Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Akebono - Трудно рыть рогом

Akebono - Трудно рыть рогом

Надо решаться, подумал Бухата. Надо, наконец, решаться.  
Он сунул руку в гульфик, долго копался там и извлек последнюю таблетку каспарамида. Сунул под язык, но было уже поздно.  
 
***  
В Арканаре было утро. Два степенных горожанина с любопытством рассматривали бесчувственное тело благородного дона. Дон лежал на земле, всего в нескольких шагах от собственного дома.  
- Что я вам скажу, брат Пупа, - сказал один горожанин другому, - Благодарение богу, что у нас в соседях такой дон. Выпьет чарочку – и сразу рога в землю, не кричит, не буянит, спит, как младенец. Губками причмокивает, сладкий такой, ути-пуси! А некоторые всю ночь гуляют, шумят, портят чужое имущество и девок!  
- Как, вы не знаете, брат Попа? Этот дон Бухата, того… землянин. Они все такие – разучились пить люди. Вот до чего коммунизм их довёл!  
Оба с сочувствием посмотрели на Бухату, спящего в луже.  
- А что они у нас делают, эти земляне?  
- Экий вы непонятливый, Попа! У них коммунизм и сухой закон!  
- А-а-а… Ну так бы сразу и сказали… Бедняга. Что же благородный дон на земле валяется, надо хоть слугу его позвать…  
Горожане закричали хором:  
- Уно! Уно! Уно!!! Уно Моменто!!!  
В доме Бухаты хлопнул ставень, из окна выглянула заспанная физиономия мальчика Уно, прозванного Моменто за расторопность и исполнительность.  
- Мамма миа! – только и сказал он, увидев своего хозяина в луже помоев.  
 
***  
Бухата осторожно приоткрыл один глаз. Он был дома, лежал в постели. В изножье кровати сидел Моменто и целился в своего хозяина из арбалета. Рядом с мальчиком сидела Кира, и выражение ее лица Бухате не понравилось.  
Башка трещала невыносимо. Похмелиться было надо.  
- Вина! – потребовал благородный дон.  
Уно Моменто лизнул большой палец и показал хозяину кукиш.  
- Погоди, я сейчас рассолу принесу, - мрачно пообещала Кира. Она вышла и вернулась с двумя полными ведрами.  
Уно бросил арбалет, и они вдвоем с женщиной вылили содержимое ведер Бухате на голову.  
- Ну вот, теперь и мыться не надо! – радостно сказал Моменто.  
Жадный он был все-таки.  
 
***  
Только после обеда Бухате удалось улучить минутку, когда Кира вышла, и пососать из своей тайной бутылочки. Ну как она не понимает, в самом деле! После вчерашнего разговора в Рыгающем лесу ему просто необходимо выпить!  
Вчера Бухата традиционно встречался с коллегами-землянами в Пьяной Берлоге. Когда они «сообразили на троих», и Пашка отключился, дон Кондор взял Бухату за гульфик и притянул к себе.  
- Слышь, Тоха, - жарко зашептал он, - Знаешь министра, орла нашего, дона Рыбу?  
- Ну да, - смущенно ответил Бухата, и тут Пашка поднял голову со стола и сказал абсолютно трезвым голосом:  
- Так он рыба или птица, этот дон?  
Александр Васильевич резко отпрянул, а Бухата ляпнул первое, что пришло на ум:  
- Птица!  
- А-а-а, точно! Рыба – это дон Кондор, - умиротворенно заявил Пашка и опять уснул.  
Выждав минут пять, Александр Васильевич снова зашептал:  
- Антон! Тебе надо убрать дона Рыбу!  
- Как убрать?!! – Бухата обалдел.  
- Физически! – настаивал дон Кондор.  
- Оно мне точно надо? А зачем?  
- Рыба собирается ввести государственную монополию на выпуск винно-водочной продукции и продавать спиртное по талонам! Пол-литра в одни руки! Сам понимаешь – надо действовать срочно! – прошептал старший товарищ.  
- Ой, ну ладно, - вздохнул Антон-Бухата. - Раз такое дело… Это же святое, я понимаю. А каспарамид у вас есть?  
- Нет!!! – закричал дон Кондор шепотом. – Не завезли! Они все узнали про рецепт, кто-то донес! Но для тебя я приберег последнюю таблетку, на, держи…  
Тут Александр Васильевич закатил глаза, рухнул под стол и захрапел.  
Бухата тяжело вздохнул, спрятал таблетку в укромное место, взвалил спящего коллегу на плечо и потопал во двор. Однако его неприятности только начинались – вертолета дона Кондора позади избы не было. Кто-то угнал.  
 
***  
Это все, что Бухата запомнил из событий вчерашнего дня, но и этого было вполне достаточно. Теперь надо было решаться.  
Дона Рыбу хорошо охраняли, и относительно свободный доступ к его телу был открыт только в одном месте – в спальне Рыбиной фаворитки доны Каканы. Антон давно протоптал дорожку в будуар красотки, но в последнее время эта гордячка его к себе не приглашала – полюбила Рыбу и дала Бухате отставку. Тем более следовало ее проучить.  
Антон принял немного для храбрости, кликнул Уно и велел подать мечи и свои самые любимые штаны – с сиреневыми бантами на заду.  
- Куда намылился, потаскун?! – закричала Кира.  
- Молчи, женщина! – с достоинством ответил дон Бухата. – Это не то, что ты думаешь!  
- Опять придешь на рогах! Пьяница!!! – не унималась Кира.  
Было что-то очень оскорбительное в этом намеке на рога, но Антон решил, что с сожительницей он всегда успеет разобраться. Сейчас самое главное – дон Рыба.  
Он вышел, хлопнув дверью, и направился к дому доны Каканы. Бухате удалось незаметно проскользнуть в спальню пассии министра. Он залез под кровать и накрылся ковром.  
Через несколько минут в комнате запахло духами и потом – вошла дона Какана. Бухата испугался, что его обнаружат, и решил еще немного пососать из своей бутылочки, чтобы придать себе мужества. И напрасно, поскольку каспарамида у него больше не было. Последнее, что услышал Антон, засыпая, был булькающий тенорок дона Рыбы:  
- Здравствуй, Какашенька, детка моя! Это твоя собачка так храпит?  
 
***  
Трое штурмовиков дона Рыбы с интересом рассматривали бесчувственное тело благородного дона. Бухата опять лежал в луже.  
- Ну и нервы у этих землян! – сказал первый штурмовик с восхищением. – Его бьют, а он спит!  
- Не говори, брат! – отозвался второй. – Я его и так, и этак, а он – хр-р-р!!! Весь кайф поломал, проклятый!  
- Стой! Кажись, глазами лупает…  
- Да не! Почудилось тебе. Дрыхнет без задних.  
- Я тебя разбужу, зараза!!! – крикнул третий штурмовик в сердцах. – Братцы, снимайте с него одежду! Окатим ледяной водой!  
Так в Арканаре был организован первый общественный вытрезвитель.  
 
***  
В кабинете дона Рыбы было тепло и уютно, и Антону, несмотря на его связанные за спиной руки, опять захотелось спать. Заметив это, министр поспешил начать допрос:  
- Ты зачем залез в спальню Каканы, землянин? Только не заливай мне про любовь страстную, Какаша мне рассказала, что вам, алкоголикам, это без надобности!  
- Тебя хотел убить, - честно ответил Антон. Он знал, что с бодуна врать бесполезно – все равно не получится.  
Дон Рыба так хохотал, что у него на камзоле отскочили все застежки.  
- Ну и как? Получилось? – спросил он, отсмеявшись.  
- Похоже, что не очень, - ответил Бухата. – На самом деле земляне не созданы для мокрых дел. Мы отчаянно гуманные и нежные! Вот не то, что некоторые, не буду показывать пальцем! Зачем избивать спящего человека?  
- Штурмовиков можно понять. Бедняги! Намучились они с тобой! Благородный дон Бухата никак не желали просыпаться! – язвительно сказал дон Рыба.  
- В следующий раз надо крутить уши…  
- Следующего раза не будет!!! – раздался голос Киры. Через секунду в кабинете появилась она сама и Уно – оба в металлопластовой броне и со скорчерами. Министр проворно залез под стол.  
- Не тронь моего мужика, Рыба! – закричала Кира.  
- На кой тебе сдался этот алкаш? – булькнул дон Рыба из-под стола.  
- Да, он алкоголик, но хороший муж, удобный! – ответила женщина, пока Уно разрезал веревки и освобождал руки Антона. – Все время дрыхнет, а я занимаюсь своими делами! И вообще, он мой, никому не отдам! Пойдем, мое сокровище, нам пора, - проворковала она нежно, взяв Антона под руку, - Не надо убивать дядю Рыбу! Вертолетик внизу припаркован, отправимся на базу, а потом – домой, на Землю!  
- Это ты угнала вертолет дона Кондора?! – Бухата не верил своим ушам. – Ты же не умеешь водить!  
Кира молча сдернула с головы рыжий парик.  
- Анка… - ошалело пробормотал Антон.  
- Узнал! Наконец-то! А это – сынок наш, Иванушка! – сказала Анка, обнимая Уно за плечи.  
Бухата тихо сполз по стеночке…  
 
***  
Анка и Пашка, очень бледные и прямые, сидели и смотрели на лужайку перед домиком.  
- Паша, поговори ты с ним! – взмолилась Анка. – Со мной он теперь вообще не разговаривает! Никак! Терпит, и все!  
- Сына признал – чего тебе еще надо? – буркнул трезвый и злой Пашка. - Если честно, я тоже не хочу с тобой общаться после всего этого! С друзьями так не поступают!  
- А что я сделала?! Вертолет угнала? Нельзя было позволить Александру Васильевичу управлять транспортным средством в нетрезвом состоянии! А если бы он уснул за рулем? На базу сообщила? По-твоему, я должна была молча наблюдать, как вы спиваетесь?!!  
- Зачем ты рассказала им про рецепт? – простонал Пашка.  
- Ну знаешь! – возмущенно ответила Анка. – Кто-то должен был сообщить нашим ученым, что, если растворить сто таблеток каспарамида в литре эсторского вина с добавлением сушеной селезенки вепря Ы – получается просто убойной силы дурь, никакая фукамизация от нее не спасет! А то они все понять не могли, почему разведчики ведут себя так странно!  
Пашка вдруг поднялся. Анка оглянулась и тоже встала – через поляну к ним шел Антон.  
- Пашка, - сказал он ласково. – Пашка, дружище…  
Павел потянулся обнять друга и тут же отпрянул. От Антона разило… Но это был не перегар – просто одеколон «Тройной». 

Авторский комментарий: Пародия на "Трудно быть богом" братьев Стругацких
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования