Литературный конкурс-семинар Креатив
Рассказы Креатива

Tarnay - Прилежный ученик

Tarnay - Прилежный ученик

 
                                                                                                                      Поскольку всякое государство   
                                              представляет своего рода общение,
                                                 всякое общение организуется  
                                                    ради какого-либо блага  
  
 
Лучи заходящего солнца мягко освещали веранду. Свет скользил по штучному  мрамору, купался в чаше с водой, откуда разбрасывал зайчики по всей вилле. Солнце будто бы уходило за горизонт, и приветливо звало пойти с ним, туда, в далекую даль за морем, где никогда не наступит темнота. Мысли здесь текли так свободно, так легко, что можно было замечтаться.
- Я тебе уже говорил, что ты просто изверг?
Фанес отвлекся от смешивания красок в палитре и с улыбкой взглянул на друга. Тот сидел напротив и едва сдерживал себя от того, что бы просто не уйти – сказалось утомительное многочасовое позирование, и безжалостное солнце, что било прямо по глазам.
- Прости, но ты должен выдержать. Еще пару штрихов, и твой персонаж будет завершен! – он плавно водил кисточкой рисуя что-то, однако Юклид не мог увидеть что именно, огромный холст стоял к нему тыльной стороной. Фразу про пару штрихов он слышал примерно час назад. От сидения в позе задумчивого мыслителя уже онемела спина, и конкретно болели руки.
- Так, все, я больше не могу – он резко встал, из-за чего в глазах внезапно потемнело. Юклид пошатнулся, но остался стоять на ногах – о-о-о-х…
От негодования, художник было закусил нижнюю губу, но тут же успокоился, вспомнив , сколько всего часов пришлось выдержать его натурщику.
- Эх, ладно, походи немного. Я понимаю, тяжело, но до полного захода солнца мы должны закончить.
Никогда еще Фанес не был так требователен. Каждая деталь образа героя Юклида должна быть безупречной. Каждый штрих, каждый блик на перстне и каждая складка на тунике должна абсолютно точно передавать характер персонажа. Ради этого, он заставил друга отрастить огромную бороду, которую тот просто терпеть не мог, и каждый день перед закатом приходить на виллу. Третью неделю подряд, Юклид сидел и терпел невыносимое солнце, пока Фанес колдовал над холстом. Теперь он, будто танцуя, отошел в сторону, и с гордостью представил почти завершенную картину другу. На несколько секунд на вилле повисла тишина, нарушаемая только криками белобоких чаек и мурлыканьем волн.
- Хоть я и не большой ценитель искусства – улыбнулся он в свою бороду – но я восхищен. Как ты ее назовешь?
Такая похвала необычайно взбодрила Фанеса. В последнее время он боялся, что Юклид просто откажется от работы. Искусство он не понимал, и во время совместных походов по галереям нередко позволял себе зевнуть во весь рот. Фанесу пришлось долго уговаривать друга, ведь тот совсем не понимал, почему нельзя рисовать с фотографии, или сделать голограмму, которая не шевелилась бы хоть целый день. Но после долгих разговоров на этой самой веранде, рассказов как важен художнику зрительный контакт, и прочего, Юклиду пришлось выкинуть белый флаг.
- "Аристотель и прилежный ученик: суть человечества"!
На холсте был изображен уставший Аристотель, который сидел в задумчивости на заднем плане. Правую руку с перстнем он едва поднес к бороде, а левой почему-то так сильно сжал полы своей тоги, что костяшки пальцев выглядели бледными. Учитель приятно улыбался вслед ребенку, а тот с блеском в глазах рассматривал небольшую геоцентрическую модель вселенной. Всю картину освещали ясные, теплые лучи не то заходящего, не то восходящего солнца. Мальчика нарисовать было нетрудно, сын соседа с радостью согласился позировать. Ученик был нарисован за пару-тройку дней, но образ учителя дался с большим трудом.
- Расскажешь завтра на презентации, в чем эта самая суть состоит – он было потянулся за тем, чтобы снять перстень, но Фанес его остановил.
- Я еще не закончил. Пару штрихов на твоем перстне и мантии, и ты свободен.
Давай, давай, не ной!
Юклид закатил глаза. Снова. Этот горе художник просто издевается. И почему его так любят во всем полисе? На каждую выставку приходит так много людей, что в галерее перед некоторыми картинами бывает не протолкнуться. Особенно когда сам автор устраивает показы. И вот он стоит в грациозной позе, прицеливается кисточкой, напевает что-то под нос, и в его необычных ореховых глазах горит явный азарт. Юклид устало поплелся на лавку и, отыскав в себе все мужество и силы, перевоплотился в усталого философа, мудрого учителя, так довольного своим учеником. Да, между ними было очевидное сходство.
 
Фанес сидел на площади и разглядывал здание галереи. Это строение было почти полностью разгромлено во время бунтов далекого 2034 года. Пока восстания не подавили, от него только и оставалась груда мусора, а потом было решено восстановить его по старым чертежам. Так много стекла, необычная форма, чем-то напоминающая огромный парус, таких сейчас не строят. Не удивительно, что даже поначалу в нем была галерея. К сожалению, все экспонаты старой галереи были либо уничтожены, либо растащены бунтовщиками. Сейчас у здания выстроилась длинная очередь – вход в галерею закрыт, пока выставка не начнет работу. Фанес успел насчитать примерно шестьдесят человек, притом до открытия еще остается почти полчаса. Спешить было некуда, и Фанес решил прогуляться по площади.
Он встал с лавочки и подошел к большому фонтану. Еще один экземпляр старины. До 30-х по всему городу подобных было множество, о чем с удовольствием расскажет каждый гид, но уцелел только этот. Вокруг фонтана в брущатке были видны плиты с именами знаменитых людей государства. Вот Вазилис Костаки, первый архонт восстановленного полиса, правее от него Ментор Аркас, известный философ и политик. Писатели, поэты, спортсмены и киноактеры, причем не только времен политии. Но ни одного художника, что странно. Раздумья Фанеса прервал звонок мобильника. Звонил Юандрос, хозяин галереи. Пришли какие-то нахальные журналисты, мешают работать и настоятельно требуют взять интервью у художника. "Ну, что ж – подумал он – времени достаточно, почему бы не сказать пару слов для популяризации искусства?". Фанес положил телефон во внутренний карман пиджака, и зашагал к галерее.
Юклид с интересом разглядывал недавнюю картину Фанеса. "Аристотель и прилежный ученик… суть человечества"… и в чем она? Жаль автор все еще дает интервью. Он глянул в дальний конец зала, где проходит допрос художника. Тот все еще продолжал красочно рассказывать что-то про свое творчество. Он постоянно жестикулировал, и постоянно поправлял свою непокорную прическу. Наверное, раскрывает глубинный смысл картин. "Ну и ладно – подумал Юклид – подожду, пока закончит, и спрошу что же с этой сутью". Вокруг ходили посетители – в галерее было не протолкнуться. Наверное, Фанес самый популярный художник во всем полисе. Разглядывая картину, он задумчиво провел рукой по гладкому подбородку и невольно растекся в улыбке. Наконец-то без этой ужасной бороды. Пока он радовался возвращению своего обычного облика, к нему подошла пара посетителей. Юклид обернулся к ним. 
- Архонт Офелос, мое почтение – он приветливо улыбнулся – Рады вас видеть сегодня вечером. Вы сегодня с супругой? Добрый вечер.
Жена архонта кивнула в ответ. 
- Да,– ответил тот – мы любим иногда выбираться на культурные мероприятия. Художник Фанес еще занят?
- Как видите, дает интервью. Уж очень его любят журналисты
- Ну, тогда дадим ему немного времени – произнесла супруга архонта – меня очень заинтересовала эта картина. Это вы ему позировали?
- Да, я. Борода, к слову, была настоящая.
- Художники – хмыкнул архонт – всегда хотят, что бы все было по-настоящему. Не зря Фанес связал Аристотеля и суть человечества – вся наша мировая форма правления, полития, основана на его учении.
Пока архонт рассказывал, что, по его мнению, изображено на картине, Фанес наконец-то освободился.
- Добрый вечер! – произнес он, и пожал руку Офелосу – Архонт, мадам Делия, рад снова видеть вас на моей выставке.
- Благодарю – произнесла она – Вы великолепный художник. 
- Наш младший сын так увлекся вашими работами, что решил поступить в художественную школу. Быть может он станет вашим учеником?
- Не исключено – улыбнулся Фанес – Я вижу, вас заинтересовала эта картина? Я считаю ее самой удачной из всех, что вы тут видите.
- Фанес, ты не мог бы объяснить смысл этой картины? – произнес Юклид – Думаю, нам всем было бы интересно узнать, что художник вложил в холст.
- Разумеется – ответил тот – Картина называется "суть человечества", поскольку на этой картине ребенок это аллегорический образ всего мира. Он неопытен, юн, любит шалить. Вы можете заметить в углу картины на полу осколки амфоры. Это он разбил, но разве можно винить того, кто учится и всего не понимает? Сидящий позади Аристотель это образ всемирной мудрости, он ведет ребенка по жизни. Теперь его ученик начал исправляться, он разглядывает геоцентрическую модель вселенной – передовую на то время. Ребенок радует учителя своими знаниями и усердностью к обучению, и Аристотель смотрит на солнце, на светлое будущее.
Теперь Юклид понял, что же имел в виду Фанес под "сутью человечества". Ребенок… да, и правда, хитро. Но одна деталь все еще волновала его.
- Но почему Аристотель сжимает так сильно полы своей тоги?
- Он волнуется – объяснил Фанес – переживает за своего ученика. Кем он будет? Что ждет его там, в будущем? Последует ли он по пути блага?
- Интересная трактовка – сказал архонт переведя взгляд с холста на автора – Дорогая Делия, ты все-таки права. Господин Фанес и правда уникальный художник.
 
После презентации новых картин и длительной раздачи автографов Фанес чувствовал себя чертовски уставшим, но, тем не менее, счастливым. Покинув галерею, он заказал по телефону воздушное такси – от центра полиса к морю это самый быстрый способ. Использовать наземный транспорт не хотелось, так как из лабиринта городских зданий дорога могла затянуться на пару часов. Фанес стоял на площади, когда перед ним приземлилось одноместное такси. Попрощавшись с Юклидом, он запрыгнул внутрь, и такси быстро помчалось над вечерним городом. Огни, огни повсюду. Целое море огней, там внизу. 
Потихоньку художника начало клонить в сон. Ему снилось, что сидит он на одной лавочке с Аристотелем, и наблюдает за золотоволосым ребенком, который играет с металлической моделькой. Он взглянул на солнце. Да, это оно. Светлое будущее - мир, куда никогда не придет темнота. В сон внезапно вклинился какой-то резкий, неприятный звук. Что-то похоже на писк. Внезапно его сильно тряхнуло и послышался удар.
 
Фанес проснулся, лежа в спасательной капсуле. Болело все тело, наверное из-за падения. Если исходить из того, что раздался писк - вероятно что-то случилось с такси. Он поднял дрожащую руку и дотянулся до копки на панели управления. Капсула распахнулась. Едва выбравшись, Фанес не устояв на ногах, свалился на железный пол. Он тяжело дышал, в голове стоял сильный туман. Отдышавшись, он попытался осмотреться. Капсула упала на какое-то служебное здание, и пробив потолок застряла в полу. Мало того, что такси внезапно упало, так еще и парашют не раскрылся. Внезапно он услышал топот ног. К нему приближалось несколько человек в белых защитных комбинезонах.
- Как он сюда попал? Давай бери его под руки, иначе сейчас будет совсем плохо.
Белые комбинезоны? Каски с большими защитными наушниками? Неужели?
-Да поднимайся ты. ЖИВЕЕ! – кричал один, пытаясь поставить Фанеса на ноги. Однако это ему не удалось. Подхватив его под руки, они бесцеремонно тащили его к двери в конце коридора. Часть стены коридора была стеклянной, и за ней находились ряды контейнеров с безжизненными манекенами внутри. К каждому подходит множество трубок, проводов. При виде того, что находилось за стеной, Фанеса начали подталкивать сильнее, хотя он и едва переставлял ноги. Чем-же могут навредить простые пластиковые фигуры ? Или это совсем не манекены?
Внезапно раздался звук электрического разряда. Он начал нарастать, и отовсюду послышались стоны. Вскоре электрический гул стал сильнее, и теперь Фанес слышал только крики. Сотни голосов, сливались в жуткую какофонию. Голоса кричали что-то несвязанное. От крика Фанес упал и закрыл уши руками. Кричали люди. В этом жутком хоре слышались обрывки слов.
Рабочие втащили Фанеса в комнату, и небрежно опустили его на пол. Дверь закрылась, и голоса умолкли, но голова все-еще звенела. Фанес лежал на полу, сил подняться не было. Постепенно, в глазах начало темнеть. Последнее, что он слышал это слова:
- Я же тебя знаю! Ты художник…
 
Фанес проснулся в своей кровати. Неделя прошла, а до сих пор его мучают кошмары. Безумные крики бунтовщиков все еще вламываются в сны. Как только люди работают на электростанциях? Юклид ему потом объяснил, что его такси было неисправно, и спасательная капсула приземлилась прямо на электростанцию. Такое слушается раз на миллиард! Когда-то Юклид, как физик, рассказывал что на электростанциях, энергию собирают, каждый час, отчего все работники ходят в наушниках. Дьявольски болезненный, но эффективный и дешевый способ добывать электричество.
Фанес помнил, как появились такие электростанции. Фактически тогда же родилась полития. Когда начали иссякать запасы нефти и газа, государства пытались держать все под контролем. Но не получилось. Волны бунтов прокатились по всему миру. Всемирная гражданская война, или просто Большой бунт. Люди, не желавшие верить государству, выходили на улицы и жгли все что видели. Это было почти тридцать лет назад. Про бунты рассказывал отец Фанеса. Говорил, что это были три самых страшных года его жизни. Все бунты вскоре были подавлены железной рукой, а виновники заключены. Казалось, пришла катастрофа. Когда тюрьмы были переполнены бунтующими, один не обремененный совестью ученый нашел способ добывать электроэнергию из людей. Идеальная замена: ни тебе загрязнения, и хватает дольше. Спустя пару лет практически все тюрьмы стали электростанциями. Поначалу, это невероятно пугало, и повсюду ходили защитники прав человека, как говорил отец, но потом они решили, что свет лампочки дороже жизни всех преступников вместе взятых. Люди, затеявшие бунт до сих пор там. Они стали первым булыжником в фундаменте, на котором стоит современное государство.Они люди – да, члены общества – нет. А если ты не член общества, то и прав у тебя нет. Полития это никогда не скрывала. Фанес еще со школы знал откуда берется электричество, и об этом знают все жители. Он просто не представлял, что это настолько ужасно.
Фанес встал с кровати, и пошел на веранду. Он сел на лавочку и осмотрелся.
Тот самый беспорядок, то самое солнце светит, те самые чайки кричат над морем. Светлое будущее. Но пойдут к нему не все. Полития – власть большинства, а меньшинством можно пренебречь. Но меньшинством ли? Даже сейчас преступники отправляются на электростанции, и никто точно не знает сколько их там. Ходят слухи, что на нижних уровнях электростанций есть целые поселения людей - смена тем, которые сейчас в контейнерах. Кто-то говорил, что на них для подавления воли используют гипноз.
 Бороться за свободу бунтовщиков нет смысла. Когда-то мне рассказывали про группу сената, которая пыталась отменить электростанции, но их не выслушали. Другие хотели силой взорвать одну из построек. Думаю, их сейчас используют как батарейки в каком-нибудь здании, и они видят, как вокруг снуют люди в белых комбинезонах. А сделать ничего не могут.  
Борись за них, и ты потеряешь все. Либо будущее блестящего художника, слава, почет, поклонники и большая табличка на площади у фонтана, либо просто темнота. Что ты выберешь: свои мечты, или исполнение морали, которая давно ни в каких книгах не числится? На планете не осталось ресурсов, и теперь мы используем в электропроводке человеческие души.  
 

Авторский комментарий: О политике, политии, Аристотеле и искусстве
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2019. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования