палочке.
-Думаешь, это поможет? – удивилась форсини, внимательно рассматривая рисунок. – Так вот она какая, елка!
-Красивая, - неожиданно подтвердил Юсу. Самый молчаливый и замкнутый, он обычно отмалчивался, сидя в отдалении от остальной группы.
-Ага, -сказал Куанг,  отправляя письмо деду Морозу.
     Степашин так и не спросил, какое желание загадал маленький форс, но догадаться было нетрудно. Несколько минут прошло в полном молчании, потом комм издал мелодичный сигнал – письмо получено адресатом! Оно не вернулось!
Малыши завозились, издавая пронзительные повизгивания, а Ларрау обвиняюще уставилась на Ивана, пытаясь прочитать мысли пилота, и явно подозревая его в мошенничестве.
     Иван не знал, кто решил напасть на земной транспортник с группой форских ребятишек. Хотя конечно, разрушить хрупкий мир хотели бы очень многие. После трех изнурительных войн договор между Землей и Форсом, наконец, был подписан, и каким-то умникам втемяшилось провести для детей новых союзников ознакомительную экскурсию. Кажется, по просьбе самих форсов.
- Это типа увеселительная поездка такая будет, - объяснили Ивану на базе. – Мы и корабль тебе уже подготовили новый, "Мирный" называется. Не разведчик, конечно, но довольно скоростной.
И никакие отговорки не помогли. Степашин считался одним из лучших пилотом военной косморазведки, не раз выходил живым из совершенно безнадежных передряг, а о его удачливости ходили легенды.
-Чужие дети! Кому еще я могу их доверить? – раздраженно спросил Сергеич, начальник отдела космических перевозок, которого неожиданно свалившаяся ответственность тоже в восторг не привела. – Ты сам подумай – не дай бог, с ними что-то случится. Опять война.
И Степашин уступил, сдался. Сергеич оказался прав – вряд ли еще кому-то, кроме опытного разведчика, удалось бы увернуться от почти прямого удара вражеских деструкторов и укрыться на поврежденном пассажирском корыте в поясе астероидов. А вот только теперь Иван со спасенными детьми сидел на Гертруде, дожидаясь помощи, которой неоткуда было прийти. Или врагов, которые могли появиться откуда угодно.
С едой и воздухом проблем не возникло – синтезаторы на корабле работали исправно, а у большинства ребят имелись и свои, вмонтированные в личные коммы. Проблема заключалась только в том, что взлететь с Гертруды подбитый корабль не мог. А чертова Снежинка каким-то непонятным образом глушила связь. И как только новогоднему письму удалось пройти?
- Погоди-ка! – сообразил Иван. – Ты на каком языке деду Морозу-то написал?
-Конечно, на космолингве, - оскорбилась Ларрау. – Думаешь, Куанг не сообразил? Он ведь, наверное, по-форски не понимает.
-Наверное, не понимает, - согласился пилот, удивившись собственному неожиданному порыву. Хотя – это ведь было единственное сообщение, пропущенное Снежинкой. Лучше б ты отцу своему написала, чтобы он нас отсюда вытащил, – Иван не стал озвучивать эту мысль, но вслух предложил:
-Может, мы еще кому-нибудь попробуем написать?
-Куанг уже час пытается это сделать, - снисходительно объяснила форсини. – Ничего не выходит. Все, как и раньше, возвращается. Ты лучше скажи, что потом?
-Потом, это в смысле когда? – не понял пилот.
-Ну, потом, - объяснила девочка. – Когда дед Мороз приносит подарки, и желание исполняется.
-Потом все говорят друг другу "С Новым годом", пьют шампанское и идут спать, - кажется, он ничего не упустил.
-С Новым годом, - задумчиво повторила Ларрау.
Иван тяжело вздохнул. По всем сказочным законам, сейчас посреди салона из ниоткуда должен был появиться высокий бородатый старик-гуманоид с мешком подарков. Но вот только они находились не в сказке.
Пронзительно взвизгнули останки системы боевой тревоги. Неужели их все-таки выследили враги? "Мирный" содрогнулся от взрыва, и Степашин бросился к детям. Но те вели себя на удивление смирно, и Иван сообразил – это же просто неподалеку на Гертруду сел чужой корабль. Экраны засветились. На таком расстоянии связь работала прекрасно.
-Это дед Мороз? – удивленно прошептала Ларрау.
Существо, возникшее перед ними, не имело ничего общего со старичком, приносящим подарки. В чужаке Иван сразу опознал доротейца.
Жители Доротеи, похожие на двухметровые перевернутые пирамидки с гибкими манипуляторами, были высокоразвитой расой и считались отличными технарями. Питались доротейцы исключительно спиртовыми растворами. Земные напитки у них высоко ценились как редкие деликатесы, и торговля с Доротеей давно стала для Земли важной статьей экспорта.
Как доротеец оказался в этом секторе галактики, и почему сейчас смотрел на землянина с экрана, размахивая манипуляторами – судя по всему, в страшном гневе, - оставалось загадкой.
К счастью, чужак быстро сообразил, с кем имеет дело, и подправил настройку автолингвиста, сразу застрекотавшего на универсальной лингве.
-Ты, - заявил он, с возмущением глядя на Степашина. – Ты что мне такое написал!?
На экране высветился текст письма, набранного Куангом:
"Я очень хочу тебя…"
-А чего тут такого? – удивился Иван.
-Чего? – взбеленился доротеец. - Да….
-Просто наш Куанг еще маленький, - в разговор вмешалась Ларрау. – И не очень хорошо знает космолингву. Он хотел написать "увидеть".
-Увидеть? – чужак с сомнением посмотрел на маленького форса, которого Ларрау подтолкнула к экрану. – Так это ты написал? Такой малыш, а уже… Ты как меня обозвал?
-Обозвал? – Иван все еще не понимал, в чем дело.
- Ну да, что это, по-твоему, значит? Да я, если хочешь знать, из-за этого сошел с маршрута, чтобы в глаза твои бесстыжие взглянуть, – и на экране появилось стилизованное изображение елки, нарисованной пилотом. Сейчас она, действительно, напоминала перевернутую фигурку доротейца.
-А это? – взвыл пилот, показывая палочку, изображавшую ствол. – Это что?
Иван не знал, что это означало по-доротейски, но едва сдерживал смех, слушая, как дети, собравшись у экрана, успокаивают чужака, рассказывая ему сказку про деда Мороза и объясняя, что такое елка.
Пилот вспомнил, что где-то в аптечке осталась в заначке бутылка медицинского спирта, припрятанная на черный день. Их спасителю – а в этом можно было не сомневаться, судя по тому, как доротеец общался с детьми, с сочувствием выслушивая их болтовню, - она должна была прийтись по вкусу.
-Эй, ребята, - окликнул он, высоко поднимая бутылку в приветственном жесте. – Ну что? С Новым годом!
 
 
 

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования